Valhalla  
вернуться   Valhalla > Тематические форумы > Литература
Регистрация



Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 15.12.2009, 00:25   #21
Ken
Senior Member
 
Регистрация: 07.2009
Сообщений: 1.342
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Смерть рассказчик:

"Был купец в Багдаде, который послал своего слугу на базар купить еды, но слуга этот вернулся вскорости бледный и дрожащий, и сказал: "Господин, только что, когда я был на базаре, меня толкнула в толпе какая-то женщина, и когда я оглянулся, то увидел, что это была сама Смерть. Она посмотрела на меня и Она погрозила мне.
Теперь, дай мне своего коня, чтобы уехать мне из этого города, и избегу тем самым своей судьбы. Я поеду отсюда в Самарру, где Смерть не найдет меня".
Купец одолжил слуге своего коня, и слуга оседлал коня, и вонзил шпоры ему в бока, и насколько мог помчался конь галлопом прочь.
А купец пошёл на базар, и увидел меня стоявшей в толпе, и подошел ко мне и спросил: "Зачем ты погрозила моему слуге, когда увидала его нынче утром?"
"Это не было угрозой, -- сказала я. -- У меня лишь вырвался жест удивления. Я удивилась увидеть его в Багдаде, потому что сегодня вечером у меня назначено с ним свидание в Самарре".

пересказано У. Сомерсетом Моэмом
(1933)
Krum-Bum-Bes сказал(а) спасибо.

Последний раз редактировалось Ken: 15.12.2009 в 00:57.
Сегодня
Реклама

Ссылки от спонсора

старый 15.12.2009, 14:53   #22
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.443
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Ken, хороший рассказ.Вернее арабская сказка.Читал много подобных этому вариантов.Но ислам предельно фаталистичен.К примеру в европейских сказках(в том числе и в русских-например "Солдат и смерть","Смерти брат","Чёртов выученик" и им подобных) немного иной сюжет там герой учится у смерти её тайнам и обводит вокруг пальца(хотя в итоге он в проигрыше).Но барахтается всё ж подольше спятившего от страха купеческого слуги.

Но всё же чаще всего звучит:"двум смертям не бывать,а одной не миновать".
И вперёд навстречу смерти-к дракону в пасть,на горы мечей,в замок чертей...
__________________
Северный ветер-северный крик
Наши наполнит знамена!
старый 19.12.2009, 20:30   #23
Ken
Senior Member
 
Регистрация: 07.2009
Сообщений: 1.342
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Цитата:
Alland посмотреть сообщение
Ken, хороший рассказ.Вернее арабская сказка.Читал много подобных этому вариантов.Но ислам предельно фаталистичен.К примеру в европейских сказках(в том числе и в русских-например "Солдат и смерть","Смерти брат","Чёртов выученик" и им подобных) немного иной сюжет там герой учится у смерти её тайнам и обводит вокруг пальца(хотя в итоге он в проигрыше).Но барахтается всё ж подольше спятившего от страха купеческого слуги.
Кому суждено повешенному быть, тот не утонет! .)

У Лермонтова “Фаталист про это...
Револьверов тогда ещё не изобрели в рулетку с жизнью сыграть, так что первый попавшийся пистолет со стены сняли, и осечка засчиталась за удачу в той игре, но жизнь сразу по-другому сыграла. И Печерин тоже решил испытать, но не в игре, а по-серьёзному случаю, и жизнь по-другому и решила.

Цитата:
Но всё же чаще всего звучит:"двум смертям не бывать,а одной не миновать".
И вперёд навстречу смерти-к дракону в пасть,на горы мечей,в замок чертей...
"Я жил у одного старого урядника, которого любил за добрый его нрав, а особенно за хорошенькую дочку Настю.
Она, по обыкновению, дожидалась меня у калитки, завернувшись в шубку; луна освещала ее милые губки, посиневшие от ночного холода. Узнав меня, она улыбнулась, но мне было не до нее. "Прощай, Настя", – сказал я, проходя мимо. Она хотела что-то отвечать, но только вздохнула.
Я затворил за собою дверь моей комнаты, засветил свечку и бросился на постель; только сон на этот раз заставил себя ждать более обыкновенного. Уж восток начинал бледнеть, когда я заснул, но – видно, было написано на небесах, что в эту ночь я не высплюсь. В четыре часа утра два кулака застучали ко мне в окно. Я вскочил: что такое?.. "Вставай, одевайся!" – кричало мне несколько голосов. Я наскоро оделся и вышел. "Знаешь, что случилось?" – сказали мне в один голос три офицера, пришедшие за мною; они были бледны как смерть.
– Что?
– Вулич убит.
Я остолбенел.
– Да, убит – продолжали они, – пойдем скорее.
– Да куда же?
– Дорогой узнаешь.
Мы пошли. Они рассказали мне все, что случилось, с примесью разных замечаний насчет странного предопределения, которое спасло его от неминуемой смерти за полчаса до смерти. Вулич шел один по темной улице: на него наскочил пьяный казак, изрубивший свинью и, может быть, прошел бы мимо, не заметив его, если б Вулич, вдруг остановясь, не сказал: "Кого ты, братец, ищешь" – "Тебя!" – отвечал казак, ударив его шашкой, и разрубил его от плеча почти до сердца... Два казака, встретившие меня и следившие за убийцей, подоспели, подняли раненого, но он был уже при последнем издыхании и сказал только два слова: "Он прав!" Я один понимал темное значение этих слов: они относились ко мне; я предсказал невольно бедному его судьбу; мой инстинкт не обманул меня: я точно прочел на его изменившемся лице печать близкой кончины.
Убийца заперся в пустой хате, на конце станицы. Мы шли туда. Множество женщин бежало с плачем в ту же сторону; по временам опоздавший казак выскакивал на улицу, второпях пристегивая кинжал, и бегом опережал нас. Суматоха была страшная.
Вот наконец мы пришли; смотрим: вокруг хаты, которой двери и ставни заперты изнутри, стоит толпа. Офицеры и казаки толкуют горячо между собою: женщины воют, приговаривая и причитывая. Среди их бросилось мне в глаза значительное лицо старухи, выражавшее безумное отчаяние. Она сидела на толстом бревне, облокотясь на свои колени и поддерживая голову руками: то была мать убийцы. Ее губы по временам шевелились: молитву они шептали или проклятие?
Между тем надо было на что-нибудь решиться и схватить преступника. Никто, однако, не отважился броситься первым. Я подошел к окну и посмотрел в щель ставня: бледный, он лежал на полу, держа в правой руке пистолет; окровавленная шашка лежала возле него. Выразительные глаза его страшно вращались кругом; порою он вздрагивал и хватал себя за голову, как будто неясно припоминая вчерашнее. Я не прочел большой решимости в этом беспокойном взгляде и сказал майору, что напрасно он не велит выломать дверь и броситься туда казакам, потому что лучше это сделать теперь, нежели после, когда он совсем опомнится.
В это время старый есаул подошел к двери и назвал его по имени; тот откликнулся.
– Согрешил, брат Ефимыч, – сказал есаул, – так уж нечего делать, покорись!
– Не покорюсь! – отвечал казак.
– Побойся Бога. Ведь ты не чеченец окаянный, а честный христианин; ну, уж коли грех твой тебя попутал, нечего делать: своей судьбы не минуешь!
– Не покорюсь! – закричал казак грозно, и слышно было, как щелкнул взведенный курок.
– Эй, тетка! – сказал есаул старухе, – поговори сыну, авось тебя послушает... Ведь это только бога гневить. Да посмотри, вот и господа уж два часа дожидаются.
Старуха посмотрела на него пристально и покачала головой.
– Василий Петрович, – сказал есаул, подойдя к майору, – он не сдастся – я его знаю. А если дверь разломать, то много наших перебьет. Не прикажете ли лучше его пристрелить? в ставне щель широкая.
В эту минуту у меня в голове промелькнула странная мысль: подобно Вуличу, я вздумал испытать судьбу.
– Погодите, – сказал я майору, я его возьму живого.
Велев есаулу завести с ним разговор и поставив у дверей трех казаков, готовых ее выбить, и броситься мне на помощь при данном знаке, я обошел хату и приблизился к роковому окну. Сердце мое сильно билось.
– Ах ты окаянный! – кричал есаул. – что ты, над нами смеешься, что ли? али думаешь, что мы с тобой не совладаем? – Он стал стучать в дверь изо всей силы, я, приложив глаз к щели, следил за движениями казака, не ожидавшего с этой стороны нападения, – и вдруг оторвал ставень и бросился в окно головой вниз. Выстрел раздался у меня над самым ухом, пуля сорвала эполет. Но дым, наполнивший комнату, помешал моему противнику найти шашку, лежавшую возле него. Я схватил его за руки; казаки ворвались, и не прошло трех минут, как преступник был уж связан и отведен под конвоем. Народ разошелся. Офицеры меня поздравляли – точно, было с чем!

После всего этого как бы, кажется, не сделаться фаталистом? Но кто знает наверное, убежден ли он в чем или нет?.. и как часто мы принимаем за убеждение обман чувств или промах рассудка!..

Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера – напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится – а смерти не минуешь!

Возвратясь в крепость, я рассказал Максиму Максимычу все, что случилось со мною и чему был я свидетель, и пожелал узнать его мнение насчет предопределения. Он сначала не понимал этого слова, но я объяснил его как мог, и тогда он сказал, значительно покачав головою:
– Да-с! конечно-с! Это штука довольно мудреная!.. Впрочем, эти азиатские курки часто осекаются, если дурно смазаны или не довольно крепко прижмешь пальцем; признаюсь, не люблю я также винтовок черкесских; они как-то нашему брату неприличны: приклад маленький, того и гляди, нос обожжет... Зато уж шашки у них – просто мое почтение!
Потом он примолвил, несколько подумав:
– Да, жаль беднягу... Черт же его дернул ночью с пьяным разговаривать!.. Впрочем, видно, уж так у него на роду было написано...
Больше я от него ничего не мог добиться: он вообще не любит метафизических прений."
старый 20.12.2009, 02:17   #24
Member
 
аватар для Stana
 
Регистрация: 10.2006
Проживание: Milano
Возраст: 33
Сообщений: 342
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

ну почините уже кнопку спасибо!
Александр Грин Фанданго

I

Зимой, когда от холода тускнеет лицо и, засунув руки в рукава, дико бегает по комнате человек, взглядывая на холодную печь, – хорошо думать о лете, потому что летом тепло.
Мне представилось зажигательное стекло и солнце над головой. Допустим, это – июль. Острая ослепительная точка, пойманная блистающей чечевицей, дымится на конце подставленной папиросы. Жара. Надо расстегнуть воротник, вытереть мокрую шею, лоб, выпить стакан воды. Однако далеко до весны, и тропический узор замороженного окна бессмысленно расстилает прозрачный пальмовый лист.
Закоченев, дрожа, я не мог решиться выйти, хотя это было совершенно необходимо. Я не люблю снег, мороз, лед – эскимосские радости чужды моему сердцу. Главнее же всего этого – мои одежда и обувь были совсем плохи. Старое летнее пальто, старая шляпа, сапоги с проношенными подошвами – лишь этим мог я противостоять декабрю и двадцати семи градусам...


по душе мне перечитывать этот рассказ когда зима на дворе, за окном серьёзный минус и всё в снегу. вот как сейчас.
старый 20.12.2009, 06:46   #25
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.443
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Цитата:
Stana посмотреть сообщение
по душе мне перечитывать этот рассказ когда зима на дворе, за окном серьёзный минус и всё в снегу. вот как сейчас.
Это где же?В Италии,в Бологне?
старый 20.12.2009, 16:33   #26
Member
 
аватар для Stana
 
Регистрация: 10.2006
Проживание: Milano
Возраст: 33
Сообщений: 342
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

вот такая русская зимушка-зима в Италии. А ночью так метёт, что любой север позавидует а вообще на сказку похоже.
старый 20.12.2009, 16:47   #27
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.443
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

И давно такие зимы в Италии? Сколько на термометре?(у нас -30 С)
И как итальянцы себя чувствуют,не паникуют?
старый 20.12.2009, 19:53   #28
Member
 
аватар для Stana
 
Регистрация: 10.2006
Проживание: Milano
Возраст: 33
Сообщений: 342
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Последний раз такие погоды были в 1986 и то, снега уж не столько много было. Ночью температура -13, а чуть севернее уже -20. Так глядишь и до ваших температур дотянем Итальянцы не паникуют, что для меня немножечко странно, хотя в новостях только про снег и рассказывают - панику наводят, но всё равно жизнь течёт как обычно - цепи на колёса и вперёд по магазинам за рождественскими подарками
старый 20.12.2009, 23:28   #29
Old
Administrator
 
аватар для Old
 
Регистрация: 06.2006
Сообщений: 6.901
Записей в дневнике: 1
Репутация: 25 | 10
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Цитата:
Stana посмотреть сообщение
Ночью температура -13, а чуть севернее уже -20.
Это при том, что средняя температура декабря в Болоньи 0 *С ночью и + 6*С днём.


Цитата:
Stana посмотреть сообщение
цепи на колёса и вперёд по магазинам за рождественскими подарками
Русская зима в Северной Италии. Интересно, а как бы это восприняли в Южной?

Но, вообще-то, дело серьёзное. В Метро под Ла-Маншем замёрзло пять поездов, движение остановлено.
старый 20.12.2009, 23:56   #30
Ken
Senior Member
 
Регистрация: 07.2009
Сообщений: 1.342
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Цитата:
Old посмотреть сообщение
Но, вообще-то, дело серьёзное. В Метро под Ла-Маншем замёрзло пять поездов, движение остановлено.
Так то под Ла-Маншем! а со стороны English Channel обещают сразу 500 потрясённых французов незамедлительно обратно во Францию и отправить!
старый 18.01.2010, 04:09   #31
Member
 
аватар для Muhmuruk
 
Регистрация: 01.2009
Проживание: Москва
Сообщений: 739
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Надежда Витвечберг
А через несколько дней Мир умер…

Когда-то наши предки так боялись, что весь вселенский Мир поглотит бездна и наступят страшные времена. Боялись, но бесповоротно шли к этому… И вот однажды такие времена настали.
Мрак заполонил Мир.
Мы – всего лишь жалкие потомки тех поколений, которые когда-то существовали на еще не тронутой смрадом и нечистотами светлой зеленой Земле. Мы – поколение, оставшееся жить после Третьей Мировой войны, больные дети, выжившие на развалинах Мира и доживающие последние дни нашей грешной планеты.
Кто Мы? С виду Мы чем-то напоминаем Древних готов, на деле же Мы гораздо страшнее и опаснее их, и, на ряду с этим, гораздо беззащитнее: ведь Нас лишили веры в будущее, в лучшее. Наш внутренний мир – это зияющая черная пропасть, наполненная леденящей пустотой и зловонием, беспросветная тьма…
После Третьей Мировой атомной войны от зеленой и плодородной Земли остались только огромные кратеры и развалины, выжженные пространства. Вокруг были только радиация и едкий дым… Америку, развязавшую эту катастрофическую войну, просто стерло с лица земли, от других стран тоже, однако, остались одни обломки и пепел… Некоторые из городов сумели спастись, вовремя перебравшись в верхние слои земной коры. Спасся и наш город, ушедши далеко под землю и за три последних века приспособившись к пещерной жизни.
Иногда Мы выбирались на поверхность и бродили по обломкам Древнего города в кромешной тьме, а с неба на нас смотрели огромные скопища зияющих озоновых дыр… Лучи Солнца почти не согревали то, что осталось от Нашей Земли. Наша великая звезда медленно умирала, ровно так же, как постепенно умирает Наша пещерная раса, которой с каждым десятилетием все труднее и труднее существовать в невыносимых климатических и природных условиях, а они не оставляли ни права выбора, ни права на лучшую жизнь…

…Я проснулась в темной влажной комнате, едва освещаемой бледной электрической лампочкой, какие были вделаны в земляные стены всего Умирающего города. Их свет был настолько тускл, что в кромешной тьме едва было возможно разглядеть что-либо и уж тем более кого-либо. Электричество экономили и поговаривали, что вскоре и вовсе Мы должны будем забыть об этом Древнем слове. Это «вскоре» очень пугало всех Нас. Это «вскоре» означало полное погружение города во тьму, все ресурсы истощились, негде, да и не на чем было строить ни АЭС, ни ТЭС, ни ГЭС. Это «вскоре» напоминало Нам о том, что конец близок, конец неминуем, и пора готовиться.
Каждый второй из Нас был болен туберкулезом, каждый третий ВИЧ-инфицирован, у каждого четвертого - лейкемия или рак. Эти болезни настолько влились в Нашу повседневную жизнь, что Общество просто перестало бороться с ними. Наш разум настолько заблудился в грешных и нечистых мыслях, что просто деградировал: постепенно, день ото дня… Самой распространенной утренней мыслью Нашего поколения был только один вопрос: «Где достать дозу?» Почти все Наше поколение погрязло в героине и коксе, после того, как наркотики признали легальными. Сейчас их можно было найти в любой подземной лавке … Вся зарплата людей уходила только на эти «дорогие удовольствия», поэтому они целыми днями вкалывали в подземельях и рыли новые ходы, все ближе и ближе подбираясь к потухающему ядру. Именно там, в глубине земли, Мы искали убежища, именно там, на нижних уровнях, где еще сохранялось тепло…
Я уже несколько раз переезжала с уровня на уровень: на самых верхних из них уже правили мерзлый холод и жуткий гнилой воздух, наполненный ядами и токсинами… XXV-ый век постепенно клонил к закату обломки Нашей мировой истории…

…Едва разлепив глаза, я на ощупь побрела к земляному люку, с заржавевшим треском приподняла его, зашла в общую ванную комнату, подошла к казенному разбитому стеклу и заглянула в него, как в чудовищную пустую бездну, не надеясь увидеть там ничего родного мне. С зеркала на меня зло взглянуло бледное как смерть, серое лицо, которое уже давно не видело солнечного света, и едкие глаза мутно-болотного цвета, жирно подведенные черным карандашом, сощуренные и воспаленные. На низкий лоб свисали пережженные черные крашеные волосы, сильно начесанные с одной стороны, другая же сторона головы была гладко и тщательно выбрита. В бровях и носу торчало несколько серебристых цепочек, чем-то напоминающих обычные сережки-кольца Древних, которые просто были беспорядочно нанизаны кое-как одна на другую… Я хотела умыться, но тут заметила, что из старого крана все еще течет гнилая ржавая вода. Канализация полностью засорена... Уже как месяц ее не могут прочистить… Я провела рукой по сальным волосам, нервно сплюнула, накинула свой черный плащ и вышла в земляной туннель. Лампы то и дело мерцали, с земляных стен сочилась протухшая вода. Плечом к плечу я столкнулась с кем-то движущимся. Этот кто-то зажег факел, и через внезапно вспыхнувшее пламя я разглядела знакомое осунувшееся лицо. Это был скаМ, один из очень хороших моих знакомых.
- Здра… - хрипло сказала я своим разъеденным от сигарет голосом.
- Ага… - как-то отрешенно проговорил он, опустив вниз серые безжизненные глаза.
- Случилось что-то?
- Да, случилось… Вчера… - тихо проговорил он, и в этот момент все его лицо заходило быстрой дрожью.
скаМ продолжил:
- Вчера… Ходили в кино на один из Древних фильмов, я сел на свободное место… Ну и… - он бессильно прислонился к земляной стене и обхватил обеими руками лицо, - ну и почувствовал что-то острое… Я… я сел на шприц, к которому… была прикреплена записка: «Добро пожаловать в общество ВИЧ-инфицированных, теперь ты – один из нас…» Я… я не хотел… Я оберегал себя от этого… И вдруг… Случайность, всего лишь… случайность…
Я обхватила его содрогающиеся плечи и крепко прижала к себе.
- Не надо, - проговорил он, - мне и так морально тяжело, душно как-то…
- Пойдем… - тут же откликнулась я, - бедный мой, пойдем на развалины… Пойдем в город Древних, там лучше… Ну же…
Я взяла его ледяную руку и, крепко сжавши ее своими такими же холодными сухими пальцами, двинулась вперед к Верхнему лифту. Нажав на самую верхнюю грязную продавленную кнопку, мы зашли в него и с треском двинулись наверх. В лифте мы увидели закоченевший холодный труп молодого парня лет девятнадцати. Его глаза закатились вверх. Раздвоенный язык был высунут, на лице застыла больная гримаса, тело было вывернуто в неестественной позе.
- Передоз… - привычно вздохнул скаМ.
Я лишь только потупила взгляд. Теперь и вовсе неизвестно, когда этого беднягу заберут отсюда. В нашем Умирающем городе людей больше не хоронят: некуда… Их просто сжигают, а прах оставляют в руинах Древнего города. У нас больше нет веры. Почти все – атеисты. В последнее время развелось много сатанистов. Я же не отношу себя ни к тем, ни к другим. Я не могу найти себя…
На руке тревожно зазвенел подкожный чип. Я увидела на ней проступившее лицо анирИ и поднесла руку ко рту.
-Да, я тебя слушаю.
- ядаН, - радостно несся голос из вживленного чипа, - ты не представляешь всей моей радости! Сегодня я сделала очередной аборт и док сообщил мне, что я больше НИКОГДА не буду иметь детей! Чудно, правда?
Я молча опустила руку.
- ядаН, ты меня слушаешь? – едва ли не визжала возбужденная от радости бывшая подруга.
Я со всего размаху стукнула рукой об грязную стену лифта, и изображение на руке исчезло.
- Зачем, черт возьми, живет этот Мир? – тяжело вздохнула я и, вскоре, миновав последний уровень, вывела скаМа на поверхность.

… Черной вуалью слепо и тихо стелилась ночь, воздух был отвратителен и горек… Обезумевший ветер носил по разрушенному окоченевшему простору серый пепел… Бледно светила почти белесая луна, поселяющая в сырую душу раздражение и страх…
-ядаН, - обратился ко мне мой спутник, - спасибо… Но зачем? Почему именно сюда?... Черт, как же здесь холодно…
Его иссиня – черные волосы и ресницы начали покрываться серебристым инеем, изо рта вырывался серыми клочьями холодный пар.
Я вытащила из внутреннего кармана плаща одну единственную оставшуюся сигарету, и, неровно разломав ее, отдала одну половинку скаМу. Нервно закурила. Я начала курить с тех пор, как погибли мои родители… Их убили… Просто убили за несколько жалких денежных помятых бумажек… А теперь за убийство не наказывают, это разрешено. Тогда мне было всего шесть лет…
На лице скаМа появилось бледное подобие насмешливой улыбки:
- ядаН… А помнишь, рассказывали, что у Древних были свадьбы, пиршества…Чудаки, и на **й это вообще надо, а?
- Тебе их никогда не понять… - вздохнула я. – Но мне, как ни странно, это совсем не кажется диким. Представляешь, а ведь они даже когда-то произносили фразы: «Я тебя люблю», «Я жить без тебя не могу», «Я умру за тебя», а теперь… теперь все утеряно. Часто просто слышишь фразы: «Я жить не могу», «Я заражен», «Я хочу умереть»…
скаМ только молчал и затягивался, явно не слушая меня. А я все продолжала:
- …А вокруг лишь оргия да простой первобытный секс. Теперь уже нет смысла предохраняться, все равно Мы когда-нибудь умрем… Рано или поздно… Всенепременно…
Мы долго сидели на развалинах Древнего города, окованные смертельным холодом и беспросветностью той жизненной мути, которая окружала Нас и пленила наше почти погибшее сознание.
Вскоре я поднялась и потянула за собой скаМа. Так мы бродили около стен какого-то разрушенного громоздкого здания, наворачивая круг за кругом в немом безмолвии, окутанные сигаретным дымом и темнотой ночи. Вдруг я споткнулась об острый камень и упала на холодную землю. В моем окаменелом сознании, словно голодные черви, закопошились одна за другой непонятные мысли, пришедшие откуда-то извне. Мне показалось, будто я очень хорошо знаю эту местность, будто была здесь раньше. Тут же в голове мелькнуло странное полу - бредовое видение, длившееся несколько секунд: зеленый сад, развевающиеся на ветру длинные светло-русые волосы, бледные руки, тянущиеся к солнцу… смех, добрые улыбки, четвероногое существо, спешащее мне навстречу, теплое дыхание, сцена, снова смех, листы бумаги, лязг тормозов, темнота… Я вздрогнула и уставилась своими больными воспаленными ядовитыми глазами на скаМа. Тот в полном недоумении посмотрел на меня:
-Что?
- Ничего… просто… будто я что-то помню… Просто я что-то… Нет, ничего… Хотя бы руку подал.
- Пойдем ко мне что ли, - безразлично предложил скаМ, - мне тут надоело порядком… Зубы сводит… Лучше горе заливать алкоголем, как говорится. У меня в шкафчике осталось немного «Зума»…
Я сначала с презрением, а потом просто с жалостью глянула на него:
- А ведь ты такой же, как и Все… такой же… Уйди, пожалуйста… Я остаюсь…
скаМ посмотрел на меня в недоумении и, покрутив пальцем у виска, удалился в тишину тьмы…
Я долго сидела около безлюдных развалин Древнего города… Думала о своем видении… Что же это было? Что же так внезапно вдруг изобразила моя пораженная апатией фантазия? Я чувствовала, как холод поглощает мое тело, как стынут ноги и руки, я ощущала иней на своих глазах, волосах, одежде… Мои сапоги уже успели покрыться тоненькой корочкой льда, сердце начинало биться медленнее…
Пошел снег, и в черной ночи блеснуло что-то зловеще-красное… Блеклый рассвет тихо коснулся едва ощущаемым теплом моей сухой щеки, слегка обжег ее… И вот луч бледно-красного солнца скрылся за серой противной массой тяжелых туч, вновь заполонивших небо. Снова начало темнеть… А снег все падал и падал, такой скучный и серый, слегка осязаемый и почти невесомый… Наконец, немного помедлив, я зашла в то разрушенное здание и прижалась уже не слушающимися меня руками к грязному ледяному камню. Перед глазами снова серебристой искрой заструилось видение: обилие зеленого цвета… я бегу куда-то, а сзади развиваются живые светлые волосы, улыбки людей, зеркало… а в нем МОЕ! мое… и, словно, не мое лицо: по нему яркой дугой скользит доброжелательная улыбка, а глаза цвета сочной Древней травы глядят радостно, светло… на лице ровным слоем лежит чуть смуглый загар Древнего яркого солнца… Это я… Я! Живущая, а не существующая… А потом снова – листы, ночь, звездная ночь Древнего Мира, затягивающий млечный путь, красота… теплое прикосновение, руки, снова смех, а потом… великолепное голубое Небо, Небо, Небо… И снова визг тормозов, полет, тьма… Древний Мир!... Древний мир словно впустил меня в двери того Великого Расцвета, в двери Необъятного и Чарующего, чего я никогда не ВИДЕЛА с рождения, я никогда не ВИДЕЛА этого… Я не чувствую ни ног, ни рук. Все словно окаменело… Но я ощущаю то внутреннее тепло, которое согревает меня изнутри - моя душа, моя душа ожила, проснулась, увидев яркие краски и образы Древнего Мира, увидев Себя!.. Да, возможно, моя душа когда то существовала в Другом мире, в том прекрасном и Древнем Мире… А Ей, Ей потусторонней, ее Древней обладательнице, которая, скорее всего, и не прожила долгой жизни, последними моментами из которой был только лязг тормозов, бесконечно повезло… Ведь Она видела Счастье!... Она видела Свет!... С этими мыслями я спокойно закрыла глаза и, прислонившись к разрушенной стене, канула в Вечный мир, подобный прекрасному Древнему Миру, оставив свое тело, свое бренное, измученное и замерзшее тело на обломках Древних развалин… Меня никто не хватится, я умерла, умерла счастливой и лечу к прекрасным мирам, возможно так же, как летела когда-то, покидая тот Древний и чудесный Мир под звуки тормозов, Она… Я…

…А через несколько дней Мир умер… Но, если быть точным, он умер намного раньше, гораздо раньше… Возможен ли был другой исход? Возможно ли было предотвратить все еще в том далеком и близком Нам Древнем Мире? Возможно ли?

© Copyright: Надежда Витвечберг, 2006

Эдакая новомодная страшилка изобилующая стандартными клише, но тем не менее, как говорится - доставило.
старый 18.01.2010, 23:26   #32
Senior Member
 
аватар для Floro
 
Регистрация: 02.2006
Проживание: Беларусь
Сообщений: 1.126
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Да-а, что-то совпало. Сегодня по радио слышала бодрый отчет, что у нас в этом году изъято больше наркотиков, чем в прошлом. Преобладают травяные (в основном марихуана), но увеличивается доля синтетических, среди которых амфетамин и еще какие-то три, названий не запомнила. А еще продавали легально какой-то спайс, который оказался наркотиком, но как бы незарегестрированным, объявили, чтобы его не покупали, как безобидное курево. Так вот в свете этого и в самом деле

Цитата:
Muhmuruk посмотреть сообщение
Возможно ли было предотвратить все еще в том далеком и близком Нам Древнем Мире? Возможно ли?
Мне кажется, что расстреливать надо не крупных наркодельцов, до которых все равно не добраться, а вот этих мелких торговцев, которые и впихивают подросткам сначала легкие, а затем и более тяжелые наркотики. Ну и что, что счет пойдет на сотни жизней таких торговцев. Это мусор.
старый 23.01.2010, 06:49   #33
Senior Member
 
аватар для Floro
 
Регистрация: 02.2006
Проживание: Беларусь
Сообщений: 1.126
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Не рассказ и не отрывок, но притча. С первого прочтения понравилось, со второго немного не то впечатление, но все равно заставляет задуматься.

"
Народная сказка о счастье.


Жили были три брата. Первый - старший, второй - средний, и третий - младший - Иванушка.

И озарила этих братьев однажды единая на всех мысль - пройти прогуляться в лес.

Но лес-то не простой, а сказочный, а в сказке, как принято, все необычно.

Идет старший брат и вдруг смотрит: прямо перед ним широкая яма, а в яме Счастье сидит.
- Чего ты хочешь? - спрашивает его Счастье.
- Хочу "Мерседес-600", - говорит старший брат. И возникает перед ним новенький блестящий "Мерседес". Обошел он машину, полюбовался, сел в нее и уехал.
Идет средний брат, и надо же такому случиться, оказался и он около этой ямы.
- Чего ты хочешь? - спрашиваетего Счастье.
- Хотел бы я иметь миллион долларов, - говорит средний брат.
И вот откуда ни возьмись появляется у него в руках дипломат, а в нем аккуратненько так зелененькие пачки рядышком друг с другом лежат и свежей краской попахивают. Посмотрел он на них, закрыл дипломат и потопал.
А тут проходил рядом с этим местом младший брат - Иванушка. Видит он: Счастье в яме сидит. Наклонился к нему.
- Чего ты хочешь? - спрашивает его Счастье.
- А ты? - Спрашивает Иванушка.
- А мне бы из ямы этой выбраться.
Протянул Иванушка руку, вытащил Счастье из ямы и пошел своей дорогой.
А что Счастье?
А Счастье за ним побежало..."

А. Герасимов. "Тело света"
старый 08.02.2010, 19:27   #34
Ken
Senior Member
 
Регистрация: 07.2009
Сообщений: 1.342
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

А. Чехонте
(Антон Чехов)

Глупый француз

Клоун из цирка братьев Гинц, Генри Пуркуа, зашел в московский трактир Тестова позавтракать.
– Дайте мне консоме! – приказал он половому.
– Прикажете с пашотом или без пашота?
– Нет, с пашотом слишком сытно... Две-три гренки, пожалуй, дайте...

В ожидании, пока подадут консоме, Пуркуа занялся наблюдением. Первое, что бросилось ему в глаза, был какой-то полный, благообразный господин, сидевший за соседним столом и приготовлявшийся есть блины.
"Как, однако, много подают в русских ресторанах! – подумал француз, глядя, как сосед поливает свои блины горячим маслом. – Пять блинов! Разве один человек может съесть так много теста?"
Сосед между тем помазал блины икрой, разрезал все их на половинки и проглотил скорее, чем в пять минут...
– Челаэк! – обернулся он к половому. – Подай еще порцию! Да что у вас за порции такие? Подай сразу штук десять или пятнадцать! Дай балыка... семги, что ли!
"Странно... – подумал Пуркуа, рассматривая соседа. – Съел пять кусков теста и еще просит! Впрочем, такие феномены не составляют редкости... У меня у самого в Бретани был дядя Франсуа, который на пари съедал две тарелки супу и пять бараньих котлет... Говорят, что есть также болезни, когда много едят..."
Половой поставил перед соседом гору блинов и две тарелки с балыком и семгой. Благообразный господин выпил рюмку водки, закусил семгой и принялся за блины. К великому удивлению Пуркуа, ел он их спеша, едва разжевывая, как голодный...
"Очевидно, болен... – подумал француз. – И неужели он, чудак, воображает, что съест всю эту гору? Не съест и трех кусков, как желудок его будет уже полон, а ведь придется платить за всю гору!"
– Дай еще икры! – крикнул сосед, утирая салфеткой масленые губы. - Не забудь зеленого луку!
"Но... однако, уж половины горы нет! – ужаснулся клоун. – Боже мой, он и всю семгу съел? Это даже неестественно... Неужели человеческий желудок так растяжим? Не может быть! Как бы ни был растяжим желудок, но он не может растянуться за пределы живота... Будь этот господин у нас во Франции, его показывали бы за деньги... Боже, уже нет горы!"
– Подашь бутылку Нюи... – сказал сосед, принимая от полового икру и лук.– Только погрей сначала... Что еще? Пожалуй, дай еще порцию блинов... Поскорей только...
– Слушаю... А на после блинов что прикажете?
– Что-нибудь полегче... Закажи порцию селянки из осетрины по-русски и... и... Я подумаю, ступай!
"Может быть, это мне снится? – изумился клоун, откидываясь на спинку стула.– Этот человек хочет умереть. Нельзя безнаказанно съесть такую массу. Да, да, он хочет умереть! Это видно по его грустному лицу. И неужели прислуге не кажется подозрительным, что он так много ест? Не может быть!"
Пуркуа подозвал к себе полового, который служил у соседнего стола, и спросил шепотом:
– Послушайте, зачем вы так много ему подаете?
– То есть, э... э... они требуют-с! Как же не подавать-с? – удивился половой.
– Странно, но ведь он таким образом может до вечера сидеть здесь и требовать! Если у вас у самих не хватает смелости отказывать ему, то доложите метрдотелю, пригласите полицию!
Половой ухмыльнулся, пожал плечами и отошел.
"Дикари! – возмутился про себя француз. – Они еще рады, что за столом сидит сумасшедший, самоубийца, который может съесть на лишний рубль! Ничего, что умрет человек, была бы только выручка!"
– Порядки, нечего сказать! – проворчал сосед, обращаясь к французу. – Меня ужасно раздражают эти длинные антракты! От порции до порции изволь ждать полчаса! Этак и аппетит пропадет к черту и опоздаешь... Сейчас три часа, а мне к пяти надо быть на юбилейном обеде.
Pardon, monsieur, – побледнел Пуркуа, – ведь вы уж обедаете!
– Не-ет... Какой же это обед? Это завтрак... блины...
Тут соседу принесли селянку. Он налил себе полную тарелку, поперчил кайенским перцем и стал хлебать...
"Бедняга... – продолжал ужасаться француз. – Или он болен и не замечает своего опасного состояния, или же он делает все это нарочно... с целью самоубийства... Боже мой, знай я, что наткнусь здесь на такую картину, то ни за что бы не пришел сюда! Мои нервы не выносят таких сцен!"
И француз с сожалением стал рассматривать лицо соседа, каждую минуту ожидая, что вот-вот начнутся с ним судороги, какие всегда бывали у дяди Франсуа после опасного пари...
"По-видимому, человек интеллигентный, молодой... полный сил... – думал он, глядя на соседа. – Быть может, приносит пользу своему отечеству... и весьма возможно, что имеет молодую жену, детей... Судя по одежде, он должен быть богат, доволен... но что же заставляет его решаться на такой шаг?.. И неужели он не мог избрать другого способа, чтобы умереть? Черт знает, как дешево ценится жизнь! И как низок, бесчеловечен я, сидя здесь и не идя к нему на помощь! Быть может, его еще можно спасти!"
Пуркуа решительно встал из-за стола и подошел к соседу.
– Послушайте, monsieur, – обратился он к нему тихим, вкрадчивым голосом. – Я не имею чести быть знаком с вами, но тем не менее, верьте, я друг ваш... Не могу ли я вам помочь чем-нибудь? Вспомните, вы еще молоды... у вас жена, дети...
– Я вас не понимаю! – замотал головой сосед, тараща на француза глаза.
– Ах, зачем скрытничать, monsieur? Ведь я отлично вижу! Вы так много едите, что... трудно не подозревать...
– Я много ем?! – удивился сосед. – Я?! Полноте... Как же мне не есть, если я с самого утра ничего не ел?
– Но вы ужасно много едите!
– Да ведь не вам платить! Что вы беспокоитесь? И вовсе я не много ем! Поглядите, ем, как все!

Пуркуа поглядел вокруг себя и ужаснулся. Половые, толкаясь и налетая друг на друга, носили целые горы блинов... За столами сидели люди и поедали горы блинов, семгу, икру... с таким же аппетитом и бесстрашием, как и благообразный господин.

"О, страна чудес! – думал Пуркуа, выходя из ресторана. – Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О, страна, чудная страна!"


(Первая публикация: журнал «Осколки», 1886, № 7, 15 февраля)

Последний раз редактировалось Ken: 08.02.2010 в 20:06.
старый 09.02.2010, 03:01   #35
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.443
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ

"Редвальд, король восточных саксов, был приобщен в Кенте к таинствам христианской

веры, но, вернувшись в свое королевство, позволил жене и неким мерзопакостным

учителям соблазнить себя, и они отвратили его от истинной веры, так что в одном

и том же храме он воздвиг алтарь Христу, а рядом другой, поменьше, где приносил

жертвы бесам".

Беда Достопочтенный. "Церковная история англов", //, 15

1 Беда называет бесами древних германских богов. (Прим. X. Л. Борхеса и А. Биой

Касареса.)

ОДИН

"Рассказывают, что ко двору Олафа Трюггвасона, обращенного в новую веру, однажды

вечером явился старик, закутанный в темный плащ, с лицом скрытым широкополой

шляпой. Король спросил его, умеет ли он что-нибудь делать, и чужестранец ответил,

что умеет играть на арфе и знает много преданий. Он играл на арфе старинные напевы,

рассказывал о Гудрун и Гуннаре и, наконец, поведал о рождении Одина. Сказал,

что пришли три парки; две предрекли счастье и удачу, а третья вскричала в гневе:

"Младенец проживет не дольше свечи, что горит у его изголовья". Тогда родители

погасили свечу, чтобы Один не умер. Олаф Трюггвасон не поверил этому рассказу,

но чужестранец, твердя, что все так и есть, вынул свечу и зажег ее. Все смотрели,

как она горит, а старик сказал, что уже поздно и ему пора. Когда свеча догорела,

пошли на его поиски. В нескольких шагах от королевского дома лежал мертвый Один".

Хорхе Луис Борхес и Делая Инхеньерос. "Древнегерманская литература"

(1951)
старый 09.02.2010, 11:21   #36
Senior Member
 
аватар для Хейдвальд
 
Регистрация: 01.2009
Проживание: Zaporozhye
Возраст: 33
Сообщений: 1.508
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Зотов Зотов Г.А. "Апокалипсис Welcome"
отрывок:
"Пиар-директор, щелкнув ножницами, с деликатностью подправил крашеную прядь на лбу подопечного. Восторженно осмотрев творение рук своих, он цирковым жестом сорвал с плеч клиента черную накидку. Круговое движение – и парикмахерское кресло развернулось к зеркалу, занимающему всю стену. Холодный взор клиента зацепился за отражение монстра с двумя полукруглыми рогами. Склонив голову набок, Дьявол молча рассматривал черные брови, слегка припудренные щеки и новую, пышно взбитую прическу.
– Ну, и как вообще я выгляжу? – с сомнением спросил он.
– Офигительно, – захлебнулся пиар-директор.
Дьявол еще раз бросил любопытный взгляд в зеркало.
– У меня странное ощущение, что я похож на Сергея Зверева, – вынес вердикт князь тьмы. – Мои сторонники ожидают увидеть именно его?
– Для многих Зверев, собственно, и есть Сатана. – Главу адского «паблик рилейшнз» было трудно застать врасплох. – Да вы хотя бы церковь спросите. Они подтвердят.
– Они что хочешь подтвердят, – поморщился Дьявол. – У них после зевка рот не перекрестил – уже воплощение Ада. В принципе я рассчитывал на нечто другое – такое стильное, мрачное, готичное зло в стиле вокалиста «Лакримозы». Ну ладно… на крайняк уж и так сойдет.
Дьявол встал с сиденья, откровенно пахнущего серой.
– Значит, мне надо явиться перед своими сторонниками и воодушевить их, официально объявив приход на Землю царства Антихриста?
– Примерно так, – кивнул пиар-директор. – Речь уже заготовлена. Краткое, но бурное объяснение, что все мировые религии давно себя исчерпали: ханжеством, тупостью, однообразием и запретами – поэтому во время финальной битвы Ада и Рая требуется правильный выбор. Отпечатали листовки, планируем разбрасывать с воздушных шариков. На них – вы на фоне горящей церкви и лозунг – «Зажигай с Дьяволом!». После речи адский фуршет, включающий употребление галлюциногенных грибов, оргию в джакузи, обсыпание кокаином. С последним временно напряженка: наркомафия в Колумбии затаилась, пока ничего не продает. Я объяснил, кто клиент, а они – нам требуется спасать души, не за горами Страшный Суд. Пришлось кокаин вульгарно разбодяжить мукой, чтобы на всех приглашенных хватило.
– Амигос кокаинос надеются попасть в Рай, – повеселел Дьявол. – О, как превосходно эти парни там будут смотреться! Знали бы они, что такое Рай… Одобряю, но не переборщи с мукой: получится пикантная неловкость, что гости на балу у Сатаны обширялись выпечкой. Дела у нас на данный момент идут ужасно. Но сторонники сатанизма, а также рекламные спонсоры не должны об этом знать. Хорошая мина при плохой игре, демонстрация уверенности в победе – примерно так, как делали Хиллари Клинтон, а также СПС и «Яблоко» на последних выборах. Никто не должен заподозрить, что мы проиграем.
– А мы проиграем? – огорчился пиар-директор.
– Конечно, идиот, – холодно ответил Дьявол. – Ты что, «Откровение» от Иоанна не читал? В скором будущем грядет сражение на небесах: я двину свою армию падших ангелов против войск архангела Михаила. Трагический результат великого небесного сражения подлец Иоанн определяет так: «С неба на землю низвергнут будет великий дракон, древний змий, называемый Диаволом и Сатаною». Заметь, без малейшего привкуса жалости к моей судьбе! Не совсем понятно, зачем именно мне лезть на небо, чтобы сражаться, – но против пророчества не попрешь. Я так полагаю, что это будет битва с применением штурмовой авиации. Сложно вдвойне! Мало подбить самолет с ангелом – даже если иссякло горючее, эта тварь дотянет до аэродрома на собственных крыльях. На всякий случай, я озаботился приобретением МиГ-31 и F-16, дабы обеспечить временное господство в воздухе. Хотя все это – лишь попытки оттянуть время. «Откровение» съедает мой шанс на успех. «Он взял дракона, змия древнего, который есть Диавол и Сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет». Сплошные повторы, тяжелейшие речевые обороты, корректор и рядом не лежал: обычная графомания. Но какой критик осмелится разбирать творчество апостола? Еще недавно за это сжигали. Наверное, ты меня осуждаешь за пессимизм. Однако любой впадет в уныние, если на него наденут наручники, впаяют десятивековое заключение, а в довершение еще и сверху п о л о ж а т. По-моему, это просто ********ец.
– Не то слово, – согласился пиар-директор.
– Как раз то, – печально возразил Дьявол. – Но, в общем и целом, оно лишь частично отражает весь ужас ситуации. Дальше «Откровение» подманивает тульским пряником: дескать, отсидев срок от звонка до звонка, я выберусь из бездны, и полетят клочки по закоулочкам… но извините меня… ТЫСЯЧУ ЛЕТ в каталажке! И ни единого слова о качестве тюремной еды, возможности прогулок, продуктовых передач и встреч с родственниками. Райская тюрьма? Да это хуже, чем гестапо!
Получается, Небеса не оставляют мне другого выбора, кроме как действовать не вполне легально. Я собираюсь изменить правила игры.
Шулерство? Пожалуй. Угрызений совести я не испытываю. Во-первых, в принципе не могу, а во-вторых, есть суровая правда жизни. Даже бывалый игрок рискнет смухлевать, чтобы выиграть решающую партию в покер. Рай не признает черновик, но я-то своими глазами видел его копию. Есть только два пути выхода из ситуации, и я задействую оба. Первый – массированная реклама по ТВ, второй – некая секретная операция втайне от Небес. Ладно, давай отвлечемся на минуту. Что происходит на Земле после оживления первого кладбища?
– О, там такое шоу – Джордж Ромеро[3] отдыхает, – всплеснул руками пиар-директор. – Миллиарды мертвецов поднялись из могил. Вот это я реально понимаю – Апокалипсис! Никто не въезжает, что происходит. Американцы с вертолетов мочат в Афгане талибов – а те через минуту воскресают, и все по новой. Неандертальцы сбиваются в группы, нападают на встречных толстяков, принимая за мамонтов. В Китае, Египте, Иране воскресли сразу ВСЕ древние захоронения – расступается земля, встают воины с копьями, знатные люди в доспехах, слуги, рабыни с кувшинами – ужас, короче. В Крыму раскопали скифские курганы, принцессы-мумии пошли по музеям – скандалить и забирать свое золото. Из океанов на пляжи выходят миллионы утопленников, всплыли «Титаник» и «Лузитания», тысячи обросших ракушками пиратских каравелл берут на абордаж пассажирские лайнеры с богатыми туристами. Под Москвой из оврагов выползли мертвые германские дивизии с танками, пулеметами, в полном боевом оснащении и только схватились с воскресшими частями красноармейцев, как на них волной налетели монголы Тохтамыша. Получилась игра «замри-умри-воскресни». Три часа с лишним без передыху сражались, пока разобрались, что к чему.
– Представляю, что творится у Бородино, – рассмеялся Дьявол. – Сто тысяч покойников, смертельно устав от взаимных убийств, мирно жарят шашлыки, превратив Бородинское поле в подобие кафе «У Багратиона». Очень хорошо, что мой тайный агент в окружении Иоанна сумел снять копии черновика «Откровения» перед финальной правкой. Благодаря ему мы узнали – предпоследняя фраза в «Апокалипсисе» была сначала изменена, а после – и вовсе вычеркнута напрочь. На Небесах обожают подстраховываться. Однако, введя в действие ползучий Апокалипсис, райские кущи застали меня врасплох. Все козыри у них на руках, и думаю, в данный момент мои акции на загробной бирже сильно теряют в цене. Главный объект в грядущей секретной операции – последняя невеста, чье появление предсказано черновой версией «Апокалипсиса». Девушка, успевшая выйти замуж, но не сумевшая провести брачную ночь с законным мужем, прежде чем ее забрала Смерть. Согласно черновику, она воскреснет на самом первом ожившем кладбище. В ней-то, родимой, и состоит наша спасительная загвоздка.
Пиар-директор замер с отвисшей челюстью.
– Вам надо ее трахнуть? – наугад предположил он.
– Мне? – удивился Дьявол. – Невесту? Я что, по-твоему, некрофил?
– Во многих фильмах по сюжету вы именно так и делаете, – осторожно ответил пиар-директор. – Взять хотя бы «Ребенка Розмари» или «Конец света». Я полагал, тут то же самое. А вообще – все мы теперь некрофилы, вольно или невольно. Сейчас же и не разберешь – живая телка либо мертвая. Снимешь вот так в баре, а под утро окажется, что она буквально вчера из земли выкопалась. Специфика Апокалипсиса. Секс с зомби больше не извращение, а будничная реальность.
– В своих предположениях ты недалек от истины, – щелкнул хвостом Дьявол. – Но не стоит сейчас это обсуждать. Все, что требуется, – вовремя использовать способности невесты. Не исключено, что Рай захочет нейтрализовать эту девушку, надеюсь, мы доберемся до нее раньше, чем ангелы. Очень важно, чтобы с невестой до воскресенья не произошло ничего плохого.
– Да что с ней случится, босс, – улыбнулся пиарщик. – Она же труп.
– С трупами свои сложности, – поправил его Дьявол. – Поэтому надо скорее доставить невесту ко мне. Когда она окажется здесь, можно перевести дух и мирно подумать – как нам реализовать ее разрушительную силу. В таких вопросах лучше не мелочиться. Я планирую отправить на операцию Агареса.
– Падший ангел, управляющий восточным сектором Ада? – поднял брови пиар-директор. – Тот самый, который ездит верхом на крокодиле, с ястребом в руке, а в его подчинении находится 31 легион – спецназ из отборнейших бесов? Да, видать, крутая девка – эта мертвая невеста. Но разве от Агареса будет толк? Он хорошо владеет магией, однако с первой же минуты Апокалипсиса способности демонических существ исчезают: они уже не могут летать, читать мысли или перемещаться во времени. Ангелам – и тем легче, с их правом на один акт белой магии в целях самозащиты без санкции с Небес.
– Засунь в задницу свои комментарии, – вызверился Дьявол. – Тебе-то что беспокоиться? Пиарщики себе хозяина всегда найдут, а вот мне без малого тысячу лет на нарах куковать. Чего там у нас по плану?
Пиар-директор полез в органайзер.
– Сначала встреча с голливудскими актерами, воплотившими образ Сатаны на большом экране, – сухо сообщил он. – Далее конференция представителей религиозных конфессий и мозговой штурм по рекламе.
– Прекрасно, – царапнул Дьявол когтем стол. – Пока ты свободен.
Проследив, как за пиар-директором закрылась дверь, Сатана выдвинул ящик стола, взяв в руки плоское, как лист, электронное приспособление с парой десятков сенсорных кнопок на панели. Каждый демон имел код срочного вызова, получив сигнал, он был обязан незамедлительно явиться к Дьяволу. Не прошло и четверти часа, как в прихожей послышались шаги, сопровождаемые скрипом когтей, и шлепки по полу крокодильего хвоста. На правах давнего фаворита Агарес не стал дожидаться приглашения: он вошел властно, не постучавшись. Двери услужливо раскрылись, пропустив высокого альбиноса с наглым лицом, обрамленным стильной бородкой в мексиканском стиле. Длинные и белые, как снег, волосы были схвачены сзади в узел – вроде «конского хвоста». Агарес являлся обычным демоном гуманоидного типа, каких в Аду работали тысячи. И хотя его анкета имела один существенный изъян, часто подвергавшийся критике недоброжелателей, Дьявол предпочитал закрывать на это глаза. Агарес относился к тем, кто служил не за страх, а за совесть.
Если, конечно, у демонов вообще была совесть.
– Садись, – предложил Дьявол. – Надо провести спецоперацию в Москве. Экипировка – согласно стандарту. Дело – сложное.
– Как всегда, – моргнув красными глазами, усмехнулся Агарес. – Хорошо, мне не привыкать. Но перед разговором придется привязать крокодила в приемной – он у меня чересчур любопытный.
Тщетные попытки крокодила отвязаться не увенчались успехом. Свернувшись вокруг ножки стола, он грустно задремал, приоткрыв один глаз. Из закрытого кабинета Дьявола доносился ровный гул голосов."
__________________
Цитата:
Страж посмотреть сообщение
истинных поводов для волнения немного, всё остальное - хрень сранная
старый 24.02.2010, 19:59   #37
Ken
Senior Member
 
Регистрация: 07.2009
Сообщений: 1.342
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Ворон и Кит
Инуитская (эскимосская) история
Пересказана Лорой Симмс


В самом начале времен, как рассказывают инуиты, Ворон сотворил мир. Ворон был и богом и птицей, а внутри человеком. После того, как Ворон сотворил всё, он решил остаться на Земле. Он любил людей и животных и ему было всё в них интересно. И даже, хотя он сам сделал мир, он не знал там всего, что можно было знать.

Ворон любил грести на своём каяке, уходя далеко в море. Однажды он увидел большого кита.

Он сказал: "Интересно, как там внутри выглядит, во чреве кита".

Ворон подождал, пока кит не зевнул. Когда рот кита широко раскрылся, он стал грести прямо в него. Он привязал свой каяк к одному из зубов кита и направился вглубь китового тела. Рот кита закрылся сзади него, и стало темно. Ворон услышал звук, похожий на барабан или отдалённый гром. И он шел, пока не пришёл в самое чрево кита. Белые кости ребер кита восходили вокруг него, как столпы из бивней.

В центре чрева кита Ворон увидел красивую танцующую девушку. К её ногам и рукам были прикреплены струны, тянущиеся к сердцу кита. Ворон подумал: "Она такая красивая. Я хотел бы взять её с собой отсюда, из этого кита, и жениться на ней”.

И тогда он сказал ей: "Я Ворон. Я сделал мир. Пойдешь ли ты со мной в этот мир и будешь ли моей женой?”

Девушка ответила: "Ворон, я не могу оставить кита. Я душа и сердце этого кита. Но если ты захочешь остаться здесь и быть со мной, то это сделало бы меня счастливой".

Ворон сбросил свой клюв, открыв своё человеческое лицо. Он откинул свои крылья и сел, положив руки на колени. И он смотрел на девушку, как она танцевала.

Когда она танцевала быстро, то кит нёсся сквозь воду. Когда она танцевала медленно, то кит плыл спокойно. Вскоре девушка стала танцевать настолько медленно, что и совсем перестала двигаться, а её глаза закрылись. Ворон почувствовал свежий ветер, пришедший с дыханием кита. Он снова подумал о том, чтобы взять девушку с собою в мир. И он почувствовал человеческое желание. И он забыл, что она сказала.

Ворон снова натянул свой клюв на лицо и облачил свои руки крыльями. Он подхватил девушку. Он слышал, как рвались струны, когда он вылетал с нею из кита в небо.
Когда он летел, Ворон услышал, как кит бьётся внизу в океане. И он наблюдал за телом кита, когда того выбросило волнами на берег. Кит был мертв, а девушка в руках становилась всё меньше и меньше, и исчезла.

И Ворон осознал, что всё, что живёт, имеет сердце и душу, и всё в мире рождается и умирает. И его охватила великая скорбь. Ему стало настолько печально, что он опустился на песок рядом с телом кита. В течение нескольких недель он плакал и плакал. А затем Ворон начал танец. И он танцевал многие недели. И затем Ворон начал петь. Он пел в течение многих недель, пока его сердце не успокоилось. И затем он полетел обратно в небо.

И он обещал людям и животным, что будет всегда возвращаться в этот мир до тех пор, пока мы заботимся друг о друге и понимаем, что всё в этом мире живет и умирает, и каждый человек и животное имеют сердце и душу. Слезы Ворона были первыми слезами. Его танец и его песня скорби и исцеления были первой песней и первым танцем.

Raven and the Whale
an Inuit (Eskimo) story
Retold by Laura Simms
старый 24.02.2010, 23:26   #38
Nik
Senior Member
 
Регистрация: 11.2007
Проживание: Moskau
Сообщений: 4.997
Репутация: 18 | 6
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Не любимый, но понравилось: Олег Дивов. Стрельба по тарелкам.
Жаль текста найти не смог в Интернете.
старый 25.02.2010, 18:40   #39
Member
 
аватар для Gullvivskrans
 
Регистрация: 02.2005
Сообщений: 806
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Артур Кларк

Девять миллиардов имен

- Заказ необычный. - Доктор Вагнер старался говорить как можно степеннее. - Насколько я понимаю, мы первое предприятие, к которому обращаются с просьбой поставить автоматическую счетную машину для тибетского монастыря. Не сочтите меня любопытным, но уж очень трудно представить, зачем вашему... э... учреждению нужна такая машина. Вы не можете объяснить, что вы собираетесь с ней делать?
- Охотно, - ответил лама, поправляя складки шелкового халата и не спеша убирая логарифмическую линейку, с помощью которой производил финансовые расчеты. - Ваша электроннная машина "Модель пять" выполняет любую математическую операцию над числами, вплоть до десятизначных. Но для решения нашей задачи нужны не цифры, а буквы. Вы переделаете выходные цепи, как мы вас просим, и машина будет печатать слова, а не числа.
- Мне не совсем ясно...
- Речь идет о проблеме, над которой мы трудимся уже три столетия, со дня основания нашего монастыря. Человеку вашего образа мыслей трудно это понять, но я надеюсь, вы без предвзятости выслушаете меня.
- Разумеется.
- В сущности, это очень просто. Мы составляем список, который включит в себя все возможные имена бога.
- Простите...
- У нас есть основания полагать, - продолжал лама невозмутимо, - что все эти имена можно записать с применением всего лишь девяти букв изобретенной нами азбуки.
- И вы триста лет занимаетесь этим?
- Да. По нашим расчетам, потребуется около пятнадцати тысяч лет, чтобы выполнить эту задачу.
- О! - Доктор Вагнер был явно поражен. - Теперь я понимаю, для чего вам счетная машина. Но в чем, собственно, смысл всей этой затеи?
Лама на мгновение замялся. "Уж не оскорбил ли я его? " спросил себя Вагнер. Во всяком случае, когда гость заговорил, ничто в его голосе не выдавало недовольства.
- Назовите это культом, если хотите, но речь идет о важной составной части нашего вероисповедания. Употребляемые нами имена Высшего Существа - Бог, Иегова, Аллах и так далее всего-навсего придуманные человеком ярлыки. Тут возникает довольно сложная философская проблема, не стоит сейчас ее обсуждать, но среди всех возможных комбинаций букв кроются, так сказать, действительные имена бога. Вот мы и пытаемся выявить их, систематически переставляя буквы.
- Понимаю. Вы начали с комбинации ААААААА... и будете продолжать, пока не дойдете до ЯЯЯЯЯЯЯ...
- Вот именно. С той разницей, что мы пользуемся азбукой, которую изобрели сами. Заменить литеры в пишущем устройстве, разумеется, проще всего. Гораздо сложнее создать схему, которая позволит исключить заведомо нелепые комбинации. Например, ни одна буква не должна повторяться более трех раз подряд.
- Трех? Вы, конечно, хотели, сказать - двух.
- Нет, именно трех. Боюсь, что объяснение займет слишком много времени, даже если бы вы знали наш язык.
- Не сомневаюсь, - поспешил согласиться Вагнер. Продолжайте.
- К счастью, вашу автоматическую счетную машину очень легко приспособить для нашей задачи. Нужно лишь правильно составить программу, а машина сама проверит все сочетания, и отпечатает итог. За сто дней будет выполнена работа, на которую у нас ушло бы пятнадцать тысяч лет.
Далеко внизу лежали улицы Манхеттена, но доктор Вагнер вряд ли слышал невнятный гул городского тарнспорта. Мысленно он перенесся в другой мир, мир настоящих гор, а не тех, что нагромождены рукой человека. Там, уединившись в заоблачной выси, эти монахи из поколения в поколение терпеливо трудятся, составляя списки лишенных всякого смысла слов. Есть ли предел людскому безрассудству? Но нельзя показывать, что ты думаешь. Клиент всегда прав.
- Несомненно, - сказал доктор, - мы можем переделать "Модель пять", чтобы она печатала нужные вам списки. Меня заботит другое - установка и эксплуатация машины. В наши дни попасть в Тибет не так-то просто.
- Положитесь на нас. Части не слишком велики, их можно будет перебросить самолетом. Вы только доставьте их в Индию, дальше мы сделаем все сами.
- И вы хотите нанять двух инженеров нашей фирмы?
- Да, на три месяца, пока не будет завершена программа.
- Я уверен, что они выдержат срок. - Доктор Вагнер записал что-то на блокноте. - Остается выяснить еще два вопроса...
Прежде чем он договорил, лама протянул ему узкую полоску бумаги.
- Вот документ, удостоверяющий состояние моего счета в Азиатском банке.
- Благодарю. Как будто... да, все в порядке. Второй вопрос настолько элементарен, я даже не знаю, как сказать... Но вы не представляете себе, сколь часто люди упускают из виду самые элементарные вещи. Итак, какой у вас источник электроэнергии?
- Дизельный генератор мощностью пятьдесят киловатт, напряжение 110 вольт. Он установлен пять лет назад и вполне надежен. Благодаря ему жизнь у нас в монастыре стала гораздо приятнее. Но вообще-то его поставили, чтобы снабжать энергией моторы, которые вращают молитвенные колеса.
- Ну, конечно, - подхватил доктор Вагнер. - Как я не подумал!

С балкона открывался захватывающий вид, но со временем ко всему привыкаешь. Семисотметровая пропасть, на дне которой распластались шахматные клеточки возделанных участков, уже не пугала Джорджа Хенли. Положив локти на сглаженные ветром камни парапета, он угрюмо созерцал далекие горы, названия которых ни разу не попытался узнать.
"Вот ведь влип! - сказал себе Джордж. - Более дурацкую затею трудно придумать! " Уже которую неделю "Модель пять" выдает горы бумаги, испещренной тарабарщиной. Терпеливо, неутомимо машина переставляет буквы, проверяет все сочетания, и, исчерпав возможности одной группы, переходит к следующей. По мере того, как пишущее устройство выбрасывает готовые листы, монахи тщательно собирают их и склеивают в толстые книги.
Слава Богу, еще неделя, и все будет закончено. Какие-такие расчеты убедили монахов, что нет надобности исследовать комбинации из десяти, двадцати, ста букв, Джордж не знал. И без того его по ночам преследовали кошмары: будто в планах монахов произошли перемены и верховный лама объявил, что программа продлевается до 2060 года... А что, они способны на это!
Громко хлопнула тяжелая деревянная дверь, и рядом с Джорджем появился Чак. Как обычно, он курил одну из своих сигар, которые помогли ему завоевать расположение монахов. Ламы явно ничего не имели против всех малых и большинства великих радостей жизни. Пусть они одержимые, но ханжами их не назовешь. Частенько наведываются вниз, в деревню...
- Послушай, Джордж, - взволнованно заговорил Чак. Неприятные новости!
- Что такое? Машина капризничает?
Большей неприятности Джордж не мог себе представить. Если начнет барахлить машина, это может, - о ужас! - задержать их отъезд. Сейчас даже телевизионая реклама казалась ему голубой мечтой. Все-таки что-то родное...
- Нет, совсем не то. - Чак сел на парапет; удивительный поступок, если учесть, что он всегда боялся обрыва. - Я только что выяснил, для чего они все это затеяли.
- Не понимаю. Разве нам это не известно?
- Известно, какую задачу поставили себе монахи. Но мы не знали для чего. Это такой бред...
- Расскажи что-нибудь поновее, - простонал Джордж.
- Старик верховный только что разоткровенничался со мной. Ты знаешь его привычку - каждый вечер заходит посмотреть, как машина выдает листы. Ну вот, сегодня он явно был взволнован если его вообще можно представить себе взволнованым. Когда я объяснил ему, что идет последний цикл, он спросил меня на своем ломаном английском, задумывался ли я когда-нибудь, чего именно они добиваются. Конечно, говорю. Он мне и рассказал.
- Давай, давай, как-нибудь переварю.
- Ты послушай: они верят, что когда перепишут все имена бога, а этих имен, по их подсчетам, что-то около девяти миллиардов, - осуществится божестванное предначертание. Род человеческий завершит то, ради чего был сотворен, и можно будет поставить точку. Мне вся эта идея кажется богохульством.
- И что же они ждут от нас? Что мы покончим жизнь самоубийством?
- В этом нет нужды. Как только список будет готов, Бог сам вмешается и подведет черту. Амба!
- Понял: как только мы закончим нашу работу, наступит конец света.
Чак нервно усмехнулся.
- То же самое я сказал верховному. И знаешь, что было? Он поглядел на меня так, словно я сморозил величайшую глупость, и сказал: "Какие пустяки вас заботят".
Джордж призадумался.
- Ничего не скажешь, широкий взгляд на вещи, - произнес он наконец. - Но что мы-то можем тут поделать? Твое открытие ничего не меняет. Будто мы и без того не знали, что они помешанные.
- Верно, но неужели ты не понимаешь, чем это может кончиться? Мы выполним программу, а судный день не наступит. Они возьмут, да нас обвинят. Машина-то наша. Нет, не нравится мне все это.
- Дошло, - медленно сказал Джордж. - Пожалуй, ты прав. Но ведь это не ново, такое и раньше случалось. Помню, в детстве у нас в Луизиане объявился свихнувшийся проповедник, твердил, что в следующее воскресенье наступит конец света. Сотни людей поверили ему, некоторые даже продали свои дома. А когда ничего не произошло, они не стали возмущаться, не думай. Просто решили, что он ошибся в своих расчетах, и продолжали веровать. Не удивлюсь, что некоторые из них до сих пор ждут конца света.
- Позволь напомнить, мы не в Луизиане. И нас двое, а этих лам несколько сот. Они славные люди, и жаль старика, если рухнет дело всей его жизни. Н я все-таки предпочел бы быть где-нибудь в другом месте.
- Я об этом давно мечтаю. Но мы ничего не можем поделать, пока не выполним контракт, и за нами не прилетят.
- А что, если подстроить что-нибудь?
- Черта с два! Только хуже будет.
- Не торопись, послушай. При нынешнем темпе работы двадцать часов в сутки - машина закончит все в четыре дня. Самолет прилетит через неделю. Значит, нужно только во время очередной наладки найти какую-нибудь деталь, требующую замены. Так, чтобы оттянуть программу денька на два, не больше. Исправим, не торопясь. И если сумеем все верно расчитать, мы будем на аэродроме в тот миг, когда машина выдаст последнее имя. Тогда им уже нас не перехватить.
- Не нравится мне твой замысел, - ответил Джордж. - Не было случая, чтобы я не довел до конца начатую работу. Не говоря уже о том, что они сразу заподозрят неладное. Нет уж, лучше дотяну до конца, будь что будет.

- Я и теперь не одобряю нашего побега, - сказал он семь дней спустя, когда они верхом на крепких горных лошадках ехали вниз по извилистой дорге. - И не подумай, что я удираю, потому что боюсь. Просто мне жаль этих бедняг, не хочется видеть их огорчения, когда они убедятся, что опростоволосились. Интересно, как верховный это примет?..
- Странно, - отозвался Чак, - когда я прощался с ним, мне показалось, что он нас раскусил и отнесся к этому совершенно спокойно. Все равно машина работает исправно, и задание скоро будет выполнено. А потом, впрочем, в его представлении никакого "потом" не будет.
Джордж повернулся в седле и поглядел вверх. С этого места в последний раз открывался вид на монастырь. Приземистые угловатые здания четко вырисовывались на фоне закатного неба; тут и там, точно иллюминаторы океанского лайнера, светились огни. Электрические, разумеется, питающиеся от того же источника, что и "Модель пять". "Сколько еще продлится это сосуществование? " - спросил себя Джордж. Разочарованные монахи способны сгоряча разбить вдребезги вычислительную машину. Или они преспокойно начнут все свои расчеты сначала?..
Он ясно представлял себе, что в этот миг происходит на горе. Верховный лама, и его помощники сидят в своих шелковых халатах, изучая листки, которые рядовые монахи собирают в книги. Никто не произносит ни слова. Единственный звук - нескончаемая дробь, как от вечного ливня: стучат по бумаге рычаги пишущего устройства. Сама "Модель пять" выполняет свои тысячу вычисений в секунду бесшумно. "Три месяца... - подумал Джордж. - Да тут кто угодно свихнется! "
- Вот он! - воскликнул Чак, показывая вниз, в долину. Правда, хорош?
"Правда", - мысленно согласился Джордж. Старый, видавший виды самолет серебряным крестиком распластался в начале дорожки. Через два часа он понесет их к свободе и разуму. Эту мысль хотелось смаковать, как рюмку хорошего ликера. Джордж упивался ею, покачиваясь в седле.
Гималайская ночь почти настигла их. К счастью, дорога хорошая, как и все местные дороги. И у них есть фонарики. Никакой опасности, только холод досаждает. В удивительно ясном небе сверкали знакомые звезды. "Во всяком случае, подумал Джордж, - из-за погоды не застрянем". Единственное, что его еще тревожило.
Он запел, но вскоре смолк. Могучие, величавые горы с белыми шапками вершин не располагали к бурному проявлению чувств. Джордж посмотрел на часы.
- Еще час, и будем на аэродроме, - сообщил он через плечо Чаку. И добавил чуть погодя: - Интересно, как там машина - уже закончила? По времени - как раз.
Чак не ответил, и Джордж повернулся к нему. Он с трудом различил лицо друга - обращенное к нему белое пятно.
- Смотри, - прошептал Чак, и Джордж тоже обратил взгляд к небесам. (Все когда-нибудь происходит в последний раз. )
Высоко над ними, тихо, без шума одна за другой гасли звезды.
старый 25.02.2010, 19:28   #40
Ken
Senior Member
 
Регистрация: 07.2009
Сообщений: 1.342
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)

Цитата:
nik1951 посмотреть сообщение
Не любимый, но понравилось: Олег Дивов. Стрельба по тарелкам.
Жаль текста найти не смог в Интернете.
Вот тут есть. Но почитать пока руки не дошли )
Sponsored Links
Для отправления сообщений необходима Регистрация

опции темы

Похожие темы для: Любимые рассказы (не самые известные и не самые большие)
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
Любимые стихи Erichka Литература 962 06.11.2016 01:45
Любимые животные Jormundgand Избушка 143 03.08.2010 15:08
Исторические или фэнтези рассказы о викингах (собственного сочинения) volkov_vs Литература 55 05.08.2009 11:17
Весёлые рассказы с картинками - Сколько стоит квартира в Москве? Nik Общие статьи 4 13.06.2008 21:39
Почему все мои рассказы полное дерьмо? Miol Архив 2004 14 20.05.2004 16:10


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +4. Сейчас: 04:32


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.