Valhalla  
вернуться   Valhalla > Тематические форумы > Философия > Сверхъестественное
Регистрация


Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 02.10.2006, 03:00   #1
Member
 
Регистрация: 06.2006
Сообщений: 105
По умолчанию Так что такое Святой Грааль?

Так что такое Святой Грааль?

Сегодня в английском языке термин "Святой Грааль" часто используют в значении "цель ускользающая" - сверкающий приз, который должен увековечить труд всей жизни. Большинство людей знают, что это что-то древнее, имеющее религиозный характер, - обычно считают, что это чаша, из которой Иисус испил во время Тайной Вечери. Согласно преданию, Иосиф Аримфейский, богатый тайный ученик
Ииуса, собрал в нее кровь, пролитую им на кресте, она, как потом оказалось, имеет целительные свойства. Поиск Святого Грааля понимают как предприятие, связанное с физической и духовной опасностью, поскольку ищущий бьется со всевозможными врагами, в том числе с силами зла. Во всех вариантах легенды
Чаша выступает как реальный предмет, и как символ совершенства. Ее считают объектом, представленным в двух измерениях - реальном и мифическом, - и как таковая Чаша поражает воображение, как никакой другой объект.

Грааль можно считать предметом таинственным, реальным сокровищем, лежащим в какой-то пещере, но он всегда несет в себе идею, что Чаша есть символ чего-то несказанного, находящегося за пределами обыденной жизни. Чаша имеет ауру духовного поиска и не только в связи с легендами о Граале, но и благодаря культуре, в которой эти легенды возникли.

Самые ранние версии истории о Граале ведут свое происхождение от кельтских мифов, где повествуется о великом короле Артуре и его дворе, и многие элементы этого повествования включают понятия, связанные с поклонением кельтской богине. Первой балладой о Граале была незаконченная (около 1190 года) Кретьена де Труа. Знаменательно, что город Труа, откуда родом Кретьен, был местом
пребывания комендатуры тамплиеров. В том варианте легенды,
который приведен Кретьеном, нет упоминания о том, что Грааль - чаша, что она как-то связана с Тайной Вечерей или Иисусом. Общий настрой легенды чисто языческий. Здесь Грааль является блюдом или тарелкой. Кретьен опирается на более древнюю легенду, где главным героем выступал Передур. В своих поисках он встречает ужасную ритуальную процессию и в этой процессии несли пику, с
которой капала кровь, и отрубленную голову на блюде.

Христианский вариант легенды о Парсифале рассказывает о поисках меча, которым был обезглавлен Иоанн Креститель. В легенде о Парсифале высшие хранители Грааля одеты как тамплиеры. Замок Грааля представляет собой тайное место, охраняемое тамплиерами.

В другой версии о Граале делается упор на родословную и тайный брак между Марией Магдалиной и Иисусом и выдвигается версия: Грааль в легендах является символическим выражением потомков Иисуса и Марии Магдалины. Хранителями Грааля были те, кто знал об этой тайной святой родословной - а именно тамплиеры. Замок Грааля вероятнее всего являлся Монсегюром. В балладе Вольфрама фон Эшенбаха Властелином Грааля называется Замок Перелла. В
реальности во времена поэта лордом Монсегюра был Рамон де Перелла. В балладе Вольфрама Грааль - это камень.

Другие считают камень драгоценным украшением, которое выпало из короны Люцифера, когда он слетел с небес на землю, или знаменитым философским камнем алхимиков.

Однако во всех легендах поиск Грааля выступает как аллегория духовного путешествия героя к личному преображению - и за его пределы. В каждой легенде о Граале сам предмет - что бы это ни было - держит женщина. И почти каждая легенда прослеживает связь с тамплиерами.
старый 05.10.2006, 20:28   #2
Junior Member
 
аватар для Sohn
 
Регистрация: 09.2006
Проживание: Берлин / Германия
Возраст: 59
Сообщений: 68
Репутация: 0 | 0
Talking

2. ВЕЛИКАЯ ЕРЕСЬ КАТАРОВ

И тогда наше расследование вступило на уже знакомый нам путь: ересь
катаров, или альбигойцев, и крестовый поход, спровоцированный ею в XIII
веке; все указывало на то, что ей придется сыграть важную роль в раскрытии
тайны Ренн-ле-Шато. В эпоху Средневековья там жило много еретиков, окрестные
деревни сильно пострадали от грубых репрессий, которым подверглись катары, и
кровь, омывающая их историю до сего дня окрашивает их землю и холмы, также
как и идея катаров сохраняется еще в душах местных жителей. И не в селении
ли Арк прожил до самой своей смерти в 1978 году "катарский папа"?
Уроженец этих мест, приобщенный с детства к ее истории и фольклору,
Соньер не может не знать ни преданий о катарах, ни того, что городок
Ренн-ле-Шато в XII и XIII веках был одним из главных их бастионов. Ему
известны и легенды о Святом Граале, и он знает, что Рихард Вагнер, возможно,
приезжал сюда, чтобы побольше узнать о сказочном сокровище.
В 1890 году Жюль Дуанель, библиотекарь из Каркассона, основывает
Неокатарскую Церковь[12], потом он вступает в городское Общество
Искусства и Науки, секретарем которого он был избран в 1898 году; среди
членов этой блистательной культурной ассоциации фигурирует аббат Анри Буде.
А в близком к Дуанелю окружении мы встречаем Эмму Кальве. Таким образом,
кюре Ренн-ле-Шато тоже должен был быть знаком с библиотекарем из Каркассона.
То, что катары связаны с тайной Ренн-ле-Шато, не вызывает и тени
сомнения. В одном из документов, найденных Соньером, восемь маленьких,
отличных от других букв разбросаны по тексту - три вверху, пять внизу;
собранные вместе, они образуют слова "REX MINDI"[13] - термин,
быстро узнаваемый всеми, кому знакома мысль катаров.
Именно по этому пути надо было теперь нам следовать. Верования,
традиции, история, среда обитания катаров должны были придать тайне новые
размеры.

Альбигойский крестовый поход.

В 1209 году пришедшая с Севера и из Иль-де-Франс армия, состоящая из
тридцати тысяч всадников и пехотинцев, словно ураган налетает на Лангедок. В
последующие годы мы видим разоренную страну, погибающие урожаи, снесенные до
основания города и селения, заколотых мечами и шпагами людей, населявших их.
Истребление в таком масштабе, возможно, является первым примером геноцида в
истории современной Европы. Только в городе Безье было уничтожено пятнадцать
тысяч мужчин, женщин, детей, большое число которых было убито прямо в
церквах. "Убивайте их всех. Бог потом разберет своих!" - так ответил легат
папы Иннокентия III воинам, спросившим его, как отличить еретиков от
правоверных католиков. Подлинные или нет, но эти слова хорошо иллюстрируют
фанатизм и нетерпимость, которые господствовали в этом кровавом крестовом
походе; этот же легат, отчитываясь в Риме о выполнении порученного ему дела,
напишет: "Ни возраст, ни пол, ни положение - ничто не было основанием для
пощады".
Разгромив Безье, армия "крестоносцев" продолжает свой жуткий марш через
Лангедок, не оставляя после себя ничего, кроме крови и руин. Один за другим
падают Перпиньян, Нарбон, Каркассон, Тулуза; деревушки, селения и замки
сожжены и разграблены.
Этот Альбигойский крестовый поход, один из самых долгих и самых
жестоких за всю Историю, построен по тому же принципу, что и заморские
крестовые походы: этого требовал папа, на одинаковых белых плащах изображен
все тот же красный крест, одинаковое воздаяние на земле и на небесах ожидают
крестоносцы Франции и крестоносцы Святой Земли: наверху - спасение, а здесь,
внизу - добычу.
Почему такое ожесточение, такое систематическое разрушение? Почему
такую красивую землю внезапно отдали на поругание варварам, свирепствующим
чуть ли не по всей Европе?
В начале XIII века Лангедок еще не входил в состав Франции. Это была
независимая вотчина, язык и весь уклад жизни которой были ближе к испанским
королевствам - Леону, Арагону и Кастилии, чем к Иль-де-Франсу. Управляли ею
несколько благородных семей, среди которых выделяются графы Тулузские и
могущественный дом Транкавель. Что касается культуры, то она была одной из
самых утонченных во всем Христианском мире, исключая, быть может, культуру
Византии; впрочем, у этих двух культур было много общего.
Высоко оценивается там философия; поэзия и куртуазная любовь
восхваляются, как замечательные интеллектуальные достоинства в обществе
элегантном и блестящем; огромную роль играет изучение греческого, арабского,
древнееврейского языков, в то время как в Люнеле и Нарбоне в школах изучают
древнюю иудейскую эзотерическую науку - Кабалу.
Также в противовес тому, что мы можем наблюдать в то время в Европе,
здесь, под милосердным небом провансальской культуры царит религиозная
терпимость. Может быть, это было потому, что коррумпированная, непримиримая
и уже несостоятельная римско-католическая Церковь пользуется не слишком
большим уважением - приходы без месс, без священников, или же со
священниками, предпочитающими другие виды деятельности, нежели их
священство; может быть также, потому что эта страна, благодаря своему
географическому положению, остается открытой для различных проникающих в нее
культурных течений; обрывки мусульманской и иудейской мысли, исходящих из
Марселя - перекрестка торговых и морских путей, различные влияния, идущие из
Северной Италии или же пробивающие себе дорогу через Пиренеи.
Но какой бы блестящей ни была эта культура, она несет в себе также и
свойственные ей слабости, среди которых не последнее место занимает
отсутствие единства. Как только Церковь, озабоченная установлением там
своего авторитета, решила действовать, Лангедок проявляет почтение и не
способен выдержать ее безжалостный натиск, тем более безжалостный, что в
самом сердце этой пленительной культуры свирепствует самая грозная за все
времена Средневековья ересь - альбигойская, вышедшая из истинной Церкви, с
ее собственными иерархией и соборами, проникшая во все крупные города
Германии, Фландрии и Шампани и имеющая там ошеломляющий успех.
Эта ересь имеет несколько названий. Но то ли потому, что в 1165 году
еретики были приговорены к смерти церковным трибуналом города Альби, то ли
потому, что этот город долгое время оставался одним из важнейших их центров,
название "альбигойцы" получило повсеместное распространение. Их также зовут
катарами[14], и имеется несколько более ранних имен - ариане,
марцианиты, манихейцы.
И все равно эти термины далеки от того, чтобы открыть единую и
сплоченную реальность, так как в действительности альбигойская ересь
насчитывала множество различных сект, сходных по основным принципам, но
отличающихся некоторыми деталями.
Их религия, как и многие другие, основана на дуализме, только она более
законченная. Мир есть театр конфликта между двумя непримиримыми началами:
духовным началом Добра и материальным началом Зла; чтобы победило Добро,
Свет, нужно порвать с материальным, оскверненным миром Зла и Мрака, богом -
узурпатором, дурным началом, прозванным "Rex Mundi" - "Королем Мира". Нужно
быть бедным, целомудренным и чистым, говорят катарские проповедники -
"Совершенные", превзойти нечистую материю, отказаться от всякой идеи
"власти", чтобы воспринять только идею Любви. Только тогда душа может
достичь спасения и совершенства; иначе через целую серию переселений она
будет вновь и вновь воплощаться в тело, пока, освобожденная, она не сможет
достичь совершенной чистоты.
А чтобы сделать это, человек, созданный Сатаной, может освободиться
только посредством личного познания, опыта или "гнозиса", которые
способствуют его прямому контакту с Богом, без человеческого посредника и
без понятия веры. То есть катары отбрасывают всю церковную иерархию и свод
догматов римско-католической Церкви. В глазах последней самым темным пунктом
в ереси катаров является их отношение к Христу. Безусловно, он согласился
сойти в этот чувственный, нечистый мир, чтобы указать душам дорогу к свету;
но он только внешне выглядел человеком, а на самом деле был видением,
подчиняющимся земным законам, но совершенно не имеющим к ним никакого
отношения. Он никак не мог быть сыном Божьим, а был, в лучшем случае, его
образом, самым совершенным из ангелов, или пророком.
И тогда Дьявол попытался умертвить его на кресте, и раз крест есть
орудие Зла, то он ни в коем случае не должен быть предметом поклонения, так
как в действительности Христос не мог страдать и умереть на этом кресте.
Церковь - Рима - Roma - противоположное началу Любви - Amor, которую
представляет Иисус, и следовательно, это Церковь Дьявола, погрязшая в ереси.
Все, что от нее исходит - пагубно, и ее таинства не имеют никакой ценности,
ведь вода для крещения и гостии для причастия сделаны из нечистой материи.
Однако, вопреки силе своего убеждения, катары не были ни свирепыми, ни
фанатичными, и это одна из причин их успеха. Это были мудрецы, влюбленные в
простоту и желающие спасти души людей, мистики, обладающие, возможно, некой
великой космической тайной; некоторые моменты их доктрины, остающиеся в
тени, могут заставить думать, что она содержала какое-то эзотерическое
знание.
Они осуждают равно брак, плоть и зачатие, которые, будучи далекими от
служения началу Любви, идут только от "Rex Mundi". Но так как в большинстве
своем катары были обыкновенными мужчинами и женщинами - кроме "Совершенных"
с очень строгими моральными установками, - то сексуальность не совсем
исчезла из их жизни. Чтобы ее простить, то перед смертью над ними свершается
таинство, присущее только катарам - Consolamentum, - обязывающее их прожить
оставшееся им время в абсолютном целомудрии. Вполне возможно представить
себе, что они осуществляли нечто вроде контроля за рождаемостью и даже за
абортами[15]; верование, на которое намекали некоторые
инквизиторы, обвиняя еретиков в "противоестественной сексуальной практике";
кое-кто из их врагов вменял им в вину содомию под тем предлогом, что они
всегда ходили проповедовать по двое.
Мы видим, что вся жизнь их была благочестием, добротой и строгостью. Их
церемонии и молитвы происходили не в храмах и церквах, а в специальных домах
или сараях, или же на сельском рынке. Каждый Совершенный отдавал свое
имущество общине, чтобы посвятить себя размышлениям, преподаванию и уходу за
больными; катары считали, что они на самом деле представляют Церковь Любви,
и, следовательно, более близкую к учениям апостолов, чем римско-католическая
Церковь, предававшаяся всем мирским порокам.
изображения
 
__________________
http://yaremchuk-v.com/ru/
старый 05.10.2006, 20:30   #3
Junior Member
 
аватар для Sohn
 
Регистрация: 09.2006
Проживание: Берлин / Германия
Возраст: 59
Сообщений: 68
Репутация: 0 | 0
Talking

Осада замка Монсегюр.

Такова в общих чертах история этого религиозного движения, которое
распространяется в Лангедоке и прилегающих к нему провинциях, нанося этим
вред католической Церкви. К нему вскоре присоединяются многие благородные
семьи, потому ли, что они оценили религиозную терпимость, или же они не
могли больше выносить развращенность официальной Церкви, ее упадок и явную
несостоятельность. Как бы то ни было, тридцать процентов Совершенных были
выходцами из лангедокской знати. В 1145 году, за полвека до Альбигойского
крестового похода, святой Бернар явился собственной персоной, чтобы поразить
катаров, и он был удивлен тем, что тех было действительно очень много, но
"не было учения более христианского, нежели учение катаров, и нравы их были
чисты".
Тем не менее, в 1200 году католическая Церковь, еще более обеспокоенная
развитием ереси и прекрасно сознающая, какую зависть вызывает на Севере эта
богатая южная провинция, решает вмешаться при первом же удобном случае. Этот
случай вскоре ей представляется: четырнадцатого января 1208 года был убит
легат папы римского Пьер де Кастельно, и хотя катарская ересь была абсолютно
непричастна к этому убийству, Рим дает сигнал к вооруженному наступлению.
В июле 1209 года в Лионе под предводительством аббата Сито собирается
огромная армия и отправляется в дорогу, ведущую на юг. Симон де Монфор,
испытанный солдат и вассал французского короля, возглавляет военные
действия, полный решимости не отступать ни перед чем и стереть с лица земли
страну еретиков. Его святому делу оказывает помощь молодой и страстный
испанский миссионер Доминго де Гусман, основавший в 1216 году монашеский
орден, носящий его имя[16], представители которого будут заседать
в трибуналах Инквизиции. Катары будут не единственными жертвами этого
печально известного учреждения; такая же участь постигла издавна живущее в
Лангедоке еврейское население, которое защищали знатные семьи провинции.
В 1218 году, во время осады Тулузы, Симон де Монфор был убит, но
истребление народа продолжалось еще целую четверть века, за исключением
нескольких лет передышки. В 1244 году капитулирует замок Монсегюр, и
катарская ересь официально перестает существовать на юге Франции. Но только
официально; и Эмманюэль Ле Руа Ладюри в своей прекрасной книге "Монтайу,
провансальская деревня" вполне справедливо отмечает деятельность катаров еще
в течение долгого времени после падения замка Монсегюр. Маленькие "очаги"
вспыхивают там и сям, под защитой гор или в подземных гротах, верные своему
учению, продолжающие неустанную борьбу со своими преследователями. Именно
так и удалось одной из общин выжить в окрестностях Ренн-ле-Шато.

Сокровище катаров.

Во время крестового похода и еще долго после него катаров окутывает
ореол тайны; не исчез он полностью и сегодня. Превозносимые в самых
невероятных легендах, окруженные полутенью, свойственной великим тайнам
мировой Истории, они остаются одной из самых привлекательных загадок
прошлого Франции, и по отношению к ним возникает всегда великое множество
вопросов.
Прежде всего их происхождение. Некоторые видят в них потомков
богомилов, еретической секты, распространившейся в Х и XI веках в Болгарии и
эмигрировавшей затем на запад. Без сомнения, часть их осела в Лангедоке;
однако вероятно, что катары имели более глубокие и давние французские корни,
выросшие из предшествующих им ересей в самом начале христианской
эры[17].
Смущают некоторые детали, такие, например, как анекдот, рассказанный
летописцем Жаном де Жуенвилем, советником Людовика IX Святого в XIII веке:
"Святой король поведал мне, что многие альбигойцы пришли к графу Монфору...
и сказали ему, чтобы он пошел посмотреть на тело Господа нашего, который в
руках священника обрел плоть и кровь. И он им ответил: "Идите и смотрите вы
сами, вы, не верящие в это, а я в это верю твердо, так, учит Священное
Писание".[ ]Любопытно, что Жуенвиль больше не возвращался к этой
истории, и она остается загадочной. На какой ритуал он намекает? Если катары
отрицали значение святого причастия, что просили они констатировать графа
Монфора и почему?
Не меньшей загадкой является и их сокровище. Из достоверных источников
ясно, что катары были очень богаты, и их богатство оправдывалось большим
количеством разного рода даров, которые они принимали, распоряжались ими и
перераспределяли, исполняя свои дела. Но было и другое, так как с самого
начала крестового похода ходили слухи, что в замке Монсегюр, этом
великолепном каменном корабле и оплоте веры, находилось некое богатство, не
материальное, а мистическое. Однако, после падения крепости ничего похожего
не обнаружили... Тем не менее, мы не должны обходить вниманием странные
происшествия, имевшие место в замке, а затем его капитуляцию.
Коротко о фактах: весной 1243 года многочисленная армия, состоящая из
конных и пеших французских солдат, окружает огромную скалу, чем исключается
всякая возможность войти либо выйти из осажденного замка. Маневр прост:
крепость расположена на большой высоте, с внешним миром никаких сообщений
быть не может, и осажденные погибнут от голода и жажды.
Но несмотря на численное превосходство армии, этого количества солдат
не хватает, чтобы полностью окружить подножие горы. Иногда случаются
дезертирства; существует также такое сообщничество между жителями окрестных
деревень и даже между осаждающими и осажденными, что последним удается
пересекать "границу" и приносить провизию или получить другую помощь от
преданных их делу сторонников.
В январе следующего года, за три месяца до падения цитадели, двое
Совершенных покидают замок унося с собой большую часть сокровища катаров
(золото, серебро и огромное количество денег), которое они переносят в
укрепленный грот, находящийся в глубине гор, а также в другой
замок-крепость; больше никто и никогда об этом не услышит...
Первого марта Монсегюр с находящимися в нем пятьюстами осажденными
сдается; сто пятьдесят или двести человек являются Совершенными, остальные -
хозяева замка, рыцари, конюхи, солдаты, младшие офицерские чины и их семьи.
Переговоры начинаются сразу же, и условия капитуляции предъявляются
удивительно выгодные: еретики из Монсегюра получают прощение за все свои
прошлые ошибки, и солдаты могут покинуть замок, взяв с собой свое оружие,
вещи и деньги. Что же касается Совершенных, то они должны будут предстать
перед судом Инквизиции, чтобы исповедоваться во всех своих заблуждениях, и
как только они отрекутся от своей веры, они будут освобождены и подвергнуты
самым легким наказаниям. В противном случае, они взойдут на костер.
Осажденные просят двухнедельного перемирия, которое победители в
необъяснимом порыве великодушия им дают. Взамен еретики добровольно отдают
заложников, которые будут убиты при малейшей попытке к бегству. Но никто не
пытается покинуть крепость, и в течение двух недель обитатели Монсегюра все
вместе готовятся к смерти, ибо отречению все они предпочли мученичество.
Было ли это в силу их убеждения или же из-за отказа выдать инквизиторам то,
что от них требовали? Человек двадцать из них получают Consolamentum, став
Совершенными, они без страха идут навстречу смерти.
Перемирие заканчивается пятнадцатого марта. На заре двести Совершенных,
из которых ни один не согласился отречься, собрались внутри высокого
палисада "против подножия горы", где полыхали уже многочисленные вязанки
дров, ибо для такого большого количества жертв не успели приготовить столбы.
К вечеру от них уже ничего не останется; только несколько кучек горячего
пепла еще долго будут дымиться ночью.
Однако, четверо избежали сожжения. Это четверо Совершенных, которых
оставшиеся в крепости с риском для жизни спрятали в подземелье, пока
остальные еретики покидали замок, чтобы взойти на костер. В ночь на
шестнадцатое марта они с помощью веревок, подвешенных на западной стене,
убегают из замка. Побег такой же опасный для них самих, как и для остатков
гарнизона; зачем он? Какое такое важное поручение должны были они выполнить,
что избрали опасный ночной побег, тогда как на следующий день они могли
свободно покинуть крепость?
Как свидетельствует старый лангедокский рыцарь Арно-Роже де Мирпуа, эти
люди унесли с собой то, что осталось от сокровищ катаров. Но разве большая
часть его не была уже вынесена из замка Монсегюр три месяца назад? Да и как
можно, нагрузив себя тяжелыми и громоздкими слитками драгоценных металлов и
деньгами, спуститься в пустоту с высоты более ста метров?
Значит, четверо беглецов унесли с собой не материальные ценности, а
нечто другое. Быть может, какую-нибудь ценную информацию, содержавшуюся в
рукописях, реликвию или предмет культа, которые ни за что не должны были
попасть в чужие руки... Но почему тогда это не могли вынести раньше и укрыть
в надежном месте, пока было время? Почему это сохранялось в крепости до
самого последнего и опасного момента?
Ответ на эту загадку, кажется, лучше всего искать в перемирии, желаемом
и полученном. В самом деле, двухнедельная передышка была так необходима
осажденным, что эта необходимость оправдывает выдачу большого числа
заложников. Передышка, служащая для того, чтобы отдалить неизбежное,
выиграть время. Не какое-то время, а вполне определенное количество времени,
даже специфическое, потому что позволило им дождаться дня весеннего
равноденствия, ритуального праздника катаров, совпадающего с христианской
Пасхой.
Но ведь катары, подвергающие сомнению факт распятия, не имеют никакого
основания придавать значение воскресению!? Тем не менее, известно точно, что
четырнадцатого марта, накануне истечения срока перемирия, в окруженном замке
состоялся праздник[18]. Без сомнения, эта дата была выбрана не
случайно, также как и то, что в конце церемонии шесть женщин и человек
двенадцать мужчин - рыцарей и младших офицеров - были приняты в лоно
катарской Церкви. Имеет ли все это какое-либо отношение к таинственному
"предмету", который тайно покинет Монсегюр спустя две ночи? И,
следовательно, был ли этот "предмет" необходимым во время церемонии? Играл
ли он какую-то роль в обращении новых еретиков? Был ли он настолько
драгоценен, что для его спасения требовалось сообщничество всех, кто
отправлял его из замка, и риск собственной жизнью? Все эти вопросы сводятся
к одному: каким же легендарным и необыкновенным сокровищем обладали катары?

Тайна катаров.

Тогда мы вернулись к духу многочисленных легенд, которые в XII и XIII
веках тесно связывали между собой катаров и Святой Грааль. До сих пор мы
придавали этому мало значения, даже не зная точно, существовала ли на самом
деле эта драгоценная чаша, и какой интерес представляла она для религии
катаров.
Имеются многие свидетельства; кое-кто считает даже, что романы о Святом
Граале - Кретьена де Труа, например, и Вольфрама фон Эшенбаха в Германии, -
это интерполяция в христианскую религию катарской идеи, скрытой в
поэтической аллегории. Это утверждение содержит долю правды; действительно,
во время Альбигойского крестового похода представители Рима осудили романы о
Святом Граале как опасные, если не еретические, из-за явно выраженного в них
очень специфического дуализма.
Ко всему прочему, Вольфрам, немецкий поэт, располагает замок, в котором
находится священная чаша, в Пиренеях, и, как кажется, Рихард Вагнер принял
эту версию. Этот замок называется Мунсальвеш - германизированная форма
названия Монсальва - термина катаров. Кроме того, в одной из поэм Эшенбаха
владельца замка Грааля зовут Перилла; хозяина Монсальва звали Раймон де
Перей; в документах той эпохи его имя писалось чаще как
Перелла[19].
Если эти совпадения поражают нас, то они поразили также и Соньера,
более, чем мы, проникшегося духом местного фольклора. А так как он неплохо
разбирался в географии, то он знал, что Монсегюр находится недалеко, и что
его трагическая судьба все еще волнует умы жителей; он знает также, что
величественная тень вековой крепости вполне могла бы скрывать какую-то
тайну.
Итак, на следующий день после окончания перемирия четверо из осажденных
сбежали из капитулировавшей цитадели, унося с собой драгоценную ношу. Но
разве этот груз не был вынесен из замка три месяца назад? Значит, могло
случиться так, что вторая часть его, которую потом найдет аббат Соньер,
содержала в себе некое разоблачение? И что это разоблачение каким-то
непонятным образом связано со Святым Граалем? В таком случае, Романы о
Граале могли бы иметь другое значение, нежели то, которое им обычно придают?
Где же тогда находится это сокровище? В укрепленных гротах Орнолака, в
Арьеже, где, согласно преданиям, группа катаров будет уничтожена вскоре
после трагедии Монсегюра? Но кроме человеческих останков в Орнолаке ничего
не нашли. Почему бы тогда не вспомнить о Ренн-ле-Шато, расположенном в
полдне езды верхом от Монсегюра, или об одной из труднонаходимых пещер,
которые буквально пронизывают близлежащие горы? И, следовательно, почему бы
тайне Монсегюра не быть одновременно "тайной аббата Соньера"?..
О ком бы ни шла речь - о катарах или о Соньере - оба сокровища
означают, вероятно нечто отличное от того, что этим термином обычно
определяют; и в обоих случаях можно различить какой-то знак, информацию,
относящуюся к христианству - к его доктринам и к его теологии, и может быть,
к его истории и происхождению. Располагали ли им катары или хотя бы
некоторые из них, вызвав этим лютую ненависть и месть со стороны Рима? Была
ли это та самая информация, на которую указывал английский священник, говоря
о "формальном доказательстве"?
Снова мы испытали чувство, что подверглись самым нелепым измышлениям на
очень опасной и неустойчивой почве, так как наши знания о катарах были
ничтожны, и было очень трудно установить какую-либо гипотезу.
Именно тогда наше расследование привело нас на новый, еще более
загадочный, более маловероятный путь: путь рыцарей Храма.
миниатюры
409.jpeg  
старый 05.10.2006, 20:32   #4
Junior Member
 
аватар для Sohn
 
Регистрация: 09.2006
Проживание: Берлин / Германия
Возраст: 59
Сообщений: 68
Репутация: 0 | 0
Talking

3. ВОИНСТВУЮЩИЕ МОНАХИ.

Знакомые и дорогие для Истории тени тамплиеров! Горделивые рыцари в
белых плащах с красным крестом, галопом несущиеся по дорогам Святой Земли...
Солдаты Христа, вечно бесстрашные, часто фанатичные, отдающие службе свою
веру и свои силы, чтобы, как мы знаем, проявить себя героями во время
крестовых походов. Рыцари Храма Соломонова - вот кто эти воинствующие
монахи; но они были также членами таинственного ордена, союза со многими и
опасными ликами, интриги, замыслы, действия и заговоры которого еще и
сегодня окружены атмосферой неясности и двусмысленности.
Каких только чувств они ни вызывали! Как только им ни удивлялись,
какими только их ни описывали... Если Вальтер Скотт в "Айвенго" показывает
их лицемерными и спесивыми деспотами, без стыда злоупотреблявшими своей
властью и богатством, вершившими по своей прихоти судьбы отдельных людей и
целых государств, то другие писатели XIX века видят в них злодеев,
осквернителей, идолопоклонников, еретиков, а также магов и алхимиков.
Однако, сегодня кое-кто считает их несчастными жертвами, простыми пешками на
шахматной доске Церкви и государства; другие, в традициях франкмасонства,
рассматривали их прежде всего, как мистиков, адептов некой науки, известной
только им, тайны которой они ревниво охраняли.
Если в историческом плане никто не отрицает ни храбрость тамплиеров во
время крестовых походов, ни их вклад в развитие западноевропейской культуры
XII и XIII веков, если мы сознательно признаем их могущество и влияние,
которыми они пользовались в Христианском мире, равно как и одну из главных
ролей, сыгранную ими в Истории, то никто без колебаний не может определить
их истинную личность. Кем они были в действительности и что скрывали за их
респектабельным фасадом? Почему столько сомнений и вопросов, столько легенд
вокруг этих загадочных "солдат Христовых"? Почему, наконец, за официальными
версиями, принятыми историками разных стран, упорно присутствует какая-то
другая, заботливо скрываемая правда?
миниатюры
411.jpeg  
старый 05.10.2006, 20:34   #5
Junior Member
 
аватар для Sohn
 
Регистрация: 09.2006
Проживание: Берлин / Германия
Возраст: 59
Сообщений: 68
Репутация: 0 | 0
Talking

Рыцари Храма. Тайна.

Вот очень коротко история ордена, разумеется, в той форме, в какой она
официально представлена и принята и в которой мы ее тщательно изучили. Но
сразу становится видно, что она имеет как бы другое измерение, более темное,
и что эта скрытая личина, этот двусмысленный облик рыцарей в белых плащах
существовал на самом деле.
Прежде всего, сколько противоречий в том, что говорят об этих людях их
современники! Их называли колдунами, магами, алхимиками, членами тайной
секты, обладающими к тому же какой-то скрытой властью. Уже в 1208 году, в
начале Альбигойского крестового похода папа Иннокентий III разоблачает их
поведение и недвусмысленно обвиняет их в приверженности к некромантии. Но
находятся у них и восторженные поклонники, так, например, романист Вольфрам
фон Эшенбах в конце XII века совершил путешествие через море, чтобы увидеть
их в действии; в своем эпическом романе "Парцифаль" автор наделяет их самыми
пылкими добродетелями, описывая их как хранителей Святого Грааля, его замка
и семьи.
Окружающий их мистический ореол не исчезает вместе с ними, совсем
наоборот. В марте 1314 года, когда Жака де Молэ казнили на Еврейском
Островке, в то время, как пламя медленно пожирало его тело, его громкий
голос призвал папу Клемента и короля Филиппа предстать перед судом божьим.
Через месяц папа умер от мнимого и внезапного приступа дизентерии, а в конце
года при совершенно необъяснимых обстоятельствах перешел в мир иной и Филипп
Красивый.
Никакого сверхъестественного объяснения этим событиям искать не надо.
Тамплиеры прекрасно умели пользоваться ядами, а вокруг них было достаточно
добровольцев, чтобы помочь им свершить месть - беглые рыцари, тайком
работавшие на тамплиеров, симпатизирующие им, или же родственники их
преследуемых братьев. Но осуществления предсказаний великого магистра было
достаточно для того, чтобы распространилась легенда, согласно которой орден
обладал какой-то тайной властью; даже больше - что орден проклял будущих
потомков короля Франции, и проклятие это имело последствия на протяжении
большого отрезка Истории.
В XVIII веке тамплиеров будут почитать различные более или менее тайные
братства, видя в них предтечу и приобщившихся к магии; многие франкмасоны
объявят себя их наследниками и хранителями тех же самых тайн, а некоторые
масонские ритуалы будут рассматриваться как пришедшие из ордена Храма. В
отдельных случаях родство это спорно, но в других возможно, если, например,
принять во внимание, что орден мог существовать в Шотландии. Но своих
мистических размеров ореол, окружающий тамплиеров, достиг в 1789 году во
время Французской революции, а историческая действительность потонула в
толще романов и нравоучительных описаний. Они-то и алхимики, и ясновидящие,
и оккультисты, и маги, и посвященные в высшую мудрость, и масонские
магистры... В общем, "сверхчеловеки", снабженные впечатляющим арсеналом
власти и знаний; или же они герои и мученики, провозвестники
антиклерикального духа, характерного для этой революционной эпохи. Таким
образом, составляя заговор против Людовика XVI, многие франкмасоны захотят
участвовать в осуществлении проклятия, брошенного королю и его потомкам
Жаком де Молэ. И действительно, говорят, что когда голова короля упала
из-под ножа гильотины, некто неизвестный подбежал к эшафоту, погрузил свои
руки в неостывшую еще кровь монарха, потом простер их к толпе и крикнул: "Ну
вот ты и отмщен, Жак Де Молэ!"
Но несмотря на Французскую революцию, тамплиеры еще не потеряли своей
таинственной привлекательности. Это имя носят три организации, восходящие,
как они утверждают, к 1314 году, хотя их подлинность никогда не была
установлена. В некоторых масонских ложах принята степень "тамплиер", а также
некоторые ритуалы и терминология, которые, как предполагается, использовал
этот орден. В конце XIX века в Германии и Австрии был основан даже зловещий
"Орден новых тамплиеров", выбравший одной из своих эмблем свастику.
Русско-американский теософ Е.П.Блаватская и австрийский философ Рудольф
Штейнер, основатель антропософии, вспоминают в своих произведениях о некой
"традиции мудрости", которая через посредство розенкрейцеров найдет свое
начало у катаров и тамплиеров, а те сами были обладателями более древних
тайн. Наконец, в США подростки вступали в "Общество де Молэ", хотя ни они,
ни более старшие не имели понятия о происхождении этого названия; не говоря
уж о непонятных "Ротари-Клубах", которые, распространившись на Западе и,
присвоив себе имя тамплиеров, собирают под этим очень сомнительным знаменем
важных личностей. Список этот длинен и не исчерпывается по сей день; можно
побиться об заклад, что с высоты Царствия Небесного, завоеванного шпагой,
Гуго де Пейн с растерянностью наблюдает за этими пузатыми рыцарями, которых
он наплодил, и, возможно, удивляется живучести своего наследия.
Наследие это особенно цепким оказалось во Франции, где тамплиеры
наподобие чудовища из озера Лох-Несс, стали источником для создания целой
индустрии. В Париже книжные магазины и издательства предлагают множество
работ и трактатов, посвященных ордену; некоторые из них приемлемы, другие -
почти абсурдны. В самом деле, в течение последней четверти века по поводу
тамплиеров были выдвинуты самые сумасбродные гипотезы, некоторые из них,
однако, не лишенные основания.
В одних, по большей части, тамплиерам приписывают строительство
готических соборов, в других их объявляют вдохновителями средневековой
архитектуры. В третьих обнаруживается, что с 1269 года они установили
торговые связи с Американским континентом и что их богатство происходит из
серебряных шахт в Мексике. В четвертых - что они обладали некой тайной,
касающейся происхождения христианства; что они были гностиками, еретиками,
предателями, принявшими ислам. Утверждали, что они пытались установить
созидательное единство всех кровей, рас и религии -политика слияния идей
ислама, христианства и иудаизма. А также, как об этом уже писал Вольфрам фон
Эшенбах почти восемь веков назад, что они были хранителями Святого Грааля,
чем бы этот последний ни являлся.
Гипотезы, часто вызывающие улыбку, но которые еще раз, если в этом есть
нужда, могут доказать, что над тамплиерами довлеет груз вопросов и что имя
их не может развеять чарующую атмосферу так и не разгаданной загадки.
Загадки, которую можно квалифицировать как "эзотерическую", ибо
символические скульптуры, найденные в командорствах ордена, вызывают мысли о
том, что некоторые из высших должностных лиц предавались изучению таких
дисциплин, как астрология, алхимия, священная геометрия, нумерология и,
конечно, астрономия, в XII и XIII веках неотделимая от астрологии и
рассматриваемая как наука в высшей степени недоступная для понимания.
Больше всего, конечно, нас заинтриговали не эти безумные предположения
и не эзотерический аспект некоторых из них. Напротив, нас заинтересовало
кое-что вполне банальное и прозаическое: этот набор противоречий,
невероятностей и нелогичностей, накладывающихся на официальную историю
тамплиеров как непроницаемый экран. Может быть, они и в самом деле
располагали некой тайной; но здесь существовала какая-то другая реальность,
более глубоко проникшая в религиозные и политические течения той эпохи.
Именно в этом направлении мы и должны были продолжать свои поиски.
изображения
 
старый 05.10.2006, 20:36   #6
Junior Member
 
аватар для Sohn
 
Регистрация: 09.2006
Проживание: Берлин / Германия
Возраст: 59
Сообщений: 68
Репутация: 0 | 0
Talking

Итак, не будем соблюдать точную хронологию и начнем с момента краха
ордена и обвинений, предъявленных его членам. Об этом уже написано во многих
работах, и мы должны признать вслед за их авторами, что написаны они были не
зря.
Например, многие рыцари, которых допрашивала Инквизиция, намекают на
некоего "Бафомета" (Baphomet), причем очень часто допрашиваемые находились в
разных местах и довольно далеко друг от друга, поэтому невозможно, чтобы
кто-то один это выдумал или же чтобы это было просто название командорства.
Речь идет совсем о другом, но в то же время мы не можем узнать, кто этот
Бафомет, что он, из себя представляет и каковы были его роль и значение.
Похоже, что его имя окружено почетом, близким к обожествлению; иногда
он вызывает в памяти демонические скульптуры, похожие на водосточные трубы,
обнаруженные в разных командорствах; иногда его представляют в виде головы с
бородой. Но вопреки тому, что могут подумать некоторые историки, "Бафомет"
вовсе не есть искаженное "Мухаммед", а скорее искаженное арабское
"абуфихамет" (abufihamet) или, как произносили это слово испанские мавры,
"буфихимат" (bufihimat), что означает "отец понимания", "отец мудрости", а в
арабском языке "отец" заключает в себе понятие "источник"[31].
Если "Бафомет" происходит из этого слова, то это имя, вероятно, может иметь
отношение к какому-нибудь божественному или сверхъестественному началу. Но
чем же тогда он отличается от других идентичных начал? Если Бафомет является
не кем иным, как Богом, или Аллахом, то для чего тамплиерам понадобилось
давать ему другое имя? А если он не Бог и не Аллах, то кто он или что он?
Все свидетельства сходятся на признании того, что в церемониях
тамплиеров присутствует какая-то голова и что в донесениях Инквизиции она
тоже постоянно появляется. Но значение ее, так же как и Бафомета, остается
неясным; может быть, это из области алхимии, ведь одна из фаз алхимического
процесса, расположенная перед превращением философского камня, носит
название "caput mortuum" ("мертвая голова") или "nigredo" ("почернение").
Согласно другим источникам, это была голова самого Гуго де Пейна, на плаще
которого были изображены три черные головы на золотом поле.
Можно также связать эту голову со знаменитой туринской плащаницей,
которой, возможно, в 1204 - 1307 годах владели тамплиеры: действительно, в
камандорстве Тэмпликомб, в Сомерсете была найдена голова, удивительно
похожая на голову с плащаницы. Ее желали рассматривать как принадлежавшую
Иоанну Крестителю, и кое-кто намекал, что тамплиеры были заражены
иоаннитской или мандеистской ересью, объявляющими Христа лжепророком, а
настоящим мессией признававшими Крестителя. Ведь во время своей деятельности
на Ближнем Востоке тамплиеры, конечно, входили в контакт с этой сектой, и
нельзя исключать возможности наличия иоаннитских традиций в ордене, хотя
неизвестно, было ли это с их стороны глубоким убеждением или чисто
политической акцией.
И в материалах допросов после ареста 1307 года тоже фигурирует голова,
хотя и в другой форме. Судя по докладам Инквизиции, среди конфискованного
имущества в Тампле (Париж) нашли реликварий в форме женской головы. Верх ее
открывается, а внутри содержится то, что, похоже, было реликвией и весьма
необычной:
"Большая голова из позолоченного серебра, очень красивого, с женским
лицом; внутри две черепные кости, завернутые и зашитые в полотно из белого
льна, покрытого другим полотном красного цвета; на него нашит ярлычок с
надписью: CAPUT LVIIIm. Отметим, что эти кости принадлежали женщине довольно
маленького роста".
В отношении этого жестокого монашеского и военного института, каким был
орден Храма, реликвия очень любопытная! Однако, один рыцарь, которого
подвергли пытке и которому представили эту голову, заявил, что она не имеет
ничего общего с мужской бородатой головой, используемой в ритуалах ордена.
Следовательно, эта "CAPUT LVIIIm" (Голова 58m) остается загадкой, если
только буква "m" в действительности не является знаком, взятым для
обозначения астрологического символа Девы - стилизация немного похожа на
букву.
Но эта знаменитая голова фигурирует еще в одной любопытной истории,
которую традиционно приписывают тамплиерам, и которая достойна того, чтобы
мы рассказали один из многочисленных вариантов:
"Один тамплиер, сеньор де Сидон, любил знатную даму де Мараклеа; но та
была отнята у него, так как умерла в юном возрасте. В ночь после похорон
обезумевший от любви рыцарь проник в могилу, открыл ее и удовлетворил свое
желание с безжизненным телом. И тогда из мрака донесся голос, приказывающий
ему прийти сюда девять месяцев спустя, чтобы найти плод его деяния. Рыцарь
повиновался приказанию, и когда подошло время, он снова открыл могилу; меж
больших берцовых костей скелета он нашел голову. "Не расставайся с ней
никогда, - сказал тот же голос, - потому что она принесет тебе все, что ты
пожелаешь". Рыцарь унес ее с собой, и, начиная с этого дня, всюду, где бы он
ни был, во всех делах, какие бы он ни предпринимал, голова была его
ангелом-хранителем и помогала ему творить чудеса, пока не стала
собственностью ордена".
Какой-нибудь Уолтер Мэп в конце XII века мог бы быть автором этого
мрачного рассказа; но ни он, ни другой писатель, рассказавший эту же самую
историю спустя сто лет, не уточняют, что осквернитель некрополя был
тамплиер[32]. Однако в 1307 году ее связывают с орденом, и она
регулярно всплывает во время процессов над рыцарями, и по крайней мере двое
из них признались, что она хорошо им известна. В других, более поздних
версиях, как и здесь, личность осквернителя устанавливается: это тамплиер;
тамплиер же фигурирует в рассказе, сохранившемся у франкмасонов, которые
приняли эту мертвую голову и использовали ее как эмблему на своих надгробных
плитах.
Было ли это гротескной карикатурой на божественное материнство? Или же
искаженным символом какого-нибудь ритуала посвящения, заключающего в себе
понятия смерти и воскресения? Один из летописцев даже указывает имя женщины:
Иза, производное от Изис, которое выводит нас на новые и обширные горизонты,
вроде тайн, связанных с именем известной богини и Таммуз-Адониса, голова
которого была сброшена в волны, или Орфея, чья голова покатилась по Млечному
Пути. Но магические свойства этой головы, какими их представляет автор
истории, могут напомнить также голову Брана Блаженного из кельтской
мифологии или "Мабиногион". Отметим в этой гипотезе, что ее магический
котел, мистический сосуд, которому завидовали боги, будет часто
отождествляться с языческим эквивалентом Святого Грааля.
Короче говоря, что бы ни значил этот "культ головы", Инквизиция тоже
придает ему большое значение. В доказательство приведем список обвинений,
выдвинутых против них тринадцатого августа 1308 года:
"Item, что в каждой провинции у них имелись идолы, в особенности
головы...
Item, что они говорили, будто голова могла их спасти...
Item, что они поклонялись этим идолам...
Item, что она могла заставить цвести деревья..
Item, что она заставляла землю давать урожай.
Item, что /она могла/ сделать их богатыми...
Item, что они обвязывали эти головы или притрагивались к каждой голове
этих идолов маленькими шнурочками, которые они носили сами на шее между
рубашкой и телом".
Таким образом, если этот намек, как кажется, имеет прямую связь с
катарами, которые, по слухам, носили священные шнурки, то более
удивительными являются перечисленные предполагаемые способности головы: она
и богатство приносит, и деревья цвести заставляет, и оплодотворяет землю, -
качества, приписываемые в романах Святому Граалю.
Но вернемся к обвинениям, выдвинутым против тамплиеров. Самые серьезные
из них - это обвинения в богохульстве и ереси, а именно: что они отрицали
крест, глумились над ним и плевали на него. Что же означали в
действительности эти ритуалы и от чего именно отрекались тамплиеры? От
Христа? Или просто от распятия? А что проповедовали они вместо этого? На эти
вопросы ни разу не был дан удовлетворительный ответ, но кажется, что на
самом деле от них требовалось что-то вроде акта отречения в соответствии с
одним из основных принципов ордена; это так, если верить свидетельству
одного из рыцарей, который должен был подтвердить, что когда его принимали в
орден, ему торжественно объявили: "Ты ошибаешься, Христос - лжепророк, верь
не в него, а только в Бога, который на небесах". Другой признался в этом
почти такими же словами: "Не верь, - сказали мне, - что человек Иисус,
распятый за морем евреями, есть Бог, и что он может тебя спасти". Наконец,
третий подтвердил, что ему приказали не верить в лжепророка Христа, а верить
только в "высшего Бога", потом ему показали распятие, говоря: "Не придавай
ему большого значения, ибо он еще слишком молод".
Если бесспорно то, что подобного рода рассказы часто встречаются в
признаниях тамплиеров и этого достаточно, чтобы придать обвинениям против
них видимость достоверности, то не менее верно и то, что они никогда не
считали свои убеждения до конца правильными. Точно так же нельзя не думать о
том, что если бы Инквизиция захотела сфабриковать доказательства против
обвиняемых, она, конечно, раздобыла бы более убедительные и точные
аргументы. Тем не менее, совершенно ясно, что отношение тамплиеров к Иисусу
не было полностью сходным с отношением к нему католической Церкви, хотя мы и
не можем определить его более четко. Поэтому мы лучше отметим, что отрицание
креста, в чем часто обвиняли тамплиеров, уже витало в воздухе за пятьдесят
лет до 1307 года, ибо оно эффективно, хотя и не явно поддерживалось во время
VI крестового похода в 1249 году.
миниатюры
398.jpeg  
старый 13.06.2007, 15:14   #7
Junior Member
 
аватар для enigma2006
 
Регистрация: 06.2006
Сообщений: 92
По умолчанию

Если не масоны, то тамплиеры, если не тамплиеры, то розенкрейцеры...
Вот тут ещё версия:

Цитата:
Юлиус Эвола

НАСЛЕДИЕ ГРААЛЯ
Грааль и розенкрейцеры


Трудно четко разделить учение розенкрейцеров и герметизм. В то же время, очевидно, что если герметизм в его сущностных особенностях может изучаться незасивимо от розенкрейцерства, то обратное не верно, поскольку все то, что нам известно о розенкрейцерах, несет на себе отпечаток герметических символов и элементов.
Исторически розенкрейцерство должно рассматриваться как одно из тайных течений, возникших сразу после разрушения Ордена Тамплиеров. Некоторые из таких течений существовали в эмбриональной форме еще до этого трагического события, но окончательно организовались и оформились уже после него как «подпольное» продолжение той же метаисторической тенденции. В этом и заключается сильное отличие от герметизма, который, как я уже отмечал, по-видимому, существовал в неизменных формах как до, так и после всех событий, связанных со средневековой попыткой «реставрации Традиции». Вторая особенность учения розенкрейцеров состоит в том, что оно вобрало в себя много христианских элементов, хотя и эзотерически интерпретируемых, а также литературно-симолических элементов средневековой "Лиги Любви", традиции трубадуров и рыцарского эпоса, где роза была символом особой значимости.
Название самого движения - «Роза» и «Крест» - всегда рассматривается в этом контексте. Таким образом, это движение носит характер менее оригинальный, чем традиция Грааля с ее нордическим, дохристианским ядром и чем герметизм с его языческой и средиземноморской сердцевиной.
С духовной точки зрения, «Розенкрейцер» (также как «Будда», «Пресвитер Иоанн» или «Рыцарь-о-двух-мечах») является «духовным званием», которое указывает на специальную степень внутренней реализации. Этот термин должен быть объяснен на основе символизма не столько христианского, сколько универсального, имеющего отношение ко всем традиционным религиям. В этом смысле крест представляет собой встречу и взаимодействие двух напралений, двух начал: неба, представленного вертикальной чертой, и земли, представленной чертой горизонтальной. Это взаимодействие для большинства людей представляет собой деградацию или «падение» («распятие трансцендентного человека в материи», как описывали его древние гностики и манихеи). Однако в человеке, прошедшем инициацию, это взаимодействие приводит, напротив, к полной духовной трансформации и к раскрытию всего его потенциала, всех его возможностей. Это духовное раскрытие и «цветение» символизируется цветком розы, который в традиции розенкрейцеров находится в центре креста, то есть в точке пересечения «небесной» вертикали и «земной» горизонтали . Люди, объединенные идентичностью подобной реализации, должны рассматриваться как подлинные розенкрейцеры. Организация же, к которой они принадлежат, должна рассматриваться как явление вторичное и зависящее от обстоятельств.
Судя по всему, активная деятельность розенкрейцеров началась во второй половине четырнадцатого века, а дата рождения основателя и легендарного реорганизатора Ордена, Христиана Розенкрейца(Christian Rosenkreuz) в 1378 г. была лишь символом первого периода активности этой организации. Различные описания жизни Розенкрейца, судя по всему, носят столь же символический характер: считается, что он провел двенадцать лет в монастыре, позже отправился в путешествие на восток, где и был посвящен в подлинную мудрость. Мы уже видели, что император Фридрих II провозгласил о загадочном восточном происхождении своей «Розы». Подобные легенды (пребывание Розенкрейца в монастыре а, затем, «паломничество на Восток») могут быть связаны с попыткой реинтеграции христианского аскетического учения посредством его соотнесения с высшим типом знания, хранителями которого могли быть некоторые тайные организации арабо-персидского происхождения. Когда Христиан Розенкрейц вернулся на Запад, он был выслан из ультракатолической Испании за пропаганду «ереси» и, в конце концов, оказался на своей родине в Германии. Здесь находился его родной город, Розенкрейц, но как говорит легенда, «и все же его не найти на карте». Розенкрейц разделил свое знание с очень узким кругом людей. Став, затем, отшельником и уйдя в пещеру, которая превратилась в его могилу, он заповедал скрыть ее местоположение до того, как «придет правильное время», которое наступит через 120 лет после его смерти. Полагают, что Розенкрейц умер в 1484 г., а «открытие» его пещеры-могилы произошло в 1604 г.. Примерно к этому времени относятся первые сведения об исторических розенкрейцерах, а их учение начинает распространяться по всему «цивилизованному миру»2.
В этом символическом рассказе промежуточный период может относиться ко времени внутренней реорганизации. Период же с 1604 по 1648 год, когда, согласно традиции, розенкрейцеры навсегда оставили Европу, может рассматриваться как попытка оказать влияние на исторический климат западного мира путем создания ощущения
определенного «присутствия» и новой актуализации символа
«незримого царства». Число сочинений, посвященных розенкрейцерам,
в этот период поражает своим количеством. Благодаря определенному роду коллективного внушения, даже не смотря на то, что фактически о них было мало что известно, розенкрейцеры становятся мифом и порождают поток разнообразных текстов – как за, так и против,- до тех пор, пока интерес к ним не падает с той же скоростью, с какой и возник, почти так же, как это было и с литературой Грааля рыцарского цикла.
Наиболее важными документами, помимо уже упомянутой «Всеобщей реформации» с приложением, озаглавленным «Вероисповедание братства Розы и Креста» (Confessio fraternitatis Rosae Crucis, ad eruditos Europae, - Cassel, 1615), является так называемый Манифест розенкрейцеров, изданный во Франкфурте и Париже в период с 1613 по 1623 гг.. Отбрасывая явный вымысел и наиболее поверхностные рассуждения, мы можем суммировать суть этих текстов следующим образом.

1.Существует «содружество» или «братство» существ, «обитающих одновременно и в невидимом, и в видимом мире» в городах людей. «Бог накрыл их облаком, дабы защитить их от их злых врагов». Эти существа в Испании и Франции именовались Невидимыми (alumbrados). Такое название относилось к трансцендентной природе этих загадочных сущностей, которые и были розенкрейцерами в узком смысле слова. Человек, движимый одним лишь любопытством, не мог войти с ними в контакт; но контакт возникал сам собой за счет “намерения и подлинного желания читателя”, каковой при наличии этого “подлинного желания” автоматически вносился в списки Братства. Согласно Манифесту розенкрейцеров, это был единственный способ “совершить знакомство”. Как и в случае сообщества Грааля, только благодаря откровению розенкрейцеры знали, кто достоин стать членом их братства и кто, уже будучи в братстве, может стать розенкрейцером как таковым, даже сам не зная об этом .
2.“Розенкрейцер”, как я уже отмечал выше, означает определенную степень инициации и связанный с ней определенный функциональный уровень. Это – не личность как таковая. Поэтому в текстах говорилось, что розенкрейцер не подвержен действию природы и ее нуждам, болезням или старческим немощам; он живет в каждом веке, и он жил с сотворения мира. Основателем ордена считался Розенкрейц (но не как историческая личность, а как “мистический титул”) или царь Соломон. Говоря практически, когда розенкрейцер готов умереть, то есть покинуть человеческий уровень, он выбирает себе преемника, способного принять на себя его функции, которые, таким образом, остаются неизменными. Преемник принимает имя предшественника. В целом же орден управляется загадочным императором, чье подлинное имя и место пребывания остаются неизвестными. В некоторых текстах приводится последовательность розенкрейцеровских императоров: среди них имена библейского Сифа (чья символическая роль в цикле Грааля хорошо известна), Еноха и Илии, - пророков, “не познавших смерти”; иногда они являются и мистическими инициаторами.
3.Предполагается, что розенкрейцеры способны «облечься в одежды страны, в которую направляются». Иными словами, они выбирают тот способ проявления, который наиболее точно соответствует месту и окружению, в котором они намереваются действовать. Без книг и записей они могут говорить и обучаться языку любой страны, где они считают нужным появиться, чтобы освободить человеческие существа от ошибок и смерти. Говоря аллегорически, я могу обратиться к так называемому дару языков – способности понимать и говорить в терминах любой конкретной традиции на основе единой изначальной традиции. Знание, которым обладают розенкрейцеры, - это не новое знание: это знание, бывшее вначале, «свет, который Адам получил до падения». Поэтому их знание не может быть объектом сравнения или противопоставления человеческим суждениям. Розенкрейцеры постоянно помагают миру, но невидимым и загадочным образом.
4. Восстановление Царя, которое является основным мотивом цикла Грааля и герметизма, проходит как лейтмотив и в «Химической свадьбе Христиана Розенкрейца, 1459 год» (Chymische Hochzeit Christiani Rozencreutz: Anno 1459, - Strasburg, 1616), где различные приключения, имеющие место в течение периода в семь дней, аллегорически соответствуют семи стадиям или степеням инициации. В последний день избранный посвящается в «Рыцари Золотого Камня» (eques aurei lapidis). В этой книге мы находим описание путешествия в царскую резиденцию. Это сопровождается мистерией воскрешения царя, кульминацией которой является понимание того факта, что царь уже жив и пробужден: «Многие удивляются тому, что он уже пробужден, будучи уверены, что сама их задача – пробудить царя». Помимо всего прочего, здесь содержится напоминание о том, что принцип власти в его метафизической сути актуален всегда, и его не следует смешивать с чисто человеческими проявлениями и с теми историческими формами, которые возникают в социуме.
Кроме «царя», в котором Розенкрейц узнает своего отца, мы встречаем и еще один символ, знакомый нам по циклу Грааля и истории тамплиеров: красный крест на белом фоне (такой флаг держит Розенкрейц). Мы, также, находим и граалевскую птицу – голубя. Рыцари Золотого Камня приносят клятву верности пробужденному или воскрешенному царю3. В другом тексте содержится формула, необходимая для участия в розенкрейцеровской мистерии, в точности соответствующая молитве тамплиеров: «Не себе, но имени Твоему, о Боже Всевышний, мы взыскуем славу во веки веков»4.
5. Образ местоположения Ордена розенкрейцеров и их императора соответствует символу центра: это «солнечная цитадель», «гора в центре земли», одновременно «и близкая и далекая», «Дворец Духа на самом краю земли, на вершине горы, окруженный облаками», почти что точная копия горы Монсальват. Ниже я привожу несколько ссылок на тексты розенкрейцеровской традиции; ее сходство с традицией Грааля представляется достаточно очевидным, хотя бы в том отношении, что поиск загадочного центра связан (как и в легенде Грааля) с инициатическими испытаниями, имеющими героический характер.
Согласно «Письму Менапиуса от 15 июля 1617 г.» (Lettre de F.G.Menapius 15 Juillet 1617), розенкрейцеры живут в замке, построенном на скале, окруженной вверху облаками, и внизу – водой. Внутри замка находится золотой скипетр и источник Воды Жизни. Для того чтобы попасть в замок необходимо сначала пройти башню, именуемую Башня Неопределенности, а затем еще одну, именуемую Башня Опасности. Наконец, необходимо взобраться вверх по скале и коснуться скипетра. Тогда появится Дева и поведет рыцаря за собой. Облака рассеются, замок станет видимым, и избранный отныне способен вступить «во владения небом и землей».
Мы можем обратиться и к иному тексту, озаглавленному «Основательный отчет о сути, замыслах и целях достопочтенного братства Р+К» (Grundlicher Bericht von dem Vorhaben, Gelegenheit und Inhalt der lobl. Bruderschaft des R+C, - Frankfurt, 1617), в котором говорится:
«В центре мира есть гора, и близкая, и далекая, и на ней находятся несметные сокровища, охраняемые дьявольской злобой. Путь, ведущий к ним, может быть найден только посредством личного усилия. Молись и вопрошай о пути, следуй своей водительнице, которая не из земных существ, но которая живет рядом с тобой, хотя ты не знаешь ее. Она приведет тебя к твоему предназначению в полночь [т.е. в час Полночного Солнца классических мистерий]. Ты должен будешь проявить храбрость льва… В тот момент, когда ты почти увидишь замок, яростный ветер будет сотрясать скалы. Тигр и дракон нападут на тебя. Землятрясение обрушится на все, что пощадил ветер, и страшное пламя уничтожит все земное. Но с рассветом все утихнет, и ты увидишь сокровище”.
Это сокровище, подобно алхимическому “камню” в герметизме, имеет силу превращать простые вещества в “золото”, то есть пробуждать в человеке изначальную “солнечную” силу. Оно восстанавливает здоровье. “Никто не должен знать, что ты им обладаешь”. После обнаружения сокровища “ты должен осмотреться, и ты увидишь того, кто введет тебя в Братство и кто будет твоим проводником во всех ситуациях”.
6. Розенкрейцеры без колебаний решительно осуждали “ближневосточное и западное богохульство”; это выражение явно указывает на мусульманство и католицизм соответственно. Они добавляли, что хотят “стереть в порошок папскую тиару” – тройную диадему главы католической церкви, поскольку они сами обладают высшим духовным авторитетом и подлинным “православием” (orthodoxy). Упоминание тройной диадемы римского папы отнюдь не случайно, поскольку этот головной убор относится к символу Универсального Правителя (царя-первосвященника) и его функциям5, которые, согласно розенкрейцерам, были узурпированы главою католической церкви; подлинным же воплощением фигуры Универсального Правителя они считали своего императора. Розенкрейцеры провозгласили, что Европа вынашивает и вскоре произведет на свет ребенка, обладающего невероятной мощью; они также говорили о «римском» императоре, «главе Четвертой империи», которому они поклялись отдать все свои сокровища. Фундаментальная идея «Всеобщей реформации…» и «Славного братства» состоит в том, что миссия розенкрейцеров связана с общей реставрацией во имя их загадочного императора перед тем, как произойдет конец света.
После появления в Париже двух последних розенкрейцеровских манифестов и после Тридцатилетней войны, закончившейся Вестфальским мирным договором(1648 г.), окончательно похоронившим остатки былой мощи и авторитета Святой Римской империи, последние подлинные розенкрейцеры, судя по всему, покинули Европу и отправились в «Индию», которую, скорее всего, следует понимать как символическую «страну», включенную в царство Пресвитера Иоанна, куда прежде ушли Монсальват, Грааль и все его рыцари. «Конец света», о котором говорили розенкрейцеры, вероятно, относится к концу одного из многих миров, – то есть циклов цивилизаций – подобно видению нашествия орд Гога и Магога. В имперском мифе эти орды имели отношение, прежде всего, к «демонизму масс», к «вторжению масс», которое в новое время, вслед за французской революцией и падением основных европейских династических традиций, неизбежно принимало все более апокалиптический характер.
Что же касается миссии реальных розенкрейцеров в течение XVII века, то она ограничилась созданием определенной атмосферы, определенных слухов и «духовного беспокойства» в социальной среде, не без «экспериментальной» интенции, вдохновлявшей различных авторов, но вне всякой связи с подлинной воинской интенцией, с архетипом воина. Все данные говорят о том, что розенкрейцеры никогда не создавали реальную организацию, способную выйти на политическую арену и таким образом окончательно оформиться и обрести возможность действия. Они всегда оставались невидимыми, по ту сторону мифа, который вырос вокруг них (одним из определений этой группы было «Конгресс Невидимых»6). Судя по всему, розенкрейцеровский эксперимент дал негативный результат, что и заставило их «уйти».
Мы не должны исключать и то, что одним из факторов, повлиявших на это решение, было искажение социальной средой определенных идей, искажение, которое немедленно и неизбежно должно было произойти, дав эффект, обратный желаемому. В той механической смеси, которую представляют собой работы Йохана Валентина Андрээ (Johann Valentin Andreae) и других авторов, вдохновленных Розой и Крестом, мы можем ясно увидеть тенденцию к простому использованию в манере протестантизма и материалистического Просвещения розенкрейцеровского отвращения к католической церкви. Так возникло одно из наиболее сильных недоразумений и одно из наиболее опасных отклонений, - я имею в виду то непонимание, которое заставило тевтонских принцов предать сакральную идею Империи в то самое время, когда лютеране отделились от Рима. Это была инволюция, которая вместо того, чтобы преодолеть несовершенную лунную духовность церкви, поставив на ее место высшие формы, близкие к трансцендентной власти Грааля, утвердила в политике и социуме еще более извращенные формы, каковые люди не смогли разоблачить и отвергнуть. Приобрести “духовную” независимость от этой инволюционирующей “религии” человек мог только приняв рационализм эпохи Просвещения и либерализм с его чисто светской культурой. А это, в свою очередь, означало полное и почти демоническое извращение гибеллинизма.
В современную эпоху можно найти много примеров извращенного использования Мистерии. Мистерия, которая в правильном контексте и в предшествующие эпохи всегда была аристократической привелегией и, в то же время, основой абсолютного и легетимного авторитета “свыше”, превратилась в орудие еретиков, тех деградировавших сил, которые, поднимаясь снизу, выступают против последних духовных иерархий, против авторитета Церкви и, наконец, против авторитета традиционных политических организаций.
В совсем недавние времена герметизм и розенкрейцерство вдохновляли различные секты и разных авторов, которые незаконно провозгласили себя представителями этих традиций, хотя они и пребывали в рядах воинствующих теософов и оккультистов, антропософов и тому подобных побочных продуктов современного псевдодуховного отклонения. Поэтому большинство людей, которые не дают себе труда понять даже самые общие принципы, стоящие за этими учениями, неизбежно думают именно о таких сектах, как только слышат упоминания о герметизме и розенкрейцерстве. Однако истина как раз в обратном: эти секты не имеют ничего общего с традициями, имя и символы которых они узурпировали. Более того, подлинные представители этих традиций уже давно находятся за пределами западного мира. Соотношение между этими традиционными организациями с одной стороны, и теософами, антропософами и т.п. – с другой, в точности такое же, как и между вагнеровским мистико-христианским и романтически-музыкальным представлением о Граале в опере “Парсифаль” и подлинной традицией Владык Замка.


Перевел с английского Сатьям Упахар
Sponsored Links
Для отправления сообщений необходима Регистрация

Тэги
Грааль?, Святой, такое, Так

опции темы

Похожие темы для: Так что такое Святой Грааль?
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
«От ситуации на Святой земле зависит судьба всего мира» Ingvarr Интервью 0 24.04.2008 14:01
Женский ум - что это такое? Moonlike Избушка 106 21.07.2006 17:07
Что такое биодинамика? DaGGoN Наука 10 07.12.2005 14:22
Что такое мудрость? DaGGoN Общие статьи 8 17.02.2005 07:32
Антиимпериалистическое такое. Miol Литература 4 22.07.2004 12:02


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +3. Сейчас: 11:24


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd.