Valhalla  
вернуться   Valhalla > Тематические форумы > Всемирная история, политика
Регистрация



Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 03.01.2015, 02:22   #61
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

Германские профессиональные пехотинцы эпохи Ренессанса ландскнехты вошли в мировую историю не столько своими воинскими подвигами, сколько вычурной цветастой одеждой и неслыханно разнузданным поведением.

Хотя ландскнехты считаются «чисто немецким изобретением», разумеется, не остались в стороне от них и Скандинавские страны, особенно частично континентальная Дания. В освободившейся в ходе Реформации от власти Копенгагена Швеции отряды ландскнехтов впервые использовал король Густав I Ваза (1523-1560).


Даниэль Хопфер. «Ландскнехт с женой». 1527 г. Ландснехт-ветеран
вооружен двуручным мечом-цвайхандером, на поясе — короткий
меч-кацбальгер, т. е. «кошкодер».


Слово «ландскнехт» (Landsknecht) — букв. «слуга земли» — впервые употребил еще в 1470 г. придворный хронист герцога Карла Бургундского Петер ван Хагенбах. Изначально оно, по-видимому, означало агента судебной власти, нечто среднее между жандармом и судебным приставом.

Однако первые настоящие отряды профессиональных ландскнехтов созданы были знаменитым «рыцарем-императором» Максимилианом I Габсбургом в ходе войны с бургундскими городами 1482-1486 гг. Целью Максимилиана было — организовать профессиональные отряды пехоты, способные конкурировать с овеянными славой наемниками-швейцарцами. Именно швейцарских пехотинцев он использовал в качестве образца для подражания, однако, поскольку у самих швейцарцев не было ни уставов, ни строевого учения, получилось — нечто вполне оригинальное. Горная и независимая Швейцария еще в XIV столетии была вся милитаризована, и в иные годы до 9-10% швейцарцев нанимались в воюющие армии.

Уже Бургундские войны (1476-1477) показали полное бессилие рыцарской кавалерии против любых хорошо подготовленных построений пикинеров и аркебузиров.


Даниэль Хопфер. «Пять ландскнехтов». 1530 г. Слева направо: мечник с цвайхандером,
флейтист, барабанщик, знаменосец, пикинер с алебардой. Помимо основного вооружения,
все носят на поясах короткие мечи-кацбальгеры («кошкодеры»).


Условия государственной жизни в Западной Европе того времени позволяли формировать вооруженные силы только на условиях наемничества. Раздробленность германских земель, усугубленная религиозными войнами эпохи Реформации (с 1517 г.), отсутствие понятия о «едином германском отечестве» способствовали появлению этих грозных «ремесленников войны».

В Германии можно было обосновать равную швейцарцам силу только на отборе небольшой части мужчин, тяготевших к военному делу. Число ландскнехтов, которых могла выставить многомиллионная Германия, редко превосходило 10-20 тысяч человек. Предшественники ландскнехтов — наемные пехотинцы XV века — носили презрительное название «беки» (козлы) и не представляли из себя тактического целого. Современная хроника гласила о них: «сопляк и преступник, опытный и неопытный, молодец и слуга, млад и стар — едва ли половина из них годна для боя».

Ландскнехт-немец за деньги продавал свою кровь любому платежеспособному воюющему государству. Ландскнехт-протестант, если находил выгодным, поступал в ряды католической армии. Отсутствие выраженных социальных интересов, практически полное деклассирование наемников способствовало выработке в их среде некого «корпоративного духа». Свирепые и безжалостные, ландскнехты действовали порой так дружно, что хроники XVI в. отразили ошибочное мнение о существовании даже некого «ордена ландскнехтов».


Ханс Вехтлин. «Рыцарь и ландскнехт». 1512 г.

В 1495 г. хроники отмечают первый «парад ландскнехтов» в Милане, на котором выступило 6 тысяч наемников, построенных правильным квадратом. Тем не менее, в 1499 г. учителя-швейцарцы еще раз разбили ландскнехтов, но вскоре заключили с Максимилианом мир без каких-либо выгод и приобретений.

Устройство наемных войск было в общем следующее: государь или чаще лицо, взявшее, на себя антрепризу формирования армии, поручало вербовку антрепренерам меньшего масштаба — известным среди ремесленников военного дела полковникам, последние выбирали 10-18 капитанов и поручали им формировать роты, до 400 человек в каждой. Над всеми этими ротами полковник учинял свой регимент, свое правление. В ротах было очень небольшое количество офицеров. Лучшие солдаты получали двойное жалованье. Обычная норма солдатского жалованья — 4 гульдена в месяц, капитал — 40 гульденов, полковник — 400 гульденов, кроме того, полковник и капитан имели право на казенный счет содержать «драбантов», т. е. телохранителей.


Людвиг Бехштейн. Портрет Георга фон Фрундсберга (1473-1528). 1854 г.

Из вождей ландскнехтов наибольшую известность получил Георг фон Фрундсберг, «отец ландскнехтов», оставивший очень любопытный тактический труд. Другим легендарным предводителем был франконский рыцарь Флориан Гайер, один из героев Крестьянской войны в Германии.

Если происходила задержка выдачи жалованья или поход складывался таким образом, что добыча, на которую рассчитывали ландскнехты, ускользала от них, неизменно возникали бунты. В 1516 г. сам император Максимилиан I едва не был убит взбунтовавшимися во время Миланского похода ландскнехтами.

Битва при Павии 1525 г., стоившая свободы французскому королю Франциску I, стала «звёздным часом» ландскнехтов. Насадив на пики цвет французского рыцарства и швейцарской пехоты, они одержали самую главную победу за всю свою историю.


Бернард ван Орлей. «Битва при Павии». Гобелен. 1531 г.

В 1527 г. ландскнехты успешно наступали на Рим. Папа Климент VII признал себя побежденным и заключил перемирие с командующими, но ландскнехты, рассчитывавшие на богатую добычу в Вечном городе, почувствовали себя обманутыми и взбунтовались. Фрундсберг, командовавший ими, был избит и уехал из армии, посоветовавши другому начальнику, коннетаблю Карлу де Бурбону, вести ландскнехтов на Рим, так как они все равно пойдут туда и без начальства, несмотря на перемирие.

В итоге злостчастному Карлу де Бурбону ядром оторвало голову (известный скульптор Бенвенуто Челлини, оборонявший папский замок Св. Ангела, в своих мемуарах приписывает эту честь себе самому), а Рим был взят штурмом и предан такому неслыханному погрому — «Sacco di Roma» — которого не производили древние вандалы! Практически все более-менее зажиточные дома были разграблены, попавшиеся под горячую руку женщины и девушки — изнасилованы, погибла масса ценнейших произведений искусства...


Иоганн Лингельбах. «Разграбление Рима 6 мая 1527 г.». Сер. XVII в.

Отряды ландскнехтов назывались «компаниями» и возглавлялись капитанами. Офицеры наемной пехоты являлись ее вождями и передовыми бойцами, но отнюдь не учителями и воспитателями своих солдат. Ни один артикул не возлагал на наемного солдата обязанности проходить обучение. Капитаны наемников по своему социальному происхождению представляли из себя огромную пестроту. Одним из первых и популярнейших вождей ландскнехтов был сапожник Мартын Шварц из Нюренберга, посвященный впоследствии за храбрость в рыцари. Монлюк, гасконец, сам выслужившийся из простых лучников в маршалы Франции и участвовавший во многих войнах Франции XVI столетия, пишет в своих комментариях, что он мог бы привести многочисленные примеры французов низкого происхождения, которые, благодаря военной карьере, достигли высоких чинов. Брантом приводит пример четырех капитанов, которые начали жизненное поприще слугами. Посмотреть на них, никто бы не сказал, что они когда-нибудь были лакеями. Это были капитаны, пользовавшиеся выдающейся репутацией в армии, особенно капитан Полэн, начавший с того, что был мальчишкой-слугой унтер-офицера, не скрывавший своего происхождения и даже считавший особенной своей заслугой, что всем обязан исключительно самому себе.



Капитан, принимая в роту ландскнехта, требовал, чтобы он имел суконный камзол ярких цветов и даже немного денег для непредвиденных случайностей. Впоследствии, когда вербовочный материал сильно ухудшился, заботы об обмундировании легли преимущественно на капитана, который выдавал недостаточным солдатам одежду. Каждый капитан был заинтересован в том, чтобы навербованная им рота выглядела лучше, и вскоре было замечено, как выигрывает вид войск от однообразной одежды.

Еще император Максимилиан I даровал ландскнехтам свободу от законов, регулирующих стиль одежды, которым подчинялись другие граждане. «Их жизнь, — говорил он, — настолько коротка и безрадостна, что великолепная одежда — одно из немногих доступных им удовольствий».









Трудно сказать, в какой степени возможно считать цветастое одеяние ландскнехтов неким прообразом «униформы», однако, вне всякого сомнения, она была неотъемлемым атрибутом германской наемной пехоты того смутного времени.

Под стать одежде было и традиционное вооружение ландскнехтов. Как правило, оно подразделялось на вспомогательное и основное. Первое представлено было кинжалами и короткими прямыми мечами-ландскнеттами, наиболее распространенным вариантом которых был кацбальгер (кошкодер). В качестве второго выступало или оружие дальнего действия (аркебузы, арбалеты или луки), или древковое ближнего действия. Разнообразие видом последнего сегодня даже трудно себе представить, помимо нескольких видов алебард, оно представлено было пиками, альшписами, рунками, протазанами, глефами, кузами, гвизармами, боевыми цепами, моргенштернами и пр.


Германо-шведский ландскнехт, дама и конный гвардеец-йомен
(Yeoman of the Guard) эпохи Генриха VII Тюдора (1485-1509).


Неслыханная разнузданность ландскнехтов, наиболее ярко проявившаяся в ходе Тридцатилетней войны 1618-1648 гг., во многом объяснялась тем обстоятельством, что в XVII в. солдаты были освобождены от гражданской юрисдикции и за свои преступления отвечали только перед военными судами.


Кадр из фильма Поля Верхувена «Плоть и кровь» (1985).

Классик немецкой литературы Ганс Кристоф Гриммельсгаузен красочно описал бесчинства наемников по отношению к крестьянам и горожанам в своем сатирическом романе «Симплициссимус» (1671). В изобразительном искусстве бедствия гражданского населения наиболее ярко отразились в серии офортов известного лотарингского гравера и рисовальщика Жака Калло (1592-1635).



Жак Калло. Из серии «Большие бедствия войны». 1633 г.

В современных странах Западной Европы тема ландскнехтов весьма популярна среди движения военно-исторических реконструкторов, причем не только в ФРГ и Швейцарии, но и во Франции и Великобритании. Издаются иллюстрированные журналы и альманахи с репродукциями военной одежды ландскнехтов и даже выпускаются сохранившиеся записи их строевых песен и военных маршей: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1553056
ONDERMAN и Haleygr сказали спасибо.
__________________
Кот — животное священное, а люди — животные не священные!

Последний раз редактировалось Klerkon: 03.01.2015 в 03:44.
Сегодня
Реклама

Ссылки от спонсора

старый 04.01.2015, 19:06   #62
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

Вне всякого сомнения, цветные одежды ландскнехтов являются важной вехой в истории военного костюма Европы. Литература о немецких наемниках XV-XVII вв. — колоссальна и вряд ли здесь может быть в полной мере задействована, особенно непрофессионалами.

Свой вышеприведенный материал дополню лишь несколькими информативными иллюстрациями:


Альбрехт Дюрер. «Пять ландскнехтов и конный турок». 1495 г.


Рисунок начала XVI в., превосходно иллюстрирующий
тактику ландскнехтов против копейного строя.


Тактика ландскнехтов против рыцарской конницы при Павии (1525).


Марш ландскнехтов Георга фон Фрундсберга на Рим. 1527 г.


Ландскнехт, заряжающий аркебузу. Рисунок 1540 г.


Немецкие ландскнехты первой половины XVI в. с цвайхандером, глефой и алебардой немецкого
типа. На правом — шлем-бургиньот, чаще использовавшийся конными наемниками-рейтарами.


Следует помнить, что, помимо пеших ландскнехтов, германские княжества предоставляли европейским армиям и конных наемников — рейтаров — имевших собственное оригинальное вооружение, состоявшее, главным образом, из т. н. «полудоспеха» (кираса, наспинник и короткая юбка), прямого меча рейтсверта (Reitschwert), который позже заменили прямым палашом и двуручным кончаром эстоком, а также пары колесцовых пистолетов — длинного (до 90 см) и короткого пуффера — для стрельбы в упор. Пистолеты рейтаров имели тяжелые набалдашники (afterkugel) на рукоятях, которые могли использоваться в качестве ударного оружия. Некоторые рейтары дополнительно имели еще один-два пистолета для самообороны, прятавшиеся в седельные сумки или даже за голенища сапогов.


Рейтары второй пол. XVI в., стреляющие из пистолетов.

Само название наемного кавалериста-латника рейтар (Reiter), т.е. «всадник» — является сокращением от нем. Schwarze Reiter — «чёрные всадники».

Появление наемников-рейтаров относят к Шмалькальденской войне Карла V Габсбурга с одноименной коалицией германских княжеств в 1546-1547 гг., однако некоторые авторы относят их появление к более раннему времени. Одной из непосредственных причин появления рейтаров является пауперизация рыцарского сословия, усугубленная последствиями религиозных войн и Крестьянской войны в Германии и красочно описанная в исторической повести Генриха фон Клейста «Михаэль Кольхаас» (1809).


Данцигский рейтар второй половины XVI в. в кирасе и
шлеме-кабассете, с колесцовым пистолетом в руке.


Тактика рейтаров была следующей. Поскольку их противники тоже носили доспехи, залп из пистолей рейтары старались произвести главным образом в упор. Для сближения с противником обычно применялась рысь, но при благоприятных условиях мог использоваться и лёгкий галоп, если только рельеф местности позволял сохранить строй. Так как огнестрельное оружие той эпохи перезаряжалось медленно, в качестве основной тактики использовалось популярное в то время и среди пехоты боевое построение караколе, при котором первый ряд солдат, произведя залп, немедленно разворачивался и отходил назад, становясь за последним рядом, для перезарядки, в то время как второй ряд, ставший первым, производил новый залп. Обычно построение рейтаров для караколе имело ширину примерно в 20 всадников и глубину примерно в 10—15 рядов. Как правило, первый ряд всадников после залпа делился на две группы, одна из которых скакала влево-назад, а другая — вправо-назад.

При кажущейся «простоте» этой тактики она требовала высокой дисциплины как для своевременной смены рядов, так и просто для обеспечения дружного залпа, который требовался для максимально «убойного» эффекта.


Немецкая гравюра нач. XVII в., изображающая обучение рейтаров.

Повседневный быт конных рейтаров красочно описал французский писатель Проспер Мериме в своем романе «Хроника времен Карла IX» (1829), посвященного Варфоломеевской ночи 1574 г. и событиям, предшествовавшим ей. В частности, Мериме подробно описал трагическую гибель конного рейтара, заживо сгоревшего в своем полудоспехе с высокой железной юбкой, помешавшей ему спастить от огня...


Рейтарский офицерский полудоспех конца XVI в.

Щиты рейтары практически не использовали, от копий-лэнсов также отказались уже к середине XVI в. Отряды рейтаров активно использовались в ходе Гугенотских войн во Франции (1562-1598), войны Нидерландов за независимость (1566-1609), Тридцатилетней войны 1618-1648 гг. и практически во всех остальных крупных военных конфликтах Западной Европы того времени.

При царе Михаиле Романове (1613-1645) первые рейтарские отряды появляются и в России. Служили в них первоначально исключительно иностранцы: немцы, шотландцы, англичане, однако со второй пол. XVII в. в качестве рядовых появляются и русские.


Конный рейтар первой пол. XVII в. в шишаке и кирасе без железной юбки.

В России издается военно-исторический журнал «Рейтар», в котором, помимо прочего, можно найти научные статьи и рисунки, посвященные истории конных наемников XVI-XVII вв.:


ONDERMAN и Haleygr сказали спасибо.

Последний раз редактировалось Klerkon: 04.01.2015 в 20:33.
старый 05.01.2015, 00:56   #63
Super Moderator
 
аватар для Haleygr
 
Регистрация: 04.2009
Проживание: TERTIA ROMA
Возраст: 55
Сообщений: 1.334
Репутация: 0 | 0
По умолчанию

Некоторое дополнение.

Цитата:
Klerkon посмотреть сообщение
Рисунок начала XVI в., превосходно иллюстрирующий
тактику ландскнехтов против копейного строя.



На рисунке Ганса Гольбейна/Hans Holbein/, мне так и не удалось выяснить Младшего или Старшего, иллюстрация не тактики (какая уж тут тактика при такой то свалке), а так называемой "плохой войны"(Schwarzerschlacht) - сражения в котором пленных не брали. Такое происходило всякий раз, когда ландскнехты встречались со швейцарцами (Reisläufer), основными своими конкурентами на рынке наёмников.

Цитата:
Klerkon посмотреть сообщение
Тактика ландскнехтов против рыцарской конницы при Павии (1525).
То что изображено называется добивание. А тактика пехоты против кавалерии, не изменилась со времён фаланги - плотно сомкнутый строй.

И мне очень нравится название должности начальника обоза в армии ландскнехтов - Hurenweibel - "начальник над шлюхами" (да простят меня дамы). Имел жалование в 12 гульденов, наравне с капелланом.
ONDERMAN, Klerkon и Katten сказали спасибо.
__________________
Пусть кричат - уродина,
А она нам нравится,
Хоть и не красавица...
старый 25.05.2015, 00:00   #64
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

«Железнобокие» Оливера Кромвеля.



«Железнобокие» (Ironsides) — прозвание, которое получили во время Английской буржуазной революции XVII в. кавалеристы (конные аркебузиры) армии круглоголовых, т. е. сторонников Ковенанта. Прозвище было дано солдатам Кромвеля роялистами за их стойкость, проявленную в битве при Марстон-Муре 2 июля 1644 г.

Своими победами Оливер Кромвель, талантливый стратег и удачливый полководец, в основном обязан стремительными действиями своей хорошо подготовленной кавалерии, изначально состоявшей, как правило, из непрофессионалов.



«Железнобокие», как правило, все были пуританами, не играли в карты и не злоупотребляли алкоголем, не мародерствовали. По социальному происхождению «железнобокие» в основном были йоменами, хотя встречались среди них и бедные джентри и даже горожане.

Создание подразделений железнобоких имело немалое значение, поскольку изначально Ковенант намеревался опираться именно на наемную армию, в то время как Кромвелю удалось убедить своих соратников в преимуществе идейной революционной армии.


Армия кавалеров-роялистов.

После того, как войско индепендентов под командованием графа Эссекса было в октябре 1642 г. разбито роялистской армией принца Руперта, Кромвель решил отказаться от услуг наемников, принципиально привлекая к службе лишь тех, кто сражается по идейным соображениям.

Он приступил к формированию собственного полка, который послужил впоследствии моделью для создания так называемой «Армии Нового образца». Кромвель последовательно выступал за демократизацию армии. Каждый способный к военному делу солдат получал у него реальный шанс для карьерного роста, вне зависимости от своего происхождения.

Огромное значение Кромвель придавал дисциплине и тренировке, считая их залогом боеспособности. Его солдаты постоянно участвовали в строевых учениях, отрабатывая навыки взаимодействия в бою.

Лондонские газеты того времени писали: «Что до Кромвеля, то он имеет 2000 храбрых и хорошо дисциплинированных воинов. Если кто из них побожится — платит штраф 12 пенсов. Если кто напьется, его сажают в колодки или еще хуже; если один назовет другого «круглоголовым», его увольняют со службы; так что в тех местах, куда они приходят, все от них в восторге и присоединяются к ним. Какое было бы счастье, если бы все наши силы были так же дисциплинированны».


Ричард Харрис в фильме Кена Хьюза «Кромвель» (1970).

В феврале 1643 г. Кромвеля назначают командующим войсками Восточной ассоциации графств. 16 мая 1643 г. его полк получает первое боевое крещение, разгромив 2,5-тысячный отряд кавалеров возле местечка Грэнтем в графстве Линкольншир. 28 июля того же года последовала новая победа у деревни Гейнсборо того же графства.

Решительное столкновение произошло 2 июля 1644 г. на вересковой пустоши Марстон-Мур к югу от Йорка. Стороны стянули туда весьма значительные по меркам Англии силы. Войско парламента насчитывало 22 тысячи, а роялистов — 18 тысяч бойцов. Исходное построение обеих армий были схожими. Традиционно центр построения занимала пехота — мушкетеры и пикинеры, а на флангах стояла кавалерия. Конницей на левом фланге индепендентов командовал Кромвель, ему противостоял его прославленный противник — принц Руперт. У Кромвеля было около 2500 кавалеристов, столько же и на противоположенной стороне. На правом фланге стояла кавалерия Томаса Ферфакса, другого известного командира ковенантеров.



Сражение началось около 7 часов вечера. Кромвель возглавил атаку своего фланга. Его кавалерия двигалась плотным строем поэскадронно на рысях. Навстречу устремились кавалеры принца Руперта. Силы были равны, и ни одна сторона не могла одолеть другую. Роялисты и парламентарии сражались в схожей манере и имели идентичное вооружение, то есть ни одна сторона не могла использовать тактическое или техническое превосходство.

При сближении эскадроны встречали противника выстрелами из пистолетов и карабинов в упор, после чего атаковали с холодным оружием в руках. В упорном встречном бою сказались долгие строевые учения кавалерии Кромвеля.



Ковенантеры быстрее кавалеров принца Руперта восстанавливали порядок в строю и собирались для новой атаки. Выучка кавалерии Кромвеля оказалась чрезвычайно высокой. Даже когда командир получил рану в шею и вышел на время из боя, «железнобокие» сохранили порядок, спокойно и уверенно продолжая сражаться вплоть до возвращения Кромвеля в строй после перевязки. Роялисты не смогли принять предложенной манеры боя и стали стремительно отступать.

Значительная степень управляемости кавалерии позволила обратить успех на левом фланге в выигрыш всего сражения. Кромвель отрядил несколько эскадронов для преследования кавалеров Руперта, основные же силы он оперативно развернул для удара по центру армии Ньюкасла. Фланговый охват оказался как нельзя более своевременным. В центре пехота едва удерживала позиции под натиском роялистов, ана правом фланге кавалерия Томаса Ферфакса уже начала отступать. Атака Кромвеля смешала ряды кавалеров, что решило исход битвы.



Победа при Марстон Муре показала все преимущества организации и обучения армии по «кромвелевской» модели. В январе 1645 г. парламент принял решение о создании Армии Нового образца, которая отличалась четким организационным устройством, единым командованием, однообразной униформой и жесткой дисциплиной, то есть являлась регулярной в полном смысле. Главнокомандующим был назначен Томас Ферфакс. Заместителем главнокомандующего и генерал-лейтенантом кавалерии стал Оливер Кромвель — душа армии и начальник ее наиболее боеспособной части — «железнобоких».


Абрахам Купер. «Битва при Марстон-Муре 1644 г.» 1819 г.

Армия Нового образца проявила себя летом 1645 г. 1 мая роялисты взяли Лейчестер и двинулись на Лондон. 14 июня в окрестностях Нортгемптона у деревни Нэйзби они столкнулись с парламентской армией.

Вновь решающими оказались действия кавалерии Кромвеля. В то время как в центре пехота билась с переменным успехом, на правом фланге принц Руперт опрокинул кавалерию парламента под командованием Генри Айртона. Как обычно, молодой и горячий принц не смог удержать своих отчаянно храбрых, но мало дисциплинированных воинов от преследования. Принц гнал ненавистных простолюдинов, осмелившихся встать на его пути, до деревни Нэйзби. Таким образом, он полностью вывел из боя ударную часть королевской армии и оставил без прикрытия свой фланг. В то же время Кромвель, добившись успеха, основную часть своей кавалерии использовал для немедленного флангового охвата.

Таким образом, сражение было выиграно. Принц Руперт вернулся из преследования слишком поздно и ничего не смог изменить. Он сам и король Карл еле успели выйти из боя с остатками своей кавалерии.


Джон Гилберт. «После битвы при Нейзби 1645 г.» 1860 г.

Через месяц Армия нового образца одержала победу при Ленгпорте, последнюю крупную в войне, окончательно сломив сопротивление роялистов. Первая гражданская война была выиграна.

Наш вождь, неустрашимый Кромвель, тот,
Кто с мудростью и верой неизменной
Стезей добра сквозь мрак страды военной
И тучу клеветы нас вел вперед,

Не раз сподобил бог своих щедрот
Тебя в борьбе с фортуною надменной:
Ты рать шотландцев сбросил в Дарвен пенный,
Под Данбаром побед умножил счет,
И в Вустере стяжал венок лавровый.

Но и в дни мира ждут тебя бои;
Вновь на душу советчики твои
Надеть нам тщатся светские оковы.
Не дай же им, продажным псам, опять
У нас свободу совести отнять!


(Джон Мильтон)


«Можно сомневаться, — писал историк военного искусства Ганс Георг Дельбрюк, — следует ли отводить в истории военного искусства особое место Кромвелю, так как нельзя утверждать, чтобы в цепи прогрессирующего развития этого искусства какое-либо звено носило его имя. Все же он настолько крупный военачальник, и армия его представляет настолько своеобразное и значительное явление, что обойти их молчанием не представляется целесообразным».


Доспех короля Якова II (Джеймса II) работы Ричарда Ходена. Лондон, 1686 г. Роял Армори, Лидс.

Источник: http://historylib.org/historybooks/D...riya-Evropy/65

См. специальное издание британской серии «Osprey Military»:


И его вольный русский перевод, выпущенный Артемовским ВИК «Ветеран»:


ONDERMAN и Haleygr сказали спасибо.
старый 28.05.2015, 00:42   #65
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

Дополнение. «Железнобокие» Кромвеля в живописи.











А также литература по теме:



См. также коллективный труд Алексинского Д., Жукова К. и др.
«Всадники войны. Кавалерия Европы». СПб.: Полигон, 2005:

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2281818
ONDERMAN и Haleygr сказали спасибо.
старый 28.05.2015, 20:18   #66
Senior Member
 
аватар для ONDERMAN
 
Регистрация: 01.2009
Сообщений: 8.963
Репутация: 45 | 10
По умолчанию

ВОИНЫ АЦТЕКОВ До 10 лет мальчик обычно считался ребенком и носил короткие волосы. С 10 лет их начинали отпускать. Копну волос ацтеки сопоставляли с гривой койота, поэтому подростков 10-15-летнего возраста обычно сравнивали с этим животным (ацт. mocuexpaltin). Поступив в одну из школ, они продолжали носить эту прическу до тех пор, пока не выказывали доблести воина. Воинская же доблесть для любого, как знатного, так и простолюдина, заключалась в том, чтобы, во-первых, не попасть в плен к врагу и, во-вторых, самому захватить пленника . Если юноша, побывав несколько раз в бою, не пленил ни одного противника, его называли в насмешку «недостойный, имеющий космы койота» (ацт. cuexpalchicacpal). Его положение менялось с первыми успехами. Если ему удавалось пленить противника, его называли «молодой воин, который взял в плен» (ацт. telpochtli yaqui tlamani). Это давало право носить хлопчатобумажную одежду желтого цвета с определенного типа украшениями. Когда новый тлатоани брал своего первого пленного, устраивался очень большой праздник. Если воин брал в плен двоих, то, согласно «Кодексу Мендосы», награждался накидкой с оранжевой каймой (ацт. tilma) и военным костюмом, украшенным перьями (ацт. cuextlan). За захват в плен троих врагов отличившийся получал особую воинскую одежду, известную как «костюм бабочки». Такой воин уже имел право на командирскую должность и мог стать учителем-наставником в телпочкалли или калмекак. Захват четырех пленников позволял носить особую прическу, состоящую из завязанных высоким узлом на макушке длинных волос (ацт. temillotl — «каменная башня»). Она была уже признаком того, что обладатель ее — военачальник (ацт. mexicatl или tolnaucacatl). Кроме особых богатых одежд (ацт. nacazminqui) он надевал также во время ритуальных торжеств особую маску-шлем в виде головы ягуара. Воин, взявший в плен 5-6 человек, получал еще более богатый костюм (ацт. xopolli). Красную накидку с белой полосой (или сочетанием красного с белым) получали самые знатные и достойные воины, в том числе и сам тлатоани .Определение степени заслуг зависело не только от числа взятых в плен, но и от происхождения пленников. Если воин брал в плен 6-10 хуастеков, то он имел право называться «военачальником». Но захват даже пяти пленников из враждебных ацтекам городов-государств, таких, как Атлишко, Уэшотцинко, Тлилиукитепек, поднимал героя на такое же положение. Этих воинов называли «орлы, которые руководят» (ацт. quauhyacame, где орел — символ воина). Воин, заслуживший самых высоких наград, назывался «тот, кто выполнил долг», «выполнивший службу» (ацт. tequihua). Так же обычно называли самых храбрых из бойцов. Во всяком случае, данное определение было принято в г. Тескоко. Там среди прочих привилегий такой воин получал право сидеть (на циновке) во время совещания командиров, проходившего в так называемом «Доме орла» (ацт. Quauhcalli) или «Доме воинов, выполнивших свой долг» (ацт. Tequihuacalli). Из числа самых знатных и достойных бойцов состоял и военный совет государства. Именно эти люди с высшими воинскими заслугами, как знатные по рождению, так и пожалованные, получали военные и гражданские должности, хотя последнее деление условно для древнего общества. Важно, однако, еще раз подчеркнуть, что существовали сословные ограничения в порядке продвижения по службе. Для воинов-простолюдинов, прославившихся военными подвигами, фактически пределом была должность экзекутора, «исполнителя приказов» (ацт. achcacauhtin) при тлатоани. Для знатных по рождению таких ограничений не существовало. Правда, самые высокие чины были зарезервированы все же за членами семьи тлатоани и его ближайшим окружением. Военные заслуги отмечались присуждением соответствующих чинов и рангов на специально обставленных военно-религиозных церемониях.

Воины различались между собой и по происхождению, и по заслугам, и по возрасту. Это нашло свое отражение в возникновении их различных объединений — «орденов», восходящих, очевидно, своими истоками еще к мужским союзам.Среди подобных союзов выделялся «орден стриженых» (ацт. quaquachtlin, quachic). Он объединял отборную часть воинов с титулом «выполнивших долг» (т.е. tequihua); для того чтобы стать членом этого «ордена», нужно было иметь по крайней мере 20 официально признанных подвигов. Таких воинов называли также «отоми» — по имени народа, который в представлениях ацтеков был хотя и храбрым, но недостаточно культурным, даже диким . «Стриженые», или «отоми», считались самыми бесстрашными и безжалостными. Во время битвы они находились в арьергарде, составляли наиболее опытные, стойкие, ударные части, призванные обеспечивать в случае необходимости отступление войска. «Стриженые» отличались от остальных внешним видом, в частности, они оставляли на голове только одну прядь над левым ухом, которую связывали цветной лентой. Обычно «отоми» также разрисовывали одну половину лица голубым, другую красным или желтым цветом. Несмотря на воинские заслуги, они высоких постов не занимали: препятствием этому служило их незнатное происхождение. На них не распространялась и такая привилегия, как право посещать дворец тлатоани , Почетное место в обществе занимали «старые орлы» (ацт. cuauhuehuetque), воины-ветераны. Являясь наиболее опытными из командиров, «старые орлы» выполняли различные нестандартные или неожиданные задания в период военных действий; они же ведали ритуалом захоронения погибших воинов, обязаны были оповещать в случае смерти его вдову и семью. По утверждению Б. Лас Касаса, погибшего воина обычно сжигали и из похода приносили пепел и одну из его стрел. Она служила основой для изготовления особого изображения (куклы) погибшего воина. После четырех дней общих заупокойных ритуальных действий, включавших наряду с прочим пение религиозных гимнов и исполнение специальных танцев, изображение, символизировавшее покойного, сжигали и пеплом посыпали его родственников. Весь заупокойный обряд в целом продолжался 80 дней, по истечении которых пепел мертвого наконец предавали земле. Семья покойного получала через «старых орлов» особые знаки от имени тлатоани, чем утверждалось признание заслуг погибшего. Все верили при этом, что души погибших воинов превращались в свиту Солнца.Особый статус имела, очевидно, охрана (гвардия) тлатоани. Составлявшие ее молодые представители знати имели свои знаки отличия. На голове у них было по 2-4 зеленых или голубых пера, прикрепленных вертикально (в отличие от других воинов, обычно носивших их свободно висящими вниз) . С украшенной перьями головной повязки сзади свешивались (касаясь спины) особые кисточки (или шарики): последних было столько, сколько подвигов совершил их обладатель. Но особенно знаменитыми и наиболее известными были два «рыцарских ордена» (как обычно их называют, следуя источникам, в литературе) — «воинов-орлов» и «воинов-ягуаров». Названия «орел» и «ягуар», самых гордых и независимых созданий, известных древним мексиканцам, были перенесены на них не случайно, так как с ними связывалась целая система военно-религиозных идей и действий — уже упоминавшихся представлений о мировых эпохах, или Солнцах, практика «цветочных войн». Эти «рыцари» были знатного происхождения (достаточно сказать, что к ним, по утверждению раннеколониального автора Х. Акосты, принадлежал и сам тлатоани), выходцы из низших слоев общества среди них были редкостью . Они обладали всеми привилегиями знати по рождению . Воины этого ордена имели своих богов покровителей — у «воинов-орлов» им был Уитсилопочтли, у «воинов-ягуаров» — Тескатлипока. «Рыцари Солнца», как их еще называли, имели специфические отличительные знаки: в то время как «воины-ягуары» носили накидки из шкур животных, «воины-орлы» использовали разнообразные украшения из перьев. Все они были уже женатыми людьми. У них было специальное помещение, где на алтаре помещался образ Солнца (в виде стилизованной бабочки), - «Дом орлов». Два раза в год, в марте и декабре, когда наступал день «4. движение» по местной системе календарного исчисления, «орлы» и «ягуары» отмечали особенно торжественные праздники в честь Солнца, устраивая наряду с прочим ритуальные бои друг с другом (см. рис. 67), символизировавшие борьбу Солнца и света («орлы») с мраком и темнотой («ягуары»; как животное, ведущее по преимуществу ночной образ жизни, ягуар вполне подходил для этой символической роли.
Haleygr и Klerkon сказали спасибо.
старый 29.05.2015, 22:28   #67
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию



Обстоятельный материал ONDERMANа хочется дополнить ссылкой на интересное исследование
Джона Пола и Чарльза Робинсона «Ацтеки и Конкистадоры. Гибель великой цивилизации»,
опубликованное в русском переводе в серии «Военная история человечества» (М.: Эксмо, 2009):

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4741109

Книга содержит обильный фактологический материал и прекрасно проиллюстрирована:







Интересной для любителей военной истории Мезоамерики будет и коллективная монография «Ацтеки. Империя крови и величия», выпущенная изд-вом «Терра» в 1997 г. в серии «Энциклопедия исчезнувших цивилизаций»:



Помимо замечательных иллюстраций и фотографий музейных раритетов, исторических карт и репродукций миниатюр
из ацтекских пиктографических рукописей, она содержит массу ссылок на иностранную литературу по теме:

http://www.kodges.ru/nauka/popnauka/...velichiya.html
ONDERMAN сказал(а) спасибо.
старый 29.05.2015, 23:07   #68
Senior Member
 
аватар для ONDERMAN
 
Регистрация: 01.2009
Сообщений: 8.963
Репутация: 45 | 10
По умолчанию

Цитата:
Klerkon посмотреть сообщение
Интересной для любителей военной истории Мезоамерики
И такая .........Индейцы без томагавков\.........
старый 30.05.2015, 00:50   #69
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

Да, книга чешского журналиста Милослава Стингла «Индейцы без томагавков» у меня есть, а вот с остальными двумя я не знаком.

Зато имею обстоятельную работу отечественной исследовательницы Е. В. Баглай «Ацтеки. История, экономика, социально-политический строй (доколониальный период)», которую в 1998 г. выпустила издательская фирма «Восточная литература»:

http://www.twirpx.com/file/210923/

Позже докт. ист. наук Е. В. Баглай подготовила на основе этой академической монографии новую более популярную книгу «Империя ацтеков» (М.: Вече, 2005:

ONDERMAN сказал(а) спасибо.
старый 05.06.2015, 14:54   #70
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

В 1823 г. свет увидел исторический роман сэра Вальтера Скотта «Квентин Дорвард», увековечивший подвиги шотландской гвардии французских королей. С легкой руки писателя, в сознании большинства дилетантов укоренилось представление, что драгоценные персоны французских монархов якобы всегда охраняли исключительно отважные земляки главного героя его книги.



Кадры из фильма Сергея Тарасова «Приключения Квентина Дорварда, стрелка королевской гвардии»
(1989). Костюмы шотландской стражи являются плодом воображения создателей картины.


В реальности это не совсем так, и преобладание шотландцев наблюдалось преимущественно в XV столетии, когда собственно французское дворянство, разоренное Столетней войной и недостаточно лояльное, порядком поредело. С другой стороны, разорительные междоусобицы в самой Шотландии вынуждали в те годы массы обедневших дворян наниматься на службу иностранным государям.

Настоящей точкой отсчета истории королевской гвардии во Франции принято считать время правления Филиппа II Августа (1180-1223), создавшего специальный элитный кавалерийский отряд телохранителей-сержантов (150 чел.) — sergents d'armes (servientes armorum) или sergents a masse. Сержанты рекрутировались только из людей благородных фамилий, вооруженных луком со стрелами и булавой (masse). Телохранители пользовались особыми привилегиями, в частности, виновных мог судить — только коннетабль.

При Филиппе II Августе и его сыне и преемнике Людовике VIII все сержанты являлись французами по национальности. Только в 1236 г. Людовик IX присоединил к сержантам 24 дворянина-шотландца, составивших впоследствии т. н. «Гвардию Рукава».

Притоку служилых шотландцев на континент способствовал и заключенный в 1295 г. французским королем Филиппом Красивым (1285-1314) и шотландским королем Джоном Баллиолем антианглийский «Старый союз» (Auld Alliance), формально просуществовавший 265 лет.


Шотландские воины первой пол. XIV в. 1 — лучник, 2 — рыцарь, 3 — копейщик.

Еще сильнее способствовала этому разразившаяся вскоре после смерти Филиппа IV Столетняя война. Карл V Мудрый (1364-1380) был первым французским королем, использовавшим шотландцев для своей личной охраны, а в рядах его армии служила горсточка шотландских рыцарей и оруженосцев.

В 1418 г. на исторической арене впервые появляется крупный отряд профессиональных шотландских наемников, приглашенных дофином Карлом, разгромленным бургундцами и англичанами.

Командирами шотландской армии были назначены Джон Стюарт, граф Бьюкенен, младший сын Олбани, и его «товарищ и напарник» Арчибальд Дуглас, сын 4-го графа Дугласа, получивший титул графа Уигтауна. Невзирая на потери, шотландские войска постоянно получали пополнения, и в 1424 г. насчитывали 6500 человек. Всего же, по подсчетам историков, с 1419 по 1424 гг. во Франции воевали до 15 000 шотландцев — число, сравнимое с английским оккупационным корпусом!


Джон Стюарт, граф Бьюкенен (1365-1427). Портрет XIX в.

Карл VII (1429-1461), опасаясь происков англичан, держал при себе отряд «Cent lances écossaises», в который входило 77 гвардейцев плюс их командир, а также 25 собственно королевских телохранителей — со своим собственным командиром. Созданная Карлом VII рота шотландских жандармов была прозвана «Сто шотландских копий». Некоторые из них были членами Ордена Св. Михаила.


Шотландская армия при осаде Орлеана 1428-1429 гг.
Миниатюра сер. XV в.


На протяжении почти полутора сотен лет гвардия играла важную роль как в военных, так и в государственных делах Франции, нередко действуя на войне как самостоятельное воинское подразделение. Гвардейцы действовали не только на поле брани, но и на политической арене, выступая в качестве придворных, советников и дипломатов. В состав шотландская гвардии набирались воины из знатных и благородных семейств Шотландии — Кокбернов, Каннингемов, Гамильтонов, Хеев, Монтгомери, Сетонов, Синклеров (Сен-Клеров) и Стюартов.


Шотландцы в битве при Монлери 1465 г. Рис. из книги
А. В. Куркина «Рыцари. Последние битвы» (СПб., 2005).


Со времен Карла VII шотландская гвардия одевалась в королевскую ливрею, цветами которой служили красный, зеленый и белый. Матье д’Эскуши пишет в 1449 г. о лучниках и кранекинерах (т. е. арбалетчиках, вооруженных кранекинами — мощными арбалетами с реечно-редукторными натяжными механизмами) гвардии как «более роскошно экипированных, нежели остальные, и в акетонах без рукавов, красно-бело-зеленых, все отделаны шитьем, с перьями на саладах вышеозначенных цветов, а их мечи и ножные латы были богато разукрашены серебром».

Гвардия получала новую ливрею каждый год и, судя по счетам за 1463 г., она состояла из тех же красно-бело-зеленых курток, новых перьев на шлемы, новых колчанов и наручей, а также значков. Капитаны получали снаряжение лучшего качества. Походные бригандины шотландцев (1465 г.) были крыты белой фланелью.


Жан Фуке. Шотландская гвардия Карла VII. Миниатюра из
«Часослова Этьена Шевалье». 1452-1461 гг.


Достоверность этих скудных описаний подтверждают изображения на миниатюре, приписываемой Жану Фуке и выполненной между 1452-1461 гг. для «Часослова Этьена Шевалье». Безрукавная ливрейная куртка шотландцев — розовая со стороны правой руки, бледно-зеленая — слева и белая — по середине. Полы этого акетона состоят из чередующихся зеленых, белых и красных вертикальных полос. Короткие рукава (черные с белыми «кнопками») с буфами, скорее всего, принадлежат бригандине. На груди и, видимо, спине ливреи вышита королевская эмблема — белые розы с черными или темно-коричневыми стеблями с белыми пятнами. Штаны-чулки красные. Перья на шлеме-саладе с забралом и подбородным ремнем — однообразные, зелено-бело-красные. Белые перчатки с крагами, черные поясной ремень и ножны короткого меча у капитана, красный колчан большого лука.

Из брони — на ногах латы (набедренники, наколенники, у некоторых с веерообразной завитушкой сбоку, и поножи) и латные башмаки (из заходящих друг за друга пластин) со шпорами. Руки также защищены наручами и налокотниками (с теми же завитушками) от рукавов до перчаток, у пояса небольшой круглый щит-баклер. Под куртку одета также кольчуга или, возможно, стоячий кольчужный воротник — выглядывает в том месте, где прикрывает шею и горло.


Шотландцы с глефами в ливреях на миниатюре Жана Фуке «Суд над герцогом
Алансонским». Фронтиспис к сборнику новелл Джованни Боккаччо. 1459 г.


На другой миниатюре того же мастера, «Суд над герцогом Алансонским» (фронтиспис к сборнику новелл Боккаччо, 1458-1459 гг.), показаны гвардейцы при дворе в тех же куртках (рядом, на настенных росписях, изображена другая эмблема короля, белый олень-самец с крыльями и золотой короной-ошейником), с копьями. Но здесь ливрея одета поверх темного-серого камзола, обычно одеваемого под латы (arming doublet), с высоким воротником-стойкой, открытым спереди; рукава и ворот с черными вертикальными усилительными полосами, вероятно, кожаными. Камзол с черными же тесемками (для крепления деталей доспеха). Штаны-чулки шотландцев здесь — черные.


Жан Фуке. Миниатюра «Суд над герцогом Алансонским». Фрагмент.

До нас дошла сделанная в XVII столетии копия с утраченного ныне гобелена XV века, изображающего вступление Карла VII в Реймс (1429). Там показаны и гвардейцы, но в странной ливрее, совершенно отличной от описанной д’Эскуши и показанной Фуке — жакет с узором (розы и литеры) на груди и по краям рукавов и длинных пол. Кресты на груди в рамке из узоров, вероятно, белые на красном поле. На голове различные шапочки с перьями, иногда под шлем или стеганый капюшон.

Главным оружием гвардейца был, конечно, длинный лук, хотя до 1455 г. имелось и несколько арбалетчиков (о них упоминает и д’Эскуши). Однако на картине Фуке по меньшей мере шестеро, включая капитана, вооружены глефами с широкими наконечниками и с втоком, из них не менее двоих заменили баклер (подвешенный у пояса) овальным деревянным щитом (диаметром где-то 45,7 см) с железным умбоном и эмблемой как на куртке. Собственными штандартами гвардия, похоже, обзавелась только при Людовике XI — на одном был изображен Св. Михаил и дракон, на другом — большое солнце (эта же эмблема была вышита на куртке капитана).


Шотландские гвардейцы Людовика XI. Рис. из книги
А. В. Куркина «Рыцари. Последние битвы» (СПб., 2005).


При Людовике XI (1461-1483) общее количество придворной гвардии, называвшейся «l'Epoque changement», доходило уже до 4 000 человек пехоты и кавалерии. Командиры этого подразделения обычно занимали какие-нибудь посты при дворе (например, chambellan), а также совмещали несколько других постов, не только почётных, но и выгодных.

В 70-е гг. XV в. Людовик XI создает 2-ю и 3-ю (французские) роты телохранителей; 4 сентября 1474 г. — роту «Ста дворян», по прозвищу «Дворяне-с-вороньим-клювом»; 2-я рота была создана при Карле VIII. В 1481 г. Людовик XI дополняет шотландскую гвардию, являвшуюся полностью кавалерийской, ротой пехотинцев под названием «Ста швейцарцев», признанных Европой лучшими солдатами.

Скупой Людовик, который из-за своего коварства всерьез опасался покушений, не жалел денег для наемников. Жалованье шотландцев исчислялось в livres tournois — туреньских ливрах, и было необычайно высоким. Так, в 1461 г. капитан гвардии (capitaine de la Compagnie Ecossaise dans la Gendarmerie) получал 167 ливров в месяц, то есть более 2000 в год!


Выступление Людовика XII в Итальянский поход 1502 г. Миниатюра
из «Хроники Людовика XII».


К концу XV в. королевская гвардия Франции состояла из следующих подразделений: три роты телохранителей (325 чел., из которых 25 — принадлежали к «Гвардии Рукава»); две роты «Ста дворян» (200 чел.); рота «Ста швейцарцев» (100 чел.); всего — 625 чел.


Битва при Генуе. Миниатюра из «Хроники Людовика XII».

При Франциске I (1515-1547) придворная гвардия состояла уже из
четырёх компаний gardes du corps: одной шотландской и трёх французских gentilhommes à bec de corbin, отряда кавалерии, вооружённого своеобразными алебардами (armés de hallebardes appelées becs-de-corbin), а также сотни швейцарской пехоты (cent-Suisses).

Рота шотландской гвардии (gendarmes écossais), будучи включена в структуру gendarmerie d'ordonnance, фактически выполняла функции телохранителей королевской персоны (d'un corps de la maison du roi), формально не являясь ее частью.


Командир шотландских гвардейцев Роберт Стюарт, владетель д’Обиньи, во время вьезда Франциска I
для коронации в Париж в январе 1515 г. Реконструкция вооружения основана на фресках, сделанных
в 1520 г. в Шато-де-ла-Веррери, Обиньи-сюр-Нер. Согласно описаниям современников, королевских
телохранителей было 24, вооружены они были алебардами, носили белые куртки с золотой отделкой,
белые чулки и шлемы с белыми плюмажами. У одного из них шлем прикрыт беретом. Куртка, доходящая
до колена, имеет горловину прямоугольной формы и укороченные рукава. Полы куртки имеют льняную
подкладку. Куртка отделана золотом и украшена лилиями. Куртки делались из парчи, шелка, бархата или
тонкого сукна, и украшались серебряной саламандрой с короной — геральдическим знаком Франциска.


Постепенно, в связи с нормализацией отношений с Тюдорами, а также распространением в самой Шотландии кальвинизма, в гвардии французских королей начинают преобладать представители других европейских наций.

Положение горцев осложнила и трагедия, произошедшая на турнире 30 июня 1559 г., устроенном в Турнельском дворце в Париже в честь заключения мира в Като-Камбрези, формально завершившим Итальянские войны. Участвовавший в турнире король Генрих II (1547-1559) был смертельно ранен капитаном шотландской гвардии Габриэлем де Монтгомери, осколок копья которого нечаянно проник в глаз монарха сквозь забрало шлема.


Гибель Генриха II на турнире 1559 г. Гравюра Периссина 1570 г., изготовленная
по свидетельствам очевидцев. Обломок копья проткнул забрало королевского
шлема. Обратите внимание на слуг, стоящих на ступеньках с запасным оружием.


При Карле IX (1560-1574) в 1563 г. придворная гвардия состояла уже из 20 рот фламандцев (по 100 человек) и 3 рот швейцарцев (по 200 человек). После того, как на английский престол вступил Яков I Стюарт (1603-1625), шотландцы при дворе французских королей оставались в незначительном меньшинстве.

Однако, вплоть до отречения в 1830 г. последнего из Бурбонов, личные покои французских королей — охраняла именно шотландская стража.



Источники: http://revolt.kvestnik.info/obraz09.html
http://www.fieldofbattle.ru/modules....=Forums&t=3960
ONDERMAN и Haleygr сказали спасибо.

Последний раз редактировалось Klerkon: 05.06.2015 в 15:58.
старый 14.10.2015, 22:13   #71
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

Итальянец Филиппо Негроли (Filippo Negroli)-виртуоз чеканки. Ему удавалось превращать шлемы, щиты и латы в изысканные украшения, которыми рыцари щеголяли по особо торжественным поводам.


Филиппо сосредоточил свое внимание на ковке, свою работу он выполнял с такой ювелирной точностью, что добивался головокружительных результатов! Аккуратно наносил тончайшие узоры, украшал изделия традиционными орнаментами, вырезал изображения русалок и медузы Горгоны, черпая вдохновение из античной культуры.


Филиппо не просто копировал старинные образцы, он перевоссоздавал их. Его работы - яркий пример того, как эпоха Ренессанса открыла для себя все богатство античного культурного наследия. Доспехи ковались из стали, что было нетипично для итальянских оружейников того времени. Зачастую ими использовалось железо, поскольку этот материал более податлив и прост в работе, сталь же требовала виртуозного мастерства и долгой кропотливой работы.


Историки свидетельствуют, что высшая аристократия охотно приобретала для себя чудесные доспехи Негроли, среди самых именитых "клиентов" мастера были Карл V, император Священной Римской империи, и Гвидобальдо II, герцог Урбинский.



http://www.kulturologia.ru/blogs/131015/26690/
ONDERMAN, Haleygr и Klerkon сказали спасибо.
старый 14.10.2015, 23:19   #72
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

Венская Оружейная палата содержит богатейшее собрание поздне-средневековых доспехов, начало собирания которых положил знаменитый император-рыцарь Максимилиан Габсбург (1459-1519), его многие считают основоположником научного оружиеведения вообще.


Вот, к примеру, турнирный рыцарский доспех для пешего боя, с рифленой
юбкой, заказанный Максимиланом в 1512 г. мастеру Конраду Зойзенхоферу.


А в чеканной отделке парадных лат Вильгельма фон Роггендорфа (1540-е гг.)
оружейник Хельмшмидт воспроизвел традиционную одежду ландскнехтов.


Углубленный интерес к античности воплотился в этих принадлежавших
Фердинанду Тирольскому шлеме и щите, украшенных сценами подвигов
Геракла итальянским мастером Джованни Баттиста Серабаглио.


А позолоченный «миланский» парадный рыцарский доспех, изготовленный для эрцгерцога
Фердинанда, обошёлся в фантастическую сумму 2400 дублонов, что равнялось 12-летнему
жалованью министра или двумстам годовым доходам простого ремесленника!


В XVI в. в моду входят цветные рыцарские доспехи. Фердинанд I (1503-1564) заказал
себе «красные» военные доспехи, названные так по полосам из красного бархата.


А для Максимилиана II в 1557 г. изготовили «сине-золотую» броню. Её прообразом
послужил испанский придворный костюм из чёрного бархата с золотой отделкой.


Когда в 1571 г. эрцгерцог Австрии Карл II женился на баварской принцессе Марии,
в честь этого брака поступил целый ряд заказов на парадные доспехи. Так, для
императора Максимилиана II в Аугсбурге выковали «гарнитур с лепестками роз».


Остальное см.: http://kraeved1147.ru/wien-armory-chamber/
ONDERMAN сказал(а) спасибо.
старый 07.11.2015, 23:30   #73
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

Вплоть до начала XIX в. Южная Африка, известная еще древним карфагенянам и открытая в XV в. португальцами, фактически оставалась в стороне от европейской колониальной экспансии. Даже когда в сер. XVII в. голландцами основан был порт Капштадт (совр. Кейптаун), интересы их ограничивались в основном прибрежными землями. Поселенцы-буры, на протяжении XVIII столетия постепенно захватывавшие пригодные для пастбищ земли, не имели централизованной военной организации, а потому до поры до времени не угрожали владениям коренных пастушеских племен африканского юга — коса, тсвана (бечуанам), зулу и др. Существенно изменило расклад сил в регионе лишь появление англичан...


Предполагаемый прижизненный портрет Чаки, основанный на карандашном рисунке
Джеймса Кинга 1824 г. и впервые изданный в книге Исаака Наталя «Путешествия и
приключения в Восточной Африке» (1836).


Начало объединения зулусских племен положил в начале XIX в. Дингисвайо — вождь небольшого племени умтетва. Дингисвайо некоторое время жил в английской Капской колонии и наблюдал бесплодную борьбу мелких и разрозненных племен коса против английской колониальной армии. Можно предположить, что на основе именно этих наблюдений он пришел к выводу о необходимости объединения всех зулусских племен и создания военной организации, способной противостоять английским захватчикам.

Сделавшись вождем после смерти отца, Дингисвайо приступил к осуществлению своих намерений. Ему удалось в жестокой борьбе подчинить себе вождей соседних племен, но в 1818 г. он был убит, и его место занял один из его помощников — Чака, прозванный европейскими историками «Черным Наполеоном».


Чака. Реконструкция капитана А. Д. Шори, использовавшего для нее фотографию потомка
легендарного вождя Мангати, который, по утверждению стариков-зулусов, был «как две
капли воды похож» на своего великого предка.


По своему происхождению Чака (зул. «Жук»), появившийся на свет около 1787 г. незаконнорожденный сын вождя Сензангоконы, был выходцем из покоренного Дингисвайо небольшого племени амазулу. Еще при жизни последнего он выдвинулся как талантливый полководец и с успехом продолжил дело своего предшественника. Вслед за покойным Дингисвайо, Чака постарался усовершенствовать старинную военную организацию племени зулу.


В сериале «Зулус Чака» (Shaka Zulu, США-Великобритания, 1986) легендарного полководца
сыграл актер из ЮАР Генри Селе (1949-2007), снимавшийся также в популярном фильме
«Призрак и Тьма» (1996).


В основе этой организации лежал институт возрастных классов, являвшийся важнейшим элементом организации общественной жизни первобытных народов. Все население мужского пола делилось на несколько возрастных групп, каждая из которых выполняла определенные общественные функции, наделяясь при этом определенными правами и обязанностями. Переход из одного возрастного класса в другой строго фиксировался выполнением ряда обрядов.

У зулусских племен все мужчины делились на четыре возрастных класса и проходили в своей жизни четыре социальных ступени. Третий возрастной класс составляли воины — мужчины в возрасте от 20 до 40 лет. Их главной социальной функцией была защита племени от внешних нападений и военные набеги на соседей. В мирное время они жили в краалях и занимались мирным пастушеским трудом. Перидически вождь племени собирал их в своей резиденции для проверки готовности и тренировки.


Трудно сказать, существовала ли у зулусов какая-то «униформа» в современном понимании
этого слова. Известно лишь, что офицеры, отличившиеся воины, ветераны носили в качестве
украшения шкуры зверей, перья птиц и ожерелья.


На основе такой организации Чаке удалось создать некоторое подобие «регулярной армии». Для этого он прежде всего выделил всю боеспособную часть мужского населения из подчинения вождям племен. Военные отряды были поселены в особые краали, называемые по-зулусски «эканда». Каждый крааль имел свое особое название и составлял поселение одного «ибуто» — полка, насчитывавшего 600-1000 воинов.


Особым почетом у зулусов пользовался наряд из леопардовой шкуры, доступный только королю,
военачальнику или главе клана. Национальная одежда простых зулусов — кожаные набедренные
повязки, фартуки, украшения на икрах и предплечьях в виде хвостов животных, праздничные
головные уборы из перьев птиц.


Известны точные названия не менее 18 мужских и 5 женских (!) полков, в том числе такие как У-Дламбедлу («Дикие»), У-Гибабанье («Изгоняющие»), Изин-Тенджана («Зуйки»), Ама-Пела («Тараканы»), У-Кангела («Гляди в оба!») и пр.

В состав каждого «ибуто» входили люди самых разнообразных племен. Все они говорили на сходных между собой языках, но основным был зулусский. Лишенный чувства всякой «национальной нетерпимости», дальновидный Чака охотно принимал в свою армию юношей и мальчиков из других скотоводческих племен, которые, как и воинственные зулу, антропологически и лингвистически составляют, в сущности, одную общность — банту.


Военный вождь зулусов со знаками отличия. Литография второй пол. XIX в.

Во главе «эканды» стоял «инкоси» — полковник. Все воины, жившие в эканде, централизованно получали оружие и довольствие от Чаки. Женщины и дети в «эканду» не допускались. Воинам строго запрещалось жениться, лишь в исключительных случаях особо отличившиеся юноши получали на это разрешение. По достижении определенного возраста взрослые воины выходили из «эканды», возвращались в свое племя и только тогда обзаводились семьями. Полки были сведены в целые армии — «импи» — достигавшие 3000-4000 чел. каждая.



Все воины делились на три группы: первую группу составляла молодежь, впервые проходившая военное обучение и еще не побывавшая в сражениях, вторую группу — воины, побывавшие в сражениях, и третью группу — взрослые, уже опытные ветераны. Военное обучение начиналось с 18 лет, когда юноши впервые собирались в военные краали. Посли 5-6 месяцев обучения их отпускали домой, но они были обязаны ежегодно проходить повторное обучение. Систематические учебные сборы проходили все три группы воинов.


В XX в. реконструкция военных плясок зулусов служит стабильным источником
доходов для их потомков, вынужденных развлекать любопытных туристов.


Дав новую организацию вооруженным силам своих племен, Чака ввел новый порядок боя и новое вооружение. До него каждый зулусский воин, вступая в битву, имел при себе несколько метательных копий и большой овальный щит из бычьей шкуры. Закрываясь с головы до ног своим большим щитом, воин подбегал к врагу и бросал в него копья. Каждый воин действовал в одиночку, схватки происходили беспорядочно, никакого руководства боем не было.


Кадр из фильма Сая Эндфилда «Зулусы» (Zulu, Великобритания, 1964).

Чака ввел новый способ применения копья. Каждый воин получил короткое, крепкое ударное копье — ассегай (аssegai), которым он действовал не только как штыком, дротиком, но и способен был наносить рубящие удары. Название «ассегай» было заимствовано южноафриканскими народами из португальского языка (azagaia), в который, в свою очередь, оно попало из арабского (аз-загай — копьё).

Тяжелый 30-40-см листовидный наконечник из кованого железа насаживался на 1,5-2-метровое гибкое и эластичное древко из дерева сurtisia. Тренированные зулусские воины, держа ассегай за середину, многократно сжимали его особым движением пальцев, что заставляло его древко вибрировать, производя характерный треск, производивший сильное моральное воздействие на европейцев.


Образцы зулусских ассегаев второй половины XIX в.

Многие зулусы умели метать ассегаи не прямо перед собой, а слегка влево или вправо — по очереди, что мешало врагу уворачиваться или прикрываться щитом. По окончании боя каждый воин обязан был предъявить свой ассегай; утеря дорогостоящего оружия, изготовление которого обходилось не имевшим развитой металлургии зулу довольно дорого, строго наказывалась.

Применение нового вида оружия изменило характер ведения боя. Воины были соединены в одну «фалангу». Сомкнутым строем, прикрываясь своими щитами и выставив вперед копья, зулусы принимали на себя град стрел и копий противника, а затем сомкнутыми рядами бросались в наступление.



Помимо ассегаев и небольших дротиков, зулусы пользовались в бою палицами, которыми добивали поверженного противника. Луки использовались ими только для охоты, и то нечасто. Только в середине XIX в. отдельные инкоси стали в небольшом количестве закупать у буров и европейцев ружья.

В походе армию сопровождали молодые женщины и мальчики, гнавшие скот и несшие на себе продовольствие. Перед началом боя обоз оставался в укрытии, а войска развертывались в боевой порядок. Центр составляли главные атакующие силы. Справа и слева выделялись отряды для обхода противника с флангов и тыла. Дав время фланговым отрядам продвинуться вперед, основной атакующий отряд начинал наступление сначала шагом, затем постепенно ускорял его; бросаясь в атаку, переходил в бег. Тем временем отряды, выделенные для обхода, ударяли по флангам и стыла. Если атака бывала отбита, полки отходили в исходное положение с выдвинутыми флангами. Командиры шли впереди своих воинов, поощряя, увлекая их личным примером, а старшие командиры наблюдали за боем с какой-нибудь возвышенности.


Кадр из фильма Сая Эндфилда «Зулусы» (Zulu, Великобритания, 1964).

Опираясь на эту военную организацию, Дингисвайо и в особенности Чака объединили все племена, населявшие территорию между реками Пон-гола и Умзимкулу, т. е. нынешнюю провинцию Наталь, и получившие общее имя — зулусы; по некоторым данным, племен было около ста. Объединительная деятельность Дингисвайо и Чаки положила начало процессу слияния зулусских племен в единую народность, завершение которого относится уже к концу XIX в.

Переселения зулусов вызвали перемещения многих других племен банту Южной Африки и внесли значительные изменения в ее этническую карту.

Дингисвайо и Чака пытались развивать межплеменные экономические связи, которые скрепили бы это объединение зулусских племен. Дингисвайо установил торговые отношения с португальцами в Мозамбике, оказывал большое содействие развитию ремесел, поощряя производство новых изделий и усовершенствование старых; он создал крупную мастерскую по обработке шкур, на которой было занято около ста человек. Чака всячески содействовал развитию торговых связей зулусов с английскими купцами.


Кадр из фильма Сая Эндфилда «Зулусы» (Zulu, Великобритания, 1964).

В 1824 г. группа английских разведчиков из Капской колонии во главе с лейтенантом Файервеллом и Генри Финном под видом купцов прибыла к Чаке в Булавайо и заключила с ним договор, по которому тот уступил небольшой участок земли на месте нынешнего города Дурбан и разрешил вести торговлю с зулусами. В 1828 г. Чака отправил в Кейптаун экспедицию, снабженную большим количеством дорогих подарков для генерал-губернатора и короля. Но экспедиции удалось добраться только до Порт-Элизабет, английские власти дальше ее не пропустили.

28 сентября 1828 г. Чака был убит своим братом Дингааном, который, оказавшись во главе объединения зулусов, с успехом продолжал дело покойного вождя: укреплял армию, готовился к защите независимости своего народа и в то же время пытался установить мирные отношения с Англией.


Исторический боевик Сая Эндфилда «Зулусы» (1964) посвящен героической обороне
английским отрядом миссии Роркс-Дрифт 23 января 1879 г. от превосходящего войска
зулусов. См. фильм: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3674988


Однако, уже через 10 лет, 16 декабря 1838 г., 464 вооруженных бура, изгнанных англичанами из Капской колонии и пытавшихся найти себе новое место жительства, смогли обратить в бегство 10-тысячное зулусское войско на реке Нкоме — этот эпизод вошел в историю как Битва на Кровавой реке.

Подробные сведения о личности Чаки, его походах, военных и административных реформах можно прочитать в книге Эрнеста Августа Георга Эдуарда Арнольда Риттера «Чака. Возвышение зулусской империи» (1955), опубликованной на русском языке трижды (!) — в 1968, 1977 и 1989 гг.:


Автор был сыном ганноверского офицера, за участие в Крымской войне против России
получившего от британской короны земельные владения в Южной Африке. Выросший
среди местных племен и поселенцев, Э. Риттер активно использовал не только записки
европейцев, но и африканский фольклор: http://gumilevica.kulichki.net/Zulu/


Изумительная военная организация зулусов не знала себе равных среди народов Черной Африки. Даже когда спустя пол-века после смерти Чаки, в 1879 г. воинам короля Кечвайо пришлось столкнуться с английской регулярной армией, вооруженной винтовками системы Мартини-Генри, револьверами и пушками, они не раз заставляли в панике бежать с поля боя «красные мундиры»!


1 июня 1879 г. в стычке с зулусами у реки Итьотьоси был убит наследник
французского престола принц Эжен Наполеон IV Бонапарт, 23-летний сын
Наполеона III и императрицы Евгении, тешивший надежды французских
монархистов.


Несмотря на то, что после ряда чувствительных поражений английским войскам в августе 1879 г. удалось наконец сломить сопротивление свободолюбивого народа, колониальные порядки, установленные колонизаторами в Зулуленде, были значительно смягчены, а зулусский король Кечвайо, доставленный в Лондон в качестве «почетного пленника», в 1882 г. был удостоен торжественного приема у королевы Виктории.


Фильм Дугласа Хикокса «Боевой рассвет зулусов» (Zulu Dawn, США, Великобритания, 1979)
посвящен исторической победе зулусов над англичанами при Изандлване 22 января 1879 г.
В этом провопролитном сражении был почти полностью уничтожен целый английский полк:
1330 человек, в том числе 52 офицера. Известие об этом разгроме заставило уйти в отставку
кабинет премьера Дизраэли. См. фильм: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4440120


Фридрих Энгельс, Томас Майн-Рид, Луи Буссенар, Генри Райдер Хаггард и многие другие политики, писатели, ученые и общественные деятели восхищались храбростью зулусских войск в их борьбе против английских захватчиков.

И по сей день боевое искусство и военные победы зулусов продолжают вдохновлять южноафриканских, британских, американских кинематографистов, писателей, историков, военных реконструкторов и миниатюристов. См., например: http://www.chen-la.com/forum/viewtop...=7083&p=102718
ONDERMAN сказал(а) спасибо.

Последний раз редактировалось Klerkon: 08.11.2015 в 00:42.
старый 11.10.2016, 13:13   #74
Senior Member
 
аватар для ONDERMAN
 
Регистрация: 01.2009
Сообщений: 8.963
Репутация: 45 | 10
По умолчанию

КАТАФРАКТАРИЙ Для вооружения катафрактариев характерны три главных особенности. Первой отличительной чертой их было наличие тяжелого оборонительного доспеха. Он состоял прежде всего из металлического панциря, чешуйчатого или комбинированного, позднее кольчуги. В I в. до н. э. панцирь, как правило, был коротким, он едва доходил до бедер. Ноги также оставались незащищенными. Это учитывали римские тактики, рекомендовавшие разить катафрактариев мечом в бедра и голени – "единственные части тела, которые не закрывала броня" (Plut., Luc. 28). В первые века н. э. появляются доспехи, доходящие до колен. Широкое распространение получает комбинированный доспех, которой включает набедренник, металлические или кожаные наручи и поножи. Голову катафрактария защищал конический шлем. В первых веках н. э. он часто имел металлическую маску, закрывавшую лицо. В целом, состоявший из различных частей доспех покрывал тело всадника с головы до ног. Особенно это характерно для клибанариев III-IV вв. н. э.

Источники сохранили яркие описания таких закованных в доспех клибанариев. По словам Свиды (s. v. τωραξ), "все они сидели на своих лошадях, как статуи, к их конечностям были подогнаны доспехи, которые точно соответствовали формам человеческого тела. Они покрывали руку от запястья до локтя, а оттуда до плеча, в то время как пластинчатая броня защищала плечи, спину и грудь. Голова и лицо были покрыты шлемом с металлической маской, которые делают их носителя выглядящим как статуя, потому что даже бедра и ноги и самые кончики ног покрыты доспехом. Он соединен с панцирем прекрасным кольчужным плетением, наподобие ткани, так что ни одна часть тела ее остается видимой и непокрытой, потому что это плетеное покрытие защищает руки и так гибко, что носители его могут даже сгибать пальцы". Так же описывает Аммиан Марцеллин тяжелую конницу персидского полководца Мерены во время похода Юлиана "То были закованные в железо отряды; железные пластины так тесно охватывали все члены, что связки совершенно соответствовали движениям тела, а прикрытие лица так хорошо прилегало к голове, что все тело оказывалось закованным в железо, и попавшие стрелы могли вонзиться только там, где через маленькие отверстия, приходившиеся против глаз, можно кое-что видеть, или где через ноздри с трудом выходит дыхание" .

Второй особенностью как катафрактариев, так и более поздних клибанариев било их главное наступательное оружие – пики, достигавшие в длину 4-4,5 м, которые держали обеими руками. Гелиодор оставил интереснейшее описание того, как управлялись с подобной пикой: "Когда наступает время битвы, то, ослабив поводья и горяча коня боевым криком, он (катафрактарий. – А.X.) мчится на противника, подобный какому-то железному человеку или движущейся кованой статуе. Острие копья сильно выдается вперед, само копье ремнем прикреплено к шее коня; нижний его конец при помощи петли держится на крупе коня, в схватках копье не поддается, но, помогая руке всадника, всего лишь направляющей удар, само напрягается и твердо упирается, нанося сильное ранение, и в своем стремительном натиске колет кого ни попало, одним ударов часто пронзая двоих" .

Такие пики изображены на иранских рельефах и боспорских погребальных фресках. Наконечники их встречены в погребениях Северного Кавказа и Поволжья . Длинный меч и кинжал служили вспомогательным оружием, равно как и лук со стрелами. Но пики были у них на вооружении с самого начала. "Ведь вся сила этой броненосной конницы – в копьях, у нее нет никаких других средств защитить себя или нанести вред врагу, так как она словно замурована в свою тяжелую, негнущуюся броню" (Plut., Luc. 28). С полным основанием можно сказать, что без пики не было бы катафрактария.

Существует мнение, что парфянские катафрактарии были по преимуществу лучниками . Конные лучники были неотъемлемой частью парфянского войска, так же как и сарматского. Действия тяжелой конницы были особенно успешными при взаимодействии с легковооруженными лучниками. Но сами лучники не были катафрактариями, так же как последние не были лучниками . Дело даже не столько в различии вооружения, сколько в совершение иных задачах, ставившихся в бою перед этими двумя подразделениями конницы. Правда, существуют изображения как парфян, так и сарматов, закованных в доспехи, но держащих в руке лук вместо копья. Однако, во-первых, и лучники иногда могли иметь доспех, хотя это должно было быть достаточно редко, а во-вторых, лук со стрелами встречается у катафрактариев в качестве вспомогательного оружия . Главным наступательным оружием катафрактариев всегда и всюду была только пика .

Третья особенность катафрактариев заключалась в том, что доспех имел не только сам всадник, но зачастую и его лошадь. Этот доспех состоял из нескольких отдельных частей и с течением времени не оставался неизменным. Однако он не был таким непременным атрибутом катафрактариев, как панцирь или пика. Довольно многочисленные изображения иранских катафрактариев, лошади которых не имеют металлических доспехов. Еще меньшее распространение он получил в евразийских степях. Специфические условия кочевой среды требовали даже от катафрактариев большей подвижности и маневренности. Впрочем, в сасанидское, позднеримское и византийское время повсюду наблюдается тенденция к облегчению конного доспеха: замене металлических частей кожаными и т. д.Особенности вооружения катафрактариев определили применявшиеся ими боевые порядки и тактические приемы. Катафрактарии всегда атаковали неприятеля тесно сомкнутым строем. Такой строй давал возможность наилучшим образом использовать преимущество вооружения и свести до минимума его недостатки: ограниченную подвижность и вызванную этим слабую маневренность. Отряд катафрактариев, ощетинившийся пиками, малоуязвимый для стрел и дротиков, имевший достаточную защиту от ударов копий и мечей, представлял грозную силу. Многие авторы сообщают, на какие ухищрения приходилось идти, чтобы нейтрализовать пики катафрактариев и вступить с ними в ближний бой . Но отдельный катафрактарий был легко уязвим и становился довольно легкой добычей, особенно если он был сброшен на землю. Достаточно вспомнить роксоланских катафрактариев, рассыпавшихся для грабежа по Мезии во время их неудачного набега в 69 г. н. э. "Римские солдаты в легких латах нападали с метательными дротиками или длинными копьями и, когда требовалось, легкими мечами кололи врукопашную беззащитных сарматов" .

Об этой слабой стороне катафрактариев пишет и военный теоретик конца IV в. н. э. Вегеций (III, 23): "Катафракты вследствие тяжелого вооружения, которое они носят, защищены от ран, но вследствие громоздкости и веса оружия легко попадают в плен: их ловят арканами; против рассеявшихся пехотинцев в сражении они пригоднее, чем против всадников". http://www.xlegio.ru/ancient-armies/...in-art-of-war/
Klerkon сказал(а) спасибо.
старый 12.10.2016, 00:12   #75
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию


Персидский клибанарий III в. н. э. Рисунок на стене
римской крепости Дура Европос на Евфрате. Сирия.


«Сурена заслонил передовыми отрядами основные свои силы и скрыл блеск воору­жения, приказав воинам заслониться плащами и кожами. Когда же парфяне подошли ближе, их военачальник подал знак, и вся равнина сразу огласилась глухим гулом и наводящим трепет шумом... Устрашив римлян этими звуками, парфяне вдруг сбросили с доспехов покровы и предстали перед неприятелем пламени подобные — сами в шлемах и латах из маргиан­ской, ослепительно сверкавшей стали, кони же их в латах медных и железных...»

(Плутарх. «Сравнительные жизнеописания». Красс).




Клибанарии императора Юлиана Отступника после битвы с алеманнами
при Аргенторате (Страсбурге). Август 357 г. н. э.
старый 11.05.2017, 00:11   #76
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

Ландскнехты.

Продолжение темы...

Историки военного костюма считают, что германские наемники конца XV-XVI вв. еще не имели униформы в современном смысле этого слова, однако уже выработали определенные правила одежды, вошедшей в моду среди других слоев населения и в иностранных державах.

Богатейшим изобразительным источником для этой темы являются собрания раскрашенных гравюр XVI столетия из собраний Музея Бой­манса ван Бенин­гена (Museum Boijmans Van Beuningen), расположенного в Роттердаме (Нидерланды).

Серию «Ландс­кнехты» Музея Бой­манса ван Бенин­гена состав­ляют 20 рас­кра­шен­ных вруч­ную гра­вюр по рисун­кам четы­рех нюрн­берг­ских худож­ни­ков круга Аль­брехта Дюрера: Зибальда-Ганса Бехама (Sebald Hans Beham, 1500–1550), Эрхарда Шёна (Erhard Schön, 1491–1542), Никласа Што­ера (Niklas Stoer, около 1500–около 1562) и Петера Флёт­нера (Peter Flötner, 1485–1546). Строго говоря, эта серия не явля­ется еди­ным ком­плек­том и собрана из гра­вюр раз­ных пуб­ли­ка­ций, пред­при­ня­тых в 1530-х гг. двумя изда­те­лями, спе­ци­а­ли­зи­ро­вав­ши­мися на такого рода мате­ри­а­лах, — Ган­сом Гуль­ден­мун­дом и Никла­сом Мель­де­ма­ном (Niclas Meldeman, 1518–1552). Гравюры рас­кра­шены и сопро­вож­даются сти­шками поэта Ганса Сакса.

Ком­би­не­зоны, шоссы и пр. элементы одежды наем­ни­ков серии «Ландс­кнехты» являют собой при­меры без­гра­нич­ной фан­та­зии сред­не­ве­ко­вых художников-модельеров, а также сви­де­тель­ствуют о тон­кости работы масте­ров по про­рез­ному декору. В целом они отражают ландс­кнехт­скую моду пери­ода ее расцвета.


Фельд­фе­бель Клаас (Clas Feldtwaybel), участ­ник битвы при Павии (1525 ),
с алебардой и малым мечом кацбальгером. Худож­ник Эрхард Шён. Гра­вюра
на дереве, руч­ная рос­пись. Изда­тель Ганс Гуль­ден­мунд. Нюрн­берг, 1530 г.


Судья-адвокат (Schuldthos). Худож­ник Никлас Штоер.
1530-е гг.


Про­фос (нем. profos) — офи­цер воен­ной поли­ции, вооруженный
копьем и кацбальгером. Худож­ник: Эрхард Шён.


Бюк­сен­май­стер (Büchsenmayster — стре­лок из аркебузы).
Худож­ник Зибальд Бехам.


Два над­смотр­щика (Steckenknechten — над­смотр­щик, тюрем­щик
— экви­ва­лент воен­ного поли­цей­ского). Худож­ник Никлас Штоер.


Йорг, пюк­сен­май­стер (Püchsenmeyster — пуш­карь).
Худож­ник Эрхард Шён.


Ландс­кнехт с але­бар­дой. Худож­ник Эрхард Шён.


Гейне из Кюрь­хас­сена в Швей­ца­рии. Худож­ник Эрхард
Шён. Вооружение: пика, кацбальгер и кинжал.


Ландс­кнехт Клэс Вин­тергрюн (Clas Winttergrön) со своим сыном
Хайн­цем. Худож­ник Никлас Штоер.


Ландс­кнехт и слуга (Bube). Худож­ник Эрхард Шён.


Пра­бант­май­стер (Prabantmaister — интен­дант). Худож­ник
Зибальд Бехам.


Уль­рих, ткач из Ульма, вай­бель (Waibel — помощ­ник капрала).
Худож­ник Эрхард Шён.


Рот­май­стер (коман­дир отде­ле­ния из 10 чело­век), вое­вав­ший
в Вен­грии (с тур­ками). Худож­ник Эрхард Шён.


Ганс Неустра­ши­мый (Hanns Unverzagt) — опытный наем­ник на
«двойном жаловании». Вооружен цвайхандером и кацбальгером.
Худож­ник Эрхард Шён. Около 1530 г. Гравюра на дереве.


Ландскнехт «дворянин». Такой же, впрочем, одноглазый, как и бывший ткач
на гравюре выше — война не щадит никого! И оружие — то же, что и у Ганса.
Худож­ник Никлас Штоер. 1535 г.


Стеф­фан Гольд­шмидт (Steffan Goldschmidt), юве­лир (бывший).
Оружие: алебарда и кацбальгер. Худож­ник Петер Флёт­нер.


Арке­бу­зир. Худож­ник Эрхард Шён. 1530-е гг.



Для сравнения приводим гравюры из собраний других европейских музеев.



Ландс­кнехт Пют­нер (Pütner). Худож­ник Ганс-Леонгард Шой­фе­ляйн.
Гра­вюра на дереве. Гра­вёр Никлас Штоер. Дати­ровка: 1500–1540 гг.
Музей гер­цога Антона Уль­риха. Бра­ун­швейг, ФРГ.


Фельд­фе­бель в доспехе и с дву­руч­ным мечом. Худож­ник
Зибальд Бехам. Музей герцога Антона Ульриха.


Вах­май­стер (Wachmayster — вах­тен­ный офи­цер) с копьем.
Худож­ник Зибальд Бехам. Британский музей.


Ландс­кнехт с копьем. При­пи­сы­ва­ется Кри­стофу Амбер­геру или Йоргу Брою Стар­шему.
Время созда­ния: 1525–1530 гг. Опуб­ли­ко­вано в Вене около 1580–1585 гг. Гра­вюра
на дереве. Гра­вер Йост де Негкер. Бри­тан­ский музей.


Источник:
http://premudrosti.in/index.php/hist...landsknecht10/
ONDERMAN сказал(а) спасибо.
старый 14.05.2017, 23:33   #77
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

Ландскнехты.


Продолжение темы...


Императора Священной Римской империи Максимилиана I Габсбурга (1459–1519) по праву считают основателем профессионального войска ландскнехтов, произошло это, по мнению некоторых историков, в 1483 г. В реальности подобные ландскнехтам отряды появились ранее, еще во время Бургундских войн 1474-1477 гг.

Первоначально численность войска ландскнехтов при Максимилиане была невелика и составляла 5 000 чел. На содержание его император, однако, тратил в год — ни много ни мало — 20 000 золотых флоринов. И это при общих годовых доходах его — в 400 000 флоринов! Не жалел, словом, денег любимым солдатикам... Согласно легенде, после взятия Антверпена Максимилиан I прошел по улицам захваченного города в одежде ландскнехта с копьем не плече, а не проехал, как в старину, на коне вместе с рыцарями, значение войска которых в конце XV в. резко падает...

Рукописная «Арсенальная книга» императора Максимилиана I (Zeugbuch Kaiser Maximilians I) составлена около 1502 г. в Инсбруке Бартоломеусом Фрейслебеном — Hauszeugmeister (императорским специалистом по вооружению). Она характеризует несколько императорских арсеналов, подробно описывая прибавления в современной артиллерии и оружии, которые происходили за время правления императора. Рукопись богато иллюминирована при участии императорского придворного художника Йорга Колдерера (1465–1540), что подчеркивает цель ее создания как демонстрационной работы, а не простой описи.

История рукописи точно не известна. Возможно, до нас дошла лишь копия подлинника, еще в XVI веке ставшая собственностью вольного имперского города Регенсбурга. Рукопись, хотя и незавершенная, была переплетена и включена в коллекцию книг городской библиотеки. В 1812 г. она была передана из Регенсбурга Баварской государственной библиотеке (Мюнхен).

«Арсенальная книга» является следствием множества попыток, предпринятых Максимилианом I по сохранению своего наследия для потомков, а также является важным источником о вооружении и воинской одежде ландскнехтов.



«Порох и пики». Худож­ник Йорг Кол­де­рер (Jörg Kölderer, 1465–1540).
1502 г. Бавар­ская госу­дар­ствен­ная биб­лио­тека, Мюн­хен, Германия.



Крупным планом.






Крупным планом.






Крупным планом.









На рисунке справа предположительно изображен сам Максимилиан I.






Образцы других иллюстраций:















ONDERMAN сказал(а) спасибо.
старый 20.05.2017, 23:10   #78
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

«Сенькин отец, Лазарь Палыч, — пеший стрелец, белокафтанник
Полтевского приказа, старший брат Сеньки — ездовой стрелец, и
Сеньке по роду быть в стрельцах. Голова не раз говорил Лазарю,
чтоб Сеньку записать в приказ, но Лазарь Палыч медлил. Сеньку
часто тянуло утечи из дому, куда глаза глядят, опричь того, что
мать Секлетея Петровна за ленивую молитву била, а еще и потому,
как Лазарь получал еду за караул в Кремле натурой, не вареную
— Сенька носил к нему обед ежедень и сткляницу водки...»


(А. П. Чапыгин. «Гулящие люди». 1930 г.)




Когда слышишь или читаешь слова «московские стрельцы» — перед глазами предстают суровые бородатые мужики в длиннополых красных кафтанах, красных же сапогах с каблуками и загнутыми кверху носками, суконных колпаках с меховой опушкой, бердышами в правой руке, тяжелыми пищалями в левой, саблей на боку и перевязью-берендейкой через плечо.



Московские стрельцы 1613 года. Литография 1899 года по рисунку
А. В. Висковатого, сделанного для первого тома иллюстрированного
издания «Историческое описание одежды и вооружения российских
войск, сделанное по Высочайшему повелению» (1841—1862).



«Стрельцы, составляющие пехоту, не носят никакого оружия, кроме самопала в руке, бердыша на спине и меча сбоку. Ствол их самопала не такой, как у солдатского ружья, но гладкий и прямой (несколько похожий на ствол охотничьего ружья); отделка ложа очень груба и неискусна, и самопал весьма тяжел, хотя стреляют из него очень небольшой пулей...» — пишет Джайлс Флетчер в своем сочинении «О государстве Русском» (Of the Russe Common Wealth, 1591).

Этот классический, ставший хрестоматийным образ московского стрельца растиражирован художниками (Иванов, Рябинин, Лисснер, Суриков), кинорежиссерами (достаточно вспомнить «стрельцов» из известной комедии Л. Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию»), писателями (один А. Толстой и его «Петр Первый» чего стоит!) и прочно вошел в обыденное сознание. Но мало кто задумывается (кроме тех, конечно, кто профессионально занимается изучением истории военного дела Русского государства XVI – XVII вв.), что этот такой привычный и узнаваемый стрелец — порождение 2-й половины XVII в., времен Алексея Михайловича Тишайшего и его сына Федора Алексеевича, войн за Украину с поляками и турками. Это его видели иностранные дипломаты (те же Августин Мейерберг и Эрик Пальмквист), оставивших более или менее подробные описания и рисунки, по которым мы и знаем о том, как же выглядели московские стрельцы в то время.



Лисснер Э. Э. «Медный бунт в Москве». 1938 г.


Однако к тому времени история стрелецкого войска насчитывала уже больше, много больше 100 лет, и за это время войско это сильно изменилось и внешне, и внутренне. А какими были стрельцы в «начале славных дел», в первые десятилетия своей истории, при «отце» стрелецкого войска Иване Грозном?

Об этом известно, увы, намного меньше. К сожалению, не сохранилось ни одного рисунка, который бы описывал внешний вид московского стрельца середины XVI в. — самые ранние их изображения датируются в лучшем случае концам XVI — началом XVII вв. (картина Клушинской битвы и карта Герритса), но, к счастью, остались описания, что дали иностранцы, видевшие их в то время. Чудом сохранились, пусть и в небольшом количестве, но все же, документы, способные поведать нам о том, какими они были, стрельцы Ивана Грозного. Наконец, об истории стрелецкого войска можно узнать из русских летописей и кратких записей в разрядных книгах. Одним словом, порывшись в старинных рукописях и документах, можно все же сыскать необходимый минимум сведений для того, чтобы попытаться реконструировать внешний облик московского стрельца времен Ивана Грозного и рассказать о стрелецком войске в первые полстолетия его истории.





Стрелец и голова стрелецкого приказа. Рисунки Эрика Пальмквиста —
шведского военного инженера, члена посольства Карла XI к Алексею
Михайловичу. 1674 г.



Стрелецкое войско, появившееся в 1550/1551 г. в ходе масштабной военной реформы, на протяжении длительного времени занимало важное место в структуре вооруженных сил Российского государства и сыграло существенную роль в тех войнах и кампаниях, что вела Россия с сер. XVI по начало XVIII в. При этом необходимо отметить, что его создание вместе с формированием «Наряда» (артиллерийского корпуса) стало очередным, и весьма значительным шагом на пути превращения России в настоящую «пороховую империю» и дало ей неоспоримые преимущества над теми государствами, кто отстал от России в развитии специализированных на применении огнестрельного оружия родов войск. Более того, в известном смысле стрельцы стали прообразом постоянной армии и в это смысле стали предшественником солдатских полков Алексея Михайловича и Петра Алексеевича.

Увы, поскольку в отечественной (а вслед за ней и в зарубежной) историографии история стрельцов Ивана Грозного практически никак не освещена, если не считать дискуссии 1950-х гг. вокруг их происхождения, вызванной появлением на свет исследований А. В. Чернова, до сих пор не появилось комплексного, полноценного исследования о стрелецком войске, что ведет к тиражированию массы ошибок и заблуждений.



Русские стрельцы времен Алексея Михайловича. Реконструкция
художника С. А. Летина.



Справедливости ради отметим, что история стрелецкого войска не осталась в стороне от внимания отечественных историков. В разное время к разным аспектам истории стрельцов обращались практически все отечественные историки, кто занимался вопросами политической, военной и социально-экономической истории допетровской России. Вместе с тем, проанализировав эти работы (их число не так уж и велико), нетрудно заметить, что в основном они касаются отдельных аспектов истории стрелецкого войска — проблем, связанных с его созданием (в контексте реформ Ивана IV), отчасти их участия в войнах Русского государства (преимущественно сосредотачиваясь на взятии Казани в 1552 г., Полоцком походе 1562/1563 г. и участии стрельцов в битве при Молодях в 1572 г.), а также участии стрельцов в социально-политической борьбе конца XVII в. и судьбе стрелецкого войска на рубеже XVII и XVIII вв.



Униформа московских стрельцов. 1670-е годы. Полуголова.
1. «Служивый» кафтан. «Государево служилое платье» —
шили из дорогих материй и украшали золотыми пуговицами.
2. Протазан. На протазанах стрелецких командиров часто был
выгравирован двуглавый орел как знак «царской службы».


Униформа московских стрельцов. 1670-е гг. Рядовой.
1. Бобровая опушка на шапке.
2. Ремень сумки-ташки и бандольер.
3. Суконный кафтан.
4. Бердыш.

Благодарим: https://forma-odezhda.ru/encyclopedi...cov-xvii-veka/



Таким образом, очевидно, что разрабатывались, как правило, лишь частные вопросы истории стрелецкого войска, в случае, если исследователь пытался сделать общий обзор, ему приходилось отказываться от подробного освещения многих вопросов. Более того, основной упор делался на исследование истории стрельцов XVII века, точнее, 2-й его половины — как наиболее отраженной в источниках. Наконец, проблемы ранней истории стрелецкого корпуса в последний раз основательно рассматривались более полустолетия назад, а за это время историческая наука шагнула далеко вперед.

Познакомившись в конце XIV в. с артиллерией, а столетием спустя — с ручным «огнестрелом», московские воеводы достаточно быстро оценили его преимущества и достоинства и постарались приспособить к своим нуждам и потребностям. Появление «наряда» (артиллерии) и собираемых с тяглового населения пищальников-стрелков из ручного огнестрельного оружия ознаменовали начало этого процесса. При этом необходимо отметить, что несколько задержавшись на старте, Россия при Иване III набрала быстрые темпы освоения последних военно-технических новинок и в последующие десятилетия старалась не терять их (спад начался во 2-й пол. XVI в ., и связан был не в последнюю очередь с Ливонской войной и сложившейся вокруг России крайне неблагоприятной политической обстановки). Объясняется это прежде всего тем, что, во-первых, непрерывные войны, которые приходилось вести Москве с соседями, подстегивали развитие военного дела, а во-вторых, русская правящая элита прекрасно осознавала, чем чревато отставание в военной сфере. И, познакомившись достаточно рано с огнестрельным оружием и его возможностями, московские князья и их воеводы оценили его достоинства. Оно давало русским, при всем его несовершенстве, неоспоримые преимущества над старыми врагами, татарами и, отчасти, литовцами.



Реконструкция Ангуса Макбрайда. Справа — аркебузир Великого
княжества Литовского.



Опыт применения сборных отрядов пищальников показал как полезность такого приобретения, так и их недостатки, связанные прежде всего с их явно недостаточной организованностью дисциплиной, подготовкой и мотивацией. Отметим в этой связи, что, на наш взгляд, московские власти с конца XV в. целенаправленно проводили политику отделения служилого «чина» от «тяглецов», что было вызвано не в последнюю очередь высокими требованиями к уровню профессионализма ратных людей (отметим, что схожие явления наблюдались и в Османской империи несколько ранее). Поэтому появление профессионального корпуса стрелков из ручного огнестрельного оружия на государевой службе было лишь вопросом времени (первые такие попытки были предприняты при Иване III и продолжены его наследником Василием III. Во всяком случае, иностранные наблюдатели сообщали о существовании на русской службе наемной пехоты в 1-й четв. XVI в.).





Неясным остается лишь ответ на вопрос — что было взято в качестве образца при создании стрельцов. Иностранные источники сообщают, что Иван IV советовался с некими иноземными «капитанами», однако стрельцы явно не походили на западноевропейских ландскнехтов, м, судя по всему, все же были отличия, и существенные, от наемной польско-литовской пехоты, тогда как сходства с турецкими янычарами было больше (кстати, в русских источниках сер. XVI в.. несколько раз упоминаются государевы «янычане»). Одним словом, вопрос о том, чье влияние на стрельцов оказалось преобладающим или же они — самобытное явление, остается открытым, хотя мы на данном этапе склонны полагать, что османское влияние (через крымских татар) оказало все же большее воздействие.



Турецкие янычары конца XVI в. Реконструкция Ангуса Макбрайда.
Справа — начальный офицер, в центре — мушкетер-новобранец,
слева — морской пехотинец.



Однако в любом случае Иван Грозный и его советники подошли к заимствованию иностранного опыта творчески, с учетом русских реалий. Отказавшись с самого начала от создания двух по разному вооруженных и обученных действовать в тесной взаимосвязи друг с другом, но вместе с тем слишком узкоспециализированных и оттого недостаточно эффективных, первый русский царь в 1550 г. — на основе уже существовавших разрозненных и плохо организованных отрядов «казенных» и «посошных» пищальников — «выбрал» себе стрельцов. Сам по себе этот термин означал особый статус и привилегированность этой отборной пехоты в 3000 человек, сведенных в 6 «статей» по 500 стрелков в каждой. Отряды же простых пищальников продолжали набираться еще достаточно долго и после учреждения нового корпуса стрельцов.

В ходе осады и штурма Казани 1552 г. стрельцы сыграли важную роль, во многом способствовав успешному завершению кампании и покорению Казанского ханства. После взятия Казани Иван IV оценил достоинства стрельцов и их число стало быстро расти, причем они, судя по всему, быстро разделились на привилегированных московских и обладавших более низким статусом «городовых» стрельцов (судя по всему, «городовые» стрельцы возникли, «отпочковавшись» от отправленных в длительные командировки московских стрельцов «первого призыва» — сперва в Казани и Астрахани, потом, видимо, в северо-западных и завоеванных ливонских городах, а затем постепенно распространились по всем «украйнам» — крымской, литовской, немецкой и ногайской. Отметим также, что при учреждении опричнины Иван Грозный также не обошелся, судя по всему, без создания корпуса опричных стрельцов). В годы Ливонской войны и отражения татарского натиска в 1550-х — начале 1570-х гг. стрелецкая пехота стала важным составным компонентом московских ратей. Ни одна серьезная кампания или поход московской рати в годы Ливонской войны или отражение набегов крымских татар на Москву в 1560-1570-х гг. не обходился без их участия. Что уж тогда говорить об осадах и обороне крепостей!





Отметим, однако, что хотя появление стрелецкого войска стало своеобразным ответом русской военной мысли середины XVI в. на растущую эффективность ручного огнестрельного оружия, стрельцы тогда выступали как важное дополнение к поместной коннице, вооруженной главным образом холодным и метательным оружием. Не случайно в целях повышения их подвижности и с тем, чтобы поместная конница всегда могла опереться на поддержку стрельцов, в 50-х – 70-х гг. XVI в. стрельцы регулярно сажаются на-конь — практика применения конных пищальников складывается еще со времен Василия III (1505-1533), и сам Иван Грозный набирал их во время своих казанских походов. Но занять господствующее место в русском войске того времени они еще не могли по вполне объективным обстоятельствам. Для этого должно было измениться и оружие, и тактика, и противник. Пока же этого не произошло, стрельцы оставались пусть и важным, необходимым, но — второстепенным компонентом российского войска XVI в. Об этом же говорит и удельный вес стрельцов в русском войске к концу правления Ивана Грозного (1547-1584). К этому времени, по разным оценкам, списочный состав русской армии составлял, по разным оценкам, от 75 до 110 тыс. чел., тогда как корпус стрелецкой пехоты насчитывал к концу XVI в. порядка 12-15 тыс., и это при том, что далеко не все из них могли принимать участие в дальних походах и кампаниях. Тем не менее, очевидно, что рост численности стрелецкого корпуса был налицо, и объяснялось это не в последнюю очередь тем, что по критерию «стоимость-эффективность» стрелецкое войско в определенном смысле превосходило поместную конницу и позволяло быстрее восстановить военную мощь Российского государства. Кроме того, необходимость удержания большого количества крепостей как на юге, так и на западе и северо-западе также обуславливало необходимость наращивания численности пехоты.



Османская миниатюра конца XVI в., изображающая сражение янычаров
с казаками. В правой верхней части рисунка — казачий «гуляй-городок».



Правда, не стоит забывать, что из-за отсутствия в составе стрелецких статей-приказов-приборов времен Ивана Грозного пехоты, вооруженной древковым холодным оружием, стрелецкие части были уязвимы в чистом поле и их устойчивость на поле боя обеспечивалась либо вагенбургом — «гуляй-городом», либо применением к местности.


Подробнее:

http://warspot.ru/5410-yanychary-iva...enie-streltsov

http://donbassrus.livejournal.com/1017783.html






Чины московских приказов в парадных «цветных» кафтанах. 1670 г. (по акварели
«Чертеж изображения в лицах отпуска стрельцов в судах водяным путем на Разина»).
Художник-реконструктор Роберто Паласиос-Фернандес, специально
для журнала военно-исторической реконструкции «Цейхгауз».
1. Полуголова 3-го приказа Федор Лукьянович Яшкин
2. Знаменщик 3-го приказа с сотенным знаменем.
3. Голова 3-го приказа Иван Тимофеевич Лопатин.
4. Караульщик головы.
5. Выборной стрелец из охраны головы.
6. Стрелец.
7. Стрелец с «братским» (пятидесятским) знаменем.
8. Урядник (пятидесятник).
9. Сотник.
10. Барабанщик из малолетних стрельцов.



Чины московских приказов 1674 г. (по Эрику Пальмквисту).
Художник Роберто Паласиос-Фернандес.

1. Голова 1-го приказа Егор Петрович Лутохин.
2. Знаменщик с сотенным знаменем 3-го приказа.
3. Стрелец 6-го приказа.
4. Стрелец 13-го приказа в походном («носильном») кафтане.
5. Начальный человек (пятисотский или сотник). 3-го приказа
6. Стрелец 8-го приказа.

Благодарим: http://swordmaster.org/2010/10/08/mo...xvii-veka.html
ONDERMAN сказал(а) спасибо.

Последний раз редактировалось Klerkon: 20.05.2017 в 23:34.
старый 30.05.2017, 20:17   #79
Senior Member
 
аватар для ONDERMAN
 
Регистрация: 01.2009
Сообщений: 8.963
Репутация: 45 | 10
По умолчанию

Саперы Французского Иностранного легиона — часть Французского Иностранного легиона.

По традиции саперы, доставшейся еще со времен Наполеона Бонапарта, обязаны носить окладистую бороду. Кроме того, в обязательное обмундирование входят топор и фартук.

В армиях некоторых стран исторически сложилось, что полковые саперы должны носить бороду. Доходило до того, что не имеющие бород, носили накладные! Попытки найти причину этой традиции отсылают нас в 18 век. Саперы гренадерской роты должны были вскрывать топорами двери, засовы, прорубать стены и расчищать завалы на пути штурмовиков. Поэтому в саперы отбирали физически сильных и рослых ребят. Вот и выходило, что в саперах оказывались зачастую именно те, у кого гуще и быстрее росла борода. Помимо топора, у бородатых саперов в арсенале был еще специальный тесак и кавалерийский мушкетон.

Английская википедия гласит, что бороды по традиции носят саперы (pioneers) Иностранного легиона, а фартук и топор — это их исторически сложившиеся атрибуты. Почему топор понятно (на нарукавном шевроне у саперов легиона также перекрещенные топоры), кожаный фартук был необходим при работе с порохом (чтобы пыль в ткаенвую одежду не набивалась), а наличие бороды обозначало, что мужик крепкий, как нужно в саперах (плюс кратковременность жизни сапера XIX века давала определенные привилегии). Первыми на параде они идут в память традиционной роли саперов открывать путь войскам.

Другая версия гласит, что это одна из традиций Иностранного легиона (у них вообще много традиций очень интересных). Каждому ветерану (прослужившему в легионе 25 лет) вручается именной топор и фартук грубой кожи оранжевого цвета. На парадах, в День независимости Франции, они идут всегда первыми, как первопроходцы, прорубившие себе дорогу в легионе. В этой версии непонятно происхождение атрибутов: фартука и топора.
http://ru.warriors.wikia.com/wiki/%D...BE%D0%BD%D0%B0

Haleygr и Klerkon сказали спасибо.
старый 30.05.2017, 22:31   #80
Super Moderator
 
аватар для Haleygr
 
Регистрация: 04.2009
Проживание: TERTIA ROMA
Возраст: 55
Сообщений: 1.334
Репутация: 0 | 0
По умолчанию

Почти все армии мира маршируют с темпом 120 (или около того) шагов в минуту. И только у легионеров так называемый "ломаный шаг" (88 ш/м). В ролике отчётливо слышно как перестраивается оркестр когда подходит LE. Одна из версий - в пустыне по песку быстро маршировать трудно.
ONDERMAN и Klerkon сказали спасибо.
Sponsored Links
Для отправления сообщений необходима Регистрация

опции темы

Похожие темы для: История военного костюма
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
Реконструкция костюма викингов! Odin Эпоха викингов 80 07.02.2017 19:47
История Фарер Ulv Фарерские острова 10 09.05.2006 22:22


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +4. Сейчас: 15:22


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.