Valhalla  
вернуться   Valhalla > Славянское братство > История и политика
Регистрация


Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 29.03.2014, 20:48   #1
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 13.112
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 15
По умолчанию Гийом Левассер де Боплан о Крыме и крымских татарах.

В 1651 г. в Европе опубликовано было фундаментальное сочинение французского гугенота, по специальности военного инженера Гийома Левассера де Боплана (1595-1685) «Описание Украины», содержащее массу ценных исторических, этнографических, географических и военно-стратегических наблюдений. Боплан находился долгое время (1632-1648) на службе в Речи Посполитой, в качестве специалиста по картографии и фортификации, под его руководством в 1639 г. отстроена была мощная крепость Кодак, а в 1640 г. Подгорецкий замок. В 1637-1638 гг. он принимал участие в подавлении армией гетмана Конецпольского восстаний Павлюка и Острянина.

Наибольший интерес вызывает рассказ Боплана о Крымском полуострове и населявших его воинственных кочевниках.

О Крыме или стране татар.

«Крым — это большой полуостров на Черном море, расположенный к югу от Московии. Он полон татар, которые его населяют и которые вышли из Великой Татарии. У них есть царь, который называется ханом и находится в зависимости от султана турецкого. Это те самые татары, которые так часто делают набеги на Польшу и Московию в количестве, достигающем иногда до 80 000 человек; они сожигают и опустошают все, что встречается на пути, и приводят иногда в свою страну от 50 000 до 60 000 русских пленников, где и продают их для работы на галерах, ибо народ этот живет лишь грабежом...

[Далее следует описание крупнейших городов Крыма]....


Генеральная карта Украины, выполненная Бопланом для рукописного
атласа Фридриха Гетканта. 1639 г. Военный архив Стокгольма.


Коснувшись страны татар, мне кажется не лишним сказать несколько слов относительно их обычаев, образа жизни, ведения войны, порядка, какого они держатся во время похода, при нападении на неприятельскую землю, и как они совершают отступление до пустынных степей.

Татары, родившись, остаются несколько дней слепыми, не имя возможности открыть глаз, подобно щенкам и другим животным. Они не высоки ростом: самые высокие из них не превышают нашего среднего роста; они скорее малого роста, чем большого, но коренасты, с очень крупными членами, высоким и толстым туловищем, широкими плечами, короткой шеей, большой головой; лицо у них почти круглое, лоб широкий, глаза мало открытые, но совершенно черные и широко прорезанные, нос короткий, рот довольно малый, зубы белые, как слоновая кость, кожа смуглая, волосы очень черные и жесткие, как конский волос. Вообще, татары имеют совершенно другую физиономию, чем христианские народы и с первого же взгляда их можно различать.

Ростом и наружностью они походят на американских индейцев с берегов Мараньона или тех, которых называют караибами. Bсе они храбрые и сильные воины, неподдающиеся усталости, легко переносящие перемены погоды, ибо с семилетнего возраста, когда они выходят из своих «кантар», т. е. домов на двух колесах, они не иначе спят как под открытым небом, и начиная с этого возраста им никогда не дают пищу, пока они не собьют ее стрелою. Вот как татары научают своих детей метко стрелять из лука. А когда они достигнут 12-летнего возраста, их посылают на войну. Когда дети находятся в малом возрасте, их матери стараются ежедневно купать их в соленой воде, чтобы сделать их кожу грубее и менее чувствительною к холоду на случай, когда им зимой придется переходить реки вплавь...

Вот как одеваются татары: одежду этого народа составляет короткая рубаха из бумажной ткани, спускающаяся только на 1/2 фута ниже пояса, кальсоны и шаровары из полосатого сукна, или чаще всего из бумажной материи, настеганной сверху; более знатные носят стеганый кафтан из бумажной ткани, а сверху — суконный халат, подбитый мехом лисицы или же куньим высокого сорта, шапку из того же меха, и сапоги из красного сафьяна, без шпор.

Простые татары надевают на плечи бараний тулуп, шерстью наружу, во время сильного зноя или дождя. Вид их в такой одежде, при неожиданной встрече на поле, может привести ужас, ибо их легко можно принять за белых медведей, взобравшихся на лошадей; но зимой, во время холодов, они выворачивают свои тулупы шерстью внутрь, и то же делают с шапкой, сделанной из такой же материи.


Крымско-татарский всадник из альбома фламандского художника
А. де Брюна, содержащего гравюры с типами военной одежды и
снаряжения армии Речи Посполитой. 1578 г.


Они вооружены саблей, луком с колчаном, снабженным 19 или 20 стрелами, ножом за поясом; при них всегда кремень для добывания огня, шило и 5 или 6 сажень ременных веревок, чтобы связывать пленных, которых они могут захватить во время похода; каждый имеет в кармане нюренбергские часы.

Только самые богатые носят кольчуги; остальные же, за исключением таковой, отправляются на войну без особенной защиты тела. Они очень ловки и смелы в верховой езде, но имеют очень дурную посадку, т. к. при коротких стременах ноги очень изогнуты в коленях; сидя на лошади, они походят на обезьяну, взобравшуюся верхом на борзую собаку.

Тем не менее они очень искусные ездоки на лошади и столь ловки, что во время самой крупной рыси перепрыгивают с одной выбившейся из сил лошади на другую, которую они держат за повод, для того, чтобы лучше убегать, когда их преследуют. Лошадь, не чувствуя под собой всадника, переходит тотчас на правую сторону от своего господина и идет рядом с ним, чтобы быть наготове, когда он должен будет проворно вскочить на нее. Вот как приучены эти лошади служить своим господам. Впрочем, это особая порода лошадей, плохо сложенная и некрасивая, но необыкновенно выносливая, т. к. сделать в один раз от 20 до 30 миль возможно только на этих бахматах (так называется эта порода лошадей); они имеют очень густую гриву, падающую до земли, и такой же длинный хвост.



Обыкновенную пищу татар как оседлых, так и тех, которые кочуют, составляет вовсе не хлеб, если они живут не среди нас; лошадиное мясо у них предпочитается говядине или же козлиному мясу; баранины же они вовсе не употребляют; но зарезать лошадь они решаются, не иначе как убедившись, что она очень больна и что нет никакой надежды пользоваться ею. Если лошадь падет сама собой от какой бы то ни было болезни, они не преминут ее съесть, т. к., надо признаться, народ этот не отличается разборчивостью...

Те из них, кто пользуется достатком, как напр. мурзы, т. е. дворяне, и другие, имеющие кобылиц, пьют их молоко, которое служит им вместо вина и водки; конским жиром они приправляют вареные зерна проса, ячменя и гречихи. Ничто у них не пропадает даром; из лошадиной кожи они приготовляют ремни, уздечки, седла, нагайки, которыми они подгоняют своих лошадей, ибо они не носят шпор; все это умеют делать они сами. Те, которые не идут на войну, питаются, сообразно времени года и возможности, мясом овечьим, бараньим, козлиным, куриным и другою живностью (свинины они не едят, как и евреи). Если им удастся раздобыть муки, они приготовляют из нее лепешки, которые пекут в золе; вообще же обычную их пищу составляют: пшено, ячменная и гречневая крупа, каковые сорта хлеба они сами возделывают; потребляют также рис, который привозят. Что касается фруктов, то последних у них мало; но меду находится там вдоволь: они его очень любят и приготовляют из него напиток, но не кипятят его, вследствие чего он причиняет сильнейшие рези в желудке.

Те, которые живут в городах, более цивилизованы; они пекут хлеб, похожий на наш; их обычное питье составляет брага, которая приготовляется из кипяченого проса; этот напиток густой, как молоко, способен опьянять; они пьют также водку, которую привозят из Константинополя. Существует у них также другой напиток, который приготовляют себе бедные, не имеющие возможности покупать брагу. Вот как они приготовляют его: наливают в бочонок коровьего, овечьего или козьего молока, сбивают его и, собравши немного масла, остальное, т. е. сыворотку, сливают в кувшины, что и служит им питьем; но оно быстро окисает, вот почему они приготовляют его почти каждый день.

Вообще, этот народ довольно трезв; с пищей он потребляет мало соли, но много пряностей, между прочим турецкий перец. Татары приготовляют, подобно туземцам Мадагаскора, еще другой род питья, состоящий в том, что отваривают мясо с небольшим количеством соли, не снимая пены, как мы сказали, и когда мясо уварится, сливают бульон; они называют этот бульон «чорба» и когда желают пить, то подогревают его. Когда жарят мясо, то надевают на вертел целую овцу или ягненка, а изжаривши, разрезают на куски, около фута длиною и дюйма в четыре шириной. Вот как питаются эти племена.

Мы уже говорили, как они живут во время похода; расскажем теперь, как они вступают в неприятельскую землю с целью грабежа, пожаров и увода пленников в неволю.



Хан, который считается их государем, получив приказание от султана идти на Польшу, с величайшей поспешностью старается приготовить свои войска, т. е. армию из 80 000 человек, если сам он участвует в походе, в противном случай их армия достигает не более 40 или 50 тысяч человек и тогда начальствует над ними какой-нибудь мурза. Вторжение в неприятельскую землю происходит обыкновенно в начале января, и во всяком случае в зимнее время, чтобы не иметь никаких препятствий в дороге; тогда болота и реки не могут им препятствовать направляться во все места, куда они захотят. Собравшись вместе и сделав смотр, они выступают в поход.

Читателю необходимо заметить, что хотя Крым находится между 46 и 47 градусами северной широты, тем не менее пустынные степи, находящиеся от него на севере, зимой сплошь покрыты снегом до самого марта, что дает татарам возможность смело предпринимать столь отдаленные экскурсии, и т. к. их лошади не кованы, то снег предохраняет им копыта, чего не было бы, если бы земля не была покрыта снегом: затвердевшая земля во время мороза портит им копыта. Самые знатные между ними и зажиточные подковывают своих лошадей бычачьим рогом, который нашивают на ногу при помощи тонкого ремня на подобие дратвы или гвоздей, но такие подковы служат не долго и легко теряются; вот почему они сильно опасаются бесснежной зимы, равно как и гололедицы, когда и наилучше подкованные из их лошадей не могут не скользить. Во время походов они делают небольшие переходы, обыкновенно около 6 французских миль в сутки и двигаются так день за днем, рассчитывая время таким образом, чтобы иметь возможность возвратиться раньше, чем лед начнет таять, и чтобы возвращение их было благополучно.

Так приближаются они к пределам Польши, избирая свой путь по долинам, которых ищут и которые тянутся одна за другою; это делается для того, чтобы быть прикрытыми в поле и не быть замеченными казаками, которые расставлены пикетами в разных местах, чтобы, узнав своевременно об их нападении и их направлении, дать тревогу в стране.

Но татары прибегают к той хитрости, о которой я уже сказал, — избирая свой путь через долины; вечером, останавливаясь лагерем, они по той же причине не раскладывают огней, посылают вперед разведчиков и стараются захватить нескольких казаков, чтобы «добыть языка» от своих неприятелей, причем они прибегают ко всякого рода искусству и хитрости, чтобы застать неприятеля врасплох. Татары идут фронтом по сто всадников в ряд, что составит 300 лошадей, т. к. каждый татарин ведет с собой по две лошади, которые ему служат для смены, как мы уже говорили раньше. Их фронт занимает от 800 до 1000 шагов, а в глубину содержит от 800 до 1000 лошадей, захватывает таким образом более трех или четырех больших миль, если шеренги их держатся тесно; в противном случае они растягивают свою линию более чем на 10 миль.

Это изумительное зрелище для того, кто это видит в первый раз, так как 80 000 татарских всадников имеет более 200 тысяч лошадей; деревья не настолько густы в лесу, как лошади в поле, и издали кажется, будто какая-то туча поднимается на горизонте, которая растет все более и более по мере приближения, наводя ужас на самых смелых; разумеется, я говорю о тех, кто не привык видеть таких полчищ войска за раз. Так движется эта громадная армия, делая через час остановки на 1/4 часа, чтобы дать время помочится лошадям, которые так хорошо выдрессированы, что умеют пользоваться каждою остановкою; татары также сходят тогда с лошадей и совершают тоже самое; затем они садятся на лошадей и немедленно же продолжают путь; все это делается у них по первому свистку.



Приблизившись к неприятельским пределам на расстояние трех или четырех миль, они делают остановку на два или три дня, в нарочно избранной, по их мнению достаточно закрытой местности. Тогда они решают дать передышку и отдых для своей армии, которая располагается таким образом. Они делят ее на три отряда; две трети должны составлять один корпус, треть же разделена на два отряда, из которых каждый образует крыло, т. е. правый и левый фланг. В таком порядке вступают они внутрь страны.

Главный корпус, который на их языке называется кошем, движется плотною массою вместе с крыльями, медленно, но безостановочно день и ночь, давая лошадям не более одного часу для корму и не причиняя никаких опустошений в стране, пока не проникнут на 60 или 80 миль вглубь края. Тогда они начинают поворачивать назад тем же шагом, между тем как крылья, по распоряжению начальника, отдаляются и могут бежать каждое в свою сторону от 8 до 12 миль от главного корпуса, но так, что половина направляется вперед, половина же в сторону.

Я забыл сказать, что каждое крыло, заключающее от 8 до 10000 человек, в свою очередь разделяется на 10 или 12 отрядов, каждый из которых может заключать от 500 до 600 татар, которые разбегаются в разные стороны, нападают на деревни, окружая их и устанавливая вокруг по четыре сторожевых поста, поддерживающих большие огни по ночам, боясь, чтобы никто из крестьян не ушел от них, затем грабят, жгут, убивают всех, которые им оказывают сопротивление, берут и уводят в плен тех, которые им сдаются, не только мужчин, женщин и грудных детей, но также скот, лошадей, быков, коров, баранов, коз и пр.; что касается свиней, то их сгоняют вечером в одно место — в ригу или другое помещение — и затем поджигают строение с четырех сторон: это делают они из ненависти к этим животным....

Они никогда не возвращаются тем путем, каким вошли в страну, но описывают род дуги для того, чтобы лучше ускользнуть от польской армии ибо они никогда не сражаются иначе, как обороняясь, и то только тогда, если уже доведены до крайности. Даже в том случае, если они выходят десять против одного, то и тогда они не решаются напасть первыми, ибо они хищники (так должно назвать этих татар) и являются в Польшу не для того, чтобы сражаться, но с целью грабежа и захвата добычи врасплох.

Когда они встретят поляков, то по большей части, легко побеждаются последними и уходят, но уже не шагом. Наконец, исколесив и ограбив страну и окончив свои набеги, они возвращаются в пустынные степи, которые простираются от границы вглубь на 30 или 40 миль и, чувствуя здесь себя в безопасности, делают большой роздых, восстановляют свои силы, приводят себя в порядок, если они потерпели ущерб при столкновении с поляками.



В течение этого отдыха, который продолжается одну неделю, они собирают вместе всю свою добычу, которая состоит из рабов и скота, и разделяют ее между собою. Самое бесчеловечное сердце тронулось бы при виде, как разлучаются муж со своей женой, мать с дочерью, без всякой надежды увидеться когда-нибудь, отправляясь в жалкую неволю к язычникам мусульманам, которые наносят им бесчисленные оскорбления.

Грубость их позволяет им совершать множество самых грязных поступков, как напр., насиловать девушек и женщин в присутствии их отцов и мужей, обрезывать на глазах родителей детей, чтобы обратить их в магометанскую веру. Наконец, у самых бесчувственных людей дрогнуло бы сердце, слушая крики и песни победителей среди плача и стонов этих несчастных РУССКИХ, которые плачут с воплями и причитаниями. Итак эти несчастные разлучаются в разные стороны: одни идут в Константинополь, другие — в Крым, третьи — в Анаталию и т. д.

Вот, в кратких словах, как совершают татары, менее чем в двухнедельный период свои грабежи и захватывают в неволю более 50 000 человек, и как они обходятся со своими невольниками после дележа, затем, возвратившись на родину, продают их по своему усмотрению....»

Подробнее: http://www.liberty-artvist.com.ua/in...p?topic=3536.0

Обратите внимание, что образованный Боплан не только сравнивает крымских татар с караибами Вест-Индии и аборигенами о-ва Мадакаскар, но и называет захваченных ими пленников РУССКИМИ.
__________________
Кот — животное священное, а люди — животные не священные!

Последний раз редактировалось Klerkon: 29.03.2014 в 22:01.
Сегодня
Реклама

Ссылки от спонсора

Для отправления сообщений необходима Регистрация

опции темы

Похожие темы для: Гийом Левассер де Боплан о Крыме и крымских татарах.
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
О набегах крымских татар на Украину grom Всемирная история, политика 6 05.12.2013 01:23
Тимошенко позвала в свою команду крымских татар. Крымские татары голосуют за Тимошенко. grom Всемирная история, политика 8 23.03.2010 09:38
Тимошенко разоружает Крымских казаков. К арсеналам меджлиса претензий нет grom Всемирная история, политика 0 11.02.2010 23:47


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +3. Сейчас: 12:50


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.