Valhalla  
вернуться   Valhalla > Дневники > Krum-Bum-Bes
Регистрация


Оценить эту запись

Гоблины. История 4 (продолжение).

Запись от Krum-Bum-Bes размещена 30.10.2014 в 18:56

– А Глуфу известно что-нибудь о ваших «приключениях»? – спросил я.
Снюф насторожился.
– Так мы это… не говорили, – растерянно прохрюкал он.
– Так может, расскажете, как вам было весело?
– Наверно, не надо рассказывать, – осторожно предложил Нюм. – Зачем?
– Что рассказывать? – спросил возникший словно ниоткуда Цуп.
– Да так, ничего… – втягивая голову в плечи и стараясь придать себе беззаботный вид, сказал Снюф.
– Чуф собирает, – коротко объявил он и исчез.
Гоблины взглянули на меня, как бы прося о понимании, и кинулись ему вслед. И не надеясь, что поспею за ними, я остался на месте.
Через некоторое время они вернулись и рассказали, по какому поводу их созывал шаман. Несколько молодых гоблинов обнаружили в дальнем лесу удивительный гриб. Гриб этот людям неизвестен, встречается он очень редко, приблизительный перевод его названия с гоблинского языка – «козлиный чих». С виду он похож на обыкновенный дождевик, или, как его называют в народе, волчий табак. Но козлиный чих обладает полезными, с точки зрения гоблинов, свойствами – он оказывает сильное наркотическое действие, даёт необыкновенный всплеск энергии и многократно усиливает все чувства. Вызывает этот гриб и побочный эффект. Во всяком, кто вдохнёт его споры, пробуждается амок – неконтролируемая, дикая ярость, и он принимается остервенело кидаться на всех без разбора. Поэтому козлиный чих употребляется гоблинами только вместе с противоядием, которое шаман готовит из местных трав, собираемых в определённое время года. Противоядие это ослабляет действие спор гриба, но и эффект неконтролируемой ярости исчезает. Именно при помощи козлиного чиха гоблинам удалось прогнать из стойбища свору Гвярра. После этой битвы запас его у шамана закончился.
– Что же вы этот ваш чудо-гриб сразу же не собрали? – спросил я.
– Собирать его только шаман может, – отвечал Гук. Если несколько спор вдохнуть, может беда случиться. А ну, как они нанюхались бы козлиного чиха да перебили друг друга.
– Да и не созрел он ещё, – добавил шаман. Только припадок злобы вызывает, а силу не даёт. За козлиным чихом только теперь идти можно.
– Да и то, хоть и шаман он, хоть и знает, как правильно этот гриб срывать, чтоб споры не разлетелись, хоть и имеется у него противоядие, а всё равно один не пойдёт. Все мои охотники с ним в дальний лес пойдут. Если надо, охранять будут.
– Я пойду с вами.
– Тебе нельзя с нами в дальний лес идти, – возразил Гук, – ты, человек, медленно ходишь, шум поднимаешь, зверя пугаешь. Нам сильно мешать будешь.
– А я по две банки тушёного мяса возьму. На каждого.
Мне кажется, здесь и крылась причина того, что гоблины решили сообщить мне о предстоящей экспедиции.
– Выступаем завтра с утра из стойбища.


Путь к стойбищу уже не составлял для меня такого труда, как это бывало раньше. При помощи финского тесака леуку я прорубил дорогу сквозь непроходимые заросли. Хотя «дорога» – это уж слишком: просто кустарник, прореженный по определённому маршруту. Чтобы не вызывать подозрение у местных, я устроил так, что прореженный кустарник начинался не сразу со стороны болота – первое время всё равно приходилось продираться через заросли, однако уже через несколько метров путь становился гораздо легче. Пробравшись по привычному коридору, я оказался в стойбище «Пастушья сумка», где меня уже ожидали гоблины в полном вооружении – в руках они держали деревянные копья, у каждого за плечом был берестяной короб с камнями, а пращи были завязаны вокруг пояса, на манер ремней. Кроме того, у каждого за поясом-пращой имелась крепкая дубинка.
Что до меня, то моя экипировка состояла из лёгкого, но необыкновенно тёплого спального мешка, рюкзака с провиантом, который я обещал гоблинам, фонаря, леуку, да норвежского ножа на поясе. Не смотря на нытьё и уговоры Нюма, рюкзак с едой навьючили на Гнуфа, который был здоровее остальных.
Экспедиция состояла из шамана Чуфа, Цука – одного из молодых гоблинов, обнаруживших грибы, который должен был показывать дорогу и охотников из отряда Гука, за исключением Кутюпа и Цупа, которых оставили стеречь стойбище.
Путь к месту, где был обнаружен козлиный чих, занимал два дня, причём весь второй день требовалось идти через лес. Чтобы пробраться к нему незаметно для людей, идти нужно было по берегам озера, двигаясь сквозь заросли осоки. Маршрут этот был неудобным, но зато неприметным. Его неоспоримым преимуществом было то, что нам требовалось пересечь только одно открытое место – широкое капустное поле (на этом поле планировалось также пополнить запасы продовольствия). Но переход через него, по нашим расчётам, придётся на сумерки, а сразу за полем начинается лес, где мы и собирались встать на ночёвку. Затем оставалось пройти по лесу к грибам, которые и были целью нашего путешествия. Сложность состояла лишь в том, чтобы не попасться на глаза никому из людей – грибной сезон был в самом разгаре, – но Гук объяснил мне, что путь наш лежит через такие места, по которым грибники не очень-то и ходят, а спрятаться в лесу гоблины, в случае чего, сумеют быстрее, чем люди успеют что-либо заметить.


Мы отправились в противоположную от моего дома сторону, всё дальше и дальше углубляясь в кустарник. Миновали ручей. Несколько минут тяжёлого перехода, и мы вышли к озеру. Мы двигались вдоль высокого, поросшего осокой, берега. К запаху тины и гниющих водорослей примешивался запах гари – несмотря на осеннюю пору, торфяные болота вновь начали гореть. По земле покатилась вторая волна лесных пожаров – когда пламя вспыхивает не от засушливой жары, а по вине людей, выходящих в леса за грибами и ягодами. Где-то вдалеке жалобно крикнула чайка. В прибрежной траве ветер нашёптывал печальные сказки ушедшего лета. Тут и там, на берегу встречались перевёрнутые днищами вверх рыбацкие лодки.
Идти сквозь осоку было легче, чем я ожидал – прямо по берегу проходила узкая, но твёрдая тропа. Закурив, я беззаботно шагал в окружении гоблинов, которые то шли гуськом впереди меня, то рассыпались и принимались вынюхивать что-то в зарослях осоки, рыская взад и вперёд. Внезапно Гук остановился и жестом приказал всем замереть. Я стал прислушиваться, силясь понять, что заставило старого гоблина остановиться, но до ушей моих долетал лишь шорох ветра, да грустные крики чайки. Между тем гоблины, повинуясь сигналу Гука, забились под первую попавшуюся рыбацкую лодку и тихонько притаились под смолёным дощатым днищем, окрашенным старой облупленной зелёной краской.
Я по-прежнему ничего не слышал. Наконец где-то вдали послышались шаги. Я ещё раз подивился остроте слуха моих знакомых. Тем временем, навстречу мне вышли два человека.
Это были рыбаки – одетые в грубые брезентовые куртки с засаленными карманами и высокие бродни. Уже подвыпившие, несмотря на утренний час, они несли с собой рыбацкую сумку и самодельную рыболовную сеть, сплетённую из волокнистых жёлтых нитей. Сеть их казалась грубой и невероятно тяжёлой.
Я с ужасом обнаружил, что направляются они к той самой лодке, под которой укрылись гоблины. Нужно было срочно что-то придумать, чтобы их отвлечь.
В полной растерянности я подбежал к лодке и уселся на её широкое днище. Мужчины подошли к ней и уставились на меня. Они, в свою очередь, тоже несколько опешили. Несколько мгновений мы молча смотрели друг на друга. Я не нашёл ничего лучше, как нарушить молчание и спросить:
– Это ваша лодка?
– А ты что, инспектор какой? – был ответ.
– Н-нет, – сказал я. В воздухе повисло напряженное молчание.
– Так может, сойдёшь уже?! – недовольно спросил черноусый дядька в замасленной кепке.
– Да, конечно, – сказал я. – Но вы не могли бы… на некоторое время отойти и отвернуться. Мужчины начинали сердиться.
– С чего это?
– Понимаете… – неуверенно начал я. – Там, под лодкой, у меня… девушка. Она стесняется. Мы были вдвоём. Она услышала ваши шаги и спряталась под лодку. И если бы вы дали ей спокойно выйти и одеться…
– Х-хех! – обрывая меня, хрипло усмехнулся второй рыбак – голубоглазый, с редкими рыжими волосами и красным лицом, изъеденном глубокими рытвинами. Он залихватски тряханул головой и, не удержавшись, зашёлся в приступе кашля.
– Что предложишь? – спросил черноусый, мрачно ухмыляясь.
Взгляд мой упал на рюкзак, брошенный Гнуфом.
– Тушёнка. Две банки. Отличное мясо – оленина, с Ямала. Здесь не найдёте такое.
– Давай.
Порывшись в рюкзаке, я извлёк две банки тушёнки и вручил их черноусому. Но рыбаки, получив обещанную плату, и не думали уходить. Вместо этого они уселись на прибрежных валунах, достали и откупорили банку тушёнки, вытащили хлеб, водку и, налив по полстакана, выпили, не чокаясь. Затем они уставились прямо на лодку.
– Мужики, мы же, вроде, договорились, – пробормотал я. – Я вам две банки, а вы уходите на две минуты.
Черноусый в ответ промолчал, а рыжий, придя от водки в весёлое расположение духа, затараторил с характерным деревенским выговором.
– Эт ты, мил человек, за то с нами рассчитался, что лодочку нашу с барышней своей попользовал. Мы на ней, понимаешь, за рыбкой ходим, а ты непотребства всякие вытворяешь. Не годится это, а? – Он хитро подмигнул мне с видом человека, высказавшего какую-то особо мудрую мысль. – Вот теперь хотим на кралю твою посмотреть, в глаза ейные бесстыжие взглянуть. – Он махнул ещё полстакана, протянутых черноусым, закусил тушёным мясом и удовлетворённо крякнул. – А то что же это получается? Приглядевшись, я увидел, что руки обоих рыбаков испещрены тюремными перстнями.
– Ну, хотите, я с вами ещё тушёнкой поделюсь.
– Девкой своей поделишься, – глядя на меня исподлобья, то ли в шутку, то ли всерьёз, произнёс черноусый сквозь пелену пьяной дури. Рыжий, закосев, уже завозился со своей ширинкой.
– Послушайте… я не ищу приключений. – Я сделал шаг вперёд.
– Ну, дальше что? – проговорил черноусый, ухмыляясь. – Драться с нами будешь? С этими словами он извлёк из сумки топор и мрачно двинулся на меня. Сухо лязгнуло лезвие выкидного ножа в руках рыжего.
Я сохранял хладнокровие. На моём поясе висел леуку. Но, какими бы отвратительными ни были эти пьяные браконьеры, а поножовщину из-за гоблинов мне разводить не хотелось, да и сами гоблины, в случае чего, без сомнения пришли бы мне на помощь. Вместе с тем, надежды на то, что конфликта удастся избежать, оставалось всё меньше.
Вдруг лодка, как была – днищем кверху, приподнялась, словно на воздушной подушке. Неуклюже покачиваясь, она отъехала на несколько шагов назад и, набрав скорость, налетела на обалдевших ханыг. Черноусый полетел на спину, треснулся затылком о камень, охнул и растянулся на земле. Рыжий неловко завалился на бок, и запутался в штанинах. Лодка вновь отъезжала назад, набирая разбег. Голова черноусого оказалась крепкой, – он медленно поднимался, потирая затылок. Его товарищ, всё ещё барахтаясь в свалившихся брюках, потерял над собой контроль и верещал от страха. А лодка, взяв хороший разгон, словно сошедший с рельс электровоз, снова устремилась на пьяниц. Отступая, черноусый выставил руки вперёд и испуганно забормотал:
– Э-э-э, девка. Ты чего… Брось дурить-то. Мы же… в шутку это.
Лодка неумолимо двигалась на него. Потеряв самообладание, черноусый завопил:
– Уйми ты её! Да нешто она у тебя двужильная!?
Дав изящный крен, лодка сделала разворот и смахнула незадачливых сластолюбцев с крутого берега. Мягко раздвинулась высокая прибрежная трава, пьяные браконьеры кувырком полетели в воду, и травяной занавес плавно закрылся за ними. А лодка вновь разбежалась и тяжело врезалась в огромный валун. Борта её жалобно застонали. Набирая разбег, лодка снова и снова с треском таранила скалу. Наконец она, она не выдержала и развалилась пополам. Оказавшись на свободе, гоблины кинулись к сумке, оставленной ханыгами и изодрали её в клочья. Здоровяк Гнуф схватил топор и в несколько мгновений изрубил в щепу остатки лодки. Обнаружив ещё две непочатые бутылки с водкой, гоблины разбили их о камни и изорвали когтями рыболовные сети.
– Давайте-ка убираться отсюда, – предложил я. Мы кинулись наутёк, а вслед нам ещё долго неслись вопли браконьеров, обмазанных тиной и барахтавшихся в прибрежном иле.

Возможно, продолжение будет...
Размещено в Без категории
Просмотров 676 Комментарии 4
Всего комментариев 4

Комментарии

  1. Старый комментарий
    аватар для Игльм
    Кровищи мало...как для фэнтези.
    Запись от Игльм размещена 30.10.2014 в 21:28 Игльм вне сайта
  2. Старый комментарий
    аватар для Krum-Bum-Bes
    Я очень осторожно отношусь к таким вещам. Хотя у того же горячо любимого мной Говарда (Роберта Говарда, не Говарда Лавкрафта) кровищи, переломанных костей и мяса более, чем достаточно.
    Запись от Krum-Bum-Bes размещена 02.11.2014 в 09:54 Krum-Bum-Bes вне сайта
  3. Старый комментарий
    аватар для Игльм
    Фэнтези - довольно сложный жанр, в том смысле, что это своеобразное литературное гетто. Из которого пробиться очень-очень сложно.
    Позволю, себе заметить, что у вас выходит как будто Пришвина, заставили писать в этом жанре. Взять вот это:
    Цитата:
    Огромное существо, веками обожествляемое полудикими гоблинскими племенами, покидает свою мрачную обитель, окружённую вековыми соснами, стволы которых покрыты лишайником и гниющими водорослями. Ползком на брюхе, оно неуклюже проберётся по дну небольшого узкого ручья, ведущего в озеро Кубенское. Затем долго, прилагая огромные усилия, будет оно двигаться по песчаному мелководью, встречать на своём пути маленькие острова тростника, над которыми вьются чайки и утки-поганки, ночевать в донных ямах, поросших водяной травой. Выйдя на глубину, где ходят небольшие рыбацкие пароходы и усталые ржавые баржи, оно направится к истоку реки.
    Я честно говоря думал, что это описание лежанки бобра. Все это я к чему, в фэнтези, должно быть или более мрачно, или наоборот, больше юмора и комизма.
    А вы пытаетесь повязать Пришвина и Лавкрафта. И больше - больше фантазии, подключайте свое воображение, ведь фэнтези - это полет для фантазии, в этом жанре границ нет.
    Запись от Игльм размещена 03.11.2014 в 18:47 Игльм вне сайта
  4. Старый комментарий
    аватар для Krum-Bum-Bes
    Спасибо - очень интересные мысли. Фентези - это действительно жанр, выросший и ставший популярным благодаря pulp fiction - рассказам, которые печатались в бульварных журналах из дешёвой бумаги - Strange Stories, Weird Stories, Weird Tales. Большинство серьёзных филологов его не воспринимают всерьёз. Пробиться же куда-либо в литературе вообще очень сложно, особенно сейчас. Для меня это своеобразное хобби. Спасибо за интересный, дельный комментарий.
    Запись от Krum-Bum-Bes размещена 04.11.2014 в 09:22 Krum-Bum-Bes вне сайта
    Обновил(-а) Krum-Bum-Bes 10.11.2014 в 20:42
 

На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +3. Сейчас: 10:24


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.