Valhalla  
вернуться   Valhalla > Тематические форумы > Всемирная история, политика
Регистрация


Дерево 5спасибо
  • 5 Автор Klerkon

Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 01.02.2014, 18:52   #1
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 13.150
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 16
По умолчанию «Черная смерть» — катастрофа или предостережение человечеству?

«ЧЕРНАЯ СМЕРТЬ» НАД ЕВРОПОЙ.

В 1346 г. в Восточной Европе разразилась катастрофическая пандемия смертельной болезни, предположительно бубонной чумы. В течение нескольких лет, с 1346 г. по 1353 г., эта неведомая зараза, распространившаяся от Крыма до Испании, и от Сицилии до Гренландии, унесла около 25 млн. жизней, примерно 1/4 населения Европы: http://www.it-med.ru/library/ch/chuma_1.htm

В течение последующих нескольких веков периодически возникали новые эпидемии, в общей сложности за примерно 300 лет чума в странах Старого Света свела в могилу около 75 млн. чел. «Черной смертью» ее прозвали из-за нашествия черных крыс, ухитрившихся за короткий период принести эту страшную эпидемию на обширный континент. Напоминаю, что обычных наших серых крыс-пасюков, родиной которых является Юго-Восточная Азия, вплоть до начала XVIII в. Европа не знала.






Английские гравюры нач. XVIII в., посвященные Великой чуме 1665-1666 гг., унесшей
жизни примерно 100 тыс. чел., что составило около 20% населения Лондона.


Согласно одной из версий, болезнь зародилась в южных теплых странах. Здесь сам климат способствовал быстрому гниению мясных продуктов, овощей, фруктов, да и просто отбросов, в которых копались нищие, бродячие собаки и, конечно, крысы. Болезнь унесла с собой тысячи человеческих жизней, а потом начала странствовать из города в город, из страны в страну.

Среди жертв черной смерти оказался известный флорентийский хронист Джованни Виллани (1274-1348), «Всемирную Хронику» которого после 1348 г. продолжил его младший брат Маттео Виллани, умерший от той же болезни в 1363 г. Вот что сообщает он в своих прибавлениях к сочинению покойного Джованни:

«В 1346 году от благотворного воплощения Христова на небе можно было видеть, что в созвездии Водолея сошлись три планеты, среди которых, по словам астрологов, господствовал Сатурн...

В этом году в восточных странах, в верхней Индии, Катае и других прибрежных провинциях Океана, началась чума среди людей всякого пола и возраста. Первым ее признаком было кровохарканье, а смерть наступала у кого сразу, у кого на второй, на третий день, некоторые же протягивали и дольше. Тот, кто ухаживал за этими несчастными, немедленно заражался и заболевал сам и в непродолжительном времени погибал. При этом у большинства возникало вздутие в паху, а у многих подмышками правой и левой руки или на других частях тела, и почти всегда на теле больного появлялась какая-то опухоль.

Эта чума приходила с перерывами и вспыхивала у разных народов, за год она охватила третью часть света, называемую Азией. В конце концов она добралась до народов, живущих у Великого моря, на берегах Тирренского моря, в Сирии и Турции, близ Египта и на побережье Красного моря, на севере в Руссии, в Греции, в Армении и других странах.

Тогда итальянские галеры покинули Великое море, Сирию и Ромею, чтобы не заразиться и вернуться со своими товарами домой, но многим из них было суждено погибнуть в море от этой болезни. Приплыв в Сицилию, они вступили в переговоры с местными жителями и оставили им больныx, вследствие чего чума распространилась и среди сицилийцев. Когда галеры пришли в Пизу, а затем в Геную, тамошние жители тоже стали умирать от заразы, но не в таком большом количестве. Наконец наступил отмеренный Богом час и всю Сицилию охватило моровое поветрие. Оно рассеялось на побережье и в восточных областях Африки, на берегах нашего Тирренского моря. Продвигаясь постепенно к западу, оно затронуло Сардинию, Корсику и другие острова этого моря.

С другой стороны, называемой Европой, зараза также продвигалась от страны к стране все дальше на запад, расширяя свои владения и в южном направлении, где она принимала более острые формы, чем на севере. В 1348 году чума господствовала во всей Италии, за исключением Милана и предгорий Альп, разделяющих Германию и Италию, где она причинила меньше вреда. В том же году она перебросилась через горы и распространилась в Провансе, Савойе, Дофине, Бургундии, на побережье у Марселя и Эгмора, в Каталонии, на острове Майорка, в Испании и Гранаде.

В 1349 году она дошла на западе до берегов Океана, Европы, Африки и Ирландии, до островной Англии и Шотландии, других западных островов и внутренних земель, свирепствуя почти везде с одинаковой силой, кроме Брабанта, где жертв было мало. В 1350 году чума обрушилась на германцев и венгров, фризов, датчан, готов, вандалов и другие северные страны и народы. И там, где вспыхивала эпидемия, она продолжалась в течение пяти месяцев или пяти смен луны, это известно по опыту многих стран.

Поскольку казалось, что эта губительная зараза передавалась взглядом или прикосновением, многие покидали мужчин, женщин и детей при первых признаках охватившей их болезни. Бесчисленное множество людей могло бы выжить, если бы не лишилось необходимой помощи. Среди неверных стали частыми случаи бесчеловечной жестокости, когда отцы и матери покидали детей, а дети — родителей, брат бросал брата и других близких...

У нас во Флоренции благоразумные люди подвергли осуждению нововведенный многими обычай, захватив с собой все необходимое для привольной жизни, укрываться в уединенных местах с чистым воздухом, где не было опасности заразиться, чтобы обезопасить себя от болезни. Но Божья кара, от коей не спасают запертые двери, настигла их и в этих местах, как всех прочих, не позаботившихся о своей безопасности.



Сандро Ботичелли. «Пир во время чумы». 1483 г. Из серии 4-х картин на сюжеты
«Декамерона», написанных по заказу флорентийского купца Антонио Пуччи.


Многие же другие, обрекшие себя на смерть, услужая заболевшим родным и друзьям, пересилили болезнь, а иные во все время ухода за больными даже не захворали. Тогда многие одумались и безбоязненно стали помогать друг другу и ходить за недужными, из которых многие выздоровели и со спокойной душой могли служить другим.

В нашем городе эпидемия разгорелась в полную силу в апреле 1348 года от Рождества Христова и продлилась до начала сентября того же года. В городе, контадо и дистретто Флоренции без разбора пола и возраста из 5 человек погибло 3 или больше, скорее за счет простонародья, чем средних слоев и верхов, потому что беднякам пришлось особенно худо, зараза распространилась среди них раньше, и помощи они получали меньше.

В целом по всему миру человеческий род уменьшился в такой же пропорции, судя по полученным нами из многих стран и областей известиям. Правда, на Востоке в некоторых провинциях смертность была куда более высокой. Врачам ни в одной стране не удалось найти лекарств или средств против этого смертельного недуга, ни с помощью естественной философии, ни физики, ни астрологии...

От генуэзских купцов, достойных всяческого доверия, мы слышали о том, что произошло в тех странах, в верхней Азии, незадолго до начала эпидемии. Там то ли из земли, то ли с неба появился огненный смерч и, распространяясь на запад, беспрепятственно истребил значительную часть этого края. Некоторые утверждают, что из зловоний издаваемого пламенем, родилось гнилостное вещество вселенской заразы, но за это мы не можем ручаться. Еще нам сообщил один достопочтенный флорентийский францисканец, находившийся во время чумы недалеко от города Мекки, что там в течение трех суток шел кровавый дождь со змеями, отравившими своим зловонием и опустошившими все окрестности. Во время этого ненастья был поврежден храм Магомета и отчасти его гробница...»


(См.: Виллани Джованни. «Новая Хроника, или История Флоренции». М.: «Наука», 1997. Стр. 452-454. Электр. публ.: http://www.vostlit.info/Texts/rus/Vi...phtml?id=10600)

Недавние исследования подтвердили, что изначальный очаг пандемии действительно мог зародиться в 1330-х гг. в пустыне Гоби вследствие резкого изменения климата на планете, назанного позже «малым ледниковым периодом».

Согласно другим данным, ещё в конце XIX в. российский археолог Даниил Хвольсон, исследуя поселения христиан-несториан у озера Иссык-Куль, заметил, что количество могильных камней на кладбище местной общины, датированных 1338-1339 гг., оказалось катастрофически большим. На одном из этих надгробий, существующих и поныне, Хвольсон сумел прочесть надпись: «Здесь покоится Кутлук. Он умер от чумы вместе с женой своей Магну-Келкой».


Христианский надгробный камень, найденный у оз. Иссык-Куль.

Очевидно, переносчиками чумы стали татары, которые старались расширить территории своих завоеваний и в первой половине XIV в. вторглись в Таврию — нынешний Крым. В 1347 г. она появилась в торговом порту генуэзцев Кафе (нынешней Феодосии). Историческая наука располагает сведениями, что золотоордынский хан Джанибек осадил Кафу и ждал ее сдачи. Огромное его войско расположилось у моря вдоль каменной защитной стены города. Можно было не штурмовать стены и не терять воинов, так как без пищи и воды жители, по расчетам хана, должны были скоро запросить пощады. Ни одному судну не разрешал он разгружаться в порту и не давал самим жителям возможности выйти из города, чтобы те не убежали на чужестранных кораблях. Более того, он намеренно распорядился, чтобы в осажденный город напустили черных крыс, которые сошли с прибывших кораблей и несли с собой болезни и смерть.

Но, наслав на жителей Кафы «черную болезнь», Джанибек и сам просчитался. Скосив осажденных в городе, болезнь неожиданно перекинулась и на его войско. Коварной болезни было все равно, кого косить, и она подкралась к татарам, которые брали пресную воду из ручьев, спускавшихся с гор. Умерших воинов было столько, что их не успевали хоронить. Вот что говорилось в отчете нотариуса Габриеля де Муссиса из итальянского города Пьяченцы: «Несметные полчища татар и сарацинов внезапно пали жертвой неизвестной болезни. Всю татарскую армию поразила болезнь, каждый день погибали тысячи. В паху сгущались соки, потом они загнивали, развивалась лихорадка, наступала смерть, советы и помощь врачей не помогали...»


Руины генуэзской крепости в Феодосии.

Не зная, что предпринять для ограждения своих воинов от повальной болезни, хан решил выместить свою злобу на жителях Кафы. Он заставлял пленных из числа местных грузить тела умерших на телеги, отвозить их в город и сбрасывать там. Более того, он приказал заряжать трупами скончавшихся осадные машины и обстреливать ими осажденных. Когда трупы устлали все побережье, их стали сбрасывать в море.

Моряки с кораблей, прибывших из Генуи и стоявших в порту Кафы, невольно перенесли заразу на свои корабли, да к тому же по якорным цепям на корабли забрались и городские крысы. Из Кафы зараженные и неразгруженные корабли отправились обратно в Италию. И там, естественно, вместе с моряками на берег высадились и полчища черных крыс. Затем корабли пошли в порты Сицилии, Сардинии и Корсики, распространяя заразу и на этих островах.

Примерно через год вся Италия — с севера на юг и с запада на восток (включая острова) — оказалась охвачена эпидемией чумы. Особенно свирепствовала болезнь во Флоренции, тяжелую судьбу которой описал в своем знаменитом романе «Декамерон» новеллист Джованни Боккаччо. По его словам, люди замертво падали на улицах, в отдельных домах умирали одинокие мужчины и женщины, о смерти которых никто и не догадывался. Разлагающиеся трупы смердили, отравляя воздух. И только по этому страшному запаху смерти люди могли определить, где лежат покойники. К разложившимся трупам было страшно прикоснуться, и под страхом тюремного наказания власти заставляли делать это простых людей, которые, пользуясь случаем, занимались попутно и мародерством.

Быстрому распространению смертельной заразы способствовала антисанитария, царившая в те годы в Западной Европы как среди людей низшего сословия, так и среди моряков. Лишенные водопровода и постоянных источников очищенной воды, крупные города со скученным населением сделались настоящими «питомниками» чумы. Не следует забывать, что в XIV столетии даже в наиболее экономически развитых европейских странах относительный процент городского населения был крайне незначительным, однако в сельской местности наличие чистой воды и воздуха с лихвой «компенсировались» банальным невежеством и суевериями.

Со временем, чтобы обезопасить себя от заражения, врачи стали надевать специально сшитые длинные халаты, на руки натягивали перчатки, на лицо – специальные маски с длиннющим клювом, в котором находились благовонные растения и корешки. К рукам их были привязаны на шнурках тарелки с дымившимися благовониями. Иногда это помогало, но сами они становились похожи на каких-то чудовищных птиц, несущих несчастье. Их вид был столь ужасающ, что при их появлении люди разбегались и прятались.


Чумной доктор XVII в. в «птичьей маске».

На городских кладбищах не хватало могил, и тогда власти приняли решение закапывать всех умерших за городом, сваливая трупы в одну братскую могилу. И за короткое время таких братских могил появилось несколько десятков. В течение шести месяцев вымерла почти половина населения Флоренции. Целые кварталы в городе стояли безжизненными, а в опустевших домах разгуливал ветер. Вскоре даже воры и мародеры стали опасаться входить в помещения, откуда выносили чумных больных. В Парме поэт Петрарка оплакивал кончину своего друга, вся семья которого в течение трех дней ушла из жизни.

После Италии болезнь перекинулась во Францию. В Марселе за несколько месяцев скончалось 56 тысяч людей. Из восьми врачей в Перпиньяне в живых остался только один, в Авиньоне семь тысяч домов оказались пустыми, а местные кюре от страха додумались до того, что освятили реку Рону и в нее стали сбрасывать все трупы, отчего речная вода сделалась зараженной. Чума, на некоторое время приостановившая Столетнюю войну между Францией и Англией, унесла куда больше жизней, чем открытые столкновения между войсками.

В конце 1348 г. чума проникла на территорию сегодняшних Германии и Австрии. В Германии погибла треть духовенства, многие церкви и храмы были закрыты, и некому стало читать проповеди и справлять церковную службу. В Вене уже в первый день от эпидемии скончалось 960 человек, а потом каждый день тысячу умерших отвозили за город. В 1349 г., как будто насытившись на материке, чума, перекинулась через пролив в Англию, где начался всеобщий мор. Только в одном Лондоне умерло свыше половины его жителей.


Питер Брейгель-старший. «Триумф смерти». 1562 г.

Затем чума добралась до Норвегии, куда ее занес парусный корабль, команда которого вся умерла от болезни. Как только неуправляемое судно прибило к берегу, нашлось несколько человек, которые полезли на борт, чтобы воспользоваться дармовой добычей. Однако на палубе они увидели только полуразложившиеся трупы и бегавших по ним крыс. Осмотр пустого корабля привел к тому, что все любопытные были заражены, а от них заразились работавшие в норвежском порту моряки.

Католическая церковь не могла оставаться равнодушной к столь грозному и страшному явлению. Она стремилась дать смертям свое объяснение, в проповедях требовала покаяний и молитв. Христиане видели в этой эпидемии наказание за свои грехи и денно и нощно молились о прощении. Были организованы целые шествия молящихся и кающихся людей. По Риму по улицам бродили толпы босых и полуголых кающихся грешников, которые вешали себе на шею веревки, камни, стегали себя кожаными плетьми, посыпали голову пеплом. Потом они ползли к ступенькам церкви Санта-Мария и просили у святой девственницы прощения и пощады.

Это безумие, охватившее наиболее уязвимую часть населения, вело к деградации общества, религиозные чувства превращались в мрачное сумасшествие. Собственно, в этот период многие люди действительно сходили с ума. Дошло до того, что папа Климент VI запретил подобные шествия и все виды флагеллянтства. Тех «грешников», которые не хотели подчиняться папскому указу и призывали к физическому наказанию друг друга, вскоре стали бросать в тюрьмы, их пытали и даже казнили.


Никола Пуссен (1594-1665). «Чума».

В небольших европейских городах вообще не знали, каким образом бороться против чумы, и посчитали, что главными ее распространителями являются неизлечимые больные (например, проказой), инвалиды и другие немощные люди, страдавшие разного рода недугами. Утвердившееся мнение: «Это они распространили чуму!» — настолько овладело людьми, что на несчастных (большей частью бездомных бродяг) обратился беспощадный народный гнев. Их изгоняли из городов, не давали пищи, а в некоторых случаях просто убивали и закапывали в землю.

Позднее распространились другие слухи. Как оказалось, чума – это месть евреев за выселение их из Палестины, за погромы, это они, антихристы, пили кровь младенцев и отравляли воду в колодцах. И против евреев с новой силой ополчились массы людей. В ноябре 1348 г. по всей Германии прокатилась волна погромов, за евреями охотились в буквальном смысле слова. Самые нелепые обвинения выдвигались против них. Если в домах собирались несколько евреев, то оттуда их уже не выпускали. Дома поджигали и ждали, когда эти, ни в чем не повинные люди, сгорят. Их заколачивали в бочки с вином и спускали в Рейн, сажали в тюрьмы, спускали на плотах вниз по реке. Однако от этого масштабы эпидемии нисколько не уменьшались.

В 1351 г. преследования евреев пошли на убыль. И странным образом, как по команде, эпидемия чумы начала отступать. Люди словно опомнились от безумия и постепенно стали приходить в себя. За весь период шествия чумы по городам Европы в общей сложности погибла треть ее населения. Но в это время эпидемия перекинулась на Польшу и Россию. Но, к счастью, суровые климатические условия России не дали широкого распространения этой болезни.

Чумные кладбища испокон веков считались проклятым местом, ведь предполагали, что зараза практически бессмертна. Археологи находят в одежде трупов тугие кошельки, а на самих скелетах нетронутые украшения: ни родственники, ни могильщики, ни даже грабители никогда не решались дотронуться до жертв эпидемии. И все-таки главный интерес, заставляющий ученых идти на риск, состоит не в поиске артефактов ушедшей эпохи — очень важно понять, что за бактерия вызвала «черную смерть».



Вроде бы целый ряд фактов свидетельствует против того, чтобы объединять «великую чуму» XIV в. с пандемиями VI столетия в Византии и конца XIX в. в портовых городах всего мира (США, Китая, Индии, Южной Африки и т. д.). Бактерия Yersinia pestis, выделенная в ходе борьбы с этой последней вспышкой, по всем описаниям ответственна и за первую, как иногда ее называют, «юстинианову чуму».

Но вот у «черной смерти» был ряд специфических черт. Во-первых, масштаб: с 1346 по 1353 г. она выкосила 25-30% населения Европы. Ни до ни после болезнь не приводила к столь полному расстройству хозяйственных связей и развалу социальных механизмов, когда люди даже старались не смотреть друг другу в глаза (считалось, что болезнь передается и через взгляд!).

Жертвами чумы стали многие известные личности. Так, от неё погибли Жанна Бурбонская, супруга короля Филиппа Валуа, Жанна Наваррская, дочь Людовика X, Альфонс Испанский, император германский Гюнтер, братья короля Швеции, великие московские князья Симеон Гордый и Иван Красный.

Во-вторых, ареал. Пандемии VI и XIX вв. свирепствовали лишь в теплых областях Евразии, а «черная смерть» захватила всю Европу вплоть до самых северных ее пределов — Пскова, Тронхейма в Норвегии и Фарерских островов.

В-третьих, на распространение заразы мало влияли погодные и климатические условия, и моровое поветрие ничуть не ослабевало даже в зимнее время. Например, в Лондоне пик смертности пришелся на период с декабря 1348 по апрель 1349 г., когда умирало по 200 человек в день.

В-четвертых, вызывает споры изначальный очаг распространения чумы в XIV в. Общеизвестно, что первыми заболели татары, осаждавшие крымскую Кафу (Феодосию). Но вот откуда чума пришла в Крым? По одной версии — с востока, по другой — с севера, т.е. с Поволжья, из Золотой Орды. Русская летопись свидетельствует, что уже в 1346 г. «бысть мор силен зело под восточною страною: и на Сараи, и на прочих градех стран тех… и яко не бысть кому погребати их».

В-пятых, оставленные нам описания и рисунки бубонов «черной смерти» вроде бы не очень похожи на те, что бывают при бубонной чуме: они маленькие и разбросаны по всему телу больного, а должны быть большими и концентрироваться в основном в паху.


Начиная с XVI в. на остров Повеглия венециацы свозили зараженных чумой, оставляя их там
на произвол судьбы. Сегодня почва этого омываемого волнами Адриатики клочка земли на 50%
состоит из останков жертв эпидемий.: http://fotogl.com/content.php/media/...strov-mertvykh


Начиная с 1984 г. различные группы исследователей, опираясь на вышеназванные факты и ряд других подобных, выступают с утверждениями, что «великая чума» не была вызвана бациллой Yersinia pestis, да строго говоря и вообще не являлась чумой, а представляла собой острое вирусное заболевание, подобное геморрагической лихорадке Эбола, свирепствующей ныне в Африке.

Достоверно установить, что же случилось в Европе в XIV в., можно было, только лишь выделив характерные бактериальные фрагменты ДНК из останков жертв «черной смерти». Такие попытки проводились с 1990-х гг., когда исследовались зубы некоторых жертв, но результаты все равно поддавались различной интерпретации. И вот теперь группа антропологов во главе с Барбарой Браманти и Стефани Хенш проанализировала собранный в ряде чумных кладбищ Европы биологический материал и, выделив из него фрагменты ДНК и белки, пришла к важным, а в чем-то и совершенно неожиданным выводам.

Во-первых, «великая чума» все-таки вызвана именно Yersinia pestis, как традиционно и считалось.

Во-вторых, в Европе свирепствовал не один, а по меньшей мере два разных подвида этой бациллы. Одна распространялась из Марселя на север и захватила Англию. Наверняка это была та самая зараза, что пришла через Константинополь, и тут все ясно. Гораздо удивительнее то, что голландские чумные могильники содержат другой штамм, пришедший из Норвегии. Как он оказался в Северной Европе — пока загадка. Кстати говоря, на Русь чума пришла не из Золотой Орды и не в начале эпидемии, как это логично было бы предположить, а, наоборот, под самый ее занавес, причем с северо-запада, через Ганзу.

Но вообще, для определения маршрутов заразы понадобятся гораздо более детальные палеоэпидемиологические изыскания.


Вена, чумная колонна (иначе колонна Святой Троицы), построенная в 1682-1692 гг.
архитектором Маттиасом Раухмюллером в ознаменование избавления Вены от эпидемии.


Другой группе биологов во главе с Марком Ахтманом (Ирландия) удалось выстроить «фамильное древо» Yersinia pestis: сравнивая ее современные штаммы с теми, что были найдены археологами, ученые сделали вывод, что корни всех трех пандемий, в VI, XIV и XIX вв., растут из одной и той же области Дальнего Востока. А вот в той эпидемии, которая разразилась в V веке до н. э. в Афинах и привела к закату афинской цивилизации, Yersinia pestis и в самом деле неповинна: то была не чума, а тиф.

До сих пор ученых вводило в заблуждение сходство между описанием афинской эпидемии, составленным Фукидидом, и отчетом о константинопольском моровом поветрии 541 г. н. э., принадлежащим перу Прокопия Кесарийского. Теперь ясно, что последний просто подражал первому.

Да, но в чем же тогда причины неслыханной смертности, принесенной пандемией XIV века? Ведь она на века затормозила прогресс в Европе. Быть может, корень бед надо искать в цивилизационном перепаде, случившемся тогда? Города бурно развивались, население выросло, коммерческие связи неслыханно интенсифицировались, купцы путешествовали на огромные расстояния (к примеру, чтобы от истоков Рейна добраться до его устья, чуме понадобилось всего 7,5 месяца — а ведь сколько границ пришлось преодолеть!).

Но при всем этом санитарные представления оставались еще глубоко средневековыми. Люди жили в грязи, нередко спали среди крыс, а те носили в своей шерсти смертоносных блох Xenopsylla cheopis. Когда крысы дохли, голодные блохи перескакивали на людей, находившихся всегда рядом. Но это общее соображение, оно применимо ко многим эпохам.

Если же конкретно говорить о «черной смерти», то причину ее неслыханной «эффективности» можно усмотреть в цепочке неурожаев 1315-1319 гг. Неожиданный вывод, который можно сделать, анализируя скелеты с чумных кладбищ, касается возрастной структуры жертв: большинство из них составляли не дети, как это чаще случается при эпидемиях, а люди зрелого возраста, чье детство пришлось на тот самый великий недород начала XIV в. Вероятно, существенно ослабленные голодовками организмы людей банально не справлялись с непривычной восточной заразой.

Социальное и биологическое переплетено в истории человечества более прихотливо, чем кажется...

Перефразируя известное высказывание журналистки Юлии Латыниной, можно констатировать, что любая пандемия или эпидемия — явление не столько медицинское, сколько «социальное»...

По материалам: http://earth-chronicles.ru/news/2014-02-01-58922
Sölveig, Svrgh, Aliena и ещё 2 пользователей сказали спасибо.
__________________
Кот — животное священное, а люди — животные не священные!

Последний раз редактировалось Klerkon: 01.02.2014 в 20:47.
Сегодня
Реклама

Ссылки от спонсора

Для отправления сообщений необходима Регистрация

опции темы

Похожие темы для: «Черная смерть» — катастрофа или предостережение человечеству?
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
Варг Веум 8 - Чёрная овца LEON2 [Видео Релизы / Video Releases] 0 09.01.2012 03:20
Чёрная армия Российской Федерации Nik Всемирная история, политика 6 05.02.2008 23:30
Цунами вернуло человечеству древний затерянный город deardron Наука 0 15.02.2005 01:24
Катастрофа Dich Klerht Литература 6 24.12.2003 18:25
ЧЁРНАЯ СОТНЯ Ulver Избушка 3 24.12.2002 01:30


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +3. Сейчас: 05:48


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.