Valhalla  
вернуться   Valhalla > Дневники > Krum-Bum-Bes
Регистрация


Оценить эту запись

Гоблины. История 2 (продолжение).

Запись от Krum-Bum-Bes размещена 12.08.2014 в 18:13
Обновил(-а) Krum-Bum-Bes 31.10.2014 в 20:01

Лёжа на спине, я смотрел, как они пролетают над кустарником и исчезают, превращаясь в чёрные точки.
– Вот и ты, – протараторил знакомый голос. – Позади стоял Снюф.
– Умеете же вы подобраться незаметно, – с удивлением сказал я, вставая и отряхиваясь. Словно в ответ на мои слова, из ниоткуда возникли Гук, Нюм и Тюп. Гоблины держали в руках ременные пращи, сплетённые из берёзового лыка. У каждого через плечо были перекинуты связки, на которых гроздьями висели битые кулики и бесформенные туеса, в которых лежали камни, выполненные из того же лыка с присущей гоблинам неаккуратностью.
–Наверно, и сало уже сготовилось, – замямлил Нюм, то ли спрашивая, то ли утверждая. – Как-то надо бы его нам.
Казалось, эти существа были начисто лишены чувства такта – обо всём, что их интересовало (это, впрочем, весьма немного), они сообщали предельно просто и прямо. Но сала у меня с собой не было и возвращаться за ним я не собирался: «Дай ему волю, он всё в доме сожрёт», – подумал я про себя.
– Не готово ещё, – соврал я. «Подождёт твоё сало,» – сказал я про себя – «сам вон, весь куликами увешан, и как только ты их ещё не слопал?» Сейчас мне гораздо интереснее было увидеть, как гоблины живут у себя на болоте, а не обкармливать их на дармовщинку.
– Вроде, неделю назад должно было приготовиться, – с недоверием пробурчал Нюм, но его, коротко хмыкнув, оборвал Гук. Я понял, что это был знак и мне. Гоблины насторожились. В это время Тюп, который за всё время моего знакомства с гоблинами не промолвил ни слова, зарядил пращу камнем величиной с небольшую сливу и, крадучись, куда-то пополз. Несмотря на то, что передвигался он в сухой траве, не было слышно ни звука. Вдруг гоблин замер, словно к чему-то прислушиваясь. Долгие секунды наполнились напряжённым ожиданием. Казалось, само время, натянутое, как струна, звенит в прозрачном воздухе уходящего лета. Пожелтевший лист сорвался с молодой берёзки и, пару раз подброшенный ветром, с мягким шелестом опустился на моховой ковёр. В это мгновение гоблин два раза крутанул пращу и, резко подавшись вперёд всем телом, послал камень в ложбинку, поросшую травой. В траве затрепыхался кто-то, до сих пор невидимый. Тюп со всех ног бросился в кусты, и через мгновение подбитый кулик занял место в связке на шее.
– Ловко ты его – с восхищением сказал я. – Тюп не ответил. Отыскав камень в траве, неподалёку от того места, где была подбита птица, он бережно вернул его в туесок. Оглянувшись, я увидел, что Снюф уже нанизывает на свою связку двух новых куликов, и даже Нюм, подняв кверху задницу и зарываясь носом в траву, ползёт за очередной жертвой. Скорость, с которой связки гоблинов росли и тяжелели, потрясала.
– И как вы только их замеча… – начал было я, как вдруг Гук прервал меня, хрюкнув и подняв вверх лапу. Но было поздно: кулик, испуганный моим голосом, взмыл кверху и, смешно трепыхаясь в воздухе, полетел между верхушками берёз. Но не успел я смутиться и хотя бы подумать о том, чтобы пробормотать извинение, как птица, подбитая метким ударом камня, плюхнулась в небольшую ямку, наполненную водой. Подняв птицу и повесив на шнур, Гук осмотрел добычу всех гоблинов – дичи было набито столько, что, казалось, лыковые связки вот-вот лопнут, не выдержав её веса. Предводитель удовлетворённо крякнул и махнул рукой в сторону ольшаника. Это был сигнал к возвращению – охота была успешной. В это время в кустах послышалась какая-то возня – казалось, там кто-то отчаянно боролся. Наконец с кустарника снялась огромная пёстрая сова (раньше мне никогда не приходилось видеть таких), которую схватил Нюм, повиснув у неё на хвосте. Отчаянно сопротивляясь, сова била крыльями по кустам, словно оказавшись в сети из гибких прутьев. Должно быть, утро застало её посреди болот, и ночной охотнице поневоле пришлось устроиться в траве и переждать, пока ночь снова не опустится на землю. Огромные жёлтые глаза, обычно пустые и мутные в свете дня, обрели жизнь, и теперь горели такой злобой, что казалось, посылали молнии в незадачливого охотника, который, впрочем, теперь легко мог сойти и за добычу. Наконец, вырвавшись из куста, сова потащила Нюма по болоту. Он волочился по кочкам, приминая собой траву, получая по всему телу хлёсткие удары упругих веток и растерянно подвывал, но ещё крепче вцеплялся в совиный хвост. Наконец, сове удалось извернуться и она что было сил тюкнула обидчика по лбу своим кривым клювом. Нюм разжал когти и тяжело плюхнулся в небольшую торфяную канавку, наполненную водой. Он выбрался и отряхнулся, безвольно шевеля нижней челюстью и с сожалением глядя на связку с промокшей добычей. В одной руке он сжимал несколько красивых крапчатых перьев, у основания которых виднелись крохотные капли крови. А огромная птица, освободившись наконец от назойливого существа, тут же взмыла над верхушками молодых берёз и, на мгновение накрыв нас своей тенью, полетела на своих мягких крыльях в сторону дальнего леса. Нюм взглянул на перья и, погрозив ими вслед улетающей сове, в сердцах швырнул их наземь. Перья, легко вращаясь и пританцовывая, мягко опустились на куст голубики. Из-за берёзовых стволов показались знакомые две сутулые фигуры – это возвращались Цуп с Кутюпом. Как и остальные, они были увешаны убитыми птицами, а Цуп, вдобавок ко всему, победоносно сжимал в руках небольшую утку-поганку с чёрно-рыжим оперением и головой с тонким клювом и двумя крупными кисточками, напоминающими конский волос. Все были в сборе. Гук снова призывно хмыкнул, и мы двинулись сквозь ольшаник. Перед тем, как присоединиться к остальным, я подобрал перья и аккуратно убрал в выцветшую вещевую сумку.

Переход оказался утомительным – ноги человека не приспособлены для того, чтобы пробираться через густой кустарник. Каких-то потайных троп у гоблинов не было, но они, несмотря на тяжёлую ношу, передвигались легко, словно просачиваясь сквозь ветви, ловко шмыгая между корягами и перемахивая через кучи сухого валежника. Мне же приходилось пробираться, выставив руки вперёд и почти ничего перед собой не видя, я протискивался, как мог – но молодые ветви, минуя мои руки, то и дело со свистом хлестали меня по лицу, ноги путались в траве и застревали в торфяных канавках, а сухостой, через который я пытался пройти напролом, был гораздо прочнее, чем мне показалось, и иногда просто останавливал, упрямо упирался в грудь, не давая пройти дальше. Но другого пути не было. К штанам цеплялось множество колючек, и вскоре казалось, что они покрыты короткой облезлой щетиной. Я споткнулся о кучу валежника и повалился, ломая сухие ветки. Поднявшись, я тяжело перевёл дыхание и огляделся. Гоблины пропали – я потерял их из виду. Тишина, стоящая вокруг, повергла меня в волнение – появляться и исчезать в самый неожиданный момент было вполне в духе моих новых знакомых. И сейчас этот момент был совершенно неподходящим: я был уже порядком утомился, к тому же полностью утратил чувство направления. Но страхи мои были напрасными – из зарослей вынырнул проворный Снюф, и, нетерпеливо петляя, побежал вперёд, указывая дорогу. Постепенно кусты начали редеть, а трава под ногами становилась более свежей и зелёной. Ветер, принёсший запах тростника и прелых водорослей, указывал на близость озера. Под ногами начало хлюпать – земля стала более влажная, тут и там встречались лужицы с рыжеватой водой. Наконец вода скрыла всю землю – мы вошли в широкий мелкий ручей, заросший осокой. Ручей окаймлял ивняк, образовывая над нашими головами арку. На поверхности воды, словно покрытой маслянистыми пятнами, плавали жёлтые листья и травинки, а сквозь неё просвечивало неровное дно – не торфяное, а песчаное, изрытое крохотными барханами. Из зарослей водяной травы стрелой вылетел тонкий, покрытый щурёнок – зеленоватый в серое пятно, на мгновение замешкался на мелководье, пару раз энергично махнул хвостом, раскидывая песок и скрылся из виду. Некоторое время мы брели по колено в воде. Так, не останавливаясь, мы прошли ручей и двинулись дальше – постепенно картина сменилась на противоположную, и мне вновь пришлось продираться сквозь бурелом, который стал ещё гуще. Снюф следовал впереди, постоянно возвращаясь и от нетерпения обегая вокруг меня. Я уже еле волочил ноги от усталости, но кустарник внезапно поредел и мы выбрались на ровное место.
– Пришли, – проверещал Снюф.

Возможно, продолжение будет.
Размещено в Без категории
Просмотров 536 Комментарии 0
Всего комментариев 0

Комментарии

 

На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +3. Сейчас: 12:04


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd.