Valhalla  
вернуться   Valhalla > Тематические форумы > Литература
Регистрация



Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 25.12.2013, 20:36   #21
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

ШВЕЦИЯ

Огоньки на горизонте светятся.
Там в тумане утреннего сна
Опочило королевство Швеция,
Говорят, уютная страна.

Никогда не знала революции,
Скопидомничала двести лет;
Ни собрания, ни резолюции,
Но у каждого велосипед.

В воскресенье едет он по ягоды,
Ищет яйца в чаечном гнезде.
Отчего ж в аптеке банки с ядами,
Черепушки в косточках везде?

Почему, как сообщают сведенья,
Несмотря на весь уютный быт,
Тихая классическая Швеция —
Страшная страна самоубийц?

В магазинах гордо поразвесила
Свитера, бюстгальтеры, штаны...
Только где же у нее поэзия?
Нет великой цели у страны.

Что же заставляло два столетия
Жить среди вещей, как средь богов?
Смерти не боится Швеция —
Страшно выйти ей из берегов.
1964
Илья Сельвинский. Избранные произведения.
Библиотека поэта (Большая серия).
Ленинград: Советский писатель, 1972.
Klerkon сказал(а) спасибо.
Сегодня
Реклама

Ссылки от спонсора

старый 27.12.2013, 21:39   #22
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

На развалинах замка в Швеции


Уже светило дня на западе горит
И тихо погрузилось в волны!..
Задумчиво луна сквозь тонкий пар глядит
На хляби и брега безмолвны.
И всё в глубоком сне поморие кругом.
Лишь изредка рыбарь к товарищам взывает,

Лишь эхо глас его протяжно повторяет
В безмолвии ночном.

Я здесь, на сих скалах, висящих над водой,
В священном сумраке дубравы
Задумчиво брожу и вижу пред собой
Следы протекших лет и славы:
Обломки, грозный вал, поросший злаком ров,
Столбы и ветхий мост с чугунными цепями,
Твердыни мшистые с гранитными зубцами
И длинный ряд гробов.

Всё тихо: мертвый сон в обители глухой.
Но здесь живет воспоминанье:
И путник, опершись на камень гробовой,
Вкушает сладкое мечтанье.
Там, там, где вьется плющ по лестнице крутой,
И ветр колышет стебль иссохшия полыни,
Где месяц осребрил угрюмые твердыни
Над спящею водой, —

Там воин некогда, Одена храбрый внук,
В боях приморских поседелый,
Готовил сына в брань, и стрел пернатых пук,
Броню заветну, меч тяжелый
Он юноше вручил израненной рукой,
И громко восклицал, подъяв дрожащи длани:
«Тебе он обречен, о бог, властитель брани,
Всегда и всюду твой!

А ты, мой сын, клянись мечом своих отцов
И Гелы клятвою кровавой
На западных струях быть ужасом врагов
Иль пасть, как предки пали, с славой!»
И пылкий юноша меч прадедов лобзал
И к персям прижимал родительские длани,
И в радости, как конь при звуке новой брани,
Кипел и трепетал.

Война, война врагам отеческой земли! —
Суда наутро восшумели.

Запенились моря, и быстры корабли
На крыльях бури полетели!
В долинах Нейстрии раздался браней гром,
Туманный Альбион из края в край пылает,
И Гела день и ночь в Валкалу провождает
Погибших бледный сонм.

Ах, юноша! спеши к отеческим брегам,
Назад лети с добычей бранной;
Уж веет кроткий ветр вослед твоим судам,
Герой, победою избранный!
Уж скальды пиршество готовят на холмах.
Зри: дубы в пламени, в сосудах мед сверкает,
И вестник радости отцам провозглашает
Победы на морях.

Здесь, в мирной пристани, с денницей золотой
Тебя невеста ожидает,
К тебе, о юноша, слезами и мольбой
Богов на милость преклоняет...
Но вот в тумане там, как стая лебедей,
Белеют корабли, несомые волнами;
О, вей, попутный ветр, вей тихими устами
В ветрила кораблей!

Суда у берегов, на них уже герой
С добычей жен иноплеменных;
К нему спешит отец с невестою младой
И лики скальдов вдохновенных.
Красавица стоит, безмолвствуя, в слезах,
Едва на жениха взглянуть украдкой смеет,
Потупя ясный взор, краснеет и бледнеет,
Как месяц в небесах...

И там, где камней ряд, седым одетый мхом,
Помост обрушенный являет,
Повременно сова в безмолвии ночном
Пустыню криком оглашает, —
Там чаши радости стучали по столам,
Там храбрые кругом с друзьями ликовали,

Там скальды пели брань, и персты их летали
По пламенным струнам.

Там пели звук мечей и свист пернатых стрел,
И треск щитов, и гром ударов,
Кипящу брань среди опустошенных сел
И грады в зареве пожаров;
Там старцы жадный слух склоняли к песне сей,
Сосуды полные в десницах их дрожали,
И гордые сердца с восторгом вспоминали
О славе юных дней.

Но всё покрыто здесь угрюмой ночи мглой,
Всё время в прах преобратило!
Где прежде скальд гремел на арфе золотой,
Там ветер свищет лишь уныло!
Где храбрый ликовал с дружиною своей,
Где жертвовал вином отцу и богу брани,
Там дремлют, притаясь, две трепетные лани
До утренних лучей.

Где ж вы, о сильные, вы, галлов бич и страх,
Земель полнощных исполины,
Роальда спутники, на бренных челноках
Протекши дальные пучины?
Где вы, отважные толпы богатырей,
Вы, дикие сыны и брани и свободы,
Возникшие в снегах, средь ужасов природы,
Средь копий, средь мечей?

Погибли сильные! Но странник в сих местах
Не тщетно камни вопрошает
И руны тайные, преданья на скалах
Угрюмой древности, читает.
Оратай ближних сел, склонясь на посох свой,
Гласит ему: «Смотри, о сын иноплеменный,
Здесь тлеют праотцов останки драгоценны:
Почти их гроб святой!»
К. Батюшков
1814
Old сказал(а) спасибо.
старый 27.12.2013, 22:05   #23
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

ПЕСНЯ КОРОЛЯ РЕГНЕРА.


Мы бились мечами на чуждых полях,
Когда, горделивый и смелый как деды,
С дружиной героев искал я победы
И чести жить славой в грядущих веках.

Мы бились жестоко: враги перед нами,
Как нива пред бурей, ложилися в прах;
Мы грады и села губили огнями,
И скальды нас пели на чуждых полях.

Мы бились мечами в тот день роковой,
Когда, победивши морские пучины,
Мы вышли на берег Гензинской долины,
И, встречены грозной, нежданной войной,

Мы бились жестоко: как мы, удалые,
Враги к нам летели толпа за толпой;
Их кровью намокли поля боевые,
И мы победили в тот день роковой.

Мы бились мечами, полночи сыны,
Когда я, отважный потомок Одина,
Принес ему в жертву врага-исполина,
При громе оружий, при свете луны.

Мы бились жестоко: секирой стальною
Разил меня дикий питомец войны;
Но я разрубил ему шлем с головою, —
И мы победили, полночи сыны!

Мы бились мечами. На память сынам
Оставил я броню и щит мой широкий,
И бранное знамя, и шлем мой высокий,
И меч мой, ужасный далеким странам.

Мы бились жестоко — и гордые нами
Потомки, отвагой подобные нам,
Развесят кольчуги с щитами, с мечами
В чертогах отцовских па память сынам.


1822 г.

(Николай Языков).





***


СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ.

(Друзьям).

Наши лиры заржавели
От дымящейся крови,
Разлученно державили
Наши хмурые брови.

И теперь перержавленной лирою
Для далеких друзей я солирую:

«Бег тех,
чей
смех,
вей,
рей,
сей
снег!

Тронь струн
винтики,
в ночь лун,
синь, теки,
в день дунь,
даль, дым,
по льду,
скальды!»

Смеяв и речист,
смеист и речав,
стоит словочист
у далей плеча.

Грозясь друзьям усмешкою веселой,
кричу земли далеким новоселам:

«Смотри-ка пристально —
ветров каприз стальной:
застыли в лоске
просты полоски,
поем и пляшем
сиянье наше,
и Север ветреный,
и снег серебряный,
и груди радуг,
игру и радость!

Тронь струн
винтики,
в ночь лун,
синь, теки,
в день дунь,
даль, дым,
по льду,
скальды!»


1921 г.

(Николай Асеев).





***


МОСКВА В НОРВЕГИИ.


Облаков колорит
О зиме говорит.
Пахнет влагой и хвоей,
Как у нас под Москвою.

Мох лежит под сосной,
Как у нас под Москвой.
Все как дома,
И очень знакомо.

Только воздух не тот,
Атмосфера не та,
И от этого люди другие,
Только люди не те, что у нас,
И на вас
Не похожи, мои дорогие.

Дорогие друзья, я писала не раз,
Что разлука — большая обуза.
Что разлука — змея.
И действительно, я
Не должна уезжать из Союза.

За границей легко только первые дни,
В магазине прилавок наряден.
До чего хороши эти карандаши,
Эти перья и эти тетради!

А какие здесь есть города!
Например, Старый Берген, который недаром
(Это скажет вам каждый порядочный гид)
Знаменит своим рыбным базаром.

Голубая макрель, золотая треска
На холодном рассвете багровом.
Я взглянула на рыбу — и в сердце тоска
Вдруг впилась мне крючком рыболовным.

Я припомнила ясно: в корзине, в ведре ль,
Распластав плавников острия,
Та же белая в синих полосках макрель,
Только звали ее «скумбрия».

И какая чудесная юность была
В те часы на песке под горой!
И какая огромная жизнь пролегла
Между этой и той скумбрией!

И печаль об исчезнувшей прелести дней
Полоснула меня, как ножом.
И подумала я: «Ничего нет грустней
Одиночества за рубежом».

Только вижу: у рыбного ряда стоит,
Упершись рукавицей в бедро,
В сапогах и брезенте, назад козырек,
Ну, точь-в-точь паренек из метро.

Я невольно воскликнула: «Ах ты,
Из какой это вылез он шахты?»
Он ко мне по-норвежски (а я ни гугу!),
По-иному он, вижу, не слишком.
Неужели же, думаю, я не смогу
Побеседовать с этим парнишкой?

И, доставши блокнот, так, чтоб он увидал.
На прилавке под рыбным навесом
Я рисую родимого моря овал
И пишу по-латински «Odessa».

И тогда паренек на чужом берегу
Улыбается мне, как рыбак рыбаку.
Паренек улыбается мне от души,
Он берет у меня карандаш.
(До чего хороши эти карандаши,
Если держит их кто-нибудь наш!)

Он выводит знакомое слово «Moskwa».
И от этого слова — лучи.
(До чего хорошо, что иные слова
Даже в дальних краях горячи!)

Он приветствует в эту минуту Союз,
Он глядит хорошо и всерьез.
И, содрав рукавицу и сбросив картуз,
Он трясет мою руку до слез.

Хорошо, что на грусть мы теряем права
И что, как бы он ни был далек,
Человек с удивительным словом «Москва»
Не бывает нигде одинок.


1934 г.

(Вера Инбер).





***


ДАТСКАЯ СКАЗКА.


Сколько милой прелести в адресе,
Что лежит на моем столе!
Старый датский сказочник Андерсен
Жил на этой земле...

Городок второй категории,
Дремлет Одензе в полусне,
От широких дорог истории
В стороне.

На карнизах голуби сонные,
Сонный ветер гладит траву.
Шпили кирок темно-зеленые
Четко врезаны в синеву.

Пахнет в сонных кофейнях булками,
Тучка с моря грозит дождем.
Переулками, закоулками
В гости к сказочнику идем.

Вот белеет старая хижина
В чешуе черепиц.
Аккуратно сирень подстрижена.
Запах роз. Щебетанье птиц.

Восседают старухи строгие
На широких скамьях с утра.
Бродят школьники голоногие
По квадрату двора.

Струй фонтанных жидкое олово.
Тмином пахнущая земля.
Здесь рождалась сказка про голого
Короля...

Подавляя трепет сердечный,
Мы в старинный домик вошли.
И король, этой сказкой меченный,
Вырос словно из-под земли.

Провожаемый взглядами горькими,
Полупьяный нахал
Шел, соря апельсинными корками,
И резинку жевал.

Перед ним какие-то франтики
Увивались, льстиво юля.

...Сказка кончилась. Нет романтики
В царстве голого короля.


1948 г.

(Алексей Сурков).


Sölveig и Katten сказали спасибо.
__________________
Кот — животное священное, а люди — животные не священные!

Последний раз редактировалось Klerkon: 27.12.2013 в 23:57.
старый 28.12.2013, 22:39   #24
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

В КОПЕНГАГЕНЕ.

Кому хулить, а прочим наслаждаться —
Удой возрос, любое поле тучно,
Хоть каждый знает — в королевстве Датском
По-прежнему не всё благополучно.

То приписать кому? Земле? Векам ли?
Иль, может, в Дании порядки плохи?
А королевство ни при чем, и Гамлет
Страдает от себя, не от эпохи...


1965 г.

(Илья Эренбург).
Katten сказал(а) спасибо.
старый 06.01.2014, 14:47   #25
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

На свете много интересных мест:
Япония, Марокко или Греция.
Когда сидеть на месте надоест,
Пожалуйста, пусть это будет… Швеция.

Совсем неплохо жизнь переменить
На десять дней или на две недели,
А уж Стокгольм – недурно посетить,
Там есть, что посмотреть, на самом деле,

И насладиться миром красоты:
Вот – ратуша, вот – судно-крепость Васса,
Театры, галереи и мосты,
Соборы, Старый город, чудный Скансен,

Музеи, парки, королей дворцы
И символы их власти – год за годом…
А после непременно совершим
Прогулку современным теплоходом,

Посмотрим с моря, как хорош Стокгольм;
Какие острова, какая сказка!
Какой восторг и более того –
Какая память в камне, в звуках, в красках!

Людмила Максимчук
Klerkon сказал(а) спасибо.
старый 18.01.2014, 02:38   #26
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

ФИНСКИМ КРАСАВИЦАМ.


Так, ваш язык еще мне нов,
Но взоры милых сердцу внятны,
И звуки незнакомых слов
Давно душе моей понятны.

Я не умел еще любить —
Опасны сердцу ваши взгляды!
И сын Фрегеи, может быть,
Сильнее будет сына Лады!


1820 г.


ФИНЛЯНДИЯ.


В свои расселины вы приняли певца,
Граниты финские, граниты вековые,
Земли ледяного венца
Богатыри сторожевые.

Он с лирой между вас. Поклон его, поклон
Громадам, миру современным;
Подобно им, да будет он
Во все годины неизменным!

Как всё вокруг меня пленяет чудно взор!
Там необъятными водами
Слилося море с небесами;
Тут с каменной горы к нему дремучий бор
Сошел тяжелыми стопами,
Сошел — и смотрится в зерцале гладких вод!

Уж поздно, день погас, но ясен неба свод;
На скалы финские без мрака ночь нисходит,
И только что себе в убор
Алмазных звезд ненужный хор
На небосклон она выводит!

Так вот отечество Одиновых детей,
Грозы народов отдаленных!
Так это колыбель их беспокойных дней,
Разбоям громким посвященных!

Умолк призывный щит, не слышен скальда глас,
Воспламененный дуб угас,
Развеял буйный ветр торжественные клики;
Сыны не ведают о подвигах отцов;
И в дольном прахе их богов
Лежат низверженные лики!

И всё вокруг меня в глубокой тишине!
О вы, носившие от брега к брегу бои,
Куда вы скрылися, полночные герои?
Ваш след исчез в родной стране.

Вы ль, на скалы ее вперив скорбящи очи,
Плывете в облаках туманною толпой?
Вы ль? Дайте мне ответ, услышьте голос мой,
Зовущий к вам среди молчанья ночи.

Сыны могучие сих грозных вечных скал!
Как отделились вы от каменной отчизны?
Зачем печальны вы? Зачем я прочитал
На лицах сумрачных улыбку укоризны?

И вы сокрылися в обители теней!
И ваши имена не пощадило время!
Что ж наши подвиги, что слава наших дней,
Что наше ветреное племя?

О, всё своей чредой исчезнет в бездне лет!
Для всех один закон — закон уничтоженья,
Во всем мне слышится таинственный привет
Обетованного забвенья!

Но я, в безвестности, для жизни жизнь любя,
Я, беззаботливый душою,
Вострепещу ль перед судьбою?
Не вечный для времен, я вечен для себя.

Не одному ль воображенью
Гроза их что-то говорит?
Мгновенье мне принадлежит,
Как я принадлежу мгновенью!

Что нужды до былых иль будущих племен?
Я не для них бренчу незвонкими струнами;
Я, невнимаемый, довольно награжден
За звуки звуками, а за мечты мечтами.


1826 г.

(Евгений Баратынский).



***


ТРИЗНА.

Посвящается Ф. Ф. Вадковскому.


Утихнул бой Гафурский. По волнам
Летят изгнанники отчизны.
Они, пристав к Исландии брегам,
Убитым в честь готовят тризны.

Златится мед, играет меч с мечом...
Обряд исполнили священный,
И мрачные воссели пред холмом
И внемлют арфе вдохновенной.


С к а л ь д.

Утешьтесь о павших! Они в облаках
Пьют юных Валкирий живые лобзанья.
Их чела цветут на небесных пирах,
Над прахом костей расцветает преданье.

Утешьтесь! За павших ваш меч отомстит.
И где б ни потухнул наш пламенник жизни,
Пусть доблестный дух до могилы кипит,
Как чаша заздравная в память отчизны.


1828 г. Чита.

(Александр Одоевский).



ФИНЛЯНДИЯ.

Посвящается А. А. 3......... му.


Я видел вас, граниты вековые,
Финляндии угрюмое чело,
Где юное творение впервые
Нетленною развалиной взошло.
Стряхнув с рамен балтические воды,
Возникли вы, как остовы природы!

Там рыщет волк, от глада свирепея,
На черепе там коршун точит клев,
Печальный мох мерцает следом змея,
Трепещет ель пролетом облаков;
Туманы там — утесов неизменней
И дышат век прохладою осенней.

Не смущены долины жизни шумом;
Истлением седеет дальний бор;
Уснула тень в величии угрюмом
На зеркале незыблемых озер;
И с крутизны в пустынные заливы,
Как радуги, бегут ключи игривы.

Там силой вод пробитые громады
Задвинули порогом пенный ад,
И в бездну их крутятся водопады,
Гремучие, как воющий набат;
Им вторит гул — жилец пещеры дальней,
Как тяжкий млат по адской наковальне.

Я видел вас! Бушующее море
Вздымалося в губительный потоп
И, мощное в неодолимом споре,
Дробилося о крепость ваших стоп;
Вам жаркие и влажные перуны
Нарезали чуть видимые руны.

Я понял их: на западе сияло
Светило дня, златя ступени скал,
И океан, как вечности зерцало,
Его огнем живительным пылал,
И древних гор заветные скрижали
Мне дивные пророчества роптали!


1829 г. Адлер (форт Святого Духа).

(Александр Бестужев-Марлинский).
Katten сказал(а) спасибо.

Последний раз редактировалось Klerkon: 18.01.2014 в 02:38.
старый 19.01.2014, 00:16   #27
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

ПЕСНЬ ГАРАЛЬДА СМЕЛОГО.

Мы, други, летали по бурным морям.
От родины милой летали далеко!
На суше, на море мы бились жестоко:
И море, и суша покорствуют нам!

О, други! как сердце у смелых кипело.
Когда мы, содвинув стеной корабли,
Как птицы, неслися станицей веселой
Вкруг пажитей тучных Сиканской земли...

А дева русская Гаральда презирает!

О, други! Я младость не праздно провел!
С сынами Дронтгейма вы помните сечу?
Как вихорь, пред вами и мчался навстречу
Под камни и тучи свистящие стрел.

Напрасно сдвигались народы; мечами
Напрасно о наши стучали щиты:
Как бледные класы под ливнем, упали
И всадник, и пеший... владыка, и ты...

А дева русская Гаральда презирает!

Нас было лишь трое на легком челне;
А море вздымалось, я помню, горами;
Ночь черная в полдень нависла с громами
И Гела зияла в соленой волне.

Но волны напрасно, яряся, хлестали:
Я черпал их шлемом, работал веслом:
С Гаральдом, о, други, вы страха не знали
И в мирную пристань влетели с челном...

А дева русская Гаральда презирает!

Вы, други, видали меня на коне?
Вы зрели, как рушил секирой твердыни,
Летая на бурном питомце пустыни
Сквозь пепел и вьюгу в пожарном огне?

Железом я ноги мои окрыляя,
И лань упреждаю по звонкому льду:
Я хладную влагу рукой рассекая,
Как лебедь отважный по морю иду...

А дева русская Гаральда презирает!

Я в мирных родился полночи снегах;
Но рано отбросил доспехи ловитвы —
Лук грозный и лыжи — и в шумные битвы
Вас, други, с собою умчал на судах.

Не тщетно за славой летали далеко
От милой отчизны по диким морям;
Не тщетно мы бились мечами жестоко:
И море и суша покорствуют нам.

А дева русская Гаральда презирает!


1816 г.

(Константин Батюшков).
Katten и a_dubinin сказали спасибо.
старый 19.01.2014, 23:35   #28
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию

ВОДОПАД.

Шуми, шуми с крутой вершины,
Не умолкай, поток седой!
Соединят протяжный вой
С протяжным отзывом долины.

Я слышу: свищет аквилон,
Качает елию скрыпучей,
И с непогодою ревучей
Твой рёв мятежный соглашен.

Зачем, с безумным ожиданьем,
К тебе прислушиваюсь я?
Зачем трепещет грудь моя
Каким-то вещим трепетаньем?

Как очарованный стою
Над дымной бездною твоею
И, мнится, сердцем разумею
Речь безглагольную твою.

Шуми, шуми с крутой вершины,
Не умолкай, поток седой!
Соединяй протяжный вой
С протяжным отзывом долины!


1821 г.

(Евгений Баратынский).


Написано в период службы в Нейшлотском пехотном
полку в Кюмени в Финляндии в 1820-1824 гг.
a_dubinin сказал(а) спасибо.
старый 05.02.2014, 15:13   #29
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

Песня Сказочника «Однажды в старой Дании»


сл. В.Коростылева


Однажды в старой Дании
По сказочному адресу
В одном старинном здании
Придумал сказку Андерсен
И грустную, и дерзкую,
И острую, и нежную,
И взрослую, и детскую
Про Королеву Снежную.

Принцессы на горошине,
Башмачники и мельники
Все были огорошены,
Прочтя ее немедленно
И грустную, и дерзкую,
И острую, и нежную,
И взрослую, и детскую
Про Королеву Снежную.
Прошли века над крышами
И сказку все усвоили,
Ее мы тоже слышали,
Но поняли по-своему.
И грустную, и дерзкую,
И острую, и нежную,
И взрослую, и детскую
Про Королеву Снежную.

Klerkon и a_dubinin сказали спасибо.
старый 09.04.2014, 17:40   #30
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

Письмо из Дании

Какая-то в державе датской гниль!
Здесь пахнет сыростью, погостом и подвалом,
и черной плесенью из Академии наук.
В порту, перевернувшись оверкиль,
ржавеют пароходы у причалов,
а меж домов раскинул сеть паук…
Ах, кстати! Можешь ли представить
себе, мой милый Фортинбрас?
По улицам, средь бела дня гуляют,
здесь тени бывших королей!
И это никого нисколько не пугает,
включая женщин и грудных детей.
Из ратуши глашатай каждый час,
исправно объявляет карнавалы,
и бьет в набат. Чего же удивляться,
что в Дании так много сумасшедших?
Все граждане похмельны, и устало
глядят на всё, что не касается вина
и угощенья. Что отмечают - свадьбу
иль поминки, никто не помнит. Ночь длинна,
и запах тленья напоминает об ушедших
днях… Полковник ныне
способен дослужиться до престола,
как в Греции или в Аргентине.
Различье климатических условий, не
позволяет говорить – «переворот»,
и, стало быть, считаем, что причиной -
народ, хоть это вызывает изумленье.
Бежать в Норвегию, как мне
советуешь ты, милый Фортинбрас,
иль надо оказать сопротивленье? -
Вот в чем теперь вопрос! Весьма
возможно, что в державе все прогнило.
Ты помнишь, говорил я будто Дания - тюрьма?
Была - тюрьма, теперь, скорей - могила.
Ушаков Алексей
http://www.stihi.ru/2008/10/08/595
старый 16.05.2014, 16:40   #31
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

ПОТОМОК ШВЕДСКИХ КОРОЛЕЙ
О, вы, кому всего милей
Победоносные аккорды, --
Падите ниц! Пред вами гордый
Потомок шведских королей.
Мой славный род -- моя отрава!
Я от тоски сгораю -- весь!
Падите ниц: пред вами здесь
Потомок славного Густава.
С надменной думой на лице
В своем мирке невинно-детском
Я о престоле грезил шведском,
О войнах, казнях и венце.
В моих глазах тоской о чуде
Такая ненависть зажглась,
Что этих слишком гневных глаз,
Не вынося, боялись люди.
Теперь я бледен стал и слаб,
Я пленник самой горькой боли,
Я призрак утренний -- не боле...
Но каждый враг мне, кто не раб!
Вспоен легендой дорогою,
Умру, легенды паладин,
И мой привет для всех один:
"Ты мог бы быть моим слугою!"
Цветаева Марина
Klerkon, a_dubinin и Hilde13 сказали спасибо.
старый 27.05.2014, 20:52   #32
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

ПЕСНЯ ДАТСКИХ ЖЕНЩИН
Кто та женщина, которую ты покинул,
Ты покинул свой дом, и очаг,
Для того, чтобы уйти с седой старухой, создательницей вдов?
У нее нет дома, в котором можно уложить гостей,
Только одна холодная постель на всех,
Где гнездятся бледное солнце и заблудшие ледяные горы.
У нее нет сильных белых рук, чтобы обнимать тебя,
Но у нее множество цепких водорослей, чтобы держать тебя
На тех камнях, куда тебя прибило приливом.
Но когда приблизится лето,
И растает лед и почки набухнут на березах,
Ты покинешь нашу сторону и заболеешь.
Заболеешь вновь криком и резней,
Ускользнешь поближе к плеску волн,
Где ладья твоя стоит всю зиму.
Ты забудешь наше веселье и застольные беседы,
И корову в стойле и лошадь на конюшне —
Для того, чтобы стать на ее стороне.
А потом поплывешь ты туда, где бушуют шторма,
И удаляющийся звук твоих весел, ударяющих об воду,
Будет единственным, что останется нам на долгие месяцы.
Так кто же та женщина, которую ты покинул,
Как покинул свой дом и очаг,
Для того, чтобы уйти с седой старухой, создательницей вдов?
Редьярд Киплинг
Old, Klerkon, a_dubinin и ещё 1 пользователей сказали спасибо.
старый 11.12.2014, 14:06   #33
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

Новорождённая звезда
К норвежскому
божественному
склону
устремлена!
За ней скорей поспей, душа моя!
Дай надышаться красотою!
Благоуханной летнею порою
Мечтою сердце обогрей!

Норвегия, Норвегия –
Небесная элегия
С волшебною энергией
Древнейших фьордов, гор…
Какое наслаждение
Услышать с упоением
Природы вдохновенной
Многоголосый хор!

Т.Голованова

http://www.proza.ru/2014/05/30/1613
Klerkon, a_dubinin и Marta70 сказали спасибо.
старый 05.01.2015, 20:23   #34
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

О, красавица Сайма, ты лодку мою колыхала,
Колыхала мой челн, челн подвижный, игривый и острый.
В водном плеске душа колыбельную негу слыхала,
И поодаль стояли пустынные скалы, как сестры.
Отовсюду звучала старинная песнь — Калевала:
Песнь железа и камня о скорбном порыве Титана.
И песчаная отмель — добыча вечернего вала, —
Как невеста, белела на пурпуре водного стана.
Как от пьяного солнца бесшумные падали стрелы
И на дно опускались и тихое дно зажигали,
Как с небесного древа клонилось, как плод перезрелый,
Слишком яркое солнце — и первые звезды мигали,
Я причалил и вышел на берег седой и кудрявый;
Я не знаю, как долго, не знаю, кому я молился…
Неоглядная Сайма струилась потоками лавы,
Белый пар над водою тихонько вставал и клубился
1908
Осип Мандельштам
Klerkon и a_dubinin сказали спасибо.
старый 29.01.2015, 19:43   #35
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

Швеция

В шхерах, рассыпанных каменным крошевом,
Лесом поросших игольчато-острым,
Она из-за моря выходит непрошено,
Как скрытый в тумане таинственный остров.

В объятиях моря холодного пенного,
Отдавшись полёту чаек изящному,
Она отделяет от суетно-бренного,
И прозой опутанного настоящего.

И готикой, в небо летящей стремительно,
Пронзает небес купола серо-синие,
Ведёт по страницам историй медлительно,
Невидимой тонкою ломаной линией.

И сказки нам дарит с детства щемящие,
И песенки АББА ещё не забытые,
Страна, как принцесса прекрасная спящая,
С высоким достоинством, миру открытая.
Жэм Алла
http://ti-poet.ru/stih.php?b=139058
Klerkon и a_dubinin сказали спасибо.
старый 30.01.2015, 14:10   #36
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

Стокгольмская улочка

Простая девчушка
другой город
и другая комната
в доме другом
где никто не жил
и другие углы
на которых никто
никогда не стоял
и не ждал никогда
никого

Простая девчушка
с другим языком
и с другим взглядом
на бесценную жизнь —
Другая работа
другое имя
и другие улицы —
чтобы бродить
и другие улицы —
чтобы думать
о чем-то другом
что никогда
не придет
Гуннар Экелёф/Перевод А. Щеглова/
Klerkon и a_dubinin сказали спасибо.
старый 31.03.2015, 12:44   #37
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

Извержение вулкана в Исландии

В ночи загрохотал вулкан тревожно,
сбежался в страхе к морю городок:
оратор, дворник, пастор и безбожник,
и неуч, и великий педагог –
притихли все
и их не различали
ни кошельки,
ни судьбы,
ни чины.
Все сгрудились, как чайки на причале
и оказались, наконец, равны.

Выдавливая клубы дымной пасты,
ревел вулкан,
был страшен рёв его…
Неужто лишь глобальная опасность
даст людям ощутить своё родство?
Валентин Лепо
Klerkon, Aliena, a_dubinin и ещё 1 пользователей сказали спасибо.
старый 09.04.2015, 12:18   #38
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

У Тунгны


Я видел в песках, среди острых скал
яростной Тунгны теченье,
там Гельдингахнаппур закат разрезал
гигантской косматой тенью;
и Ледмундр вздымал в небесную высь
громаду своей вершины,
река бурлила, свергая вниз
свои ледяные глубины.

Я слышал старинных напевов лад,
язык поэзии древней,
там, где гремел и пел водопад
и пенились белые гребни.
Я был не один - мне были видны
горы в пустынном сиянье
и слышался голос моей страны,
сердца ее дрожанье.

Йоун Хельгасон

*Тунгна (Tungnaa) река в Исландии
a_dubinin и Marta70 сказали спасибо.
старый 04.07.2015, 20:34   #39
Гость
 
Регистрация: 08.2011
Сообщений: 4.951
Репутация: 74 | 6
По умолчанию

Утро в Финнмарке



Когда мы пришли в Бескадес,
Окончив свой путь ночной,
Вдруг разразился ливень,
Колючий и ледяной.
Мы, обессилев от шторма,
Отдых решили найти.
Наши олени устали
После большого пути.

Белые пятна на лицах -
След ледяных дорог-
С каждым порывом ветра
Мучили, как ожог.
Руки закоченели,
Ноги идти не могли.
Но вдруг встрепенулось сердце,
Когда я увидел вдали -

На голой пока той вершине, -
Лёгкий и чуткий, как тень,
Наледь дробил копытом,
Нюхая воздух, олень.
Скрёб он промёрзшую землю,
И у него из-под ног,
Точно лучи, пробивался
Светлозеленый мох.
Шторм, прилетевший в Бескадес!
Вот она, наша страна!
Мёрзнущая и ледяная -
Все же прекрасна она!
Так на смертельном морозе
Закоченевшая мать
К сердцу дитя прижимает,
Чтобы тепло ему дать!

Сердце моё! Через горы
Мчались олени твои.
К радости сердце стремилось
От бесполезной любви.
Сердце, ты где припадало,
Как оленёнок к сосцам?
Где твоё право на эту
Землю, врученную нам?

Родина, ты предо мною, -
Море бушует в ветрах,
Снасть рыболовная в бухте,
Бедный посёлок в горах.
Бедность и труд неустанный,
В вечной борьбе бытие.
С чем ты явился в Бескадес?
Вымолви, что здесь твоё?

Я ничего тебе не дал.
Требуй, я выдам сполна!
Всю мою юность и силу
Требуй на подвиг, страна.
Дай мне любить тебя право!
Счастье твое воспою,
Телом от стужи прикрою
Голую землю твою!
Нурдал Григ

(Пер. Д. Самойлова)
старый 21.10.2015, 22:10   #40
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 12.259
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 14
По умолчанию




ОДИН.


Он на запад глядит —
Солнце к морю спускается,
Светит по морю красным огнем.
Он застыл на скале —
Ветхий плащ развевается
От холодного ветра на нем.

Опираясь на меч,
Он глядит на багровую
Чешую беспредельных зыбей.
Но не видит он воли —
Только думу суровую
Означают изгибы бровей.

Древен мир — Он древней.
Плащ Одина — как вретище,
Ржа веков — на железном мече...
Черный ворон Хугин,
Скорбной Памяти детище,
У него на плече...


1907 г.


ПРИЗРАК ОДИНА


В сумраке утра проносится призрак Одина —
Там, где кончается свет.
Северный ветер, Одину вослед,
На побережьях Лохлина

Гонит туманы морей по земле,
Свищет по вереску... Тень исполина
Вдруг вырастает во мгле —
Правит коня на прибрежья Лохлина.

Конь по холодным туманам идет,
Тонет, плывет и ушами прядет,
Белым дыханием по ветру пышет,
Вереска свист завывающий слышит,

Голову тянет к нему... А взмахнет
Ветер морской — и в туманах Лохлина
Шлем золоченый блеснет!
— Утром проносится призрак Одина.


1903 г.


БАЛЬДЕР.


Хаду — слепец, он жалок. Мрак глубокий
Скрывает свет и правду от него.
Но, чадо тьмы, он весь во власти Локи —
Он насмерть поражает божество.

И все же мир лишь жаждой света дышит!
И Солнце, погребенное во тьму,
Из гроба тьмы, из бездны ада слышит,
Что мир в тоске взывает лишь к нему.

И дрогнет тьма! И вспыхнет на востоке
Воскресший Свет! И боги пригвоздят
Тебя, как пса, к граниту гор, о Локи!
И будет змей, свирепый и стоокий,
Точить со скал на темя Локи — яд!


1904 г.


ГЕЙМДАЛЬ.


Геймдаль искал родник божественный.
Геймдаль, ты мудрости алкал —
И вот настал твой час торжественный
В лесах, среди гранитных скал.

Они молчат, леса полночные,
Ручьи, журча, едва текут,
И звезды поздние, восточные
Их вещий говор стерегут.

И шлем ты снял — и холод счастия
По волосам твоим прошел:
Миг обрученья, миг причастия
Как смерть был сладок и тяжел.

Теперь ты мудр. Ты жаждал знания —
И все забыл. Велик и прост,
Ты слышишь мхов произрастание
И дрожь земли при свете звезд.


1906 г.



(Иван Бунин).
ONDERMAN сказал(а) спасибо.

Последний раз редактировалось Klerkon: 21.10.2015 в 23:46.
Sponsored Links
Для отправления сообщений необходима Регистрация

опции темы

Похожие темы для: Стихи о Скандинавии
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
Любимые стихи Erichka Литература 966 03.11.2017 23:03
Поэтический вечер - стихи о Скандинавии Peder Arrhebøe Объявления 0 20.10.2011 18:23
Победители на стихи.ру Erichka Литература 8 23.03.2011 00:30
Детские стихи Moonlike Литература 47 23.03.2011 00:27
Стихи моего сына Andreas Литература 0 20.06.2006 10:41


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +4. Сейчас: 23:07


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.