Valhalla  
вернуться   Valhalla > Шведский клуб > Общие шведские форумы > Шведы и культура Швеции
Регистрация



Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 09.03.2008, 02:45   #1
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
Flag Swe Шведские сказки

Кип, заколдованный кот



Жила - была однажды королева, у которой была кошка. Также у нее был муж - король, прекрасное королевство, драгоценности и множество верных слуг. Но больше всего на свете королева любила свою кошку.

Она была очень красива: с пышной серебристой шерстью и ярко - голубыми глазами. Она тоже очень любила королеву. Они всегда были вместе, и кошке было позволено есть за королевским столом.

Однажды у кошки появился котенок, и его назвали Кип.

- Ты счастливее меня, - сказала кошке королева. - У меня нет детей, а у тебя такой чудесный малыш, а ты покидаешь меня, оставляя его на мое попечение.

- Не плачьте, Ваше Высочество, - сказала кошка, которая была настолько же разумна, насколько красива. - Слезами горю не поможешь. Я обещаю вам, что скоро и вы родите малыша.

В ту же ночь кошка ушла в лес, чтобы найти своих сородичей, а через некоторое время королева родила прелестную дочь, которую назвали Ингрид.

Маленькая принцесса и котенок очень подружились. Они целыми днями вместе играли спали в одной кроватке. Но однажды котенок ночью отправился ловить мышей и исчез. Больше его никто не видел.

Прошли годы. Однажды принцесса Ингрид играла в саду с мячом. Она подбрасывала мяч вверх, как можно выше, забавляясь и смеясь. И вот, подброшенный ею мяч упал в кустарник с розами. Она отправилась искать его и услышала голос:

- Здравствуй, Ингрид!

Она посмотрела под ноги и увидела прелестного полосатого кота.

- Откуда ты знаешь, как меня зовут? - спросила она.

- А ты разве не помнишь меня? Мое имя - Кип, - сказал кот.

- Я никогда не слышала этого имени, - ответила Ингрид.

- Я - Кип, - продолжал кот. - Маленьким я спал у тебя на руках. Но у детей, в отличие от котов, короткая память, - с сожалением сказал кот.

Вдруг рядом с принцессой появилась ее гувернантка, которая, увидев кота, закричала:

- Убирайся прочь, грязный воришка!

Услышав это, кот тотчас же исчез в кустах. Ингрид, задумавшись, пошла во дворец. Вечером, когда она лежала в постели, пришла королева пожелать ей спокойной ночи, и Ингрид спросила ее о коте.

- Да, действительно, так и было, - сказала королева. - Как бы я хотела увидеть Кипа еще раз.

На следующий день стояла ужасная жара и играть в саду было невозможно. Ингрид с гувернанткой отправились к опушке леса.

Там они сели под тенистое дерево, и Ингрид стала тихонько напевать.

Через некоторое время гувернантка заснула, по крайней мере, так показалось Ингрид.

Она вскочила и, бросившись в лес, стала громко звать:

- Кип, Кип!

Она увидела ручей и, сняв туфли, зашла в прохладную воду. Вдруг сзади послышался подозрительный шум.

Обернувшись, она увидела позади себя громадного черного чудовищного великана. Он схватил Ингрид за руки и зарычал страшным голосом:

- Пойдем со мной!

Он потащил ее за собой и шел так быстро, что Ингрид едва успевала за ним. Ее ноги стерлись до крови, но она не смела попросить его вернуться к ручью за своими башмаками.

Ее слезы привели великана в бешенство.

- Я терпеть не могу слезливых детей, - заявил он. - Если ты не перестанешь, я убью тебя!

Он достал огромный нож и отрезал Ингрид ступни ног. Сунув их к себе в карман, он исчез в лесу.

Потрясенная и стонущая от боли, Ингрид упала на землю. Вдруг она услышала слабый свист.

- Помогите! - закричала она, что было сил.

- Иду - иду, - ответил ей голос. Это был Кип. Он ехал в своей собственной карете, запряженной великолепной лошадью. Он поднял Ингрид и бережно положил ее в карету.

Очнувшись и открыв глаза, Ингрид вдруг обнаружила, что лежит в мягкой белоснежной кровати, и Кип поит ее теплым молоком с ложечки.

Ее ноги больше не болели, поскольку Кип смазал их волшебной мазью вербенного дерева.

- Постарайся не двигаться, - сказал Кип. - Поспи, пока не найду великана и не принесу назад твои ступни. Я закрою дверь на ключ, чтобы никто не потревожил тебя.

Кип сел в свою карету и поехал. Через некоторое время он увидел хижину великана. Он прислонился ухом к замочной скважине и стал слушать.

Великан разговаривал со своей женой.

- Гадкая плакса эта девчонка, - злобно говорил он.

- Я должен убить ее.

- Ты успеешь сделать это и завтра, - ответила ему жена. - Мы зажарим ее и устроим вкусный ужин.

- Она слишком молода, - ответил людоед. - В этом возрасте они еще очень костлявые.

Пока они разговаривали. Кип пробрался в кухню и, взяв большую пачку соли, высыпал ее в готовящийся на плите суп. Затем он спрятался опять.

Вскоре жена людоеда принесла из кухни суп, и они принялись есть его огромными половниками. От большого количества соли у них пересохло в горле.

- Я пойду, пожалуй, к колодцу, попью, - сказал людоед.

- Я тоже, - ответила жена.

Когда они вышли, Кип пробрался в их хижину и вытащил из кармана людоедовой куртки ступни Ингрид. Он схватил их и помчался домой так быстро, как только мог.

Ингрид ждала его.

- Вот, возьми, - сказал Кип, - и не беспокойся. Я смажу их волшебной мазью, и они за секунду прирастут снова.

Он приложил отрезанные ступни к ногам Ингрид и смазал их волшебной мазью из вербены.

- Но ты не должна несколько дней вставать с постели - сказал он, - Завтра я отвезу тебя домой. Королева будет очень рада увидеть тебя живой и здоровой.

В самом деле королева была счастлива увидеть свою дочь снова.

Взяв Ингрид из рук Кипа, она спросила его:

- Как мне отблагодарить тебя? Ты спас ей жизнь, а ее жизнь для меня дороже моей собственной.

- Не думай пока об этом, - ответил Кип. - Позаботься об Ингрид. Как - нибудь я попрошу у тебя помощи.

Кип сел в свою карету и вернулся домой. Когда Ингрид услышала, что Кип уехал, она очень затосковала. Она не могла ни есть, ни пить и не думать ни о чем, кроме него.

Ее мать приносила ей новые нарядные платья, экзотические фрукты и волшебные сказки, но ничто не могло рассеять грусть Ингрид.

- Я не знаю, что делать! - сказала королева, обращаясь к мужу - королю.

- Я перепробовала все средства.

- Не все, - сказал задумчиво король.

- Что ты имеешь в виду? - спросила изумленная королева.

- Мы должны найти ей мужа. Может быть, это спасет ее от тоски.

Королева согласилась, и со всех концов во дворец съехались прекрасные молодые принцы. Выбрав самого отважного и красивого из них, Ингрид впервые улыбнулась, и они обручились.

Приближался день свадьбы. Звонили во все колокола. Во дворцовой церкви священник обвенчал молодых.

После церемонии бракосочетания состоялся бал. Уже в конце бала появился Кип. Ингрид была очень рада увидеть его. Она обняла его и расцеловала.

- Я хочу попросить тебя об одном одолжении, - сказал Кип.

- Я исполню все, что ты пожелаешь, мой дорогой Кип, - сказала Ингрид.

- Разреши мне сегодня ночью лечь у твоих ног? - попросил он.

- И это все? Конечно, я разрешаю, - сказала Ингрид.

- Благодарю! - ответил Кип.

В эту ночь Кип спал у ног Ингрид. На следующее утро, проснувшись, Ингрид увидела на месте, где спал кот, прелестную молодую принцессу.

Она поведала Ингрид странную историю. Она и ее мать были заколдованы злой волшебницей. Их чары должны были продолжаться до тех пор, пока они не устранят какое - нибудь большое зло. Мать Кипа умерла, так и не расколдовавшись. А Кип противостоял злу великана, и поэтому чары заклятья спали с него, и он стал принцессой.

Ингрид была очень рада за принцессу и пригласила ее жить во дворце. Вскоре принцессе нашли богатого молодого принца, и они поженились.

А потом у Ингрид с мужем и молодой принцессы с принцем появились дети, которые больше всего на свете любили слушать историю про Кипа - заколдованного кота.




Подарок для Санта-Клауса



Жил в одной северной деревушке столяр по имени Андерсон, искусный мастер. Однажды, перед самым Новым годом, в то время как жена и дети наряжали елку, Андерсон выскользнул потихоньку из дому. У него в сарае был приготовлен мешок с подарками, хлопушками, конфетами - разными игрушками, и он хотел нарядиться Санта-Клаусом, постучать в дверь и обрадовать таким неожиданным появлением своих Петера, Марту и Олафа.

Столяр уложил подарки на санки и потащил их к крыльцу. Дом стоял на пригорке, склон был крутой, Андерсон торопился и вдруг поскользнулся, упал прямо на санки и вниз покатился. И - хлоп! - налетел с разгона на человека, который шел по дороге, - и в сугроб, не понять, где теперь руки, где ноги.

- Очень прошу извинить меня! - сказал Андерсон, выбираясь из снега.

- Это я виноват,- оправдывался незнакомец, поднимаясь из соседнего сугроба. Как и Андерсон, он был в шубе и красной шапке, в костюме Санта-Клауса.

- Я смотрю, ты точно, как я, нарядился! - рассмеялся Андерсон.- Тоже хочешь разыграть своих детишек, девчонок-мальчишек? - Он протянул руку незнакомцу:

- Меня зовут Андерсон. Я столяр.

- А я Санта-Клаус.

Андерсон снова засмеялся.

- Что ж, Новый год - самое время для шуток, для всяких розыгрышей и прибауток.

- Вот что я подумал, - сказал незнакомец. - Чтобы шутка стала еще лучше, давай поменяемся: я отнесу подарки твоим детям, а ты навестишь моих. Но только сними этот костюм.

Андерсон был озадачен.

- А как мне нарядиться?

- Наряжаться совсем не надо. Мои дети каждый день видят Санта-Клауса, но они никогда не видели настоящего живого столяра. Вот уж они обрадуются!

"Так он, действительно, Санта-Клаус!" - понял Андерсон. Вслух он сказал:

- Но ведь мне нечего подарить твоим детям.

- Подарки? - задумался Санта-Клаус. - Если ты настоящий столяр, возьми с собой сосновые чурбачки, свои стамески и сверла. И молоточек тоже, а остальное приложится!

Андерсон взял в сарае инструменты и отправился в лес, к дому Санта-Клауса. А как он нашел дорогу? - нет ничего проще - по следам, до березовой рощи и дальше к двум соснам на полянке, а потом к поваленному дереву, под которым - землянка. Из-за трех пеньков на просеке - три ребячьих носика. А над носиками - три красных шапочки, как у Санта-Клауса.

- Кто ты? - спросили три маленьких Санта-Клауса.

- Я столяр Андерсон, а дорогу к вашему дому указал мне ваш отец Санта-Клаус.

Дети очень обрадовались:

- Настоящий живой столяр!

Андерсону пришлось согнуться чуть ли не пополам, чтобы войти в землянку под поваленным деревом. Но внутри было просторно. Пол был земляным, вместо кресел пеньки, на кроватях мох - такой мягкий, что просто ох! В самой маленькой кроватке лежал самый маленький Санта-Клаусенок, а в углу сидел дедушка Санта-Клаус, туговат на ухо, спросил глухо:

- Кто это к нам пожаловал?

- Это Андерсон, настоящий, живой столяр! - закричали громко дети. Они рассказали Андерсону, что их дедушка такой старый, что все время сидит на пеньке, никогда не встает.

Старший мальчик потянул Андерсона за рукав:

- А ты можешь смастерить санки? Андерсон разложил свои инструменты, достал просушенные чурбачки. И сделал санки, удобные, легкие, очень быстрые - красивая работа, аккуратная, чистая.

- А мне нужна постелька для куклы! - девочка с рыжими косичками дернула столяра за другой рукав. - Я пеленаю полевых мышек или качаю бельчат, укладываю их спать, они очень любят в куклы со мною играть.

Столяр вырезал ей маленькую кукольную кроватку.

Младший мальчик стоял в сторонке, в землю глаза опустил, ничего не попросил.

- Что тебе подарить? - спросил его Андерсон. Мальчик прошептал:

- Не знаю.

Андерсон сделал ему волчок из соснового обрубка.

- Бери смелей и будь веселей!

А затем Андерсон отыскал длинный корень с крючком на конце и начал обстругивать его ножом.

- Что это будет, что ты мастеришь? - дети обступили его, но он ничего не говорил, пока не закончил работу. Он сделал костыль для самого старого Санта-Клауса!

- Это тебе, дедушка! - дети поднесли костыль старому Санта-Клаусу. Тот закряхтел, кашлянул слегка и - встал с пенька!

А самому маленькому Санта-Клаусенку столяр смастерил быстро птичку из стружек - с виду синичку.

- Спасибо, столяр Андерсон! - закричали дети хором. - У нас еще никогда не было такого хорошего Нового года - с подарками и настоящим, живым столяром!

Вернувшись домой, Андерсон первым делом спросил:

- Ну, какие подарки принес вам Санта-Клаус, показывайте.

- Как будто ты никогда не видел! - Петер, Марта и младший Олаф переглянулись хитро. - Ведь это ты сам нарядился Санта-Клаусом и привез нам подарки на санках.

- А что вы скажете на это: сегодня я встретил настоящего, живого Санта-Клауса и был у него дома, и мастерил подарки его детям, а настоящий, живой Санта-Клаус приходил к вам.

Дети засмеялись звонко.

- Папа, это был ты, мы ведь догадались. Даже маленький Олаф знает, что чудес не бывает!

Андерсон разгорячился:

- Это был настоящий, живой Санта-Клаус!

Но Петер, Марта и маленький Олаф все равно не верили, и тогда столяр Андерсон ко мне пришел и попросил его рассказ на бумагу записать, гусиным пером и чернилами. Когда рассказывают истории, то и приврут, бывает, для словца красного, ну а если пером написано на бумаге, тут чистая правда, дело ясное!




Мудрый крестьянин




Однажды король поехал на охоту и увидел крестьянина, который работал на своем поле.

Король подозвал его и спросил:

- Сколько ты зарабатываешь в день?

- Четыре монеты, король, - ответил крестьянин.

- И что же ты делаешь с этими четырьмя монетами?

- Первую, - ответил крестьянин, я съедаю, вторую откладываю впрок, третью отдаю обратно, а четвертую выбрасываю.

Король поехал дальше своей дорогой, хотя этот ответ и показался ему очень странным. Думал он, думал, но так ничего и не смог придумать. Поскакал он тогда обратно и потребовал у крестьянина ответа.

- Как это понять, что первую ты съедаешь, вторую откладываешь впрок, третью отдаешь обратно, а четвертую выбрасываешь?

- О, это очень просто, - ответил крестьянин. - Первую я проедаю сам, на вторую кормлю детей, которые позаботятся обо мне в старости, на третью кормлю моего отца, возвращая ему то, что когда-то получил от него, а на четвертую я кормлю жену, но она такая злющая и ленивая, что я считаю эти деньги выброшенными.

- Теперь я понял, - обрадовался король, - только обещай мне никому об этом не рассказывать, прежде чем не увидишь мое лицо сто раз.

Крестьянин пообещал, и король уехал.

На следующий день король созвал своих министров и сказал:

- Ну, задам я вам сейчас задачу! Один крестьянин зарабатывает четыре монеты в день: первую монету он съедает, вторую откладывает впрок, третью отдает обратно, а четвертую выбрасывает. Что все это значит?

Думали они, думали, никто отгадать не может. Но тут один самый хитрый министр вспомнил, что вчера по дороге на охоту король разговаривал с каким-то крестьянином, и решил его разыскать, чтобы узнать отгадку.

Нашел он крестьянина, а тот отвечать не хочет. Говорит, что поклялся королю молчать до тех пор, пока не увидит его лицо сто раз.

- Нет ничего проще! - воскликнул тщеславный министр.

Он достал из кошелька сто серебряных монет и дал их крестьянину. А на каждой монете было изображение короля. Осмотрев все монеты, крестьянин сказал министру отгадку.

Довольный приехал министр к королю и заявил:

- Вот я и отгадал загадку, ваше величество.

Но король рассердился:

- Ты сам не мог догадаться - это крестьянин рассказал тебе!

И король приказал привести крестьянина. А когда стража привела его, разгневанный король закричал:

- Как ты посмел нарушить обещание?!

- Но, король, я увидел твое лицо сто раз, - ответил крестьянин и показал полученные от министра монеты.

После этого королю не оставалось ничего другого, как отпустить крестьянина с миром.
__________________
Северный ветер-северный крик
Наши наполнит знамена!
старый 09.03.2008, 04:55   #2
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Великан и белка


Жил-был великан. Съел он семь мисок каши, выпил семь кружек молока, да всё равно голодным остался. Вот и отправился он поискать, чем бы ему ещё поживиться. Встречает он корову.

- Здравствуй, корова рогатая! - говорит великан.- Съел я семь мисок каши да семь кружек молока и тебя съем!

- А я убегу,- отвечает корова.

- А я догоню,- сказал великан и съел её. Пошёл он дальше и встречает телёнка.

- Здравствуй, телёнок-пострелёнок! - говорит великан.- Съел я семь мисок каши, да семь кружек молока, да корову рогатую и тебя, пострелёнка, съем!

- А я убегу,- говорит теленок.

- А я догоню,- сказал великан и съел его. Идёт он дальше и встречает лису.

- Здравствуй, лисичка-сестричка! - говорит великан.- Съел я семь мисок каши, да семь кружек молока, да корову рогатую, да телёнка-пострелёнка и тебя, сестричку, съем!

- А я убегу,- отвечает лиса.

- А я догоню,- сказал великан и съел её. Пошёл он дальше и встретил коня.

- Здравствуй, коняга-трудяга! - говорит великан.- Съел я семь мисок каши, да семь кружек молока, да корову рогатую, да телёнка-пострелёнка, да лисичку-сестричку и тебя, трудягу, съем!

- А я убегу,- отвечает конь.

- А я догоню,- сказал великан и съел его. Идёт он дальше и видит - пять землекопов яму копают.

- Здравствуйте, землекопы! - говорит великан.- Съел я семь мисок каши, да семь кружек молока, да корову рогатую, да телёнка-пострелёнка, да лисичку-сестричку, да конягу-трудягу и вас, землекопов, съем!

- А мы убежим,- отвечают землекопы.

- А я догоню,- сказал великан и съел их. Пошёл он дальше и видит - семь девушек весело пляшут.

- Здравствуйте, плясуньи-хохотуньи! - говорит им великан.- Съел я семь мисок каши, да семь кружек молока, да корову рогатую, да телёнка-пострелёнка, да лисичку-сестричку, да конягу-трудягу, да пять землекопов и вас, плясуний, съем!

- А мы убежим,- отвечают девушки.

- А я догоню,- сказал великан и съел их. Идёт он дальше и видит - белка по дороге прыгает.

- Здравствуй, белка-свиристелка! - говорит великан.- Съел я семь мисок каши, да семь кружек молока, корову рогатую, телёнка-пострелёнка, лисичку-сестричку, конягу-трудягу, пять землекопов да семь плясуний-хохотуний и тебя, свиристелку, съем!

- А я убегу,- отвечает белка.

- А я догоню,- сказал великан. Да только белка - прыг на высокую сосну, на самую верхушку. Задрал великан голову посмотреть, куда же она девалась, увидел солнце и лопнул. И вышли наружу: семь плясуний-хохотуний, да пять землекопов, да коняга-трудяга, да лисичка-сестричка, да телёнок-пострелёнок, да корова рогатая, да молоко да каша, вот и вся сказка наша.

Замухрышка

Жил-был бедный крестьянин, и было у него три сына. Старшие двое были прилежные да проворные, а младший лентяй и грязнуля, каких мало. Целыми днями он сидел у печки и копался в золе. Ногти у него выросли длиннющие, словно когти, волосы он отродясь не расчесывал, и прозвали его поэтому Замухрышка.

Однажды дал ему отец немного еды на дорогу и сказал:

- Довольно тебе есть родительский хлеб. Иди-ка ты сам попытай счастья, Замухрышка!

Шел он, шел, пришел в большой лес и заблудился. Еда у него вся кончилась, и он не знал, что ему делать. Загрустил он, сел на пенек и горько заплакал. Вот тогда он пожалел, что так ленился дома.

Стемнело, и стал Замухрышка думать, где бы ему устроиться на ночлег, И увидал он, что вдалеке огонек горит, и пошел на огонек. Долго он шел и увидел большую реку, а на другом берегу той реки замок, а вокруг замка железные стены. И в одном окошке замка горел тот огонек. Разделся он догола, одежду на спину привязал и пошел вброд по реке. Но скоро так глубоко стало, что он чуть не утонул, насилу выбрался.

Вышел он на другом берегу, стал вход искать - а входа-то и нет, насилу он в железной стене ворота нашел, и они открылись сами собою.

Вошел он в ворота, а они за ним сразу сами и захлопнулись.

Стал он бродить по двору, дверь в замок искать, да нашел только щелку в стене. Постучал он в стену, и тут же открылась дверь. И он вошел в темную-темную комнату.

Стал он стены ощупывать и нащупал дверь, она сразу отворилась, и он попал в большую комнату. Посреди той комнаты стоял стол, а за столом сидел старый-престарый старик и что-то писал.

Нос у старика был длинный-длинный, а на голове надета чудная шапочка.

- Чего тебе надо, мальчик? - спросил старик.

- Вот хожу службу ищу, - ответил Замухрышка.

-А как же ты сюда вошел? - удивился старик.

- Да уж трудно мне пришлось, - признался Замухрышка.

-А ведь обратно-то еще трудней будет выбираться, - сказал старик. - Что же, оставайся мне служить. Я скоро поеду родных навестить и вернусь через год. А ты в это время читай книжки да коня моего холь. Вот тебе ключи ото всех дверей, только одну открывать нельзя, а какую, я тебе покажу. Если ты ее откроешь, я сразу вернусь, и тебе несдобровать. - И вынул он большую связку ключей. - А как тебя звать-то? - спросил старик.

- Замухрышка, - ответил мальчик.

- Красивое имя, - сказал старик и ушел.

А Замухрышка остался в замке. Целыми днями он читал книжки и скоро стал не глупей своего хозяина. Запретную дверь он никогда не открывал, только один разок ему очень захотелось заглянуть в щелку, но он вспомнил, что наказывал ему старик, и ушел от той двери подальше.

Но дни шли за днями, и любопытство его все больше разбирало. И вот он не смог больше терпеть, открыл дверь и вошел в маленькую комнатку. В комнатке была печка, а на печке кипел котел. На стене висел меч, а рядом с ним несколько фляг. На столе лежали две щетки и коробка, а в ней колышки.

Перепугался Замухрышка, что ослушался старика, и стало ему тошно одному в замке. Тут он вспомнил про коня и побежал в конюшню. А там стоял хозяйский конь, под хвостом сено, а под мордой - жар. Пожалел Замухрышка коня и повернул его так, чтобы сено под мордой оказалось, а жар под хвостом! Тут конь и сказал:

- Что ты наделал? Ты зашел в запретную комнату, и хозяин, того гляди, вернется. Но ты мне помог, и за это я дам тебе добрый совет. Беги в запретную комнату и отпей из бутыли, что висит рядом с мечом. И станешь сильным и удержишь меч. Потом сунь голову в котел. Увидишь, что будет. Потом пройди в соседнюю комнату и возьми там латы. Одни блестят как солнце, другие - как месяц, третьи - как звезды на небе. Возьми их все. Еще возьми меч, флягу, щетку и коробку с колышками. Да только поскорее, не то вернется хозяин.

Побежал Замухрышка в замок и сделал все, как велел ему конь. Отпил он из бутыли, и меч в руке у него стал как перышко, сунул он голову в котел - и куда-то пропали грязные патлы, и вместо них мигом выросли золотые кудри. Взял он с собою все, что велел ему конь, и поскакал прочь.

Недалеко он ускакал, тут и вернулся хозяин. Такой злой, что от этой злости все стены в замке задрожали.

Конь и спрашивает Замухрышку:

- Слышишь ты что-нибудь?

- Нет, ничего не слышу, - отвечает Замухрышка.

- Приложи голову к моему уху, - сказал конь.

Послушался мальчик, да только все равно ничего не услышал.

Поскакали они дальше, и скоро конь опять спросил:

- Слышишь ты что-нибудь?

- Слышу сзади грохот.

- Скорей, скорей плесни назад из бутыли! - сказал конь.

Послушался его мальчик, и разлилось за ними море, хозяину не переплыть. Пришлось ему возвращаться, людей кликать, корабль строить.

А конь все скакал и скакал. И вот он снова спросил у мальчика, не слышит ли тот чего. Три раза у него спрашивал, и на третий раз Замухрышка ему ответил, что слышит сзади ужасный гул.

- Брось назад щетку! - сказал конь.

Бросил Замухрышка щетку, и за ними вырос дремучий лес, хозяину не пройти. Пришлось ему возвращаться, людей кликать, деревья рубить.

Скакали они, скакали и прискакали к стеклянной горе.

- Только бы гору одолеть, и тогда уже нам ничего не страшно, - сказал конь. - Слышишь ты что-нибудь?

-Да, я слышу, сзади гром гремит, -ответил Замухрышка.

- Значит, старый тролль нас догоняет, - сказал конь. - А ну-ка, пришпорь меня!

Пришпорил Замухрышка коня, а хозяин уже руку к нему тянет. Конь на гору, а хозяин за ним.

- Высыпай колышки из коробки! - крикнул конь.

Высыпал он колышки, и превратились они в большие бревна, покатились бревна с горы на тролля и его раздавили!

- Ну, мы спасены, - сказал конь. - Теперь переоденься во все старое, а латы оставь у меня, только не забудь - возьми с собой уздечку! Иди во дворец, он совсем близко, и попросись на службу- помогать садовнику.

Исполнил Замухрышка все, как велел ему конь, и садовник взял его на службу. Конь приходил к нему каждую ночь, учил, что надо делать, и садовник хвалил его, нахвалиться не мог.

Вот как-то раз стоял Замухрышка в саду и золотые кудри расчесывал. А принцесса тут возьми да выгляни в окно; увидала его и подумала: "Ох, не тот он, за кого себя выдает".

А Замухрышка увидал принцессу, поскорей нахлобучил шапчонку и спрятался за кустом.

Ну, а тут соседний король войну затеял, и конь научил Замухрышку, чтоб он пошел и попросился в королевское войско. Замухрышка так и сделал. Король посмеялся, но на войну его взял и дал ему старую клячу. Пошли они в поход, а Замухрышка с клячи в лужу свалился, и все войско над ним хохотало.

Подождал Замухрышка, пока войско мимо пройдет, оставил старую клячу в луже, сам - на гору, потряс уздечкой, и прибежал к нему его волшебный конь, а на седле латы лежат.

- Надевай те, что блестят как солнце! -сказал конь. - Бери меч, садись на меня, и поскачем с тобой на войну.

Замухрышка так и сделал, и не успело еще королевское войско до сечи дойти, а уж Замухрышка всех врагов разогнал. Удивился король, кто же этот принц заморский? Тут он увидел, что из ноги принца кровь течет, и повязал ему ногу своим королевским платочком и потом пригласил его к себе, да только принц отказался и поскакал на гору. Там он разнуздал коня и переоделся во все старое. Вернулся к луже, подобрал старую клячу и поплелся во дворец.

На другой день все так же было. Замухрышка выехал на старой кляче, она застряла в луже, он побежал на гору, потряс уздечкой. На этот раз он надел те латы, что блестели как месяц. Опять он разогнал всех врагов и поскакал на гору.

На третий день он надел те латы, что блестели как все звезды на небе, и так много врагов порубил могучим мечом, что те, которые уцелели, пустились наутек и не оглядывались, пока до своей страны не добежали.

Опять король звал Замухрышку в гости, а он на гору поскакал. Переоделся там в старые лохмотья, подобрал клячу в луже и поплелся во дворец. Увидели его все и давай хохотать и спрашивать, где это он так долго пропадал.

Кончилась война, и устроил король пир на весь мир. Было тут много благородных принцев, которые помогали королю на войне, и король велел дочкам выбирать из них женихов.

Старшая покатила к одному принцу золотое яблочко и сказала:

- Это тебе, моя радость.

Вторая тоже покатила яблочко к благородному принцу, ну, а младшая бросила яблочко Замухрышке, он на пороге стоял.

- Это тебе, моя радость, - говорит. Рассердился король и велел вытолкать Замухрышку взашей.

- Ну нет! - говорит Замухрышка. - Я на войне больше врагов перебил, чем вы все вместе!

Показал он свою рану на ноге и спросил, не признает ли кто свой платочек, на рану повязанный. Поглядел король и узнал свой платочек. Потряс Замухрышка уздечкой, и прискакал к нему волшебный конь.

Рассказал Замухрышка все как было, мол, конь не даст соврать, и конь все подтвердил. Все диву давались, а конь велел Замухрышке, чтоб принес топор и отрубил ему голову.

- Нет, не могу я такое дело сделать! - сказал Замухрышка.

- Делай, как я велю, - сказал конь. - Ты же обещал меня спасти.

Отрубил Замухрышка ему голову, и в тот же миг конь превратился в прекрасного принца. Взял тот принц Замухрышку за руку и подвел к королю.

- Милый батюшка, - сказал принц. - Узнаешь ли ты сына родного, которого околдовал злой тролль? Ведь это на мне скакал Замухрышка, когда разогнал всех твоих врагов. Это он меня спас!

У короля даже дух захватило. А Замухрышка надел латы, что блестели как солнце, и золотые кудри по плечам распустил. И король на радостях тут же сделал его принцем и отдал ему в жены свою младшую дочку.




Королевские зайцы



Жили-были король с королевой, и была у них одна-единственная дочка, и дочку так осаждали женихи, что отец и мать не знали, куда от них деваться. Странно это вам покажется, но им и вовсе не хотелось отдавать её замуж, а хотелось держать при себе. И вот издал король указ, что тот, кто три дня будет пасти триста королевских зайцев и всех убережёт, получит в награду принцессу. Зато кто их не убережёт, у того ремни из спины и груди вырежут.

А жил в той стране один мужик, и было у него три сына. Старшие сыновья носы задирали, никого за людей не считали, а особенно меньшого брата. Услыхали они королевский указ, и старший сын сразу собрался пасти зайцев, чтобы получить принцессу. Отец отпустил его с охотой, он думал, что такому дельному молодцу ничего не стоит стать королевским зятем. Снарядили его, как могли, и он отправился во дворец.

Шёл он по лесу и в том лесу повстречал нищую старушку. Старушка ласково поздоровалась и спросила, куда он путь держит.

- Это не твоё дело, - ответил он.

- Почем знать, - сказала старушка. - Я дала бы тебе добрый совет и показала дорогу, будь ты чуть повежливей.

Но он решил, что дорогу он и сам знает, а в советах не нуждается, и пошёл дальше.

Добрался он до двора, увидел принцессу и доложился, зачем явился. И, не долго думая, собрался попытать счастья. Если, значит, он всех зайцев приведёт вечером ко дворцу, и так три дня подряд, он получит принцессу, ну а нет - сам знает, что его ожидает.

Велел король выпустить всех зайцев, и не успели они выбежать на траву, как пустились в разные стороны. Целый день бродил по лесу старший сын, да только ни одного зайца не нашёл. И велел король вырезать у него ремни из спины и груди и гнать со двора.

Вернулся он к отцу, и отец решил, что бог с нею, с принцессой, видно, она не про них.

Да только он ошибся, потому что второй сын думал, что, будь братец поумней, ходить бы ему с целой кожей на спине и на груди да ещё и королевским бы зятем быть. И решил он тоже попытать счастья, и, как отец ни молил, как ни просил его, он стоял на своём. Ну, делать нечего, снарядил его отец в дорогу, и он отправился во дворец. Но и у него ничего не получилось, с нищей старушкой он обошёлся неласково, зайцы разбежались, и вернулся он к отцу такой же увечный, как старший брат, и тоже ни с чем.

И тут меньшой брат слез с печи, где он лежал в золе, и сказал, что теперь уж его очередь попытать счастья. Рассердился отец, не хотел он его отпускать, пока у старших раны не заживут. Всё какая-никакая да помощь в доме. Но младший стоял на своём. Отец снаряжать его не стал, и он взял немножко еды на дорогу и пошёл.

Шёл он по лесу и повстречал ту же самую старую нищенку, что и братья.

- Здравствуй, матушка! - сказал он ей.

- Вот спасибо тебе, сынок, что приветил бедную старушку, что поздоровался, - ответила она.

-А я со всеми здороваюсь, кого встречу, - сказал он, - но раз ты к привету не привыкла, ты, видно, и голодная. Давай-ка отыщем местечко, где муравьев нету, сядем и закусим.

Старушка согласилась, они сели, и тут он увидел, что еды-то у него мало, старушку не накормить, и пообещал он ей уделить еды, когда поступит на королевскую службу. Она спросила, на какую он службу собрался, и он отвечал, что хочет пасти королевских зайцев.

- Тебе, значит, понадобится хорошая дудочка, -сказала старушка. Дала она ему дудочку и объяснила, что, стоит подудеть в дудочку, сбегутся все триста зайцев, да еще каждый день будет прибегать один лишний. Поблагодарил её младший сын за дудочку, обещал не забыть про еду для неё, и на этом они расстались.

Пришёл он во дворец. И велели ему пасти зайцев. Но сперва он поглядел на принцессу, а она на него, подумала принцесса, что этот, верно, убережёт зайцев получше, чем братья.

Накормили его, он поел, а остаток припрятал для старушки. А потом король выпустил зайцев, и они все разбежались в разные стороны.

- Бегайте на здоровье, -думал младший сын, - всё равно ещё попляшете под мою дудочку.

Пошёл он потихоньку-полегоньку в лес и нашёл старушку, дал ей поесть, и она его научила, как ему быть, если он кого повстречает.

Настал полдень, и прискакал молодец на осле. Попридержал осла и спросил у пастуха, не продаст ли тот ему зайца. А за ценой, мол, он не постоит.

- Цена у меня одна. Хочешь зайца - обними меня два раза, - отвечал пастух. Потому что он разглядел, что малый тот - переодетая принцесса. Она отвечала, что двум молодцам друг дружку обнимать толку нету, лучше, мол, она деньгами заплатит. Но пастух стоял на своём, и она уступила - и взяла себе зайца. Но не успела она далеко отойти, пастух задудел в дудочку, ну, заяц и выскочил у неё из корзины. Пришла она во дворец, хотела показать зайца отцу, а зайца-то и нет. Только она почему-то не очень опечалилась.

Настал вечер, задудел пастух в дудочку, все зайцы сбежались, и он отвёл их во дворец. Сосчитал их король и видит - один заяц лишний, а пастух и говорит:

- Что же, прирост стада!

На другой день принцесса опять переоделась в мужскую одежду и пошла в лес. И пастух опять её узнал, и опять они на том же сторговались. И опять заяц, которого она купила, от неё убежал, а вечером у пастуха оказалось уже два лишних зайца. Принцесса усмехалась, а король разозлился и решил сам пойти в лес и отторговать хоть двух зайцев.

Вот на третий день переоделся король в старую уродливую старушку, сел на белую клячу, отправился в лес и попросил пастуха продать двух зайцев. Ну, а пастух его узнал и ответил, что продаст зайцев только за такую цену: пусть старушка три раза поцелует кобылу под хвостом.

"Жалко, что ли, - подумал король. - Он же меня не узнал, а больше никто меня не увидит". Поцеловал он кобылу, где следовало, купил, значит, зайцев и отправился домой. Вернулся во дворец - а зайцев-то и нет, а вечером у пастуха оказалось уже три лишних зайца.

И стал пастух требовать своё, а король всё не отдает ему дочь и ещё одно испытание назначил - чтобы наполнил он бочку правдой-истиной.

- Эта задача нетрудная, - отвечал пастух.

Поставили бочку в самой большой зале. Король, королева, принцесса и все придворные уселись вокруг бочки и стали смотреть, как он будет наполнять её правдой-истиной.

- В первый день, - рассказал пастух, - когда я пас королевских зайцев, ко мне приехал малый на осле. Он купил у меня зайца, а я за это его два раза обнял. Да только была-то это принцесса. Ну, что - не правда-истина?

- Правда! - ответила принцесса.

- Бросаем в бочку! - сказал пастух. - На другой день опять приехал этот малый и купил зайца за ту же цену. Что - не правда-истина?

- Правда! - ответила принцесса.

- Так, бросаем в бочку, она уж почти полная! - сказал пастух. - Ну, а на третий день приехала гадкая старуха на белой кляче...

- Нет, нет, не надо больше! - крикнул тут король. - Бочка и так уже полная!

Ясное дело, ему не хотелось, чтобы все придворные знали, в какое место он целовал свою старую кобылу. Вот так принцесса и вышла замуж за крестьянского сына.

И они с тех пор живут-поживают и добра наживают.
Крестьянин и помещик

Купил однажды крестьянин Халвор жеребёнка на ярмарке и привёл к себе на конюшню. Растил он его, холил и выхаживал, точно сына родного, и вырос из жеребёнка такой конь, что любо-дорого поглядеть. Далеко пошла молва о красавце коне. Дошёл слух и до помещика, и вздумал он всеми правдами и неправдами этого коня у Халвора отобрать.

Вот однажды посылает он к Халвору нарочного и велит ему тотчас же верхом на коне в поместье явиться. Прослышал, дескать, помещик про красавца коня и хочет одним глазком на него взглянуть. Смекнул Халвор, какое помещик дело затеял, однако виду не подал; сел верхом и прискакал на барский двор.

А у помещика как раз в этот день пир горой был - созвал он в свой дом дворян и помещиков со всей округи. Увидели гости, что Халвор верхом к крыльцу подъезжает, и кинулись они к окнам на диковинного коня налюбоваться. Видят, и впрямь, не конь, а загляденье! Стали тут все помещику в один голос твердить, что он этого коня непременно у Халвора откупить должен. Куда, дескать, мужику чумазому такой конь! На нем только дворянину ездить пристало. Зазывает помещик Халвора в свои покои, сажает за стол меж самых знатных гостей и усердно вином потчует. А как выпил Халвор не один кубок вина, помещик его спрашивает:

- Не продашь ли мне своего коня?

- Нет, господин, - отвечает Халвор. - Такого красивого коня у меня сроду не бывало. Корму в конюшне хватает, и продавать мне коня ни к чему.

Ничего не сказал на это помещик, только принялся ещё усерднее крестьянину вина подливать. А Халвор хоть и пьёт вволю, да разума не теряет. Немного погодя опять помещик о том же речь заводит.

- Нет, господин, - отвечает Халвор. - Знаете ведь, как в народе говорят: "Деньгами коня не купишь, а удачей добудешь". Продать я вам коня не продам, а об заклад на него побьёмся, коли хотите. Кто лучше небылицу выдумает - тому и конём владеть, да ещё тремя сотнями далеров в придачу.

- Согласен! - говорит помещик. - Стало быть, уговор такой: кого в неправде уличат - тот выиграл. Ну, начинай ты.

- Э, нет, ваша милость,-отвечает Халвор. - Издавна так повелось, что мы, люди простого звания, вашему дворянскому сословию всегда дорогу уступаем. Так что вам и начинать.

- Ну ладно, слушай! Был у моего покойного батюшки бык, да такой громадный, что если птица поутру на один его рог сядет, а потом на другой вздумает перелететь, то раньше вечера до него не доберётся.

- Что ж, бывает и такое, - говорит Халвор. - Вот только хотел бы я на тот хлев поглядеть, что такого быка вместить может.

- А теперь ты свою небылицу выкладывай,- приказывает помещик.

- Посадил я однажды лён, и вырос он до самого неба, так что и верхушки не видать было. Взял я лестницу, приставил ко льну и полез вверх. Лез, лез и добрался до того света. И верьте, не верьте, а только на том свете всё не так, как на земле. Крестьяне там в богатстве да почёте живут, а всё ваше дворянское сословие у них в услужении состоит. Видел я там и батюшку вашего. Он и землю пашет, и за лошадьми ходит, и навоз убирает!

- Врёшь, голь перекатная! - в сердцах закричал помещик. - Никогда мой батюшка себя работой утруждать не станет!

- А коли я вру, то, стало быть, и конь мой, и три сотни далеров мои. Уговор-то помните? Кого в неправде уличат - тот и выиграл.

Высыпал Халвор все выигранные деньги в шапку, вышел во двор, вскочил на своего доброго коня и ускакал домой.

А помещик и все его знатные гости из окон вслед ему глядят и на чём свет стоит ругают Халвора.

- Ишь, бесстыдный мужик! Какую небылицу про дворянское сословие выдумал! Где ж это видано, чтобы дворянин работать умел?

Мальчик со скрипкой



Давным-давно жила-была старая женщина, и был у неё единственный сын. Жили они в шалаше в лесу и терпели большую нужду. Часто случалось так, что не было у них даже куска хлеба на ужин.

Вот мальчику исполнилось двенадцать лет, и отдала его мать в услужение на господский двор далеко-далеко от дома. Стал мальчик пасти коров и овец.

Прошёл год, и получил мальчик за работу один эре, столько же он получил за второй год работы, да и за третий вышло не больше. Взял он тогда весь свой заработок за три года, попрощался с хозяевами и отправился домой.

Весело шагал мальчик по дороге и напевал песенку:

Как я счастлив, как я рад! Я работал три года подряд. Заработал три медяка, вот какой стал богатый я!

Вдруг, откуда ни возьмись, идет ему навстречу старуха. Услыхала она про три медяка да и говорит:

- Милый мальчик, дай мне одну монетку!

- Ну что ж, это будет справедливо, - ответил мальчик и протянул ей один эре.

Поблагодарила его старуха и пропала. Осталось теперь у мальчика только два эре. Но вы, может, думаете, что это его огорчило? Да нисколечко. Все так же весело шагал он по дороге и пел песенку:

Как я счастлив, как я рад! Я работал три года подряд. Целых три эре я получил, два осталось, один подарил.

Шёл он, шёл, да вдруг опять старуха ему навстречу. Услыхала она, что у мальчика два эре осталось, да и говорит:

- Милый мальчик, дай мне одну монетку!

- Ну что ж, это будет справедливо, - ответил мальчик и протянул ей один эре.

Поблагодарила его старуха и пропала. Теперь осталась у мальчика только одна монетка. Но он все равно не унывал, весело шагал по дороге и пел песенку:

Как я счастлив, как я рад! Я работал три года подряд. Заработал три медяка, остался один лишь теперь у меня.

Шёл он, шёл, да вдруг опять навстречу ему старуха. Услыхала она, что у мальчика один эре есть, да и говорит:

- Милый мальчик, дай мне одну монетку!

- Ну что ж, это будет справедливо, - ответил мальчик и протянул ей последний медяк.

Поблагодарила его старуха и пропала.

Заметил тут мальчик, что ни одной монетки у него не осталось, сел на камень и горько заплакал. Вспомнил он, как тяжко работал три долгих года, как часто рвал одежду, когда пас скот в лесу да в горах. А теперь вот даже ниток не на что ему купить, чтобы дырки на платье залатать.

"Ох, и попадёт же мне от матушки, - думал мальчик.- Хорошую трёпку она мне задаст. Вот и вся награда за работу".

И вдруг чей-то голос спрашивает:

- Почему ты так горько плачешь, мой мальчик?

Поднял он голову и увидел маленькую сгорбленную старушку.

- Как же мне не плакать, - ответил мальчик.- Три года пас я скот и получил за работу три эре. А какие-то три старухи выманили у меня все деньги, и теперь дома ждут меня одни колотушки.

- Не плачь, милый мальчик, - сказала старушка. - Это ведь мне ты отдал свои монетки и в первый, и во второй, и в третий раз.

Не поверил мальчик и сказал:

- Этого не может быть!

- Это так же верно, как то, что я стою здесь, - заверила его старушка. - И за каждую .твою монетку я исполню одно твое желание. Ну, чего бы тебе хотелось?

- Вот спасибо так спасибо, - засмеялся мальчик. - Если ты говоришь правду, я больше не буду плакать. Так чего же мне пожелать? Ну, во-первых, хочу я получить такой кошелек, в котором никогда бы не переводились деньги. Потом, хочется мне иметь такую скрипку, чтоб, как только я заиграю на ней, все бы в пляс пускались. Ну и, наконец, хочу я получить ружье, которое всегда бьет в цель.

- Ну что ж, это ты неплохо придумал, - сказала старушка. - И раз ты отдал мне всё, что заработал за три года, я исполню твои желания!

И в тот же миг в кармане у мальчика очутился кошелек, через плечо висело ружье, а в руках он держал скрипку.

- Большое спасибо, - сказал мальчик.

- Теперь-то уж матушка меня ругать не станет!

Попрощался он со старушкой и быстро зашагал по дороге. А старушка посмотрела ему вслед и побрела в лес.

Пришёл мальчик домой, рассказал матери обо всем, что с ним приключилось, и показал старушкины подарки.

- От ружья и скрипки какая польза, - сказала мать. - А вот кошелек, может, на что и сгодится! Дай-ка я посмотрю, нет ли в нем монетки? Сходила бы я тогда в город да купила бы каравай хлеба и кувшинчик молока на ужин.

- Каравай хлеба да кувшинчик молока!- засмеялся мальчик. - Маловато что-то! Лучше купи меру муки да два пуда сала, вот тогда будет нам чем подкрепиться.

-Ах ты, простофиля! - покачала головой мать. -Хорошо, если на каравай хлеба да кувшин молока хватит. Ну-ка, давай кошелек!

- Сейчас, - ответил мальчик. - Подставляй передник, матушка!

Мальчик открыл кошелек, и в передник так и посыпались серебряные монеты.

- Остановись! - закричала мать, когда передник наполнился доверху. - Оставь немного на другой раз!

- А теперь иди в город и купи то, что я тебе велел, - сказал мальчик. - Да домой возвращайся в повозке. А вернешься, будут тебе еще деньги.

Завязала старуха передник и пустилась в путь. Купила она меру муки да два пуда сала, а денег вроде бы и не убавилось. Пошла она тогда по лавкам бродить да на разный товар глядеть, а как понравится ей что, запустит руку в передник, горсть серебряных монет вытащит и покупает.

Ну, люди, само собой, приметили это, стали глазеть на нее да перешептываться.

- Что это случилось со старухой? Неужто ж эти деньги достались ей честным путем?

Посоветовались да пошли к бургомистру. Тот, конечно, сразу решил, что старуха кого-то ограбила. Надел он свой бургомистерский мундир, шляпу с перьями, натянул блестящие сапоги, кликнул стражу и отправился на площадь. А старуха все по лавкам ходит, товар разглядывает.

- Именем короля ты арестована! -закричал бургомистр.

Запричитала старуха, говорит, что ничего плохого не сделала, что это сын дал ей деньги. Да все напрасно.

- Не плети небылицы, - сказал бургомистр. - Лучше признайся! А то посажу тебя в тюрьму на хлеб и воду!

Как ни плакала старуха, как ни уверяла, что она невиновна, ничего не помогло. Схватила ее стража и потащила к дому бургомистра. Посадили ее там в маленькую каморку, и бургомистр самолично запер дверь на засов. И велел он всем жителям города явиться на дознание.

Скоро дом бургомистра был набит битком. Кому в доме места не хватило, толпились на крыльце и в саду. Собралась все наконец, а бургомистр и говорит:

- Пусть выйдет вперед тот, кого сегодня обокрали. Мы вернем ему деньги, а вора накажем.

Разинули все рты, стоят, ждут, что дальше будет. Никто вперед не выходит. Лицо у бургомистра все красное становится, люди друг на друга поглядывают. Да только оказалось, что ни у кого ничего не пропало, так что и обвинять старуху в краже было некому. Вот только откуда она взяла столько денег, никто понять не мог.

А мальчик тем временем все мать поджидает. Он уж и тогда проголодаться успел, а ее все нет и нет. Взял он тогда ружье и скрипку да сам в город отправился. Приходит и видит - что такое? - на улицах народу никого, только из бургомистерского сада шум доносится. Пошел мальчик туда, пробрался к двери да тихонько в дом вошел.

Видит он - мать его на деревянной скамье сидит, а перед ней бургомистр стоит, в затылке чешет.

- Разве моя матушка сделала что-нибудь плохое? - спросил мальчик. - Почему ты арестовал ее?

- У неё так много новых серебряных монет, - ответил бургомистр. - Но я ничего не понимаю - оказывается, ни у кого ничего не пропало!

-Ты, может, думаешь, что моя мать украла эти деньги? Сейчас я тебе докажу, что ты ошибаешься. Ну-ка, подставляй шляпу!

Протянул бургомистр шляпу, и мальчик открыл кошелек, а из него серебряные монеты так и посыпались.

- Вот так-то, - сказал мальчик. - А теперь раздели эти деньги, чтоб всем поровну досталось, и большим и маленьким! А мою матушку отпусти с миром. Ну, а раз уж вас здесь так много собралось, может, потанцевать хотите?

- А ты умеешь играть? - закричали парни и девушки.

-Умею, умею, -ответил мальчик. Взмахнул он смычком и такую веселую полечку заиграл, что и столы, и стулья, и все, что было в комнате, пустилось в пляс. Тут и люлька, в которой спала младшая дочка бургомистра, качнулась и выбила шляпу у бургомистра из рук. Серебряные монетки рассыпались по полу, и тут все давай друг дружку толкать, отпихивать, давай их подбирать - каждому ведь хотелось побольше захватить. Пошла потеха - дерутся, ругаются, а сами всё пляшут.

Стал бургомистр кричать мальчику, чтоб играть перестал. Все монетки обещал подобрать да ему отдать, лишь бы смычок опустил.

- Зачем мне они? - спрашивает мальчик. - Захочу, и у меня их гораздо больше будет.

Решил он наконец, что с них довольно, и перестал играть.

-А теперь отдайте моей матушке все, что она купила, - сказал мальчик. - На сегодня с вас хватит.

Ну, а бургомистру, понятно, да и всем остальным только бы побыстрее от мальчика и от старухи отделаться, кинулись помогать. Кто покупки старухины разыскивает, кто за лошадью пошел. Вернулись мать с сыном домой как настоящие господа. Да и мера муки и два пуда сала при них - плохо ли?

Однажды рано утром отправился мальчик в лес. Гуляет он себе по лесу и вдруг видит - на верхушке сосны тетерев сидит.

"Вот и испытаю я мое ружье, - подумал мальчик. - Поглядим, не обманула ли меня старушка".

Вскинул он ружье, в другую сторону направил и нажал курок. Раздался выстрел, и тетерев камнем упал с сосны прямо в кусты терновника. А как раз в это время ехал через лес монах. Ехал он верхом на коне, в монастырь направлялся.

-Ах ты, проклятый вор! Ты почему без спросу тут охотишься? - закричал монах.

- И в кого это ты стрелял?

- Да в тетерева, - ответил мальчик.

- Он сидел на сосне и дразнил меня. А теперь он там, в кустах терновника. Хочешь, возьми. Мне тетерев ни к чему. Только вот разговаривать ты мог бы и повежливей.

-Да ты еще и дерзить смеешь! - рассердился монах. - Ну, болтаться тебе в петле! Погоди только - сперва я тетерева достану, а то улетит, пожалуй.

Очень любил монах жаркое из тетерева, у него даже слюнки потекли при мысли о таком обеде. Слез монах с коня, привязал его к березе, а сам к кустам подобрался. Протянул руку и схватил тетерева за крыло.

Но в этот миг взмахнул мальчик смычком и заиграл. И начал монах прыгать да скакать по кустам, а тетерева не выпускает. Полетели перья, ряса у монаха в клочки разорвалась, а сам он от страха дурным голосом кричит. Лошадь у дерева стоит и тоже пляшет. Порвала она наконец веревку и ускакала.

- Видишь, как невинных людей ворами обзывать, - сказал мальчик и еще усерднее заиграл.

- Остановись, остановись! Я больше не буду! -закричал монах. - Никогда в жизни!

- Ну вот, теперь ты говоришь так, как тебе и подобает, святой отец! - ответил мальчик. -А еще пообещай, что не будешь мне мстить за свою пляску.

- Обещаю, обещаю! - пропыхтел монах. - Я буду любить тебя, как родного сына, только перестань играть!

Опустил мальчик смычок, а монах как припустился бежать - только его и видели. Но хоть и торопился, а про тетерева не забыл.

Прибежал он в монастырь, в кровать улегся, раны да царапины считает и все думает, как бы получше мальчику отомстить.

- Конечно, я обещал этому шалопаю не делать ему ничего плохого, - рассуждал монах. - Да ведь одно дело обещать, когда ты в беде, а другое - выполнять, когда тебе уже ничего не грозит!

Выздоровел монах и пошел жаловаться аббату. Аббат пожаловался епископу, епископ архиепископу, а архиепископ королю-ведь не святым же отцам, в самом деле, с тетеревом разбираться.

Разгневался король, велел схватить мальчика и повесить. Привели его на королевский двор, а там народу уже полным-полно. Король с королевой на троне сидят, а между ними принцесса. Принцесса была очень печальна - только ей одной было жаль мальчика.

И монах тут же стоял, руки от удовольствия потирал. Наконец-то он будет отомщен.

Король дал знак начинать, и повели мальчика на виселицу. Вдруг повернулся он к королевской чете и вежливо поклонился.

- Всесильный король! - сказал мальчик. - Знаю я, что существует обычай исполнять последнее желание тех, кому скоро на шею веревку накинут. У меня тоже есть одно маленькое желание. Если ваше величество исполнит его, я умру спокойно и радостно.

- Будь по-твоему, - ответил король. - Обещаю исполнить твое желание. Клянусь своей королевской короной!

- Многие держат речь перед народом, прежде чем повиснуть в петле, - сказал мальчик. - Я не умею красиво говорить, ведь я только бедный музыкант. И мне хотелось бы в последний раз сыграть на моей скрипке. Была она мне верным другом и много радостных минут доставила. Позволь мне с ней попрощаться.

- Не позволяйте! - закричал монах. - Не позволяйте ему играть! Ваше величество, не исполняйте его желания!

И монах бросился к королю и схватил его за рукав. Но король нахмурился и строго посмотрел на монаха.

- Я не спорил, когда ты захотел наказать мальчика, - сказал он. - Так оно и будет. Но нужно во всем знать меру. Не хватало еще, чтобы ему отказали в таком пустяковом желании. Это было бы несправедливо и бесчеловечно!

Затрясся монах от страха и сказал:

-Тогда, ваше величество, велите привязать меня вон к той сосне. Довольно уж я наслушался его скрипки!

- С удовольствием, - кивнул король и дал знак придворным.

Привязали монаха к сосне крепкими веревками, мальчик взмахнул смычком и заиграл.

И все пустились в пляс. Завертелись король с королевой, закружилась прекрасная принцесса, прыгали придворные, плясал весь народ.

А монаху хуже всех пришлось. Елозил он вверх и вниз по сосне, как сухая бычья шкура.

Само собой, рассердился король, что ему вот так скакать и прыгать приходится.

- Если ты сию же минуту не перестанешь, - закричал он, - я велю тебя тотчас повесить?

- Меня и так повесят, - ответил мальчик, - но сперва я со своей скрипкой попрощаюсь.

- Я тебя помилую, только опусти смычок! - прокричал король, а сам все танцует.

- Вот это уже другое дело, - сказал мальчик. -Да только этого мне мало! Я, пожалуй, еще немного поиграю. А потом вешайте меня на здоровье, если сумеете!

- Скажи, чего ты еще хочешь? - пропыхтел король и прыгнул с пятки на носок. - Ты получишь все, что пожелаешь!

- Большое спасибо, - сказал мальчик и поклонился. - Тогда прошу я принцессу в жены да полкоролевства в придачу!

- Я обещал уже это принцу Португальскому, - закричал король и сделал несколько пируэтов. - Если я нарушу слово, он на меня войной пойдет. Что тогда делать?

- Об этом не беспокойтесь, - ответил мальчик. - С ним-то мы уж как-нибудь справимся, клянусь моей скрипкой!

- Делай как знаешь, - проговорил король. - Я на все согласен, только перестань играть.

И он волчком завертелся на одной ноге так, что его горностаевая мантия плотно обвилась вокруг него.

- Ну вот, теперь можно и отдохнуть немного и о делах поговорить, - сказал мальчик и опустил смычок.

Все кругом еле на ногах держались, а монах так усердно прыгал и елозил по дереву, что веревки наконец не выдержали. Припустился монах в монастырь, только пятки засверкали.

А мальчик пошел во дворец и там обручился с принцессой. И надо сказать, что от ее печали и следа не осталось.

Узнал обо всем этом принц Португальский, собрал большое войско да двинулся в поход. Вышел навстречу им мальчик с ружьем и скрипкой и давай стрелять да на скрипке играть. Что тут началось! Кто сразу умирал, как только звук выстрела слышал, кто бездыханным после пляски падал! Так скоро от войска ничего не осталось.

Тут сразу и свадьбу сыграли. Умный зять королю достался, а принцессе хороший муж, и была поэтому в королевстве большая радость.

Мать мальчика тоже на свадьбе веселилась и за сына радовалась. А он ее и спрашивает:

- Милая матушка, ты ведь теперь с нами жить будешь?

- Ни за что! - ответила старуха. - Никогда не покину я свою печку да старую кровать!

Не стал мальчик перечить матери - ведь он был хорошим сыном. Только на следующее утро послал он мастеров матушкин шалаш починить. Печку и кровать на прежнем месте оставили, а вокруг них новые стены и новый пол сделали, да и про крышу не забыли.

И превратился шалаш в настоящий дворец, а люди его Соломенным Замком прозвали.

Так и жила там старуха в счастье и довольстве до самой смерти. А умерла она прошлым летом, и было ей восемьдесят семь лет, три месяца да девять дней.

Охотник Брюте



Жили в старину в Сконе бедные торпари, муж с женой, и был у них один-единственный сын. С малых лет любил мальчик с ружьём за спиной бродить. И прозвали его поэтому Охотник Брюте.

Немало времени прошло, подрос Брюте, стал рослым и сильным. Вот как-то раз пошел он по обычаю своему в лес на охоту и видит: на вершине голой скалы дитя малое сидит и ручонками от огромного орла отбивается. А орел так и кружит над ним, так и норовит камнем на него упасть. Зарядил Брюте ружье, прицелился да и пальнул в орла. Тот и упал замертво.

Влез Брюте на скалу, чтоб дитя снять, только оказалось, что спас он вовсе не дитя человеческое, а тролленка. Задумался было Брюте: "Вроде зря орла загубил. Чего троллево отродье жалеть?" Но взглянул на тролленка и увидел, что тот добрый и ласковый. А тролленок будто мысли его отгадал и говорит:

- Не печалься, что ты орла загубил. Не орел это вовсе, а злой тролль, что поклялся наше семейство извести. Много он нам бед и горя причинил. Спасибо тебе, добрый охотник! Пойдем со мной! Вознагражу я тебя по заслугам.

Привел тролленок Охотника Брюте к себе домой. Услыхали старые тролли, что Охотник их детище от орла спас, и захотели его одарить - повели в свою сокровищницу и говорят:

- Выбери себе здесь из всего, что приглянется, три сокровища.

А выбирать есть из чего: тут и золото, и серебро, и лошади, и золотые кареты! Стоит Брюте, глаза у него разбегаются. Увидел тролленок его растерянность, подкрался и тихонько шепчет:

- Бери серого ослика, деревянную дудочку да старое ружье!

Послушался Брюте и взял все, что тролленок ему посоветовал. Распрощался он с троллями и уходить собрался. А тролленок ему напоследок шепчет:

- Королю как раз искусный охотник нужен. Попробуй к нему на службу наняться!

Послушался Брюте тролленка и на этот раз. Пошел он в королевский замок и нанялся к королю в охотники. Стал он королю служить, и сгодились ему деревянная дудочка и старое ружье, что он в подарок от троллей получил. Выйдет Брюте в лес, заиграет на дудочке, а к нему со всех сторон какая хочешь дичь слетается. Поспевай только прицеливаться да стрелять. А ружье его тоже без промаха било, поспевай только дичь подбирать.

Никогда еще на королевском столе такой богатой дичины не было, и никогда еще ни один охотник в такой милости, как Брюте, у короля не был. Разозлились королевские придворные и ждали только случая, чтобы досадить Брюте и лишить его королевской милости.

А у Брюте и в мыслях не было, что против него зло затевают. И не думал он вовсе скрывать, как дичь для королевского стола добывает. Вскоре узнали недруги все его тайны. Пошли они к королю и говорят, что так, мол, и так, Брюте-злой тролль, извести его надо. А хочет спасти свою жизнь-пускай добудет украденную злой ведьмой королевскую дочку.

Приказал король позвать Брюте и спрашивает его:

- Хочешь спасти свою жизнь? Верни мне принцессу! Знаем мы, что ты с троллями водишься!

- Помирать сейчас у меня охоты нет. Уж лучше положить на это дело жизнь и отыскать принцессу,- сказал Брю-те королю, а сам подумал: "Попытаю счастья. Кто смел, тот и цел!"

И ушёл от короля.

Стоит он у ворот королевского замка и не знает, куда ему путь держать, где принцессу искать.

- Эх, был бы со мной тролленок! - сказал он сам себе и вспомнил вдруг про троллеву дудочку.

Вытащил он дудочку и заиграл. Слышит: стон по лесу, рев да свист пошли. Не успел опомниться-стоит перед ним маленький серый ослик.

- Забыл ты меня с собой взять,-молвил ослик,-ну да ладно, прощу тебя! Тролленка-то от орла ты спас! Садись ко мне на спину, да поживее, отвезу я тебя в замок к ведьме. Слушайся меня во всем - принцесса твоя! Но помни: испугаешься, захочешь назад воротиться - пропали мы. и ты и я!

Пообещал Брюте ослику делать все, как он велит.

- А храбрости мне не занимать,-сказал он. И пустились они в путь-дорогу дальнюю, Брюте не знако мую. Ослик же знай себе трусит рысцой, будто не впервой му тут ехать. Добрались они наконец до ведьминого замка. Постучался Брюте в ворота, и они будто сами отворились. Вышла к ним ведьма, страшная-престрашная. Ноги у нее - страусиные, туловище - жабье, шея - гусиная, а голова - орлиная. Не думал Брюте, что есть на свете такое чудовище - задрожал от страха, да, к счастью, вовремя одумался, вспомнил, что обещал ослику ничего не бояться. Набрался он храбрости и сказал ведьме:

- Отдавай мне принцессу, что ты украла. Поняла ведьма, что Брюте не запугаешь, обернулась человеком, пригласила в замок, а ослика приказала на конюшню отвести. В замке ведьма сама проводила Брюте к принцессе.

Сидит принцесса в горнице и шелком да золотом волшебный узор вышивает. Спрашивает ведьма принцессу:

- Хочешь с Брюте домой отправиться?

- Как не хотеть! - отвечает принцесса. Вот и говорит тогда ведьма Брюте:

Даю тебе три дня сроку на испытание: отыщешь трижды за три дня принцессу - освобожу ее, и пусть с тобой домой отправляется. А не отыщешь-ты моим пленником станешь.

Согласился Брюте - понадеялся, что ослик ему поможет. Повела его ведьма в богатую опочивальню, а он и говорит:

- Нет уж! Спасибо тебе! Не хочу в замке ночевать.

И пошёл к ослику на конюшню.

Разозлилась ведьма, разъярилась, а заставить его в замке ночевать не может. Нет у неё пока над ним власти. И всё вышло, как хотел Брюте.

Пришел он на конюшню, накормил, напоил своего ослика и про уговор с ведьмой рассказал. А ослик ему наказывает: так, мол, и так делай.

Пришёл наутро Брюте в замок, а ведьма уже принцессу спрятала. Ищет охотник принцессу, ищет и наткнулся на ее корзиночку с рукоделием. Взял он оттуда самый маленький шелковый клубочек и хочет себе в карман сунуть.

- А я тут! - говорит принцесса. Заколдовала ее ведьма, и сделалась принцесса такой маленькой, что смогла в шелковый клубочек спрятаться.

- Повезло тебе на этот раз! - проворчала ведьма. - Завтра я ее получше спрячу!

Вторую ночь Брюте снова на конюшне спал. И снова дал ему ослик добрый совет: так, мол, и так делай.

На другой день пришел Брюте в замок, а ведьма уже принцессу спрятала. Ищет принцессу охотник, ищет и наткнулся на дубовый стол. Взял он со стола хлеб и нож: и хочет тем ножом хлеб разрезать.

- Ой, ой! Пощади мою жизнь, не режь меня! -взмолилась принцесса.

Заколдовала ее ведьма, и сделалась принцесса такой маленькой, что смогла в каравай хлеба спрятаться.

- Понятно мне, кто твой советчик! - разозлилась ведьма.-Поглядим, как дело в третий раз обернется.

И вот на третий день задумала ведьма такое, что не смог ослик наперед сказать, куда она принцессу спрячет. Пришел охотник в замок, ищет принцессу, ищет, а найти никак не может. Ведьма от радости ухмыляется.

Пошел Брюте к ослику и рассказал про свою беду.

- Отведи меня к колодцу на водопой! - попросил ослик.

Отвёл охотник ослика к колодцу и видит вдруг: на ослином копыте слепень сидит.

- Вот я тебя сейчас поймаю! - сказал Брюте. Испугался он, что слепень ослика ужалит.

- Ой! Ой! Не убивай меня! - закричала принцесса. Заколдовала ее ведьма и превратила в слепня, а Брюте ее и в третий раз нашел. Разозлилась ведьма и лопнула с досады. Ослика тоже как не бывало, а вместо него стоит у колодца тролленок и говорит:

- Одержал ты верх и над другим нашим недругом-ведьмой! Пускай тебе и земли ее достанутся. Теперь ты с отцом принцессы богатством сравняешься.

Сказал - и с глаз сгинул.

А Брюте с принцессой покатили в золотой карете четвериком к ее отцу-королю. Сыграли в королевском замке свадьбу, а после стал Брюте королем в ведьмином государстве и правит им поныне.

И ни разу не доводилось мне слышать, чтобы кто в обиде был на короля - Охотника Брюте.

По заслугам расчёт



Как-то раз у одного человека убежала лошадь, и он пошел её искать.

Бродил он, бродил по лесу, да вдруг на пути гора, а в горе расщелина. Стал он через расщелину перебираться, заглянул вниз и видит: лежит большой змей, сдвинуться с места не может, камнем ему хвост придавило.

Окликнул змей человека и говорит ему:

- Помоги мне освободиться, получишь за это по заслугам расчёт.

Взял человек длинную палку, сдвинул камень и освободил змея.

- Вот и хорошо,- сказал змей,- сейчас ты получишь по заслугам расчёт.

А человек и спрашивает, что же это такое - по заслугам расчёт?

- Так ведь это смерть,- отвечает змей.

- Ну, это ещё проверить надо, у других спросить,- сказал человек.

Пошли они дальше вместе и вот встречают медведя. Спросил человек у медведя, что такое по заслугам расчет, и тот ответил, что это смерть. Говорит тогда змей:

- Вот видишь, по заслугам расчёт - смерть. Сейчас я тебя съем!

Попросил человек:

- Давай еще немного пройдем, еще кого-нибудь спросим.

Пошли они дальше и встретили волка. И спросил у него человек, что такое по заслугам расчет. Волк отвечает:

- Смерть.

- Ну, теперь-то уж я тебя съем,- говорит змей.

Попросил человек:

- Давай еще немного пройдём, ещё кого-нибудь спросим.

Пошли они дальше и повстречали лису. Спрашивает у неё человек, что такое по заслугам расчёт. И ответила лиса, как и другие:

- Смерть.

- Ну, теперь-то уж я тебя съем,- говорит змей.

Услыхала это лиса и сказала:

- Нет, погоди. Сперва надо в этом деле разобраться. Расскажи-ка мне всё с самого начала.

- Понимаешь, змей лежал в расщелине, а хвост ему придавило камнем,- начал человек.

А лиса ему на это:

- Пойдём-ка на то место, где все это случилось, да посмотрим.

Отправились они все вместе обратно.

Попросила лиса человека взять палку и поднять камень, а змею велела сунуть хвост под камень и лечь, как он раньше лежал.

Сделал змей, как ему сказано было, а лиса велит человеку опустить немного палку. А потом спрашивает у змея:

- Ну как, в прошлый раз хуже было?

- Хуже,- отвечает змей.

- Опусти палку еще немного,- сказала лиса человеку, а потом спрашивает у змея: - Ну что, в прошлый раз хуже было?

- Хуже,- опять отвечает змей.

- Вытащи палку совсем,- говорит лиса человеку, а потом спрашивает у змея: - Ну как, в прошлый раз хуже было?

- Нет,- отвечает змей.- В прошлый раз было лучше.

Тогда лиса и говорит:

- Ну вот, так и лежи. Теперь вы в расчете.

И остался змей в расщелине, а человек был рад-радёшенек, что змей с ним по заслугам не рассчитался.
старый 09.03.2008, 05:16   #3
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Старый корзинщик

Был у могущественного короля единственный сын, и задумал отец женить его на самой знатной и богатой принцессе какая только на белом свете сыщется. А чтобы сын не влюбился невзначай в девушку низкого звания, заточил король принца в башню и строго-настрого наказал никуда из нее не выходить. А страже повелел ни одной крестьянки либо простолюдинки и близко к замку не подпускать.
Раз уехал король на войну, а к сыну своего слугу приставил и велел ему пуще глаза молодого принца стеречь. А время было летнее, дни стояли жаркие, и до смерти захотелось принцу по лесам да по лугам побродить, вольным воздухом подышать. Упросил он старого слугу выпустить его из башни ненадолго и отправился в лес. Вот бредет он по лесным тропкам, цветами не налюбуется, птичьему пенью не нарадуется.
И видит вдруг - какая-то девушка на полянке коз пасет. До того была хороша та девушка, что принцу она с первого взгляда полюбилась, и решил он к ней посвататься. Подошел поближе и говорит:
- Кто ты, красавица?
- Я - крестьянская дочь Маргит,-отвечает девушка.
- Не пойдешь ли замуж за меня, королевского сына?
- А это как старик отец скажет. На то его воля.
- А где же твой отец?
- Да тут неподалеку, в лесной избушке.
Пришел принц к старому крестьянину и стал сватать за себя его дочь. А крестьянин ему отвечает:
- Нет, ваша милость. Моя дочь вам не ровня, и не будет
на то моего согласия.
С тем и ушел от него принц. А на другой день не вытерпел и опять поехал в лес к старику крестьянину. Приехал и видит - сидит Маргит за прядкой, а отец ее корзину из ивовых прутьев плетет.
Снова посватался принц к Маргит, а старик отец ему отвечает:
- Нет, ваша милость. Не отдам я за вас свою дочь. Ей
надобен человек простой, работящий, чтобы ремесло какое
знал. А принцы-то все бездельники.
И опять ушел принц ни с чем. Вернулся он в королевский замок - занемог тяжко и стал таять день ото дня. Приехал король с войны, а сын едва жив. Созвал отец к нему самых мудрых лекарей со всего света. Осмотрели принца лекари и говорят королю:
- Коли не женится ваш сын на девушке, что ему полю
билась, то жить ему на свете недолго.
Делать нечего, пришлось королю свою гордыню смирить, и отправился он в лесную избушку крестьянскую дочь Маргит за сына сватать.
А крестьянин нипочем не соглашается. Стал король старика слезно молить, рассказал, что сына смертный недуг точит.
Тогда лишь крестьянин согласие дал, но только с тем условием, чтобы принц его ремеслу обучился.
А слыл этот крестьянин искусным корзинщиком, плел из ивовых прутьев корзины, и лучше его мастера во всем королевстве не было. Пришлось королю и тут покориться. Обручился принц с Маргит и стал что ни день в лесную избушку наведываться. Прилежно ремеслу обучается, а между делом нет-нет да и с невестой словом перемолвится. И скоро до того искусно начал он корзины плести, что и самому корзинщику с ним не под силу тягаться стало.
А скоро и день свадьбы подошел. Знатная была свадьба у королевского сына. Каких только именитых гостей не назвал король в свой замок - и герцогов, и графов, и князей. Все в шелка, парчу да бархат разодеты, жемчугами увешаны. Все с богатыми подарками жениху и невесте. Только на свадьбе всех краше были королевский сын и его молодая невеста Маргит.
Вдруг явился посреди веселья на пир никому неведомый шкипер с богатой свитой. Никто о нем прежде не слыхал. Знали только, что ходил он в дальние моря и разбогател несметно. Кладет шкипер к ногам жениха и невесты невиданные уборы заморские, каменья самоцветные и говорит с поклоном:
- Прибыл я морем из далеких стран и прошу принца
с принцессой ко мне на шхуну пожаловать. Там уж все дл
пира приготовлено.
Отправились молодые со шкипером на шхуну, зашли -в его каюту, богато убранную, и сели пировать.
А когда на стала пора им домой возвращаться, вышли они на палуб и видят, что шхуна на всех парусах в открытое море идет. Рассмеялся шкипер зло и говорит:
- Теперь вы у меня в руках. Принца я велю в море уто
пить и сам на принцессе женюсь.
А был тот шкипер страшным морским разбойником, душегубом. Приглянулась ему Маргит, и потому заманил он молодых на свою разбойничью шхуну и решил принца со свету сжить.
Заплакала тут горько Маргит, кинулась на колени перед злодеем и стала просить, чтобы пощадил он принца.
- Ладно,-говорит разбойник. -Я человек добрый, то
пить принца не стану, а привяжу к доске и пущу в море.
А там уж пускай на свою судьбу пеняет.
Привязали принца веревками к доске и кинули в воду. Шхуна ушла, а принц в открытом море остался. Долго плыла доска по волнам, и под конец прибило ее к какому-то берегу. А на берегу том хижина убогая стояла и в ней старуха нищенка жила. Подобрала принца старуха, выходила его и как сына родного полюбила. Стали они вместе жить. Принц корзины плел, а старуха их в городе на рынке продавала. Так и кормились. Вот раз отнесла старуха корзины на продажу в богатое поместье, а жил в нем тот самый морской разбойник с принцессой, и к свадьбе там уж все готово было.
Увидела Маргит корзины, что старуха принесла, вздохнула тяжко и говорит:
- Такие корзины только два человека на всем свете
сплести могут -отец да еще мой муж. Отец-то жив, а вот
мужа разбойник в море утопил. Скажи-ка, бабушка, где ты
такие корзины взяла?
Тут ей старуха все и рассказала. Поняла Маргит, что муж ее от смерти спасся. Но виду не подала и говорит старухе:
- Попроси своего названого сына завтра на свадьбу
прийти.
Вот настал день свадьбы. Много знатных гостей явилось к разбойнику, и сам король пришел молодых поздравить. Ведь все-то думали, что он не разбойник, а честный корабельщик. И принц тоже на свадьбу явился. Только он в нищенское платье был одет, и разбойник его не признал.
А как началось венчание, видят гости, что невеста что-то невесела. На вопросы пастора не отвечает, только вздыхает тяжко. Понял тут король, что дело неладно, и спрашивает у Маргит:
- Гляжу я, опечалена чем-то красавица невеста. Открой, что у тебя на душе.
А принцесса ему в ответ:
- Расскажу я вам одну сказку. В далеком королевстве
полюбил молодой принц крестьянскую девушку и обвенчал ся с ней. А злодей, морской разбойник, зазвал обманом их на свою шхуну и увез в открытое море. Принца он в волны кинул, а на чужой жене силой жениться задумал. Скажит ваше величество, как бы вы такого злодея наказали?

- Посадил бы его на кол и голову велел отрубить,-
ворит король.
Тогда Маргит показала на шкипера и говорит:
- Вот он - морской разбойник. А вон там мой муж
стоит, что чудом от смерти спасся.
Взяла она принца за руку и на середину зала вывела А разбойник побелел, как стена, руки-ноги у него задрожа ли, стал он пощады просить. Только ничего не помогло Схватили его стражники, на кол посадили, а после голов отрубили.
А принц с принцессой простились с королем и к себе до мой поехали.
С той поры живут они дружно и весело, и ни на один день не разлучаются. А отец Маргит - старый корзинщик - в большом почете у них. Ведь не обучи старик принца сво ему ремеслу, может статься, что Маргит так никогда больше и не свиделась бы со своим мужем.
старый 09.03.2008, 08:49   #4
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Пастушок и король эльфов

Жил на свете пастушок Лассе. Отец у него помер, и остался он один с мачехой. Мачеха была женщина злая, морила пасынка голодом, одевала в лохмотья, а иной раз случалось, что и била она мальчонку. Худо жилось бедняге Лассе. День-деньской бродил он со стадом в лесу, а придет домой - сунет ему мачеха с бранью ломоть хлеба и гонит прочь в сарай.
А как-то утром она и хлеба ему не дала, и пришлось Лассе не евши в лес со стадом идти. Вот бредет он по лесу и горько плачет.
Вдруг видит - на зеленом пригорке на солнце блестит что-то.

Подошел Лассе поближе, глядит - под деревом пара хрустальных башмачков стоит, каждый с наперсток величиной. Обрадовался мальчонка, позабыл про голод и про мачеху злую и весь день этими башмачками любовался.
И как подошел вечер, и солнце за лесом село, созвал Лассе своих коров и коз и отправился домой. Идет он по проселочной дороге, а навстречу ему мальчик попадается - маленький-премаленький, ростом с былинку.
- Вечер добрый,- говорит мальчик.
- И тебе добрый вечер, - отвечает Лассе.
- Не попадались ли тебе мои хрустальные башмачки, что я нынче поутру на зеленом пригорке обронил?
- Попадались,- отвечает Лассе. - Только я хотел их мачехе отнести. Авось она тогда бранить меня перестанет
и поесть чего-нибудь даст.
Стал тут мальчик его упрашивать:
- Отдай мне мои башмачки! Может, когда-нибудь
и я тебе службу сослужу.
Сжалился Лассе над малышом и отдал ему хрустальные башмачки. Обрадовался малыш, кивнул Лассе приветливо и убежал. А Лассе дальше со своим стадом пошел. Домой явился он уж затемно, и мачеха на него с бранью накинулась оттого, что он так замешкался в лесу. Сунула ему мачеха котел с остатками каши и велела поскорее есть да на сеновал убираться.
А утром, едва рассвело, слышит Лассе - будит его мачеха:
- Вставай, байбак ленивый! Уж белый день на дворе.
Время скотину выгонять!
Вскочил мальчик с соломенной постели, съел ломоть хлеба и погнал стадо в лес. Только к полудню он опять проголодался, и тут еще жара его так донимать стала, что мочи нет. Идет он по лесу и плачет. Вдруг видит - на зеленом пригорке малюсенькая красная шапочка лежит. Величиной шапочка с горошину и красивая такая: с кисточкой и золотыми колокольцами по краям. Обрадовался Лассе и про все свое горе позабыл - и про мачеху злую, и про жару. Весь день он с этой шапочкой играл, а к вечеру, когда солнце за лесом село, созвал он стадо и побрел потихоньку домой.
Вот идет он проселочной дорогой, а навстречу ему девочка попадается, маленькая-премаленькая, ростом не больше, чем стебелек цветка.
- Вечер добрый, - говорит девочка.
- И тебе добрый вечер,- отвечает Лассе.
- Не нашел ли ты моей шапочки, что я нынче поутру на зеленом пригорке обронила?
- Нашел,-отвечает Лассе.-Только я собирался ее своей злой мачехе отдать, авось она тогда бранить меня перестанет и накормит получше.
Стала тут девочка его упрашивать:
- Отдай мне мою красную шапочку! Может, когда-ни
будь и я тебе службу сослужу.
Пожалел Лассе малышку и отдал ей шапочку. Обрадовалась девочка, присела в поклоне, улыбнулась Лассе и убежала.
А Лассе дальше со своим стадом пошел. До дому добрался он уже совсем затемно. Мачеха давно его дожидалась и накинулась на пасынка с бранью:
- И где только тебя носит? Что ж, мне по твоей мило
сти в полночь коров доить? Съешь вон остатки каши в
котле да ступай на сеновал, чтобы глаза мои на тебя не
глядели!

Ничего не ответил Лассе мачехе на ее злые речи. Выскреб со дна котла кашу засохшую, съел ее, запил родниковой водой, да и отправился на сеновал спать.
А утром чем свет опять слышит Лассе мачехин крик:
- Вставай, байбак ленивый! Уж белый день на дворе!
Пора скотину в лес выгонять!
Вскочил мальчик со своей соломенной постели, умылся и попросил у мачехи ломоть хлеба.
- Какого еще хлеба! - закричала мачеха.-Не будет те
бе нынче ничего, бездельник ты этакий!
Так и пошел Лассе голодный в лес. Идет по лесу и горько плачет. Вдруг видит - на зеленом пригорке блестит что-то в траве. Подошел он поближе и поднял с земли малюсенький серебряный колокольчик. Обрадовался Лассе, глаза вытер и стал с этим колокольчиком играть. Так весь день и прошел незаметно, а к вечеру зазвонил Лассе в колокольчик, и мигом все коровы да козы на этот звон сбежались. Погнал он стадо по проселочной дороге, вдруг видит - навстречу ему маленький старичок идет, ростом не больше былинки. Борода у старичка до пояса, на голове колпачок красный с кисточкой, на ногах башмачки сафьяновые.
- Вечер добрый,- говорит старичок.
- И тебе добрый вечер,- отвечает Лассе.
- Не нашел ли ты колокольчика, что я поутру на пригорке обронил?
- Нашел,- отвечает Лассе.-Только этот колокольчик я тебе не отдам. Я уж давеча какому-то мальчику хрустальные башмачки вернул, а девочке - красную шапочку с золотыми колокольцами. А этот колокольчик мне самому нужен, на его звон коровы и козы мигом сбегаются.
Стал старичок Лассе упрашивать:
- Отдай мне мой колокольчик, без него вся моя власть
пропадет. Сам я - король эльфов, а эти мальчик и девочка мои дети. И не думай, что мы про тебя забыли. Мы, эльфы, всегда добром за добро платим и тебе когда-нибудь службу сослужим. А колокольчик я тебе другой подарю, да еще в придачу исполню три твоих желания.
Согласился Лассе. Отдал он колокольчик и говорит:
- Вот возьми, да не теряй его больше. И детям своим, сыну и дочке, накажи, чтобы получше берегли хрустальные башмачки и красную шапочку. А желания мои такие: хочу я быстро вырасти, стать королем, хочу владеть королевским дворцом и хочу получить в жены самую красивую принцессу на свете.
- Желания твои немалые,- отвечает король эльфов,- но коль уж я обещал тебе, то слово свое сдержу. Нынче ночью, когда мачеха твоя уснет, выберись потихоньку из дома да ступай прямо на север, покуда до королевского дворца не дойдешь. Вот тебе дудочка из слоновой кости. Попадешь в беду - подуй в дудочку, и эльфы к тебе на помощь придут. А когда крайняя нужда будет - переломи дудочку пополам - уж тут я сам к тебе явлюсь.
С этими словами простился король эльфов с пареньком и пропал с глаз долой, а Лассе со своим стадом дальше побрел. Воротился Лассе домой поздним вечером, и мачеха его вместо ужина тумаками отпотчевала. "Ничего,- подумал Лассе,-теперь уж мне недолго терпеть". И отправился на
сеновал спать.
А в полночь выбрался он потихоньку из сарая и пошел на север. Шел он без устали по лесам, пригоркам и долинам, дважды всходило и заходило солнце, а Лассе все шел и шел.
На третий день к вечеру вырос перед Лассе королевский дворец, да такой красивый и богатый, какого он и в жизни не видывал. Зашел Лассе на королевскую кухню и спросил, не надобны ли тут работники.
- А ты что делать умеешь? - спросил его главный повар.
- Умею я коз да коров пасти,- отвечает Лассе.
- Пастух нам нужен,- говорит повар,- только, если хоть одна корова или коза у тебя в лесу заблудится, пеняй тогда на себя.
- Будь покоен,- отвечает Лассе,-такого лиха со мной вовек не случалось.
Так и нанялся Лассе пастухом в королевское поместье. Каждое утро гнал он коров, коз да овец в ближний лес и пас их там до заката солнца. И никогда ни одна скотина у него из стада не пропадала.
Вот однажды выгоняет Лассе скот из хлева и видит: идет к нему какая-то девочка златокудрая в богатом платье, а на руках у нее маленькая белая овечка. Протягивает девочка овечку Лассе и говорит:
- Слыхала я, что пастуха лучше тебя во всем королевст
ве нет. Возьми мою овечку, паси ее да приглядывай за ней хорошенько.
А девочка эта была сама королевская дочь. С той поры стала принцесса каждое утро в лес ходить, свою любимую овечку навещать. Была принцесса девочкой доброй, приветливой, и скоро они с пастушком Лассе крепко подружились.
Прошло время, вырос из пастушка ладный и высокий молодец. А маленькая принцесса тоже выросла и такой пригожей стала, что слава про нее по всему свету пошла. Но все так же, как в детстве, ходила она в лес свою овечку навещать.
Только однажды пошла принцесса в лес и по дороге пропала. Прошел слух в народе, что похитил принцессу злой великан и увез в свой замок на далекий остров. Сильно горевали люди по доброй и красивой принцессе, а больше всех король с королевой по дочери убивались.
И повелел король возвестить по всем странам и королевствам: кто его дочь из неволи вызволит, получит ее в жены, да еще и королевство в придачу. Стекались в замок принцы и рыцари со всех краев. Надевали они доспехи кованые, брали мечи, копья, садились на коней и отправлялись принцессу искать. Одни ни с чем возвращались, иные вовсе пропадали, и никому из них удачи не было.
А пастух Лассе меж тем все пасет свое стадо в лесу. Только не идет у него из головы красавица принцесса, день и ночь он о ней тужит и печалится.
Вот однажды уснул Лассе в тени под деревом и приснился
ему король эльфов. Будто стоит он у его изголовья шепчет:
- Ступай на север, на север! Там найдешь принцессу.
Пробудился Лассе и пошел прямехонько к королю.
стража его в королевские покои не пускает. Вышел к не-у главный повар и говорит:
- Тебе чего тут надо? Ежели ты награды за свою вер
ую службу попросить хочешь, то мы и сами это уладим.
короля беспокоить нечего.
- Нет,- отвечает Лассе.- Разговор у меня с королем не о том пойдет.
Привели Лассе к королю, а он и говорит ему:
- Служил я вашему величеству верой и правдой много
лет. Дозвольте мне теперь отправиться принцессу искать.
Рассердился король.
- Ишь что задумал! Стало быть, ты, простой пастух, хвбчешь то сделать, что принцам и рыцарям не по плечу!
А Лассе в ответ:
- Либо принцессу найду, либо жизни лишусь.
Вспомнил тут король, что в народе говорят: "На теле, с
мяга, а в душе отвага",- и сменил гнев на милость.
И пошел Лассе на север, как король эльфов ему веет По горам карабкался, через кустарник колючий продис Так долго шел, что чуть на край света не забрался. Тс вдруг открылось перед ним море, а посреди моря острршг жит, а на острове замок стоит, а около замка в башне злаг кудрая красавица сидит и платком ему машет. И понял Лассе , что перед ним замок великана, а в башне при? в заточении томится. Ходит он по берегу моря, а кн остров перебраться - ума не приложит. И вдруг вспшаг он про костяную дудочку, что король эльфов ему пода Подудел он в дудочку, и слышит голосок тоненъкий-тавда кий у себя за спиной:
- Вечер добрый!
- И тебе добрый вечер! - ответил Лассе. Обернулся он и видит: стоит перед ним мальчик, роакг
с былинку, тот самый, что когда-то хрустальные башли на пригорке обронил.
- Что тебе надо? - малыш-эльф его спрашивает.
- На тот остров перебраться,-отвечает Лассе.
- Садись ко мне на спину,-молвил мальчик.
Сел Лассе к нему на спину, а эльф ястребом обернули взмыл в небо и мигом его на остров перенес.
Пришел Лассе в замок великана и попросился там ботники.
- А что ты делать умеешь? - спрашивает его главный повар.
- Умею овец и коров пасти,-отвечает Лассе.
- Пастух великану нужен,- говорит главный поввд?, только служба-то у нас нелегкая. Ежели хоть одна кзоррв либо овца из стада пропадет - великан тебя немедля-жиз: лишит. Уж сколько у нас пастухов перебывало - ни одцида уцелел. Ну что, согласен?
- Согласен,-отвечает Лассе.
На другое утро погнал Лассе стадо в лес, а когдаяпррой"
лил мимо башни, подошла принцесса к окну, платком е помахала и песню запела:Пастух-мой шерный, нынче в ночь Из илвна спаси королевскую дочь. В награду ее ты получишь в жены. А вместе с нею престол и корону.
Прислушался Лассе и понял, что принцесса ему знак подает и что нынче ночью он за ней прийти должен.
Целый день пас он стадо в лесу, а к вечеру пригнал его на скотный двор. А там уж сам великан его дожидается.
- Ты никак мой новый пастух,- говорит вели
кан.- Сейчас я стадо сочту, и коли хоть одной скотины не досчитаюсь-не жить тебе на свете.
Пересчитал стадо великан и увидел, что ни одна корова и ни одна овца не пропала. Обрадовался великан и говорит:
- Хороший ты пастух! Будешь-, мне служить до конца
дней своих.
Пошел Лассе в свою каморку и стал темноты дожидаться. А как наступила ночь и все в замке крепким сном уснули, подкрался он потихоньку к башне, где принцесса томилась, и запел еле слышно:
На остров темная ночь опустилась. Месяц и звезды за тучами скрылись. Стою я и жду под окошком твоим, Скорее спускайся, и мы убежим!
Высунулась тогда принцесса из окна башни и шепчет:
- Не могу я спуститься! Меня великан золотыми цепя
ми к стене приковал!
"Что делать?" - думает Лассе.
Тут он про свою костяную дудочку вспомнил. Вынул ее, подудел и слышит вдруг за спиной голосок тоненький-тоненький:
- Вечер добрый!
- И тебе добрый вечер,- говорит Лассе.
Обернулся он и видит: стоит перед ним та самая девочка, что когда-то красную шапочку на пригорке обронила.
- Что надо тебе? - спрашивает девочка.
- Увези меня и принцессу отсюда,- просит Лассе.
- Иди за мной,-сказала малышка.
Поднялись они на башню, кованая дверь сама собою открылась, а потом подошла малышка к принцессе, дотронулась до золотых цепей, и они разом на куски развалились. Привела их девочка на берег моря, прыгнула в воду, обернулась щукой и кричит:
- Садитесь ко мне на спину! Только, что бы ни случилось, пускай принцесса не пугается, не то беда будет!
Сели Лассе с королевской дочерью на спину щуке и поплыли по морю. А великан меж тем пробудился, выглянул в окно и увидел далеко в .море пастуха с принцессой.
Обернулся он орлом и полетел в погоню за ними. Заметила щука орла и глубоко в воду нырнула. А принцесса испугалась и громко закричала со страха. И от этого колдовство эльфов свою силу потеряло. Схватил орел когтями беглецов и утащил обратно в свой замок. Пастуха он в глубокое подземелье кинул, а принцессу опять в башню
заточил и наказал еще пуще сторожить ее, глаз с нее не спускать.

Вот сидит Лассе в подземелье и горюет оттого, что и принцессу не спас, и себя навеки погубил. Только вдруг вспомнил он, как король эльфов ему говорил: "Когда крайняя нужда будет, переломи дудочку пополам, и я сам к тебе явлюсь". Взял пастух дудочку, переломил пополам и вдруг слышит у себя за спиной голосок:
- Вечер добрый!
- И тебе добрый вечер,- отвечает Лассе. Обернулся он и видит - стоит перед ним сам король эль
фов. Борода у него до пояса, на голове колпачок с кисточ кой, на ногах башмачки сафьяновые.
- Ты зачем меня звал? - спрашивает король эльфов
- Помоги мне принцессу спасти и домой к отцу от везти.
- Иди за мной,- говорит старичок.

И привел он Лассе в оружейную залу. А там на стенах доспехи рыцарские висят, копья, мечи, топоры, щиты. Иные как золото горят, а иные сталью отливают. Развел король эльфов огонь в очаге и говорит пастуху:
- Раздевайся!

Разделся Лассе, а король эльфов его старую одежду сжег и велел ему в рыцарские доспехи облачиться. Оделся Лассе в железо с головы до ног, взял в руки копье и меч, а старичок говорит:
- Теперь тебя никому не одолеть, потому что доспе
хи твои никакая сталь не берет, а меч твой без промаха
разит.
Поблагодарил Лассе короля эльфов за помощь, простился с ним и в свое подземелье воротился.
А злой великан меж тем к свадьбе с принцессой готовится. Принцессу в богатые уборы обряжают, золотой венец на голову надевают, пальцы рубинами да изумрудами унизывают, на шею украшения вешают.
Только принцесса тому не рада, плачет, убивается, так что смотреть на нее жалко. Вот собрались гости, и приказал великан привести из подземелья пастуха, чтобы казнить его тут же, у всех на глазах.
Вошли слуги в темницу и видят: вместо пастуха стоит перед ними рыцарь в золоченых доспехах и грозно мечом раз-махивает. Испугались слуги и разбежались кто куда. А рыцарь выскочил из темницы, вбежал в залу, где гости собрались, подошел к великану и говорит:
- Вызываю тебя на честный бой. Кто одолеет -тому и невеста достанется.
Испугался великан, стал к двери пятиться. А Лассе поднял свой меч, блеснуло острие, точно молния,- и голова великана с плеч покатилась. Гости все в страхе разбежались, а рыцарь взял за руку принцессу и повел ее к морю. Сели они на корабль великана и приплыли к королю и королеве-родителям принцессы. То-то радости было!

Женился Лассе на принцессе, а потом и сам королем стал. Жили они в счастье и довольстве много-много лет. А колокольчик и сломанную костяную дудочку всегда при себе хранили и детям своим наказали беречь.

Тетушки

В старину жили в Упланде король с королевой, и был у них один-единственный сын. А в соседнем королевстве принцесса подрастала, невеста упландского принца. Обручили отцы детей еще в детстве. Принц был молодец молодцом, принцесса - славная да пригожая. Только не лежала у нее душа к рукоделию и домовничанью, а больше к играм и веселью.
Упландская же королева, мать принца, была женщина строгая, домовитая и первая на все королевство рукодельница. Пряла она, ткала и шила с утра до вечера. Вот и хотелось ей, чтоб невестка такая же искусница, как и она сама, была.
- Надо узнать сперва, что эта принцесса умеет, прежде чем свадьбу играть,- сказала королева мужу.
- Да ведь принц с принцессой так любят друг друга! А верная любовь куда дороже пряжи и полотна. Помни про это, жена моя! - молвил король.
- Не вашего ума то дело, ваше величество! - запальчиво ответила королева.- Это вам не государственные дела решать!

И вот по настоянию королевы отвели красавицу принцессу в светелку, дали ей полпуда льняной кудели и наказали напрясть из нее пряжи.
- Только изготовь пряжу, покуда заря не занялась,-
сказала ей королева. -А не справишься -о моем сыне и ду
мать забудь!Ушла королева, принцесса одна осталась, пригорюнилась: как ни старайся, а полпуда льняной пряжи ей за ночь не напрясть. Ходит она по горнице и за работу не берется, только все плачет да плачет горько. Вдруг видит: отворяется дверь и тихо-тихо входит в светелку старушка, такая диковинная с виду: маленькая, сгорбленная и сморщенная. А ноги у старушки большие-пребольшие.
- Мир тебе!-ласково здоровается старушка.
- И тебе! - отвечает принцесса.
- Отчего ты, красавица, такая печальная? - спрашивает старушка.
А принцесса ей в ответ:
- Как же мне не печалиться?! Вечером наказала мне ко
ролева напрясть полпуда льняной пряжи. Коли не спра
влюсь до утренней зари, не видать мне моего суженого. Вот и плачу, что я такая неумелая.
- Утешься, красавица!-говорит старушка.- Королев*
здешняя тоже прясть не умела, это я ее обучила. И тебе
сперва помогу, а уж после прясть обучу. Только исполни
одно мое желание!
Обрадовалась принцесса ее словам и говорит:
- Проси чего хочешь, милая моя тетушка! Исполню твое желание, коль будет оно мне по силам.
- Ладно!-молвила старушка.- Зовут меня тетушка Болыпеножка. И ничего мне от тебя не надо, пригласи меня только на свою свадьбу с принцем. Не бывала я на свадьбе с той поры, как старая королева, твоя будущая свекровь, под венцом стояла.
- Будь по-твоему! - согласилась принцесса.-Исполню твое желание, только помоги!
Забрала тетушка Болыпеножка льняную кудель и ушла восвояси, а принцесса спать улеглась. Но всю ночь глаз не сомкнула.
Рано поутру, еще не рассвело, отворилась дверь и в светелку вошла тетушка Болыпеножка. Подошла она к принцессе и протянула ей большой пук пряжи, белой, как снег, и тонкой, как паутинка.
Говорит принцессе тетушка Большеножка:
- Гляди, такой чудной пряжи не доводилось мне прясть
с той поры, как пряла я для упландской королевы, когда она замуж собиралась. И не упомнить, когда это было. Смотри про обещание не забудь! Прощай!
Сказала - и с глаз исчезла.
А принцесса заснула сладким сном. Не прошло и часа, как разбудила ее старая королева. Стоит у ее ложа и спрашивает:
- Ну как, готова пряжа?
- Да,- отвечает принцесса и тут же протягивает королеве пряжу.
Сколько королева пряжу ни вертела, никакого изъяна в ней не выискала. Похвалила пряху королева, но поняла принцесса, что не от чистого сердца та похвала.
Не прошло и дня, как надумала королева принцессу по-другому испытать. Прислала она в светелку пряжу вместе с ткацким станком и наказала принцессе из пряжи полотна наткать.
- Только полотно надо изготовить, покуда солнце не
взошло,- сказала ей королева.- А не справишься - о моем
сыне и думать забудь!
Ушла королева, принцесса одна осталась, пригорюнилась: как ни старайся - не соткать ей за ночь из пряжи полотна. Ходит она по горнице и за работу не берется, только все плачет да плачет горько. Вдруг видит: отворяется дверь и тихо-тихо входит в светелку старушка, такая диковинная с виду: маленькая, сгорбленная и сморщенная. А пониже спины - толстая-претолстая.
- Мир тебе! - ласково здоровается старушка.
- И тебе! - отвечает королевская дочка.
- Отчего, красавица, одна сидишь и слезы льешь? А принцесса ей в ответ:
- Как же мне не плакать?! Вечером наказала мне королева наткать из пряжи полотна. Коли не справлюсь до восхода солнца, не видать мне моего суженого. Вот и плачу, что я такая неумелая.
- Утешься, красавица,- говорит старушка.- Королева здешняя тоже ткать не умела, это я ее обучила. И тебе сперва помогу, а уж после ткать обучу. Только исполни одно мое желание!
Обрадовалась принцесса ее словам и говорит:
- Проси чего хочешь, милая моя тетушка! Исполню твое желание, коль будет оно мне по силам.
- Ладно! - молвила старушка.- Зовут меня тетушка Толстогузка. И ничего мне от тебя не надо, пригласи меня только на свою свадьбу с принцем! Не бывала я на свадьбе с той поры, как старая королева, твоя будущая свекровь, под венцом стояла.
- Будь по-твоему,- согласилась принцесса,- исполню твое желание, только помоги!
Забрала тетушка Толстогузка пряжу и ушла восвояси, а принцесса спать улеглась, но всю ночь глаз не сомкнула.
Рано поутру, еще солнце не взошло, отворилась дверь, и в светелку вошла тетушка Толстогузка. Подошла она к королевской дочке и протянула ей большой кусок полотна, белого, как снег, и плотного, как шкура звериная.
Говорит принцессе тетушка Толстогузка:
- Гляди, такого чудного полотна не доводилось мне
ткать с той поры, как ткала я для упландской королевы, когда она замуж собиралась. И не упомнить, когда это было, смотри про обещание не забудь! Прощай!
Сказала - и с глаз исчезла.
А принцесса заснула сладким сном. Не прошло и часа, как разбудила ее старая королева. Стоит у ее ложа и спрашивает:
- Ну как, соткала полотно?
- Да,-отвечает принцесса и протягивает королеве го| товую ткань.
Сколько королева ткань ни вертела, никакого изъяна в ней не выискала. Похвалила ткачиху королева, но поняла принцесса, что не от чистого сердца та похвала.
Не прошло и дня, как надумала королева принцессу по-другому испытать. Прислала она в светелку полотно и нитки с иголками и наказала принцессе из того полотна принцу рубашки сшить.
- Только рубашки надо сшить, покуда не рассветет,-
сказала ей королева. - А не справишься - о моем сыне и думать забудь.
Ушла королева, принцесса одна осталась, пригорюнилась: как ни старайся - не нашить ей за ночь рубашек из полотна. Ходит она по горнице и за работу не берется, только все плачет да плачет горько. Вдруг видит: отворяется дверь, и тихо-тихо входит в светелку старушка, такая диковинная с виду: маленькая, сгорбленная и сморщенная. А руки у старушки длинные-предлинные, особенно большой палец.
- Мир тебе! - ласково здоровается старушка.
- И тебе! - отвечает королевская дочка.
- Отчего, красавица, одна сидишь и слезы роняешь? - спрашивает старушка.
- Как же мне не плакать?! Вечером наказала мне королева сшить из полотна рубашки королевскому сыну. Коли не справлюсь до рассвета, не видать мне моего
суженого. Вот и плачу, что я такая неумелая.
- Утешься, красавица! - говорит старушка.-Королева здешняя тоже шить не умела, это я ее обучила. И тебе сперва помогу, а уж после шить обучу. Только исполни одно мое желание!
Обрадовалась принцесса ее словам и говорит:
- Проси чего хочешь, милая моя тетушка! Исполню твое желание, если будет оно мне по силам.
- Ладно! - молвила старушка. - Зовут меня тетушка Долгоручка. И ничего мне от тебя не надо, пригласи меня только на свою свадьбу с принцем. Не бывала я на свадьбе с той поры, как старая королева, твоя будущая свекровь, под венцом стояла.
- Будь по-твоему! - согласилась принцесса.- Исполню твое желание, только помоги!
Забрала тетушка Долгоручка полотно и ушла восвояси, а принцесса спать улеглась. И спала так крепко, что никакой ей сон не приснился.
Рано поутру, еще солнце не взошло, отворилась дверь, й в светелку вошла тетушка Долгоручка. Подошла она к королевской дочке, разбудила ее и дала ей рубашки - одну, другую, третью и еще, и были те рубашки искусно сшиты и шелком вышиты.
Говорит принцессе тетушка Долгоручка:
- Гляди, таких рубашек не доводилось мне шить с той
поры, как шила я для упландской королевы, когда она за
муж собиралась. И не упомнить, когда это было. Смотри
про обещание не забудь! Прощай!
Сказала - и с глаз исчезла.
А в дверях уже королева стоит и спрашивает:
- Ну как, готовы рубашки?
- Да,-отвечает принцесса и протягивает королеве чудное шитье.
Сколько королева рубашки ни вертела, никакого изъяна в них не выискала. Разозлилась королева, глаза молнии мечут.
- Ну что ж, бери принца в мужья! Никогда бы не поду
мала, что ты такая рукодельница да к тому же такая искусница! - сказала она принцессе и ушла, с досады хлопнув дверью, да так, что стекла в светелке задребезжали. Забыла, видно, королева про свои молодые года, про то, как замуж собиралась и ничего не умела,-три тетушки ей тогда помогли, а уж после разному рукоделию обучили. Стали в замке к свадьбе готовиться: стряпают, пекут, пиво варят. Только не очень принцесса своему свадебному дню радовалась, помнила она, каких диковинных гостей наприглашала. Но знала, что примет их хорошо. Кто, как не старушки, ей счастье добыли?
Быстро время идет, вот и свадебный день настал. Свадьбу играют по старинке, в радости и веселье. А невеста все по сторонам оглядывается, своих старушек высматривает. Но ни тетушки Болыленожки, ни тетушки Толстогузки,тетушки Долгоручки что-то не видать.
Вот стали гости за свадебные столы садиться, тут и увидела вдруг принцесса трех знакомых старушек: сидят они отдельно от всех в уголке свадебного покоя.
Поднялся король из-за стола, подошел к гостьям и спрашивает:
- Кто вы такие? И как вас зовут? Не приводилось мне
раньше таких, как вы, видеть.
Встала одна из старушек, поклонилась королю.
- Звать меня тетушка Большеножка, а ноги у меня такие большие оттого, что уж больно много пряла я на своем веку. Нужда меня без отдыху трудиться заставила. Жизнь тяжкая меня изуродовала.
- Вот как? - сказал король. - Стало быть, моя сноха будет прясть в меру. Ей-то из-за куска хлеба не надо спину гнуть.
Повернулся он к другой старушке и спрашивает:
- А тебя как зовут?
Встала другая старушка, поклонилась королю.
- Звать меня тетушка Толстогузка, а зад у меня такой большой оттого, что уж больно много ткала я на своем веку. Нужда меня без отдыху трудиться заставила. Жизнь тяжкая меня изуродовала.
- Вот как? - сказал король.- Стало быть, моя сноха будет ткать в меру. Ей-то из-за куска хлеба не надо спину гнуть.

Повернулся он к третьей старушке и спрашивает:
- А тебя как зовут?
Встала третья старушка, поклонилась королю.
- Звать меня тетушка Долгоручка, а руки у меня длинные, особенно большой палец, оттого, что уж больно много шила я на своем веку. Нужда меня без отдыху трудиться заставила. Жизнь тяжкая меня изуродовала.
- Вот как? - сказал король.- Стало быть, моя сноха будет шить в меру. Ей-то из-за куска хлеба не надо спину гнуть.
Кончилась свадьба, и отправились тетушки восвояси. Никто не видал, куда они подевались.
В счастье и довольстве жили принц с молодой женой, в доме у них было мирно и спокойно. Со временем стала молодая королева такой же рукодельницей, как ее свекровь. Поговаривают, будто старушки те и после к ней наведывались. Обучали они ее всякому рукоделию, и стала молодая королева доброй хозяйкой. Трудилась она хоть и прилежно, но в меру. Труд ей всегда был в радость. Вот и осталась она до старости статной да пригожей.
старый 09.03.2008, 08:57   #5
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Как звонарь жадного пастора проучил

Жил в одном приходе пастор. Жадный он был до того, чТо все только диву давались. Никогда, бывало, ни одного яИщего не накормит, ни одному бездомному страннику приюта на ночь в своем доме не даст.
Но уж зато в проповедях он куда как красно говорил, и кулаком по кафедре стучал, и на всю церковь гремел, что, дескать, жадные люди богу неугодны и что надо с бедняками последним куском делиться.
А на деле-то все у него наоборот выходило. И от жадности своей он вот какую штуку придумал. В Рождество, когда много нищих странников приюта просило, переодевался он в лохмотья и садился у себя дома на кухне. Постучится кто-нибудь к пастору в дом, попросит ночлега, а пасторша ему на переодетого мужа показывает и говорит:
- Рада бы я тебя приютить, да у нас уж вон один нищий
сидит. Ты лучше к звонарю ступай, его дом неподалеку от
нашего стоит.
Так и спроваживала она всех нищих к звонарю. А звонарь, понятное дело, не больно-то этому радовался. Но был он человек хитрый и на всякие проделки горазд.
И решил он прижимистого пастора проучить.
Вот раз в ночь под Рождество переоделся звонарь нищим, пришел в пасторскую усадьбу и попросил приюта на ночь. Пасторша старую песню затянула:
- Рада бы я тебя, добрый человек, приютить, да ви
дишь - вон у очага другой нищий сидит. Ты ступай-ка лучше
к звонарю, его дом неподалеку от нашего стоит.
А звонарь ей отвечает:
- Я там был. Только в доме у звонаря уж и без меня нищих полно, так что и ступить негде. Не выгонит же меня пасторша на ночь глядя, чтобы я замерз где-нибудь под забором?
- Упаси бог! - испугалась пасторша.
- То-то и оно! - говорит звонарь.- Уж коли у вас в доме для одного нищего место нашлось, то и для меня сыщется- Не на пасторской же постели он ночевать будет! Верно, брат?

Подошел он к пастору, да так его по плечу хлопнул, что едва-едва носом в очаг не свалился.
Накормила пасторша нищих ужином и отвела в старую пивоварню ночевать. Велела она пастору на деревянный дй ван лечь, а звонарю - на крышку от дивана1. Только звонапь не будь дурак, взял да и растянулся на диване.

Пришлось ца' стору на твердую крышку лечь.
Спустя какое-то время вышел звонарь потихоньку из пивоварни, а потом вернулся и будит пастора:
- Слышь, друг! Здорово я сейчас этому сквалыге-пастору насолил! Я на чердаке стаббюра дырку просверлил, и все зерно, что пастор у крестьян для церковной десятины забрал, на дрова просыпалось.
- Ой, ой, ой! -завопил пастор.
- Что с тобой? - удивляется звонарь.
- Живот схватило! - закричал пастор.
И опрометью из пивоварни на двор кинулся. Прибежал он в стаббюр и давай дырку на чердаке заделывать да зерно меж поленьев собирать. Полночи трудился, совсем из сил выбился, а все равно всего зерна не собрал.
А звонарь меж тем надел одежу пастора и пошел в пасторскую опочивальню. А пасторша думала, что это муж ее воротился.
- Ну, что этот чертов нищий? Угомонился? - спрашивает пасторша.
- Спит, проклятый! - отвечает звонарь. -А у меня от этой деревянной крышки все кости ломит. Вот я и решил на своей постели понежиться.
Растянулся он на мягкой пасторской постели и заснул сладким сном. А в полночь пробудился и пошел обратно в пивоварню. Улегся он на диван и видит - входит со двора пастор еле живой от усталости, пот с него градом ль Только пастор на крышку дивана лег, звонарь опять по хоньку за дверь вышел. Потом воротился и будит пасто
- Слышь, братец, проснись! Я этому сквалыге-пастор; еще пуще насолил. Открыл ворота на скотном дворе да всю его скотину выгнал.
- Ой, ой, ой! - завопил пастор.
- Ты чего это? - удивился звонарь.
- Живот схватило! - закричал пастор и стрелой из пивоварни выскочил. Прибежал пастор на скотный двор, а стадо уж все разбрелось. И пришлось ему среди ночи по
лесам да по пригоркам бегать и коров своих скликать. В темно-те-то не видать ничего. Бегает пастор, спотыкается, падает.
Не одну шишку набил он, пока стадо собрал. А звонарь меж: тем надел одежу пастора, пришел в опочивальню, растянулся на мягкой пасторской постели и заснул сладким сном. Под утро пробудился он и пошел в пивоварню поглядеть, что там пастор поделывает. А пастор едва дышит. Лежит на крышке дивана, охает и стонет тяжко.
- Долго же ты ходил,-говорит ему звонарь.-А я тем временем опять с этим сквалыгой-пастором шутку сыграл!
- Что еще ты натворил? - спрашивает пастор, а сам чуть не плачет.
- Я в погреб сбегал и в самую большую бочку с пивом навоз насыпал. Пастор, видать, собирался звонарю на Рождество пива послать.
- Ой, ой, ой! - завопил пастор.
- Ты это что? - удивился звонарь.
- Живот схватило, мочи нет! - кричит пастор.
- Ты, бедняга, видать, намаялся, на этой крышке. Ложись-ка на диван, а я пойду восвояси. На дворе уж светает, а от этого сквалыги-пастора завтрака не жди!
Ушел звонарь, и у пастора точно гора с плеч свалилась. Вскочил он с дивана и пошел в свою опочивальню.
- Это ты опять? - спрашивает его пасторша.
- Почему "опять"? - удивился пастор.
- Так ведь уж ты два раза приходил.
Пастор от удивления даже рот разинул:
- Два раза? Да в своем ли ты уме, матушка? Тебе, видно, это во сне привиделось!
- Я, когда не сплю, снов не вижу! - рассердилась пасторша.- А ты всю ночь тут взад-вперед ходил, спать мне не давал.
Улегся пастор на постель, а потом вскочил и пасторшу будит:
- Проснись, матушка!
- Чего тебе, отец?
- Пошли завтра звонарю самую большую бочку пива.
- А не много ли ему будет?
- Нет, не много. Нищий туда навоз насыпал.
На другое утро послала пасторша звонарю всю бочку пива. А звонарь пил да нахваливал его. Он-то знал, что никакого навоза там и в помине нет.
Вот так и проучил звонарь жадного пастора.

Честный и послушный слуга

Жил на свете помещик. Человек он был пустой и никчемный и все свое имение на ветер пустил. Но зато без меры чванился он своим знатным родом и считал, что хоть и обеднел он, а жить без слуги ему не пристало. И принялся он подыскивать себе слугу. Много всякого люда к нему приходило, только никто ему угодить не мог. Вот однажды пришел к нему наниматься один паренек. Помещик ему и говорит:
- Мне нужен слуга честный и послушный. Чтобы всегда правду говорил и чтобы все мои приказания в точности исполнял.
- Не сомневайтесь, господин,- отвечает ему паренек.- Честнее и послушнее слуги, чем я, вам вовек не сыскать.
Как-то явились к помещику знатные гости. Привел он их в горницу, усадил за стол и кричит слуге:
- Эй, ты! Принеси-ка нам скатерть тонкого голландского полотна стол накрыть!
- Так ведь у нас их и в заводе нет,- отвечает слуга. Помнил он, что хозяин велел ему всегда правду говорить. Отозвал помещик слугу в сторонку и шепчет ему:
- Дурень ты! Надо было сказать: "Она в лохани с бельем мокнет".
- Виноват, господин! В другой раз так и скажу.
Решил помещик себя хлебосольным хозяином перед гостями показать. Позвал он слугу и говорит ему:
- Эй, ты! Подай нам сыру! А тот отвечает:
- Он в лохани с бельем мокнет.
Помнил он, что помещик велел ему все его приказания в точности исполнять. Разозлился помещик и зашептал на ухо слуге:
- Олух ты! Надо было сказать: "Его крысы съели".
- Виноват, господин! В другой раз так и скажу.
Тут решил помещик показать гостям, что у него в погребах и вино водится. Позвал он слугу и говорит:
- Эй, ты! Принеси нам бутылку вина!
А тот отвечает:
- Ее крысы съели.
Помещик от злости чуть не лопнул. Выволок он слугу на кухню, влепил ему затрещину да как закричит:
- Дубина! Надо было сказать: "Я ее с полки уронил, и она на мелкие кусочки разбилась".
- Виноват, господин! В другой раз так и скажу.
Тут захотел помещик показать гостям, что у него полон дом прислуги. Позвал он слугу и говорит:
- Эй, ты! Приведи-ка сюда стряпуху.
А тот отвечает:
- Я ее с полки уронил, и она на мелкие кусочки разбилась.

Поняли гости, что помещик только пыль в глаза пускает. Высмеяли они его и отправились по домам.
А помещик того парня вон со двора прогнал и с той поры закаялся себе честных и послушных слуг искать.

Жить или помереть?

Жила на свете жадная старуха. И все сокрушалась, что вот помрет она, а корова ее чужим людям достанется. И задумала она корову свою перед смертью непременно заколоть и съесть. Только ведь неведомо, когда к ней смерть придет?
Стала старуха по соседям ходить и у всех совета спрашивать. А один шутник возьми да и скажи ей:
- Пойди ты, бабушка, в горы. Заберись повыше, стань
на вершину и крикни: "Жить или помереть?". Тут сразу
и ответ услышишь.
Так старуха и сделала. Залезла на высокую гору и закричала что есть мочи: "Жить или помереть?". А эхо ей в ответ:
- Помереть!..
Вернулась старуха домой и зарезала свою корову. А потом разожгла в очаге огонь и полный котел говядины сварила. Много дней она коровьим мясом лакомилась, пока последнего кусочка не съела и последней косточки не обглодала.
Прошла неделя, другая, а старуха все не помирает. Разозлилась она, пошла к соседям и накинулась с бранью на того шутника, что ей совет дал:
- Ах ты плут этакий, бесстыжие твои глаза! Ты зачем
меня обманул?
А шутник ее спрашивает:
- Да ты как кричала-то, бабушка?

- Жить или помереть,- отвечает старуха.
- Вот и неверно! Надо было кричать: "Помереть или жить?".
На другой день опять пошла старуха в горы, забралась на самую высокую вершину и закричала:
- Помереть или жить? А эхо ей в ответ:
- Жить!..
Так и живет старуха до сей поры и все сокрушается, что раньше сроку свою корову съела.

Семеро далекарлийцев

Решили однажды семеро далекарлийцев отправиться по белу свету бродить. Всю жизнь они из Далекарлии носу не казали, а тут пришла им охота людей поглядеть, себя показать, счастья поискать.
- Куда же вы пойдете? - отговаривают их земляки.- Чужих обычаев вы не знаете, совсем пропадете.
- Ничего! - отвечают те.- Парни мы смекалистые, знаем, что к чему! Не пропадем!
И отправились в путь. Шли по лесу весь день, а лесу конца не видно.

Вот и решили они приюта себе поискать. Только где же в глухом бору человеческое жилье найдешь? И пришлось им заночевать под открытым небом. А ночь холодная выдалась и темная, хоть глаз выколи. Решили они костер развести, чтобы теплее и светлее было. Только ни трута, ни огнива они с собою не захватили, и стали думать, как бы им огня раздобыть.

Тогда один из них и говорит:
- Слыхал я, что ежели человека здорово по уху трес
нуть,- у него искры из глаз посыплются. Пускай один из вас мне затрещину влепит, а я буду около глаза сухую лучинку держать. Авось она от искры-то и загорится. Стал тут его дружок затрещинами потчевать, колотит и спрашивает:
- Ну, сыплются у тебя из глаз искры?
Еще как! - кричит он. - Только огня все нет и нет.
Так и пришлось им в темном лесу на голой земле заночевать.
На другой день отправились они дальше в путь. Шли они, шли и набрели на медвежью берлогу. И решили они мишку из берлоги выманить. Стали в берлогу сучья да ветки совать, медведя дразнить. А тот и ухом не ведет, спит, как видно.
Тогда один из них и говорит:
- Залезу-ка я в берлогу, разбужу медведя.
Сунул он голову в берлогу, да так и остался там лежать. Час лежит, два лежит. Надоело далекарлийцам его дожидаться, и они его за ноги из берлоги выволокли. Глядь - а головы-то у него нет. Стали они думать да гадать: была ли у него раньше голова? Тот кричит: "Была!". Этот кричит: "Не была!". Точно сказать никто не мог. Спорили они, спорили, а тут один из них и говорит:
- Погодите, братцы! Уж я-то наверняка знаю, что голо
ва у него была: когда он вчера кашу ел, у него в бороде две крупинки застряли.
Пошли они дальше вшестером. Шли они, шли и вышли к льняному полю. Усеяно поле сплошь голубыми цветами, колышутся они под ветром, словно зыбь морская. Решили далекарлийцы, что это перед ними Аландское море раскинулось. Пустились они по льняному полю вплавь, переправились на другую сторону и стали глядеть, не утонул ли из них кто, пока они на другой берег плыли.
- Знаете что, братцы? - говорит один из них.-Давайте
посчитаем, сколько нас. Было нас шестеро, а ежели и сейчас шестеро осталось, то, стало быть, никто из нас не утонул.

Принялись они считать. Считали, считали, и все у них выходило, что одного не хватает, потому что тот, кто считал, себя в расчет не принимал.
"Выходит, один из нас утонул",- подумали далекарлийцы и стали его искать.
Так и бродят они по сей день по льняному полю. Утопленника ищут.
старый 09.03.2008, 09:05   #6
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Три волшебных листочка

Жил-был в стародавние времена король, сильный и могучий. Только вот беда - жены у него не было, умерла она. Один растил он трех дочек. Краше всех самая младшая была. К тому же слыла она разумницей, работящей да услужливой. Любил ее отец больше жизни и никогда ей ни в чем не отказывал. Правду сказать, она ни о чем короля и не просила.
Вот как-то осенью собрался король с оруженосцами на ярмарку. Вскочил он на коня и спрашивает дочек:
- Какой подарок вам привезти?
- Мне, батюшка, гребень серебряный, - просит старшая.
- А мне - перстень золотой,- просит средняя. Младшая молчит, ни о чем не просит.
- И еще ожерелье алмазное! - промолвила старшая.
- И браслет из камней лунных! - не отстает от сестры
средняя.
Стали они наперебой у короля драгоценные уборы выпрашивать.
Слушал, слушал король, а потом и говорит:
- Привезу, коли не забуду!
Повернулся он к младшей дочке и говорит:
- Отчего же ты молчишь? Неужели нет у тебя никаких желаний?
- Спасибо, батюшка! Ничего мне не надо,- отвечает младшая.
- Подумай хорошенько!-просит король.
- У меня есть все, что душе угодно,- отказывается она.
- А все-таки, может, чего желаешь? - спрашивает король.
- Есть у меня одно желание,- призналась принцесса.
- Скажи - какое? - обрадовался король.- Я для тебя все, что ни попросишь, хоть из-под земли достану!
- Будь по-твоему, скажу! - согласилась принцесса.- Слыхала я, что есть на свете дерево с тремя золотыми волшебными листочками, которые играют и поют. Как я про эти листочки узнала, нет мне ни сна, ни покоя. Пряду ли я, золотом ли узоры вышиваю, все мне те листочки мерещатся. О них только и думаю.
- Ладно,- кивнул король.-Добуду я тебе волшебные листочки. Коли потребуется, полкоролевства за них отдам.
Распрощался король с дочками. Пришпорил коня и ускакал вместе со всеми своими оруженосцами.
Людей на ярмарке собралось видимо-невидимо. Иноземные купцы чем только и не торговали - и золотом, и серебром, и камнями драгоценными.
Купил король двум старшим дочкам гребень серебряный, перстень золотой, ожерелье алмазное, браслет из камней лунных и много другого в придачу.
Лишь трех золотых листочков, что играют и поют, найти ему не удалось. Кого только не расспрашивал о них король! Но все купцы - и с запада и с востока - королю в пояс кланялись и говорили:
- Все можем тебе раздобыть, но про такой товар мы слыхом не слыхивали.
- Должен я эти листочки волшебные найти, хоть из-под земли достать,- говорит король.
Стал он от палатки к палатке ходить, у всех про те листочки выспрашивать. И всюду один ответ:
- Слыхом не слыхивали! Видом не видывали!
Уж и солнце зашло, стали купцы домой собираться. Делать нечего, пришлось и королю коня домой повернуть. И так тяжко стало ему оттого, что желание младшей дочки он исполнить не смог.
Вот едет король лесом, и чудится ему вдруг, будто где-то тихо-тихо арфы и скрипки заиграли, птицы защебетали. Да так дивно! Никогда ничего слаще он не слыхивал.
Придержали король и его свита коней, прислушались. И показалось им, словно бы с большого зеленого луга в стороне от дороги музыка и пение слышатся. Пришпорили I о-ней, на зеленый луг помчались. Чем дальше они скачут, т<:м громче арфы со скрипками играют, птицы поют. И вдруг дерево ореховое всадникам путь преградило.
Стали тут кони как вкопанные. Глядит король и глазам своим не верит. На самой верхушке дерева длинная ветка торчит, а на ней три золотых листочка будто от ветра колышутся. И чудится, будто арфы со скрипками играют и
птицы поют.
Обрадовался король:
- Это же три золотых волшебных листочка, что играют
и поют! Их-то дочка моя меньшая привезти и просила!
Спешился король, руку к листочкам протянул, сорвать их хочет. А ветка вдруг в сторону отклонилась. И чей-то громовой голос, словно из-под земли, пророкотал:
- Не тронь мои золотые листочки! Не тронь мои волшебные листочки, что играют и поют.
- Ты кто такой? - удивился король.
- Я - принц Хатт из Подземного королевства! - ответил голос.
- Так, может, отдашь мне эти волшебные листочки? - спросил король.-Меньшая моя дочка только о них и думает.
- Знаю,- ответил голос,- но такое сокровище я даром не отдам!
- Тогда скажи свою цену! - говорит король.-Золота и серебра у меня хватит! >
- Да и у меня его немало! - засмеялся принц Хатт.- Только золотые листочки не продаются.
- Как же быть? - опечалился король.
- Я отдам их тебе, но только с уговором,- отозвался голос.
- С уговором? - переспросил король.
- Да,- ответил тот лее голос-Отдам я их за первую живую душу, что на пути твоем встретится, когда домой вернешься.
"Первой мне навстречу собака моя охотничья выбежит,- подумал король.-Жаль с ней расставаться, но еще хуже будет, коли дочь моя от тоски зачахнет".
- По рукам! - согласился король.
- Тогда и золотые листочки, что играют и поют,- твои,-обрадовался принц Хатт.-А не сдержишь слово - опозоришься навеки, прослывешь человеком без чести и совести.
- Даю слово чести! - пообещал король.
И снова протянул к волшебным листочкам руку. На этот раз ветка не отклонилась. Сорвал ее король, вскочил на коня и домой помчался. Ветку в руках держит, а золотые листочки на ней играют и поют. И чудится всем, будто арфы со скрипками играют, а птицы им вторят, заливаются. До того весело! Кони и те в пляс пустились!
Пока король на ярмарку ездил, дочки дома сидели. Младшая шила, вышивала, а сестры ее все в окошко глядели- отца поджидали. И разговоров у старшей со средней только и было, что о подарках, которые он привезет.
Вот уже смеркаться стало, младшая вдруг и говорит:
- Выйдем, сестрицы, на дорогу батюшку встречать!Неохота в темень выходить
- Еще чулки шелковые вечерней росой замочишь! Лучше не выходи!-сказала средняя.
Не послушалась младшая сестра. Накинула плащ и пошла отцу
навстречу - до того соскучилась.
Идет и слышит вдруг: кони скачут, оружие бряцает. И еще - будто арфы со скрипками играют и птицы поют. До того сладко! Поняла принцесса: то отец ее едет и три золотых волшебных листочка везет. Обрадовалась она, навстречу королю поспешила, на стремя его коня встала, обняла отца и говорит:
- Спасибо за подарок!
Испугался король, лицом побелел. Ведь первая живая душа, что ему дома встретилась, была вовсе не собака охотничья, а дочка его любимая! И, стало быть, ее-то он и должен принцу Хатту из Подземного королевства отдать.
Молчит король, слова вымолвить не может. Перепугалась тут дочка и спрашивает:
- Что с тобой, батюшка?
Молчал король, молчал, а под конец рассказал ей все, как было, и говорит:
- Должен я за эти три золотых листочка тебя принцу Хатту из Подземного королевства отдать. Только я этого не сделаю. Пусть даже человеком без чести и совести прослыву!
- Нет! - твердо молвила принцесса.- Слово - оно слово и есть, особенно королевское. Пусть никто не скажет, что отец мой ради меня слово свое нарушил. Вези меня к принцу. Не думала я с тобой расстаться, да сама виновата! Ведь это я тебя просила три золотых волшебных листочка мне подарить! Знать, такова моя судьба!
Ничего не сказал ей в ответ король. Посадил дочку на своего коня и назад, на зеленый луг, поскакал. Обняла отца принцесса, поцеловала и наземь соскочила, королю рукой машет. Повернул он коня и во весь опор домой помчался. Тяжко у него на душе. Ведь неведомо кому дочку любимую отдал!
А принцесса села на зеленую траву под ореховым деревом и горько-горько заплакала. Разверзлась вдруг под ногами ее земля, и опустилась принцесса в подземный зал, огромный-преогромный. В таком ей еще бывать не доводилось! Разукрашен зал золотом, серебром, каменьями самоцветными. На окнах занавеси, шелком шитые, в серебряных светильниках тысячи свечей горят. Но ни одной живой души не видно.
Вдруг погасли свечи, и стало в зале темно-претемно. Слышит принцесса: отворилась дверь, и кто-то легкими шагами подходит к ней, а нежный голос говорит:
- Здравствуй, принцесса! Я принц Хатт из Подземного
королевства. И зла тебе не желаю.
Как услышала она его голос, страх с нее как рукой сняло.
- Сядь! - попросил принц Хатт. - Расскажу я, почему
причинил тебе и отцу твоему такое горе. Я - сын могущест
венного короля, а три сестры мои - королевы. Но, на беду,
пожелала одна злодейка-ведьма меня в мужья взять. Отка
зался я, и тогда наложила она на меня страшное заклятье:
ни один человек не должен меня видеть. А если кто глянет,
ведьма тотчас надо мною власть возьмет. Спасти меня мо
жет только юная красивая девица. Коли не станешь любо
пытствовать, каков я с виду, да судить-рядить обо мне
с людьми, коли станешь мне верной женой, я от ведьминого
заклятия избавлюсь. Неволить тебя я не стану. Можешь, ко
гда пожелаешь, к отцу вернуться.
И стал вдруг принц Хатт принцессе до того мил, что взяла она его за руку и молвила:
- Буду тебе верной женой. А каков ты с виду, мне все
едино.
Обрадовался принц Хатт, и зажили они с принцессой душа в душу, весело да счастливо. Правда, многое было не так, как бы им хотелось. Что ни день, принц ранним утром - еще до того, как свечи и огонь в очаге зажгут,- из дому уходит. А к вечеру, когда в зале снова темно становится, возвращается. Принцесса одна день-деньской сидит, мужа поджидает. Но стоит ей что-нибудь пожелать, все тотчас сбывается. Загрустит принцесса - три золотых волшебных листочка всегда рядом, возьмет она их в руки - и снова весела и счастлива.
Но еще счастливей стали принц Хатт с принцессой, когда у них сынок родился. С утра до вечера играла и забавлялась с ним принцесса.
Так и год минул. Однажды вечером принц поздно-поздно домой вернулся. - Где ты был? - спросила принцесса.
- В королевство батюшки твоего наведался. Узнал, что обручился он. Завтра свадьба. Коли хочешь, можешь на свадебный пир поспеть. И сынка с собой возьми. Только уговор: обратно ко мне воротиться!
~- Неужто я домой, к мужу моему милому, не вернусь?! Да как тебе такое в голову прийти могло?! - спрашивает принцесса.
Обрадовался принц Хатт ее речам. А наутро снова, По обыкновению своему, исчез. Принцесса же стала в дорогу собираться: платье лучшее надела, уборы драгоценные И сынка в рубашку, шелком шитую, нарядила.
Разверзлась земля над их головами, и вынес ветерок мать с сыном на зеленый луг. Тут, откуда ни возьмись,-стук-постук- шестерка вороных карету золотую примчала. Села принцесса в карету, сынка на руках держит.
И понеслись они по горам, по долам, вверх -вниз вверх - вниз. Не успела принцесса оглянуться - карета уже в ворота ее родного замка въезжает. Только принцесса с сыном порог замка переступила, глядь - вороных и кареты как не бывало!
Вовремя поспела принцесса на свадебный пир. Увидел младшую дочку король, обрадовался, с почетного места вскочил, к ней кинулся.
Обнял король дочку любимую, внука на руки взял. Глядит на них - наглядеться не может.
Мачеха с сестрицами, гости званые ласково принцессу с сыном встретили. А после стала мачеха ее выспрашивать:
- Счастливо ли ты живешь?
- Уж так-то счастливо, что ничего больше в мире мне не надо.
Королева все не унимается.
- А каков твой муж с виду? - спрашивает она.- Велико
ли его королевство?
Принцесса ей в ответ:
- Для меня краше его на всем свете нет. А королевско
го достатка на наш век хватит.
Мачеху от ее ответов еще пуще любопытство разбирает. Уж и король ее останавливать стал:
- Любезная супруга! Дочь моя счастлива. А до остально
го нам дела нет!
Пришлось мачехе язык прикусить. Но только король отвернулся, она опять за свое - вопросами падчерицу донимает.
Три дня веселились гости. И стала принцесса по дому тосковать. Вдруг, откуда ни возьмись, карета золотая катит, шестерка вороных ее везет. Распрощалась принцесса с батюшкой, с мачехой, с сестрицами, поклонилась гостям званым, села в карету - сынка на руках держит.
Помчались они снова по горам, по долам, вверх - вниз, вверх - вниз. Не успела принцесса оглянуться - карета к ореховому дереву подъезжает. Только принцесса с сыном на луг зеленый ступила, глядь - вороных и кареты как не бывало!
И вот уже мать с сыном в подземном зале стоят. 1ут разом свечи и огонь в очаге зажглись, золотые листочки заиграли, запели. Еще слаще, чем прежде. И подумала принцесса, что настоящий ее дом - здесь, в Подземном королевстве.
Еще радостней ей стало, когда принц Хатт вечером домой воротился и сказал:
- День и ночь я лишь о тебе да о сыночке нашем думал.
Зажили они снова весело и счастливо. Стоит принцессе
что-нибудь пожелать, все тотчас сбывается. Загрустит она - три золотых волшебных листочка всегда рядом; возьмет их в руки принцесса, сынка приласкает -и снова весела и счастлива.
А когда у принца Хатта с принцессой второй сынок родился, счастью их конца не было. С утра до вечера играла и забавлялась с детьми принцесса.
Так еще год минул. Однажды вечером принц снова поздно-поздно домой вернулся.
- Где ты был? - спросила принцесса.
- В королевство батюшки твоего ходил. Радость у них в доме. Старшая-то твоя сестрица жениха себе сыскала. Завтра свадьба. Поспешишь - на свадебном пиру повеселишься. И детей с собой возьми. Только уговор: обратно ко мне воротиться!
- Неужто я домой, к мужу моему милому, не вернусь?! Да как тебе такое на ум взбрело?! - засмеялась принцесса.
Наутро, когда исчез принц из дому, принцесса стала в дорогу собираться. Платье лучшее надела, драгоценные уборы. И детей в рубашечки, серебром шитые, нарядила.
Опять разверзлась земля над их головами, и вынес ветерок мать с сыновьями на зеленый луг. Тут, откуда ни возьмись,- стук-постук - шестерка вороных карету золотую прикатила. Села принцесса в карету, сыновей на колени посадила.
Помчались они по горам, по долам, вверх -вниз, вверх - вниз. Не успела принцесса оглянуться - карета уже в ворота ее родного замка въезжает. Только она порог замка переступила, глядь - вороных и кареты как не бывало!
И на этот раз вовремя поспела принцесса на свадьбу. Увидел младшую дочку король, обрадовался, с почетного места вскочил, к ней кинулся.
Обнял король дочку любимую, внуков на руки взял. Глядит на них - наглядеться не может.
Мачеха с сестрицами, сестрицын муж, гости званые ласково принцессу с детьми встретили. Только мачеха снова выспрашивать ее стала:
- Как твой муж, принц Хатт, поживает? Принцесса ей в ответ:
- Лучше некуда!
Мачеху от ее ответа еще пуще любопытство разбирает. Снова король ее останавливает:
- Любезная супруга! Дочь моя счастлива. До остального
нам дела нет.
Пришлось мачехе язык прикусить. Но только король отвернулся, она опять за свое - от падчерицы не отстает.
Три дня веселились гости. И стала принцесса по дому тосковать. Вдруг, откуда ни возьмись,- стук-постук - карета золотая катит, карету шестерка вороных везет. Распрощалась принцесса с батюшкой, с мачехой, с сестрицами, с мужем сестрицыным, с гостями зваными, села в карету - детей на колени посадила.
Снова помчались они по горам, по долам, вверх - вниз, вверх - вниз. Не успела принцесса оглянуться - карета к ореховому дереву подъезжает. Только принцесса с детьми на луг зеленый ступила, глядь - вороных и кареты как не бывало!
И вот они уже опять в подземном зале стоят. Тут разом свечи и огонь в очаге зажглись, золотые листочки заиграли, запели. Еще слаще, чем прежде. И подумала принцесса, что настоящий ее дом - здесь, в Подземном королевстве.
Еще радостней ей стало, когда принц Хатт вечером домой воротился и сказал:
- День и ночь я лишь о тебе да о сынках наших думал.
Зажили они снова весело и счастливо. Стоит принцессе
что-нибудь пожелать, все тотчас сбывается. Загрустит она
- три золотых волшебных листочка всегда рядом, возьмет принцесса их в руки, сынков поцелует - и снова весела и счастлива.
Когда же у принца Хатта с принцессой дочка родилась, счастливее их на свете не было. С утра до вечера играла и забавлялась с детьми принцесса.
Так еще год минул. Однажды вечером принц опять поздно-поздно домой вернулся.
- Где ты был? - спросила принцесса.
- В королевстве батюшки твоего. Средняя-то твоя се
стрица замуж выходит. Завтра свадьба. Поторопишься -свадебный пир поспеешь. И детей с собой возьми. Толькоуговор: обратно ко мне воротиться!
- Неужто я домой, к мужу моему милому, не вернусь?!
Да как ты такое подумать мог?! - удивилась принцесса.
Наутро ушел принц, а принцесса стала в дорогу собираться: платье лучшее надела, драгоценные уборы. Сыновей в рубашечки, золотом шитые, а дочку в шелк и кружева нарядила.
Снова разверзлась земля над их головами, и вынес ветерок мать с детьми на зеленый луг.[Тут,откуда ни возьмись,- стук-постук - шестерка вороных карету золотую мчит. Села принцесса в карету, сыновей по левую да по правую руку, а дочку на колени посадила.
И помчались они по горам, по долам, вверх - вниз, вверх - вниз. Не успела принцесса оглянуться - карета уже в ворота ее родного замка въезжает. Только она с детьми порог замка переступила, глядь - вороных и кареты как не бывало!
И в третий раз вовремя поспела принцесса на свадьбу. Увидел король младшую дочку, обрадовался, с почетного места вскочил, к ней кинулся.
Обнял король дочку любимую, внуков с внучкой на руки взял. Глядит на них - наглядеться не может.
Мачеха с сестрицами, мужья сестриц, гости званые ласково принцессу с детьми встретили. Только мачеха снова выспрашивать ее стала:
- Что же это твой муж, принц Хатт, с тобой не при
ехал?
А принцесса ей в ответ:
- Делами государственными он занят!
Мачеху от ее ответа еще пуще любопытство разбирает. Снова король ее останавливает:
- Любезная супруга! Дочь моя счастлива. До остального нам дела нет!
Пришлось мачехе язык прикусить. Но только король отвернулся, она опять за свое - спрашивает да спрашивает. Принцесса молчит, от ответов уклоняется.
Тогда мачеха хитростью взять решила: стала она детей расхваливать и говорит:
До того детки твои резвы, до того хороши! Одного понять не могу, почему у тебя глаза голубые, а у них - карие.
Верно, сынки твои с дочкой в отца пошли? Да и я так думаю! - молвила принцесса. Думаешь? - прошептала мачеха. - Стало быть, ты не наешь, какие у твоего мужа глаза? Неужели ты никогда его не видела?
Поняла тут принцесса, что проговорилась. Побелела она сперва как снег, после вспыхнула как маков цвет. А мачеха ей и говорит:
- Бедное дитятко! Видно, не дозволяет тебе твой муэк
на него взглянуть? Может, он и не человек вовсе, а тролль?
Расплакалась принцесса:
- Нельзя мне на него смотреть, хоть и хочется узнать каков он.
- А он и знать ничего не будет,-уговаривает принцессу мачеха.-Дай мне только время поразмыслить.
Три дня веселились гости. И стала принцесса по дому тосковать. Вдруг, откуда ни возьмись,- стук-постук - карета золотая катит, карету шестерка вороных везет. Распрощалась принцесса с батюшкой, с мачехой, с сестрицами, с мужьями сестриц, с гостями зваными. Но только она в карету сесть собралась, подходит к ней мачеха, в покои к себе ведет и шепчет:
- Милое дитятко, надумала я, как беде твоей помочь.
Вот тебе свеча. Зажги ее, когда муж уснет. Да смотри не разбуди его!
Поблагодарила мачеху принцесса, взяла свечу и к карете побежала.Села она в карету, сыновей рядом, по левую да по правую руку, а дочку на колени посадила.
Помчались они опять по горам, по долам, вверх - вниз, вверх - вниз. Не успела принцесса оглянуться - карета к ореховому дереву подъезжает. Только принцесса с детьми на луг зеленый ступила, глядь - вороных и кареты как не бывало!
И вот они уже в подземном зале стоят. Тут разом свечи и огонь в очаге зажглись, золотые листочки заиграли, запели. Только не радуют больше волшебные листочки принцессу. И не мил ей замок в Подземном королевстве. Из головы мачехины слова нейдут. Вовсе она покоя лишилась.
Воротился вечером принц Хатт домой и сказал:
- День и ночь я лишь о тебе да о детях наших думал!
И слова его принцессе тоже не в радость.
А ночью, только принц Хатт заснул, зажгла принцесса свечу, ладонью ее прикрыла и тихонько к его ложу подошла.
И увидала принцесса, что муж ее не тролль, а человек красы неописуемой! Такого ей встречать не доводилось-
Обрадовалась принцесса, обо всем на свете позабыла. Тут-то вот капля воска мужу ее на руку невзначай и упала.Испугалась принцесса, хотела было свечу задуть, да поздно.
Проснулся принц, глаза карие открыл и сразу понял, что жена его натворила.
В тот же миг смолкли золотые листочки, дерево ореховое
исчезло, а замок в Подземном королевстве горным ущельем обернулся. В ущелье том принц Хатт с принцессой да с тремя малолетними детьми одни в кромешной тьме стоят. Под ногами у них змеи ползают да лягушки с жабами прыгают.
- Что же ты, жена, наделала! - прошептал принц.-
Потерпела бы еще три месяца, и я бы от ведьминых чар из
бавился. А теперь я ослеп и никогда больше тебя не увижу.
Кончилось наше счастье!
Зарыдала принцесса и молит мужа:
- Прости меня!
- От всего сердца прощаю! - молвил принц. - Не по силам, видно, тебе такое испытание оказалось. Что сделано, того не воротишь. Мне теперь погибать, а ты вольна к отцу вернуться. И детей с собой возьми. Спасибо за счастье, что мне подарила!
Еще горше зарыдала от слов его принцесса:
- Дурно я поступила, это верно. Но я жена твоя и на
всегда с тобой останусь, никогда тебя не покину!
Взяла она слепого мужа за руку, другую руку старшему сыну протянула, младший за подол ее платья уцепился, а дочку принц на спину посадил, и пошли они по белу свету.
Шли, шли, и вдруг перед ними глухой дремучий лес стеной встает, конца-краю ему не видно. По лесу тропка зеленая вьется. Пошли принц с принцессой той тропкой; час идут, другой идут, принц Хатт и спрашивает:
- Любезная женушка, видишь ли ты что-нибудь?А она ему в ответ:
- Ничего, кроме леса дремучего да деревьев зеленых,
не вижу!
Пошли они дальше; час идут, другой идут, принц Хатт снова спрашивает:
- Любезная женушка, видишь ли ты что-нибудь?
А она ему в ответ:
- Ничего, кроме леса дремучего да деревьев зеленых,
не вижу!
Пошли они дальше; час идут, другой идут, принц Хатт в третий раз спрашивает:
- Любезная женушка, неужто ты ничего не видишь?
- Вижу,- отвечает принцесса, - замок огромный-преогромный, крыша медная -так и сверкает!
- Наконец-то! - обрадовался принц.-То замок корол
вы, старшей сестры моей. Поклонись ей от меня, пусть
о старшеньком нашем позаботится, пока ты за ним не вер
нешься. И скажи сестре: ни мне в замок ее войти нельзя, ни ей ко мне выйти. Коли сестра запрет этот нарушит, никогда нам с тобой больше не встретиться.
- Сделаю, как велишь,- пообещала принцесса.
Взяла она старшего сына за руку и в замок под медной
крышей вошла. Поклонилась золовке-королеве и рассказала обо всем, что с ними приключилось.
Обняла принцессу королева и говорит:
- Буду твоему сыну вместо родной матери.
Поцеловала принцесса старшего сына и к дверям пошла.
Золовка проводить ее хочет, с братом встретиться.
- Милая золовушка! - просит принцесса.- Не ходи за мной, не то нам с принцем никогда больше не свидеться!
- Что ты! - испугалась королева.- Неужели я еще большую беду на вас навлеку? Прощай, счастливого пути!
Вышла принцесса из замка - и снова в путь. Одной рукой слепого мужа ведет, другой - сына младшего. А маленькую дочку принц на спине несет. Вдруг перед ними снова глухой дремучий лес стеной встает, конца-краю ему не видно. По лесу тропка зеленая вьется. Пошли принц с принцессой той тропкой; час идут, другой идут, принц Хатт и спрашивает:
- Любезная женушка, видишь ли ты что-нибудь?
А она ему в ответ:
- Ничего, кроме леса дремучего да деревьев зеленых,
не вижу!
Пошли они дальше; час идут, другой идут, принц Хатт снова спрашивает:
- Любезная женушка, видишь ли ты что-нибудь?
А она ему в ответ:
- Ничего, кроме леса дремучего да деревьев зеленых,
не вижу!
Пошли они дальше; час идут, другой идут, принц Хатт в третий раз спрашивает:
- Любезная женушка, неужто ты ничего не видишь?
- Вижу,- отвечает принцесса,- замок огромный-преогромный, крыша серебряная - так и сверкает!
- Наконец-то! - обрадовался принц.-То замок королевы, средней сестры моей. Поклонись ей от меня, пусть о младшеньком нашем позаботится, пока ты за ним не вернешься. И скажи сестре: ни мне в замок ее войти нельзя, ни ей ко мне выйти. Коли сестра запрет этот нарушит, никогда нам с тобой больше не встретиться.
- Сделаю, как велишь,- пообещала принцесса.
Взяла она младшего сына за руку и в замок под серебряной крышей вошла. Поклонилась золовке-королеве и рассказала обо всем, что с ними приключилось.
Обняла принцессу королева и говорит:
- Буду твоему сыну вместо родной матери.
Поцеловала принцесса младшего сына и к дверям пошла.
Золовка проводить ее хочет, с братом встретиться.
- Милая золовушка! - просит принцесса.- Не ходи за мной, не то нам с принцем никогда больше не свидеться!
- Что ты! - испугалась королева.- Неужели я еще большую беду на вас навлеку? Прощай, счастливого пути!
Вышла принцесса из замка - и снова в путь. Одной рукой слепого мужа ведет, другой - дочку маленькую к груди прижимает. Вдруг перед ними в третий раз глухой дремучий лес стеной встает, конца-краю ему не видно.
По лесу тропка зеленая вьется. Пошли принц с принцессой той тропкой; час идут, другой идут, принц Хатт и спрашивает:
- Любезная женушка, видишь ли ты что-нибудь?
А она ему в ответ:
- Ничего, кроме леса дремучего да деревьев зеленых,
не вижу.
Пошли они дальше; час идут, другой идут, принц Хатт снова спрашивает:
- Любезная женушка, видишь ли ты что-нибудь?
А она ему в ответ:
- Ничего, кроме леса дремучего да деревьев зеленых,
не вижу.
Пошли они дальше; час идут, другой идут, принц Хатт в третий раз спрашивает:
- Любезная женушка, неужто ты ничего не видишь?
- Вижу,- отвечает принцесса,- замок огромный-преогромный, крыша золотая - так и сверкает!
- Наконец-то! - обрадовался принц.-То замок королевы, младшей сестры моей. Поклонись ей от меня, пусть ° дочке нашей позаботится, пока ты за ней не вернешься. И скажи сестре: ни мне в замок ее войти нельзя, ни ей ко мне выйти. Коли сестра запрет этот нарушит, никогда нам с тобой больше не встретиться.
- Сделаю, как велишь,- пообещала принцесса.
Взяла она дочку на руки и в замок под золотой крыще вошла. Поклонилась золовке-королеве и рассказала об всем, что с ними приключилось.
Обняла принцессу королева и говорит:
- Буду дочке твоей вместо родной матери.
Поцеловала принцесса дочку и к дверям пошла. И та тяжко на сердце у нее стало, когда она последнее свое дит отдала, что обо всем на свете позабыла принцесса. А золов проводить ее пошла, с братом встретиться захотела. Ид она за принцессой, а та ничего не замечает, только плачет слезами обливается.
Подошли они к слепому принцу, сестра к нему на ше как кинется, как зарыдает! Понял принц, кто его обнимает побледнел и говорит принцессе:
- Любезная женушка, как же ты сестрицу мою не оста
новила? Никогда нам с тобой больше не свидеться!
Зарыдала принцесса. Тут вдруг, откуда ни возьмись, черное облако опустилось с неба, принца с головой накры ло, и исчез он, будто птица, в воздухе.

А принцесса с золовкой в горе своем великом слова вы молвить не могут. Опомнилась наконец золовка и говорит
- Ни кола ни двора у тебя нет, с мужем ты теперь рас
сталась навеки - оставайся у меня!
Принцесса и слушать ее не желает.
- Неужто ты не знаешь,- говорит она,-что верная лю бовь всего на свете дороже! Мужа я отыщу, пусть весь бе лый свет ради этого обойти придется!
- Коли так,- молвила королева,- дам тебе добрый со вет. Видишь - гора, высокая-превысокая. Там старая тролли ха живет, Бертой ее зовут. До того сметливая -
второй такой не сыщешь! Знает она все, что от людей сокрыто. Может, скажет, где мой брат.
- Спасибо тебе! - поблагодарила золовку принцесса и отправилась старую троллиху искать. Шла она, шла, а как стемнело, на гору набрела. Глянула - на самой ее вершине свет горит, будто звездочка в ночном небе сияет. Принцесса и про усталость забыла, стала в гору по крутой каменистой тропке карабкаться. В конце тропки пещеру нашла со свечой у входа. Заглянула в пещеру и видит: огонь в очаге пылает, а кругом маленькие тролли с длинными-предлинными хвостами так и кишат. В углу старая горная троллиха сидит. До того страшна: маленькая, скрюченная, нос длинный, лицо морщинами изрыто, голова трясется.
Испугалась принцесса. Но тут мужа своего вспомнила, страх как рукой сняло. Подошла она к троллихе и здоровается учтиво:
- Добрый вечер, любезная матушка!
Удивились маленькие тролли, на принцессу уставились. А троллиха обрадовалась и забормотала:
- Добрый вечер! Кто ты такая и откуда? Пятьсот лет
я в этой пещере живу, и никто меня не уважил ни разу, лю
безной матушкой не назвал.
_- Я жена принца Хатта из Подземного королевства,- отвечала принцесса,-мужа своего ищу. Молва идет, будто ты не по годам сметлива и знаешь все, что от людей сокрыто.Может, скажешь, где мой муж?
Помолчала троллиха, потом молвила.
- Чего не знаю, того не знаю. Но есть у меня сестра - горная троллиха Мэрта, вдвое старше и вдвое умнее меня. И знает обо всем, что на свете творится. Может, она скажет, где принц Хатт. Переночуй с нами, а утром мы тебе дорогу к Мэрте покажем.
- Спасибо! - поблагодарила троллиху принцесса.- Век тебя не забуду!
Рано утром собралась принцесса в путь, прощается с Бертой, а та вдруг одного из троллей кличет:
- Эй, сынок, проводи-ка гостью к тетушке Мэрте!
Выскочил горный тролль с длинной седой бородой,
в остроконечном колпачке и говорит:
- Сделаю, матушка, как велишь!
Протянула старая троллиха принцессе веретено чистого золота:
- Прими на прощанье! Пока ты этим веретеном владе
ешь, ни горя, ни нужды знать не будешь! Оно в девять раз
больше кудели напрядет, чем все другие веретена на свете.
А теперь - счастливого тебе пути!
Поблагодарила троллиху принцесса и отправилась следом за древним ее сынком. Шли они, шли, а как стемнело, фазу же на высокую гору набрели. Глянула принцесса - на самой вершине горы све"т горит, будто зарево в ночном небе пылает. Принцесса и про усталость забыла, стала в гору
по крутой каменистой тропке карабкаться. Тут тролль ей и говорит:
- Проводил я тебя, а теперь сама к тетушке Мэрте до
бирайся!
Приподнял он колпачок, поклонился и исчез. Принцесса Даже спасибо сказать не успела.

Стала она снова в гору взбираться. А была та гора вдво выше Бертиной и вся стволами деревьев да валунами завале на. Совсем изнемогла принцесса. Вдруг глядь -в конц тропки пещера, а у входа в нее - свеча горит.
Заглянула принцесса в пещеру и видит: огонь в очаге пылает, а кругом тролли, побольше первых, с хвостами подлиннее, так и кишат. В углу горная троллиха, постарще Берты да пострашнее, сидит: голова - торчком, нос -крючком, подбородок - лопатой торчит.

Испугалась принцесса. Но вспомнила своего мужа и страх превозмогла. Подошла к троллихе, поклонилась и здоровается учтиво:
- Добрый вечер, любезная матушка!
Удивились тролли, на принцессу уставились. А троллиха обрадовалась и бормочет:
- Добрый вечер! Кто ты такая и откуда? Тысячу лет я в этой пещере живу, и никто меня не уважил. А уж любезной матушкой и подавно ни разу не назвал.
- Я жена принца Хатта из Подземного королевства,- отвечала принцесса,- мужа своего ищу. А вчера у старой матушки Берты ночевала...
- Ишь ты,-прервала ее Мэрта,-неужто ты и Берту в старухи определила? Девчонка она, вдвое меня моложе! Ну да ладно, чего тебе надобно?
- Сестра твоя Берта говорила, будто ты не по годам умна и все на свете знаешь. Может, скажешь, где мой муж?
Помолчала троллиха, потом молвила:
- Чего не знаю, того не знаю. Но есть у меня сестра - горная троллиха Герта, вдвое старше и вдвое мудрее меня. И знает все про всех на свете. Может, она скажет, где принц Хатт. Переночуй с нами, а утром мы тебе дорогу к Герте покажем.
- Спасибо! - сказала принцесса.- Всю жизнь тебя помнить буду!
Рано утром собралась принцесса в путь, прощается с Мэртой, а та вдруг одного из троллей кличет:
- Эй, внучек, проводи-ка гостью к двоюродной бабушке
Герте!
Выскочил горный тролль с длинной седой бородой, в остроконечном колпачке и говорит:
- Сделаю, бабушка, как велишь!
Протянула старая троллиха принцессе ткацкий стан чистого золота:
- Прими на прощанье! Пока ты этим станом владеешь,
ни горя, ни нужды знать не будешь! Всю пряжу, что твое веретено напрядет,- стан этот соткет. А теперь -
счастливого тебе пути!
Поблагодарила троллиху принцесса и отправилась следом за старым ее внуком. Шли они, шли, а как стемнело, сразу же на крутую гору набрели. Глянула принцесса -на самой вершине свет горит, все ночное небо озаряет. Принцесса и про усталость забыла, стала в гору по крутой каменистой тропке карабкаться. Тут тролль ей и говорит:
- Проводил я тебя, а теперь сама двоюродную бабушку
Герту ищи!
Приподнял он колпачок, поклонился и исчез. Принцесса даже спасибо сказать не успела.
Стала она снова в гору взбираться. А была та гора вдвое круче Мэртиной и вся буреломом завалена. Совсем изнемогла принцесса. Вдруг глядь - в конце тропки пещера, а у входа в нее свеча горит.
Заглянула принцесса в пещеру и видит: огонь в очаге пылает, а кругом огромные тролли с длинными-предлинными хвостами так и кишат. В углу старая-престарая, страшная-престрашная горная троллиха сидит. Глаза пламенем горят, брови, словно лес,-темные да густые, рот до ушей.
Испугалась принцесса. Но вспомнила своего мужа, и страх как рукой сняло. Подошла она к троллихе, поклонилась и здоровается учтиво:
- Добрый вечер, любезная матушка!
Удивились тролли, на принцессу уставились. А троллиха обрадовалась и забормотала:
- Добрый вечер! Кто ты такая и откуда? Две тысячи лет я в этой пещере живу, и никто меня не уважил. Хоть бы раз кто любезной матушкой назвал!
- Я жена принца Хатта из Подземного королевства,- отвечала принцесса,- мужа своего ищу. А вчера у старой матушки Мэрты ночевала...
- Ишь ты,- прервала ее Герта,- неужто ты и Мэрту в старухи записала? Девчонка она, вдвое меня моложе! Ну да ладно, чего тебе надо?
- Сестра твоя Мэрта говорила, будто ты не по годам мудра и все на свете знаешь. Может, скажешь, где мой муж?
Помолчала троллиха, а потом молвила:
- Слыхала я про принца Хатта и знаю, где он. Но тебе
его не видать. Ныне он у ведьмы в плену и тебя с детьми позабыл. Но за твою учтивость помогу тебе, чем сумею. Переночуй с нами, а утром мы тебе дорогу к ведьме покажем.
- Спасибо! - говорит принцесса.- Никогда тебя благо
дарить не перестану!
Рано утром собралась принцесса в путь, прощается с Тертой, а та вдруг одного из троллей кличет:
- Эй, правнучек, проводи-ка гостью к злой ведьме!
Выскочил горный тролль с длинной седой бородой,
в остроконечном колпаке и говорит:
- Сделаю, прабабушка, как велишь!
Протянула старая троллиха принцессе кошелек шелковый,
золотом шитый.
- Прими на прощанье! Пока ты этим кошельком владе
ешь, ни горя, ни нужды знать не будешь. Сколько серебра из него ни возьмешь, он все равно полон будет. А теперь - счастливого пути!

Поблагодарила троллиху принцесса и отправилась следом за дряхлым ее правнуком. Шли они, шли, а как стемнело, видит принцесса: у самой дороги замок стоит - стены толстые, башни высокие, рвы вокруг глубокие. Не иначе - ведьмин замок! Принцесса и про усталость забыла. Только она к воротам подходит, тролль ей и говорит:
- Проводил я тебя, а теперь сама ведьму найдешь!
Приподнял он колпачок, поклонился и исчез. Принцесса
даже спасибо сказать не успела.
Вошла она в ворота, а навстречу ей женщина - могучая, статная, в платье алом, золотом шитом, идет. "Должно быть, это ведьма и есть",- подумала принцесса. Сама-то принцесса уже давно обносилась: платье рваное, башмаки - худые.
Вот ведьма ее и спрашивает:
- Кто ты и откуда?
- Нищенка я,- отвечает принцесса,- брожу по свету голодная да холодная. А нынче вовсе из сил выбилась. Не найдется ли для меня в замке служба какая?
- Вот еще! Стану я о какой-то бродяжке заботиться,- фыркнула ведьма,- на службу ее к себе брать! Убирайся отсюда!
Тут принцесса всякой надежды лишилась. Но вспомнила о муже и говорит:
- Воля твоя! Ты здесь хозяйка. Может, найдется в замке какой ни на есть закуток, где я смогу отдохнуть малость.
- Будь по-твоему!-усмехнулась ведьма.- Живи в птичнике! Там тебе по душе придется!
Повернулась ведьма и в замок пошла. А сама радуется: нищенке место ее указала! Пусть-ка в грязном птичнике помается!
Принцесса тем временем двери распахнула и стала птичник проветривать. Потом большую метлу взяла и давай подметать. Нелегкая это была работа. Птичник-то большой, гусей, уток, кур да петухов там тьма-тьмущая! Но как они ни гоготали, как ни крякали и ни кудахтали, как ни кукарекали-она на них и внимания не обращала. Потом взяла принцесса тряпку и стала пол, стены и потолок мыть. Такую чистоту навела, что вся птица из птичника улетела.
Достала принцесса веретено золотое, села золотую пряжу прясть. А после на ткацком станке соткала из той пряжи камчатные скатерти да покрывала с золотой каймой.
Устала она от работы и спать легла. Утром проснулась, кошелек шелковый, золотом шитый, взяла и отправилась в торговые ряды. Чего только принцесса не накупила: и еды всякой, и хмельного, да еще столы со скамейками, блюда
серебряные и кубки. Но сколько серебра она из кошелька ни вынимала, он все равно по-прежнему был полон.
Вернулась принцесса в птичник, блюд лакомых наготовила, расстелила на столах и на скамейках скатерти камчатные да покрывала с золотой каймой, на столы накрыла и ведьму в гости зовет:
- Не придешь ли вечером ко мне на пир? И принца
Хатта с собой приведи. Слыхала я, будто он твой жених.
А ведьмины слуги уже все уши ей о чудесах на птичнике прожужжали, не терпится ей своими глазами чудеса эти увидеть. Вот она и говорит:
- Спасибо тебе! Принц Хатт, и вправду, мой жених.
Совсем недавно в замок ко мне воротился. А до того где он только не побывал и совсем в странствиях своих умом тронулся. Все какими-то золотыми листочками волшебными да залами подземными бредит. Я его зельем сонным опаиваю, чтоб он прежнюю жизнь позабыл. Но на это не меньше недели понадобится. Пока же о свадьбе и думать нечего. Он все спит да спит. Не обессудь, коли я вместо него приемную Дочку с собой приведу.
Не очень-то обрадовали принцессу ее речи. Да что поделаешь! Весь день до вечера думала она, как бы ей ведьму перехитрить и с принцем увидеться. И надумала.
Только вечером ведьма с приемной дочкой явились, усадила их принцесса за стол. А как поели гости, попили, вытащила она веретено золотое и давай золотую пряжу прясть. Да так ловко, так искусно!

Удивилась ведьма. Ей таких чудес видеть не доводилось. йот она и спрашивает:
- Не продашь ли мне веретено?
- Нет! - отвечает принцесса.- Цены ему нет. Уж если я с ним расстанусь, то не за деньги.
- Скажи, чего ты хочешь? Я за это веретено ничего не пожалею! - обещает ведьма.
- Хочу я вечером с принцем увидеться, потолковать с ним наедине. Тогда и веретено - твое!
Испугалась сначала ведьма, а потом и думает: "Где ей меня перехитрить!"
- Ладно,- говорит.- Будь по-твоему!

Пошла ведьма в замок, к вину в кубке сонного зелья подмешала, заставила принца выпить. А дочке приемной говорит:
- Спрячься в соседнем покое и слушай, о чем чужачка
с принцем толковать станет! После без утайки все мне расскажешь.
Только принц заснул, позвала ведьма принцессу к нему в опочивальню и говорит:
- Вот тебе принц! Толкуй с ним сколько душе угодно,
я мешать не стану!
Ушла она, а принцесса к мужу кинулась, обняла его и знай одно твердит:
- Наконец-то мы с тобой увиделись!
Принц ей ни слова в ответ. Глянула она на него в полумраке и видит: спит он! Заплакала принцесса, зарыдала и молит мужа:
- Принц Хатт, прости меня!
Но как ни плакала она, как ни молила, он ни слова в ответ.
Стала она тогда ему рассказывать, сколько путей-дорог исходила, пока его искала:
- Даже к троллям в пещеры наведывалась, лишь бы
узнать, где ты...
Только все напрасно: принц не просыпается!
А ведьмина приемная дочка тем временем в покое соседнем сидела, подслушивала. И до того ей принца с принцессой жалко стало, что решила она ничего про них приемной матери не рассказывать. Ведьму-то она люто ненавидела.
Утром, только рассвело, ведьма уже тут как тут, глядит - не нарадуется: принц спит, а принцесса - вся в слезах. Отдала она ведьме веретено золотое и в птичник пошла. Ведьма к приемной дочке кинулась, как да что было, спрашивает. А та в ответ:
- Ничего не видала, ничего не слыхала! Принц всю ночь спал, а чужачка плакала да что-то бормотала.
Целый день ведьма на золотом веретене в потайном покое пряла, принцесса в птичнике - слезами обливалась. А как полдень настал, отерла она глаза, взяла кошелек шелковый, золотом шитый, и отправилась в торговые ряды. Накупила опять снеди всякой и хмельного. Но сколько серебра она из кошелька ни вынимала, он по-прежнему был полон.
Чего только не наготовила принцесса, а потом на стол накрыла и ведьму с приемной дочкой в гости позвала.
- Спасибо тебе! Придем! - буркнула в ответ ведьма.
Явились вечером ведьма с приемной дочкой в птичник.
Усадила их принцесса за стол, а как поели гости, попили, вытащила она пряжу золотую и ткацкий стан и давай скатерти камчатные и покрывала с золотой каймой ткать. Все у нее в руках спорилось!
Удивилась ведьма. Таких чудес ей видеть не доводилось. Вот она и говорит:
- Продай мне стан!
- Нет,- отвечает принцесса.- Ни за какие деньги я стан не продам.
- Чего же ты хочешь? Мне ничего за этот стан не жалко!- сказала ведьма.
- Хочу я вечером принца повидать, потолковать мне с ним надобно. Дозволишь - и стан твой!
Не испугалась на этот раз ведьма. Знала, что принцессе ее все равно не перехитрить.
- Ладно,- говорит.- Будь по-твоему!
Пошла ведьма в замок, опять к вину в кубке сонного зелья подмешала, принца напоила. Дочке приемной велела в соседнем покое спрятаться и послушать, о чем чужачка с принцем толковать станет. А после ей все без утайки рассказать.
Только принц заснул, позвала ведьма принцессу к нему в опочивальню и говорит:
- Вот тебе принц! Толкуй с ним сколько душе угодно,
я мешать не стану!
Ушла она, а принцесса к мужу кинулась, обняла его и знай одно твердит:
- Наконец-то мы с тобой увиделись!
Принц ей ни слова в ответ. Глянула она на него в полумраке и видит: спит он. Заплакала принцесса, зарыдала и молит мужа:
Принц Хатт, прости меня!
Но как ни плакала она, как ни молила, он ни слова в ответ.Стала она тогда ему рассказывать, сколько путей-дорог исходила, пока его искала.
- Даже к троллям в пещеры наведывалась, лишь б
узнать, где ты...
Только все напрасно: принц не просыпается!
А ведьмина приемная дочка тем временем в покое сосед нем подслушивала. И до того ей принца с принцессой жал ко стало, что решила она и на этот раз ничего про них при емной матери не рассказывать.
Утром, только рассвело, ведьма уже тут как тут, гля дит - не нарадуется: принц спит, а принцесса - вся в слезах Отдала она ведьме стан золотой и в птичник пошла. Ведьм к приемной дочке кинулась, как да что было, выспрашивает. А та в ответ:
- Ничего не видала, ничего не слыхала! Принц всю
ночь спал, а чужачка плакала да что-то бормотала.
Целый день ведьма золотую пряжу в потайном покое ткала, принцесса в птичнике - слезами обливалась. Да и как ей было не плакать, не убиваться! Коли и нынче ночью она с принцем словом не перемолвится, придется им навеки расстаться!
Только полдень настал, отерла принцесса глаза, взяла кошелек шелковый, золотом шитый, и отправилась в торговые ряды. Накупила опять всякой снеди и хмельного. Но сколько серебра она из кошелька ни вынимала, он по-прежнему был полон.
Чего только не наготовила принцесса, а после на стол накрыла и ведьму с приемной дочкой в гости позвала.
- Ладно! Придем! - проворчала в ответ ведьма.
Явилась вечером ведьма с приемной дочкой в птичник,
усадила их принцесса за стол, а как поели гости, попили, вытащила она кошелек шелковый, золотом шитый, да как встряхнет его! Зазвенело тут серебро, на пол посыпалось. Не успели оглянуться - целая гора серебра на полу выросла!
- Хватит! - говорит принцесса.
И вовремя. А не то бы весь птичник снизу доверху серебром наполнился.
Удивилась ведьма. Таких чудес ей видеть не доводилось. Вот она и спрашивает:
- Не продашь ли мне кошелек?
- Нет! - отвечает принцесса. - Зачем мне его прода
вать? Денег в этом кошельке столько, что тебе и не снилось.
-Тогда чего же тебе надо? Все тебе за него отдам,- по
сулила ведьма.- Ну ладно, я сама знаю, чего тебе надо! Будь по-твоему!
Пошла ведьма в замок, снова к вину в кубке сонного зелья подмешала. Но только принц кубок к губам поднес, видит: ведьмина приемная дочка ему подмигивает - не пей, мол!
Притворился принц, будто весь кубок до дна осушил, а сам тайком из него на землю сонное зелье выплеснул.
Ведьма ничего не заметила и, как прежде, велит приемной дочке в соседнем покое спрятаться и послушать, о чем чужачка с принцем толковать станет, а после ей все без утайки рассказать.
Только принц притворился, что заснул, позвала ведьма принцессу к нему в опочивальню и говорит:
- Вот тебе принц. Толкуй с ним сколько душе угодно,
я мешать не стану!
Ушла она, а принцесса опять к мужу кинулась, обняла его и знай одно твердит:
- Наконец-то мы с тобой увиделись!
Принц ей ни слова в ответ. До того его ведьма зельем
сонным да колдовством одурманила, что он жену свою не
узнал.
"О чем это она? - подумал он. - И кто она?" Принцесса глянула на него в полумраке, и показалось ей,
что принц Хатт снова спит. Заплакала принцесса, зарыдала и молит мужа:
- Принц Хатт, прости меня!
Но как ни плакала она, как ни молила, он ни слова в ответ. Слышать-то он ее слышал, а понимать - не понимал. Мало-помалу начал принц в себя приходить. Вспомнил он жену и малых детей своих, вспомнил, как с ними расставался.
Вспомнить-то вспомнил, а все равно слова вымолвить не может.
Стала тогда принцесса ему, рассказывать, сколько путей-дорог исходила, пока его искала.
- Даже к троллям в пещеры наведывалась, лишь бы
узнать, где ты...
Понял тут принц, как жена его исстрадалась. Кинулся к ней, целует, обнимает. Принцесса от радости, что он очнулся, все печали забыла.
Вдруг слышат они, кто-то в темноте крадется. Это ведьмина дочка приемная к принцу в опочивальню пробирается.
Испугалась принцесса, а ведьмина приемная дочка говорит ласково:
- Не бойся, я вас не выдам. И пособлю, чем могу. Отца
моего, принца, ведьма тоже зельем сонным изводила, пока он не умер. А мне пришлось в ведьмином замке остаться.
И как отсюда вырваться - не знаю.
Обрадовались принц с принцессой, что девица их сторону держит, сели вместе с ней в уголок и стали совет держать.
- Бежать отсюда! Бежать! - твердит принц.
- От ведьмы далеко не убежишь! - усмехнулась ее приемная дочка.- Одно, говорят, средство есть от ведьмы избавиться: окунется она в котел с кипятком - тут ей и конец. Только как ее к этому вынудить?
Стали они думать, что им делать. Ведьмина приемная дочка и говорит:
- Перво-наперво надо ведьме сказать, будто ты, принц Хатт, всю ночь крепко спал. А завтра ведьма спросит, скоро ли ты на ней женишься. Ты ей отвечай: скоро, мол. Обрадуется она и станет всех своих родичей на свадьбу сзывать, к свадебному пиру готовиться, и тебя, принцесса,-ты ведь повариха отменная,-в помощницы позовет и, как мясо по-вкуснее сварить, спросит. Ты ей и отвечай: "Слыхала я, будто мясо надо до тех пор варить, пока дно котла не посинеет". Послушайтесь меня - и мы от ведьмы избавимся.
- Спасибо тебе! - поблагодарили девицу принц с принцессой.- Сделаем все, как ты говоришь!
Утром, только рассвело, ведьма уже тут как тут, глядит - не нарадуется. Принц спит, а принцесса - вся в слезах.
Отдала она ведьме кошелек, золотом шитый, и в птичник пошла. Ведьма к приемной дочке кинулась, как да что было,спрашивает. А та в ответ:
- Ничего не видала, ничего не слыхала! Принц всю
ночь спал, а чужачка плакала да что-то бормотала.
Целый день ведьма серебро из кошелька шелкового, золотом шитого, в потайном покое добывала.
"Денег теперь у меня сколько хочешь! - радовалась она.- Пора, может, свадьбу сыграть? Закачу-ка я пир на славу! Всех своих родичей приглашу: троллей и домовых, ведьм и великанов. Пусть едят и пьют вволю, я не обеднею".
Пошла ведьма к принцу,- а он прикинулся, будто только-только проснулся,- и спрашивает:
- Любезный мой принц Хатт, не пора ли нам свадьбу
сыграть?
- Ладно! - отвечает принц.
Обрадовалась ведьма, гонцов во все стороны разослала - на восток и на запад, на север и на юг. Всех нелюдей на свадьбу пригласила: сотню троллей, домовых с великанами, две сотни троллих и ведьм, а в придачу три сотни деток - все больше троллево да ведьмино отродье. Наказала ведьма гостям передать, что еды на свадьбе будет вволю.
Слуг своих ведьма совсем загоняла. Под конец велела им котел принести, да такой большой, чтоб восемнадцать быков в него вошло.
И вот тут-то вспомнила ведьма: до чего вкусным мясом ее чужачка угощала! Позвала она принцессу и спрашивает, как ее слугам мясо варить, чтобы повкуснее было.
- Тебе лучше знать, - молвила принцесса. - Слыхала
я только, будто мясо до тех пор варить надо, пока дно котла не посинеет.
Послушалась ее ведьма, приказала побольше дров в огонь бросить.
Кидали слуги поленья в огонь, кидали, пока вода в котле не закипела. Велела ведьма лесенку принести, рядом с котлом поставить.
- Полезай наверх да погляди, не посинело ли дно кот
ла?- говорит ведьма принцессе.- Не бойся, дочка моя при
емная лесенку подержит.
Поднялась принцесса наверх, в котел заглянула, головой покачала:
- Нет, дно еще не посинело. Видать, дров маловато!
- Как же так, вода давно в котле булькает! - фыркнула ведьма.- Спускайся вниз, придется еще дров подбросить.
Спустилась принцесса вниз, а слуги снова поленья в огонь подбрасывают.
- Полезай теперь ты наверх да погляди, не посинело ли дно котла? - обратилась ведьма к принцу.- Не бойся, дочка моя приемная лесенку подержит.
Поднялся принц наверх, в, котел заглянул, головой покачал:
- Нет, дно еще не посинело. Видать, дров маловато!
- Как же так,- фыркнула ведьма,- вода давно в котле булькает! Спускайся вниз, любезный мой принц Хатт, я сама влезу да погляжу. А ты, девчонка, держи лесенку крепче!
Спустился принц Хатт, а ведьма наверх поднялась, через край котла перегнулась и не успела на дно его глянуть, как лесенка пошатнулась и - бульк-бульк! - ведьма в котел вниз головой упала. Только ее и видели!
Не стали принц с принцессой и приемной ведьминой
дочкой дожидаться, пока шесть сотен ведьминых гостей нелюдей в замок нагрянут. Взяли они золотое веретено ткацкий стан чистого золота, кошелек шелковый, золотом шитый, и в путь пустились.
Шли они, шли и видят вдруг вдали - огромный-преогромный замок высится, весь, будто золото, сверкает. Подошли они ближе и слышат, будто арфы со скрипками играют, а птицы им вторят, заливаются; огляделись - посреди двора дерево ореховое стоит, веткой приветливо машет.
- Это же мои золотые волшебные листочки! - закричала принцесса.
И правда, то пели и играли три золотых волшебных листочка на верхушке орехового дерева. Рядом с деревом увидали принц с принцессой трех его сестер-королев, двух малолетних своих сынков и дочку. А за ними - народу видимо-невидимо.
Поднялся принц Хатт на крыльцо замка, объявили его тут королем, а принцессу - королевой.
Жили они потом долго и счастливо, а волшебные листочки о верной их любви пели. И слава о ней весь свет обошла.

Ведьмину приемную дочку в королевскую семью как родную приняли, и весь свой век она в семье той прожила.
gnom сказал(а) спасибо.

Последний раз редактировалось Alland: 21.10.2010 в 16:13.
старый 09.03.2008, 11:52   #7
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Подарок Домового(Шведская сказка)

http://rutube.ru/tracks/413428.html

Последний раз редактировалось Alland: 21.10.2010 в 16:22.
старый 21.10.2010, 16:02   #8
Member
 
аватар для Elsa Ingeborg
 
Регистрация: 03.2010
Сообщений: 940
Записей в дневнике: 10
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Неведомый рай

Раз маленький Гаральд сидел на берегу океана и смотрел вдаль. Перед тем он прочитал описание чудных южных стран, в которых виноград широко раскидывает свои листья, апельсиновые и лимонные деревья блестят под лучами солнца, горы покрыты цветами, а небо темно-голубого цвета.
— Ах, если бы я мог полюбоваться этими чудными странами, — прошептал Гаральд.
Вдруг он увидел, что по волнам океана движется что-то белое, приближаясь к берегу, и вскоре различил большого лебедя. Он подплыл и вышел на берег близ мальчика.
— По глазам твоим вижу, чего ты хочешь, — сказал лебедь. — Ты хочешь знать, откуда я приплыл.
— Да, да. Я тоскую по великолепным странам, лежащим там, на юге, — воскликнул Гаральд и попросил лебедя унести его в эти дивные места.
— Я не туда держу путь, — ответил лебедь, — но если хочешь, садись мне на спину, я покажу тебе рай, о котором я часто тосковал в миртовых рощах и пальмовых лесах.
— Да, я хотел бы посмотреть на него.
— Ну, летим.
Едва успел Гаральд усесться на спину лебедя, как большая птица высоко поднялась.
— Обними мою шею обеими руками и хорошенько смотри вокруг, я лечу низко, и ты можешь рассмотреть все во время нашего путешествия.
Гаральд увидел большие равнины, покрытые полями с волнующимися хлебами, леса с густыми буками, великолепные замки, окруженные парками, полными цветов. Повсюду поднимались остроконечные крыши церквей. Там и сям на равнине виднелись сады и огороды. Картина скоро переменилась.
Начались горы. Лебедю пришлось подняться выше. У подножия утесов шумели темные сосновые леса. В глубине долин извивались серебристые ручьи, которые местами расширялись в маленькие озера, окруженные березами с бледной листвой.
— Что это за равнина? Она блестит, точно серебряная.
— Это озеро озер, — ответил лебедь.
В то время, как они неслись над водой, Гаральд слышал величавый шум волн, омывающих остров, покрытый дубами. Он видел опять громадные леса, чудные поля. Наконец, лебедь остановился на берегу озера, покрытого множеством мелких островков.
— Мы здесь проведем ночь, — сказала птица.— Но почему у тебя на глазах слезы?
— Я плачу от радости, — сказал Гаральд. — Меня восхищает красота всего, что я видел сегодня. Я никогда даже не мечтал о таких дивных местах. Завтра утром ты увидишь мой рай.
Они отдохнули на ложе из мха, и ночью Гаральду снилось, что он бродит в стране роз и апельсинов, но, так же как лебедь, вздыхает о рае с озерами, окруженными березами. Проснулся он, когда солнце стояло высоко. Путешествие снова началось.
— Что это за странное место? — спросил Гаральд, указывая на высокие черные горы, между которыми виднелись зияющие пропасти.
— Это дело рук человеческих. Вот уже много веков человек берет отсюда, из глубины земли твердое железо и выковывает из него плуги, чтобы возделывать землю, оружие, чтобы защищать свою родину.
С этого, места горы сделались еще выше, леса еще гуще. Большие реки шумели в глубине долины, дикие водопады прыгали со скалы на скалу, и вдруг на темно-синем горизонте засветилось что-то белое, похожее на небо.
— Что это? Не стая ли лебедей? — спросил Гаральд.
— Нет, нет, это вершины высоких снежных гор.
Гаральд все смотрел и смотрел, и его сердце билось от нежности к этому раю. Он поцеловал и приласкал лебедя, который принес его в чудную страну. Время быстро шло, и Гаральд заметил, что они путешествуют уже давно.
— Скоро ли настанет ночь?
— Да ночь уже настала.
— Как так? Ведь солнце светит.
— В моем раю летние ночи светлы.
Наконец, лебедь опустился на берег горного озера. Гаральд сёл подле своего друга и сказал:
— Я хотел бы знать, как называется чудная страна, которую ты мне показал.
— Это твоя родина, мое дитя, это твоя Швеция. Я тоже родился здесь, и поэтому ее долины и горы мне нравятся больше, чем богатые страны юга. Теперь ты видел все ее красоты и должен полюбить ее.
— О, да, да, — вскрикнул Гаральд.
Он хотел прижать к сердцу все, что окружало его, он рвал цветы, целовал их и принялся быстро бегать, счастливый тем, что научился любить родину.

Гвоздь из родного дома

Жил бедный крестьянин со своей женой. У них было трое сыновей: Матс, Петер и Свенд. Однажды случилась засуха, и семье пришлось туго.
- У нас больше ртов, чем кусков хлеба, - сказал отец. – Придется вам, сыночки, идти на заработки.
Мать заплакала.
- Матс и Петер уже взрослые, они справятся с работой, - говорила она, - а вот Свэнд, бедняга пропадёт - ему ведь всего одиннадцать лет. Смотри, какой он худенький, что он может заработать? Пусть идёт в пастухи, если ничего другого не найдёт! – решил отец.
Но Свэнд сказал:
- Не беспокойся, мама я постараюсь найти себе работу. Отпусти меня!
Наконец мать согласилась отпустить его. Стали братья собираться в путь. Старший сын, Матс, сказал:
- Возьму-ка я себе старую отцовскую куртку – он ведь сидит дома, и она ему не нужна.
- А я возьму кастрюлю! – сказал средний сын, Петер. – Матушке все равно нечего в ней варить. Я её продам и до тех пор, пока не найду работы, буду жить на вырученные деньги.
Он достал с полки блестящую кастрюлю и надел её на голову, как шапку.
- А вот Свэнду ничего и не осталось! – вздохнула мать.
Она очень любила младшего сына: он был всегда приветлив и ласков и всегда, чем мог, помогал матери.
- А я, мама, возьму на память о доме гвоздь, тот самый, на который я вешаю мою куртку, когда ложусь спать.
Свэнд выдернул гвоздь из стены, завернул его в тряпочку и положил в карман.
- Вот чудак! – захохотали старшие братья. – Тоже надумал: таскать с собой ржавый гвоздь. Что ты будешь с ним делать?
- Может быть, он и пригодится, почём знать? – ответил мальчик. На душе у него было весело, словно он взял с собой не гвоздь, а кучу золота.
Мать со слезами смотрела вслед сыновьям, а Свэнд долго ещё махал ей шапкой. На перекрёстке старшие братья остановились:
- Мы с Петером пойдём вместе, а ты, Свэнд, со своим гвоздём не ходи за нами!
- Ну, так прощайте, милые братья! Счастливого вам пути! Надеюсь, скоро увидимся! – сказал Свэнд и свернул на просёлочную дорогу.
Долго шёл он и вдруг увидел, что впереди на дороге кто-то копошиться. Свэнд в страхе подумал: «Неужели медведь? Как спастись?» Но это был человек, возившийся у своей телеги.
- Слушай-ка, мальчуган, - окликнул он Свэнда, - поди помоги мне: у телеги свалилось колесо, и я не могу добраться до кузнецы.
- У меня есть гвоздь, его можно заткнуть вместо чеки. Только я даю вам его взаймы: он мне дорог – ведь гвоздь-то из моего родного дома.
Крестьянин расхохотался:
- Ну и забавный ты, карапуз! Получишь обратно свой дорогой гвоздь, как только доедем до кузницы.
Крестьянин со Свэндом приладили колесо, вскочили на телегу и быстро поехали по дороге в кузницу.
Свэнд первый раз в жизни попал в кузницу, и ему всё там понравилось.
- Весело у вас тут! Мехи гудят, молот бьёт, прямо музыка какая-то! Хотел бы я быть кузнецом!
- Не смеши меня, малыш, - сказал кузнец. – Где тебе справиться с таким тяжёлым молотом! Это тебе не игрушка. А вот, если хочешь, можешь раздувать мехи, пока мой мальчишка не выздоровеет. Буду тебя кормить досыта да ещё дам несколько грошей за работу.
Так Свэнд остался у кузнеца. Гвоздь свой он получил от крестьянина обратно, выпрямил его и спрятал в карман. Кузнец скоро увидел, что Свэнд смышлёный мальчик, и стал учить его кое-чему из своего ремесла. Прошло немного времени, и Свэнд мог уже смастерить некоторые вещи своими руками.
Но через месяц сын кузнеца выздоровел, и кузнец не мог уже держать у себя Свэнда. Заплатил он ему за работу, и пошел Свэнд дальше. Шёл он по дороге, напевал весёлую песню и скоро поравнялся с одиноким домиком у дороги. На пороге стоял маленький человек в очках. Это был портной. На шее у него висели на длинной тесёмке ножницы; в руке портной держал куртку и чистил её. Вдруг куртка выскользнула у него из рук и упала на мокрую от росы траву.
- Вы бы повесили куртку, хозяин, - посоветовал Свэнд.
- Не учи меня, молокосос! – сказал портной. – Знаю без тебя, что мне делать.
Но Свэнд не обиделся на эти слова портного, а предложил:
- Я могу вам помочь, хозяин!
Он быстро достал из кармана гвоздь и вбил его в дверной косяк. Портной улыбнулся, повесил куртку и быстро вычистил её. Потом позвал Свэнда в дом и велел жене дать мальчику молока с хлебом. Свэнд с удовольствием поел – ведь он был голоден, - затем вежливо поблагодарил старушку. Хозяйке это очень понравилось.
- Возьми парнишку в ученье! – сказала она.
- Я с удовольствием останусь у вас, - отозвался Свэнд, - хотя по ремеслу я кузнец.
Портной оглядел с ног до головы тощую фигурку Свэнда и громко расхохотался:
- Ну и славный кузнец! Не тебе, брат, поднимать тяжёлый молот. А вот сумеешь ли ты шить?
- Я попробую, - ответил Свэнд и уселся рядом с портным.
Так стал Свэнд работать у портного и научился шить. Но вскоре портной простудился и умер. Свэнд вытащил из двери свой заветный гвоздь, ласково попрощался с хозяйкой и снова отправился в путь. Скоро дошел он до небольшого селения. В это время начиналась гроза: задул сильный ветер, ударила молния и загрохотал гром. Возле одного дома старушка спешила снять с веревки выстиранное бельё. Вдруг веревка сорвалась с гвоздя; старушка едва успела подхватить её.
- Проклятый гвоздь! – ворчала старушка. – Он переломился пополам. Как бы не уронить бельё в грязь!
- Я помогу вам, бабушка, - предложил Свэнд, достал свой гвоздь и мигом вбил его в стену. – Давайте я привяжу веревку, только вы потом отдайте мне мой гвоздь – ведь это кусочек моего родного дома!
И Свэнд помог старушке быстро снять всё бельё и отнести в дом. В доме он увидел сапожника, подбивавшего подошву к башмаку. Свэнд остановился в дверях, любуясь ловкой работой сапожника.
- Я и кузнец и портной, а вот шить башмаки не умею! - сказал Свэнд.
- Не болтай ерунды! Какой ты кузнец или портной? Ты просто забавник! Но, если хочешь, я могу обучить тебя сапожному мастерству.
Так Свэнд остался у сапожника. Правда, спать ему пришлось на чердаке, но стояло жаркое лето и там было не холодно.
Сапожник не знал, как нахвалиться ловким и трудолюбивым мальчиком. Скоро Свэнд мог не только чинить старые, но и шить новые башмаки. Тогда он взял заработанные у кузнеца и портного деньги, купил кожи и сшил для матери новые башмаки. Осенью Свэнд простился с хозяевами, получил от сапожника деньги за работу и отправился домой.
Путь Свэнда лежал через город. Когда он проходил мимо базара, он увидел у одного старика торговца куртку – это была куртка отца Свэнда, которую взял с собой старший брат, Матс. Значит, Матсу было плохо и он продал куртку, чтобы не голодать. Свэнд купил отцовскую куртку и пошел дальше. Вдруг в одной лавке Свэнд увидел кастрюлю, ярко блестевшую на солнце. Он подошел ближе и разглядел на ней круглую царапину. Эту царапину сделал когда-то сам Свэнд. Конечно, то была кастрюля матери. Свэнд очень обрадовался и купил её. Скоро Свэнд уже подходил к родной деревне.
В печи их дома горел огонь – другого света не было. Отец с матерью сидели за столом, а рядом сидели два оборванных паренька. Это были Матс и Петер.
- Бедные мои, - говорила мать, - настрадались вы! Терпели и голод и нужду, а ничего не заработали.
- Ничего, мама, - утешали её сыновья, - весной пойдем на полевые работы...
Вдруг дверь распахнулась. На пороге стоял их братишка Свэнд.
- Добрый вечер, родные мои! Вот я и пришёл! – весело воскликнул Свэнд. – Вот тебе, папа, твоя куртка, а тебе, мама, твоя любимая кастрюля, да ещё новые башмаки, которые я сам сшил! А вот и заработанные деньги. Теперь я и кузнец, и портной, и сапожник – и заработаю вам кучу денег! А вот и наш гвоздь! Это он помогал мне всегда.
И Свэнд вбил гвоздь на его прежнее место.

Принцесса-лгунья

Жил на свете король, который правил таким большим королевством, что пришлось бы идти много-много месяцев тому, кто вздумал бы пересечь его от одной границы до другой. Посреди королевства стоял замок; в нем-то и жил король. Одно только огорчало его: у него была дочь, которая была очень красива, но с самого раннего детства не могла открыть рта, чтобы не солгать. Рядом с замком король велел выстроить маленький дворец для принцессы и ее приближенных. Там принцесса жила очень одиноко; никто не хотел с ней дружить, потому что она всегда говорила неправду. Только король заходил к ней, но возвращался обычно из ее дворца печальный. Все знали о несчастье короля и со страхом думали, что после его смерти королевство попадет в руки лживой принцессы. Король уже много раз рассылал указы, в которых говорилось, что он отдаст все свое государство и руку дочери тому, кто научит ее говорить правду.
Являлись сотни принцев, но все возвращались ни с чем — ни одному не удалось исправить красавицу-лгунью. В том же королевстве жила бедная вдова, сын которой пас королевское стадо. Звали его Юхан. Его мать не могла нарадоваться на него, потому что он больше всего на свете любил правду. Однажды он вернулся домой очень серьезный и перед сном сказал матери:
— Матушка, я больше не буду пасти стадо.
— Почему? — спросила она.
— Завтра утром я пойду в королевский дворец.
— Зачем?
— Я хочу вылечить принцессу и получить королевство, — ответил Юхан.
На следующее утро старуха благословила сына, и он пошел к замку. На половине дороги он услышал в лесу журчание ручья и пробрался в чащу, так как хотел напиться. Никогда в жизни не видал он такой свежей и светлой воды, а заглянув в ее глубину, заметил, что там блестит звезда. Пастух наклонился; чем ниже наклонялся он, тем больше приближалась к нему звезда; когда он утолил жажду, она вышла из воды, стала перед ним и превратилась в красивую девушку.
— Ты выпил из источника Истины! Теперь я исполню любое твое желание, — сказала она.
— Я хочу вылечить принцессу, — сказал Юхан.
— Это трудное дело! Впрочем, если ты будешь слушаться меня, тебе, может быть, это удастся.
— А что надо делать?
— Налей в мех воды из этого источника и иди в королевский дворец. Когда ты услышишь, что принцесса солгала, брызни на нее тремя капельками воды и скажи: «Пусть твои слова исполнятся». Через три дня вернись к ней и, если она опять скажет неправду, брось на нее шесть брызг, говоря: «Пусть твои слова исполнятся». Еще через шесть дней вернись к ней, и если тогда она не будет говорить правду, значит, ее нельзя вылечить.
Чудное видение исчезло. Юнан налил воды в мех и пошел дальше. К вечеру он пришел к дворцу и постучался в ворота.
— Кто там? — спросил король.
— Человек, который пришел, чтобы попробовать вылечить принцессу, — ответил Юхан.
— Ну, подожди до утра. Прежде всего я должен посмотреть, кто ты, — ответил король. И Юхану пришлось пойти в парк и проспать ночь на траве.
Едва показалось солнце, как король сам отворил ворота замка. Хотя у него было мало надежды на выздоровление принцессы, ему все же очень хотелось увидеть того, кто считал себя способным научить ее говорить правду. Но увидев пастуха, он наморщил брови:
— Что ты можешь сделать? Тысячи принцев потерпели неудачу, — сказал он.
— Все-таки позвольте мне попробовать.
«Ну, пусть войдет», — подумал король и отвел его в замок.
Юхана угостили вкусным обедом, и король позволил ему три раза поговорить с принцессой. В первый раз в тот же самый день, во второй — через три дня после первого и наконец через шесть дней после второго раза. Вечером принцессу позвали в замок отца. Она пришла одна и с насмешливой улыбкой посмотрела на молодого человека, одетого в грубое пастушье платье.
— Дочь моя, — сказал король, — вот новый жених, как ты его находишь?
— Какой нарядный рыцарь! На нем красуются чудные золотые одежды, и венец сияет на его голове! Я не могла и надеяться встретить лучшего жениха, — сказала принцесса и расхохоталась так звонко, что от ее смеха зазвенели стекла.
Лицо бедного короля омрачилось, а Юхан, видя это, кивал головой, точно говоря: «Слышу и понимаю».
— А что ты скажешь, если я велю тебе выйти за него замуж? — спросил король.
— Я отвечу, что ему придется прежде подумать, а уж потом идти ко мне во дворец, потому что рыкающие львы стоят у входа в мой дом, а над моей дверью парит громадный орел. Впрочем, может быть, жених не испугается зверей, однако он сейчас же убежит, когда увидит, что я старая колдунья и каждую ночь вылетаю на метле из окошка, — ответила принцесса со смехом.
— Неужели ты не можешь сказать ни слова правды? — спросил Юхан.
— Конечно, могу, а потому предупреждаю короля, что ты пришел к нему в замок, желая убить его и завладеть королевским троном.
Услышав это, король стал бледный, как полотно. Между тем Юнан спокойно взял три капли воды из своих мехов и брызнул ими на принцессу, говоря:
— Пусть твои слова исполнятся.
Король приказал отвести пастуха в темницу, а когда стражники увели молодого человека, принцесса снова расхохоталась. Она пошла домой, но чуть не упала от ужаса, увидев, что ее выдумки осуществились. У входа в маленький дворец стояли два рыкающих льва. Она хотела убежать, но ее остановил рыцарь в блестящем венце и в платье из золотой парчи; у него были честные глаза и белокурые кудри Юхана. Он указал рукой на дверь. Проходя мимо львов, которые разорвали когтями ее платье, принцесса почувствовала, что ее кровь холодеет. Ее ужас усилился, когда она увидела орла, парившего над дверью. Она хотела бежать, но рыцарь остановил ее. С криком бросилась она в дом; орел же ударил ее клювом. Как только принцесса вошла в комнату и взглянула в зеркало, она с дрожью увидела, что превратилась в старую колдунью. Через мгновение она уже сидела на метле, которая вынесла ее в окно. Стояла темная ночь, уносясь на метле, принцесса услышала голос рыцаря:
— Благодаря лжи ты сделалась колдуньей, несись же на крыльях северных ветров во мрак, туда, где царит черная тьма, лети в царство смерти.
Быстро-быстро неслась принцесса над лесами и морями, и чем дальше летела она, тем холоднее становилось. Северный ветер развевал ее платье, ей казалось, что тысячи кнутов бьют ее, и повсюду она видела своего мертвого отца, которого убил пастух. Холодный пот выступал у нее на лбу, но он замерзал, превращаясь в длинные ледяные сосульки, примерзавшие к ее ресницам и бровям. Принцесса попробовала крикнуть, но у нее перехватило горло. Вдруг ее закружил вихрь, она стала виться, как легкая снежинка, потом упала в какую-то страшную бездонную пропасть. Долго-долго падала она в темноте ночи, но когда заблестел первый луч солнца, проснулась в своей комнате, ее окружали приближенные. Весь следующий день принцесса была грустной, но никому не сказала о причине своей печали. Вечером она спросила у одной из фрейлин, не слыхала ли она чего-нибудь о пришедшем накануне пастухе. Фрейлина ответила, что его приговорили к смертной казни. Принцесса заплакала, и вышла из маленького дворца, чтобы рассказать королю всю правду. Но только красавица очутилась во дворе, её раскаяния как ни бывало. Она хотела уже вернуться, но перед дверями дворца опять стояли страшные львы с оскаленными зубами. Рыцарь весь в золоте подошел к ней и поразил львов шпагой.
— За твое раскаяние я прогоню также и орла, который парит над дверью, — сказал он, и, когда хищная птица улетела, прибавил: — Я благодарю тебя за то, что ты плакала о моей судьбе.
— Кто? Я? Я плакала из-за тебя? Ну, нет, когда тебя казнят, я буду хохотать, ты слишком мучил меня.
В одно мгновение принцесса снова сделалась старой колдуньей, как накануне, и услышала, как рыцарь сказал:
— Благодаря лжи ты сделалась колдуньей, несись же на крыльях северных ветров во мрак, туда, где стоит вечная тьма, в царство смерти.
И принцесса вылетела в окно, и вихрь всю ночь носил ее и крутил над холодными равнинами, покрытыми вечным льдом и снегом. На следующий день она спросила своих приближенных о Юхане, и одна из фрейлин сказала, что пастуха скоро казнят. Принцесса залилась слезами и выбежала из дворца, чтобы рассказать отцу о своей вине, но она остановилась перед дверями замка и повернула назад. Снова появился одетый в золото рыцарь, он казался более кротким, чем накануне, проводил принцессу до ее дома и на прощанье сказал ей:
— Благодарю тебя за то, что ты плакала обо мне.
Принцесса рассердилась, но, увидев упрек в глазах рыцаря, смягчилась, в ее сердце потух гнев, и из ее глаз снова хлынули слезы. В эту ночь северный ветер кружился один, раскаяние избавило принцессу от мучительного полета. Через три дня Юхана освободили из темницы и позволили поговорить с принцессой. Когда она вошла в залу замка, все присутствующие удивились ее бледности.
— Что ты скажешь сегодня о твоем женихе? — спросил король.
— Я скажу, что он невиновен в том преступлении, в котором я его обвиняла, и что он мой лучший друг, — ответила принцесса.
Пастух улыбнулся, но король сказал:
— Все присутствующие могут сказать, что ты лжешь, ведь у тебя не может быть ни подруги, ни друга. Я скорее верю тому, что ты сказала в прошлый раз, поэтому через шесть дней велю его казнить.
Принцесса упала на колени, заплакала и стала умолять отца пощадить Юхана, но король был неумолим.
— Как может он быть твоим другом? — сказал король. — Ведь ты не виделась и не разговаривала с ним.
— Я часто говорила с ним, — с мукой в голосе сказала принцесса и, желая спасти Юхана, выдумала, будто она каждую ночь подходила к его тюрьме, беседовала с ним и за это время поняла, что он ее лучший друг.
Тем не менее он бросил на нее шесть капель воды и сказал:
— Не уклоняйся от правды, даже в опасности. Иди и пусть твои слова осуществятся, мы увидимся через шесть дней.
После этого стражники увели Юхана в темницу. На этот раз принцесса не смеялась, напротив, она так плакала, что трава и цветы увядали всюду, куда падали слезы. Когда стемнело и стихло вокруг замка, принцесса почувствовала жестокую тревогу и никак не могла заснуть. Она думала о невинном узнике, которого должны были скоро казнить из-за нее, наконец выскользнула из комнаты, прошла мимо заснувших фрейлин, потом мимо стражников и пошла к тюрьме. Там, продев белые руки между решетками и скрестив пальцы, она умоляла Юхана простить ей зло, которое она ему причинила. Он взял ее за руки и стал утешать. Так проговорили они до рассвета. На рассвете же принцесса вернулась к себе. Каждую ночь она приходила к темнице, садилась у тюремного окошечка и слушала все, что ее друг говорил ей об огромной силе истины. Когда наступил шестой день и принцесса увидела пастуха в большой зале, она не заплакала, напротив, спокойно подошла к королю и сказала:
— Я очень огорчала тебя, дорогой отец, но теперь я не хочу больше лгать и надеюсь, что ты мне поверишь, если я скажу, что человек, который научил меня любить правду, для меня дороже всех остальных.
Король мрачно молчал, через мгновение он сказал дочери:
— Ты ничего не прибавишь раньше, чем его уведут на казнь?
— Умоляю тебя, позволь мне умереть вместе с ним.
Лицо короля прояснилось, и он сказал:
— Я не хочу доводить испытание до конца. Я уверен, что ты говоришь правду.
Король обнял дочь и Юхана, который отучил ее лгать, благословил их, и вслед за этим сыграли свадьбу. Празднества были чудо как хороши, и каждый рассказывал о них по-своему, а потому теперь всякий может рассказать какую-нибудь историю о них.

Нис - Добрый Малый

Все городские часы пробили полночь. Почти во всех окнах потухли огни, светились очень немногие из них. Поэт, сидевший перед рабочим столом в своем кабинете, еще не потушил лампу, весь вечер он неутомимо писал. Вдруг за занавесками окна послышался легкий шорох, и вот между их складками просунулась маленькая голова в красном колпачке.
— Я разговариваю ночью с лежащими в постели, — сказал карлик и дружески кивнул головой поэту.
— Как тебя зовут? — спросил поэт.
— У меня много имен, но обыкновенно меня зовут Нис — Добрый Малый. Как только наступает полночь, я отправляюсь по городу и вхожу в те дома, в которых вижу свет, чтобы помогать людям и давать советы не спящим. Часто я вижу такие вещи, которые стоит описать, хотя обычно меня никто не видит. Я сделался для тебя заметным, так как хочу поговорить с тобой.
Тут карлик выскочил из-за занавески и уселся на стол. Он был в темном платье с кушаком, блестевшим, как отполированное золото, и держал в руках палочку, на одном конце которой был большой букет цветов, а на другом — стальное острие.
— Хочешь идти со мной? — спросил Нис.
— Охотно, если ты наймешь нам лошадей.
— Фи! Лошади! Да ведь они и не бегают, а ползают! Нет, я езжу куда лучше и скорее. Северный ветер понесет нас на своих крыльях. Возьми вот этот колпак: в нем ты сделаешься невидимым и легким, как пух.
Карлик надел свой колпачок на голову поэта, и они оба молча вылезли из окна, их подхватил ветер и понес. Где-то внизу раздавались шаги ночных сторожей. Вверху раскинулось небо, усеянное яркими звездами.
— Вот свет, — сказал Нис — Добрый Малый, заглянув в полуоткрытое окно. — Войдем туда.
Они прыгнули в комнату и увидели человека, печально сидевшего над клавишами пианино. На его столе, рядом с зажженной лампой, в беспорядке валялись листы бумаги, частью исписанные нотами. Нис взглянул на листы и сказал:
— Композитор старается найти прекрасные мелодии, но все перепуталось у него в голове, и без меня он не выберется из этой путаницы. Я помогу ему!
Нис вскочил на клавиши, протянул конец палки с цветами — и вдруг они ожили и задвигались. Белые клавиши превратились в маленьких серафимов с голубыми крылышками, черные — в печальных маленьких крылатых детей. Духи нот запорхали по комнате. Они то соединялись в хороводы, то кружились, точно в вихре, то двигались спокойно, летали вереницами, делали красивые и медленные повороты. В то же время струны инструмента звучали. Из них лилась то могучая и увлекательная, то нежная легкая мелодия. Композитор, еще недавно сидевший печально и задумчиво, расхохотался и сказал:
— Да, да, у меня появилась чудная мысль!
— Уйдем, — сказал Нис.
Они улетели, впрочем недалеко, потому что в окне рядом тоже виднелся свет. В маленькой комнате сидела девушка и шила белое подвенечное платье. Она была невеста, и перед ней стоял портрет ее жениха. Время от времени она переставала шить и смотрела на него.
— Я хочу сделать ей свадебный подарок, — сказал Нис и, приподняв увенчанный цветами конец палки, прибавил, обращаясь к молодой девушке: «Пусть аромат цветов нежности всегда окружает тебя, пусть твое счастье и счастье всех, кого ты любишь, длится долго-долго».
Невидимые для девушки красные розы посыпались с палочки. Молодая невеста улыбнулась, точно вдыхая чудное благоухание, закрыла глаза и прошептала в полусне:
— Пусть мой муж будет так счастлив, как я того хочу.
Следующее освещенное окно было заботливо закрыто тяжелыми плотными занавесями, однако Нис заметил луч света, пробивавшийся в щелочку.
— Я часто вхожу сюда, но до сих пор не мог сделать здесь добра. Войдем. На роскошной кровати лежал человек, закутанный в драгоценные одеяла, ему хотелось найти облегчение во сне, но облегчение не приходило.
Как только он закрывал глаза, изо всех углов темной богатой комнаты выходили бледные печальные тени, окружали его постель, протягивая к нему руки, В глубоких складках занавесей показывались худые фигуры, повсюду слышались полу заглушенные вздохи и жалобы.
— Он приобрел богатство недобрым путем, — сказал Нис. — Ты слышишь жалобы несчастных, которых он разорил и довел до отчаяния.
— Уйдите, уйдите, — кричал нечестный богач, стараясь оттолкнуть видения, которые смущали его сон. Холодный пот струился по его лицу, он прижимал руки к глазам, но не переставал видеть печальные тени. Наконец, он проснулся и закричал:
— Света, света! — он позвонил слугам, и они тотчас принесли два серебряных канделябра со множеством свечей, поставили их на стол и тотчас же вышли, робко поглядывая на своего несчастного господина.
— Никакой свет не отгонит от тебя печальных фигур, — сказал Нис, — только раскаяние и старание исправить зло, которое ты сделал, могли бы прогнать от тебя эти видения.
Карлик дотронулся до сердца злого богача железным острием палочки — это сердце было твердым, как металл. Нис печально покачал головой и оставил безжалостного человека. На узкой и темной улице из разбитого и заклеенного бумагой окна в нижнем этаже пробивались лучи света. На хромом столе горел огарок сальной свечи. Против него стоял стеклянный графин с водой, свет падал на трудолюбивые руки, чинившие башмак. Бедный башмачник еще работал в это позднее время. Когда его отяжелевшие веки опускались на глаза, он поглядывал в угол, туда, где спали его дети. Посмотрев на маленькие головки, видневшиеся из-под одеяла, он чувствовал, что его взгляд проясняется, слыша правильное дыхание детей, он сам начинал дышать легче и с новыми силами принимался за работу.
— Я дам ему самое лучшее, что у меня есть, — сказал Нис и помахал цветущим концом палочки над головой бедного отца семейства. Оттуда посыпались бледно-голубые цветочки, наполнившие комнату свежим запахом.
— Пусть цветок довольства помогает тебе работать, — сказал Нис. Едва он и его спутник вышли из темной маленькой комнаты, как до них донесся голос башмачника, негромко певшего веселую песенку:
«Нет денег у меня и нет богатства. Но в сердце радость я ношу».
Все свечи люстр горели в нарядном помещении, к которому теперь подлетели Нис и поэт. Посредине зала стоял стол с двумя большими позолоченными чашами и с несколькими рядами граненых хрустальных стаканов. За столом сидело множество нарядных мужчин, на многих сверкали драгоценные камни и виднелись разноцветные ленты. Хозяин, пожилой человек с самодовольным лицом, сидел во главе стола. Очевидно, пир только что начался.
— Я часто прилетаю сюда, — сказал Нис. — Хозяин этого дома то и дело затевает праздники. Он любит, чтобы его расхваливали в застольных речах.
— Сегодня буду говорить я, — сказал один из приглашенных.
— Ну, значит, в речи будет много похвал, — заметил другой.
Первый гость потребовал, чтобы все замолчали, и начал говорить. Он долго льстиво расхваливал хозяина дома, но вдруг в середине фразы запутался, подыскивая слова, наконец раскашлялся, стал пить вино маленькими глотками и ерошить волосы. Дело в том, что Нис вскочил на стол и направил острый конец палочки на говорившего. Послышался приглушенный смех. Хозяин дома покраснел от досады и, чтобы выйти из неловкого положения, сделал вид, что хочет перебить своего гостя. Он начал было заученный ответ, но Нис повернул острие палочки к нему, и он спутался и смешался. Так они сидели друг против друга, кашляли, размахивали руками, но не были в состоянии выговорить ни слова. Гости старались сдержаться, но не могли не расхохотаться и хохотали еще долго после того, как хозяин дома и льстец совсем замолчали. А больше всех смеялся Нис, вылетая из окна вместе со своим спутником.
Они увидели чердак, на котором горел такой слабый свет, что его трудно было различить снаружи. Но внутри жалкой каморки было ясно и светло, ее освещала не только сальная свеча, но и доброта людей, бывших в ней. На жалкой постели лежала старуха, возле нее сидел молодой человек и держал больную за руки.
— Я никогда не забуду всего, что ты сделала для меня, дорогая матушка, — со слезами говорил он.
— Этим ты утешаешь меня в минуту смерти, — прошептала старушка.
— Ты всем жертвовала, чтобы помогать мне жить и работать, поэтому я обещаю тебе никогда не делать ничего, чем ты могла бы быть недовольна.
— Благодарю тебя, сын мой… Поцелуй меня еще… в последний раз...
Нис поднял палочку, увенчанную цветами. Белые розы стали медленно падать на постель. Некоторые из них прикрыли губы больной. Когда сын поцеловал свою умирающую мать, розы проскользнули в его сердце, чтобы всегда охранять его в борьбе с жизнью. Поэт спросил карлика:
— Разве ты не мог сделать, чтобы старуха осталась жива?
Нис ответил, что это не в его власти. Тогда поэт прибавил:
— Ты мне сказал, что отнесешь меня всюду, где блестит свет. Отнеси меня к звездам, я хочу видеть, кто там живет, кто там двигается.
Услышав это, Нис нахмурил брови, его глаза засверкали, и он крикнул:
— Летим!
И они понеслись, как стрелы.
По мере того, как они поднимались, звезды делались все крупнее и ярче… Теперь земля казалась небольшой светлой точкой. Чем ближе становилась луна, тем белее был ее свет. Вскоре поэту пришлось закрыть глаза, потому что он уже не мог выносить сияния небесных тел.
— Ты высказал смелое, дерзкое желание, так расстанемся же, — резко закричал Нис и сорвал с головы поэта колпачок.
В одно мгновение поэт полетел на землю и проснулся с сердцем, бившимся от страха. Он сидел в кресле перед письменным столом, и свет рабочей лампы падал на его лицо.

Тролль на празднике

В Телемарке, в общине Рауланд, между хуторами Уребё и Ойгард, что на берегу озера Тотак, есть одна долина, усеянная огромными валунами. Кажется, что кто-то снес верхушку горы и забросал всю долину камнями. И рассказывают об этом такую легенду.
В давние времена жило в тех краях множество народу. Как-то раз справляли на одном из хуторов свадьбу, и пришли на нее все окрестные жители. Пили они, ели и веселились на славу. Увидел это со своей горы тролль. А звали того тролля Тор Троллебане. И захотелось ему пива. Спустился Тор Троллебане в долину, пришел к пирующим и подсел к столу. Росту же тролль был громадного и брюхо имел бездонное. Ест да пьет, а все ему мало. Испугались тут хозяева, что совсем объест их великан, и давай гнать его из-за стола. Рассердился Тор, нахмурился. Заметил это его сосед за столом и понял, что недалеко тут до беды. А был он человек добросердечный и говорит Тору:
- Пойдем ко мне на хутор, налью я тебе пива да дам, чего поесть.
Пришли они на хутор, и выкатил хозяин троллю целую бочку пива. Выпил ее Тор, закусил хозяйской телочкой, и поубавился чуть его гнев, хотя и не совсем прошел. Вот и говорит Тор крестьянину:
- Обидели меня те люди, и не будет им от меня прощения. Но ты не так жаден, как они, и за это я тебя пощажу.
Взял он крестьянина и его семью, посадил в карман и отнес к себе в горы.
- А теперь, - говорит, - смотри, что будет.
Поднял Тор свой молот и ударил им по вершине горы - и посыпались камни на долину, и не было никому от них спасения.
Отомстил Тор обидчикам и говорит крестьянину:
- Ввел я тебя в расход: выпил все твое пиво и съел твою единственную телку. Но не жалей о том - получишь ты за это от меня всю долину Уребё во владение. Расчищу я ее от камней, и будешь ты там жить.
Сдержал великан свое слово. Расчистил он хутор Уребё и дорогу к нему, и поселился на том хуторе добрый крестьянин со своей семьей.
старый 21.10.2010, 16:06   #9
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Elsa Ingeborg, я рад,что хоть кто-то внёс свой вклад в развитие темы.
(А то,понимаешь,появляются разные Солдаты,Дмитрихи,Салюты и прочие флудеры и тролли от которых толку ноль. Ну да мы всю эту нечисть отсюда удалим моментально )
старый 21.10.2010, 16:06   #10
Member
 
аватар для Elsa Ingeborg
 
Регистрация: 03.2010
Сообщений: 940
Записей в дневнике: 10
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Alland, вряд ли здесь подойдут традиционные военные методы (да и размножаются они, видимо, делением, как амебы - одного только раздавили, тут как тут уже двое на пороге стоят). Это внеземные и межгалактические существа, законы Земли на них не действуют да и выражаются они порой на непонятном для землян языке. Вы, кстати, заметили?

Наследство

Жил на свете очень богатый старик. И было у него три сына — Аларик, Рюрик и Эрик. Младшего из них, Эрика, отец любил особенно сильно за его гордый решительный характер и за доброе сердце, но молодой человек уехал в далекие края, я о яте так давно не было никаких вестей, что старик стал считать его умершим.
В действительности же Аларик и Рюрик заставили младшего брата уехать не дома, и этим разбили сердце отца.
Он лежал при смерти и призвал сыновей, чтобы разделить между ними свои богатства. Обращаясь к старшему, Аларику, отец сказал:
— Ты всегда желал владеть имениями, поэтому я оставляю тебе мои поля и луга, рогатый скот и рабочих лошадей.
Потом он сказал второму сыну, Рюрику:
— Ты всегда был отличным охотником, владей же моими лесами и охотничьими землями, моими скакунами и собаками.
— А золото? — бросили оба в один голос.
— Я оставлю его Эрику.
— Но ведь он умер, — сказали Аларик и Рюрик.
— Кто знает? Может быть, он еще жив, — прошептал старик.
— Он умер. Я узнал это от одного путешественника, который вернулся из дальних стран, — сказал Аларик.
— Он умер, — прибавил Рюрик, — и, умирая, прислал мне вот это, прося, чтобы я передал его дар тебе на память. — И Рюрик показал отцу перстень, прибавив, что гонец привез ему кольцо от Эрика.
— Ну, так возьмите мои богатства и разделите их между собой поровну, по-братски, — слабым голосом произнес старик. Потом он призвал слуг, прося их быть свидетелями его воли.
Устроив свои земные дела, он уже готовился навсегда закрыть глаза, как вдруг в передней послышался крик.
— Я хочу, я должен его видеть!
Старик узнал голос младшего сына.
Аларик и Рюрик бросились, чтобы помешать Эрику войти, но старик пригрозил им, и им пришлось впустить брата.
— О, мой добрый отец, наконец-то я вижу тебя и целую твоя руки, — крикнул Эрик, становясь на колени перед кроватью старика.
— Ты долго не возвращался, сын мой, — проговорил отец, — но слава Богу, что я увидел тебя.
— Я вернулся бы раньше, отец, но я думал, что ты не хочешь меня видеть.
— Кто тебе сказал это?
— Мне написали братья.
Старик понял все и заплакал.
— О чем ты плачешь, отец? — спросил Эрик.
— Я сделал тебя нищим. Меня уверили, что ты умер, и я разделил все между твоими братьями. У меня для тебя нет ничего, кроме благословения. Он положил слабеющую руку на голову любимого сына, благословил его, закрыл глаза и умер.
Когда отца похоронили, Аларик и Рюрик занялись своими владениями. Эрику они позволили поселиться в небольшой усадьбе близ елового леса и возделывать землю.
Молодой человек с удовольствием обрабатывал маленькое поле, а его братья услаждались всевозможными развлечениями и удовольствиями: один в громадном имении, другой на охотничьих землях.
У Аларика и Рюрика было все, чего они желали, но ни один из них не чувствовал себя довольным. Никакие увеселения не доставляли им счастья, а между тем они с удивлением замечали, что бедный Эрик живет весело я спокойно.
Они послали гонца спросить Эрика, почему он так весел, счастлив и доволен. В ответ младший брат сказал гонцу:
— У меня только маленькая хижина, которую мне дали братья, но я учил от отца лучшую долю наследства, чем они.
Услышав это, Аларик и Рюрик рассердились и решили отнять у брата долю наследства, которую, по их мнению, он скрывал в своей лесной усадьбе. Они говорились прийти к Эрику ночью, во время сна, и внезапно выгнать его дома, чтобы он не успел ничего захватить с собой. Так и сделали. Аларик я Рюрик ночью постучали к Эрику. Когда он отворил дверь, они кинулись на него и свалили его на пол.
— Уходи и никогда больше не возвращайся, — крикнул Аларик. — Наследство, которое ты хранишь здесь, принадлежит нам. И все богатства, оставленные отцом, — наши!
— Мы ничего не позволим тебе унести, — вторил Аларику Рюрик, обыскивая его одежду.
— У меня нет никаких богатств, а потому я не могу ничего унести, — сказал удивленный Эрик.
— Да ведь ты сказал, что получил от нашего отца лучшую долю иаследства, чем мы?
Эрик понял все.
— Я не могу отдать этого наследства, оно везде со мною.
— Где же оно?
— Здесь, на моей голове, которой коснулась рука отца, и в моем сердце. Мое наследство — его предсмертное благословение. Это мое единственное достояние, но я считаю его бесценным и не отдал бы за все ваши богатства.
Аларик и Рюрик удивились, и в них заговорили раскаяние и стыд. Они молча вышли из лесной усадьбы.
С этой ночи Аларик и Рюрик стали жить совершенно иначе, чем жили до сих пор. Вместо того чтобы пировать со своими слугами, Аларик одиноко жил в замке. Рюрик не хотел больше смотреть на своих веселых товарищей по охоте. Старшие братья Эрика теперь редко выходили на улицу, а когда, случайно показывались, то никто не узнавал в них бывших весельчаков. Было ясно, что их тяготила глубокая печаль.
Однажды два брата, не говоря никому о том, куда они идут, взявшись за руки, медленно двинулись к кладбищу, на котором вечным сном спал их отец. Раньше они никогда не ходили туда. Молча дошли они до деревянного забора, который отделял кладбище от полей и лугов. Дойдя до двери склепа, они с удивлением увидели, что ее окружают гирлянды из свежих цветов.
Они посмотрели друг на друга, как бы спрашивая: «Ты принес эти цветы?» И поняли, что этого не сделал ни один из них. Братья вошли через полуоткрытую дверь и вскоре заметили, что в склепе кто-то есть. В полу сумраке виднелась фигура молодого человека.
— Наконец-то вы пришли, — сказал кроткий нежный голос Эрика. Я каждый день ждал вас, я был уверен, что вы придете, как только вам захочется помириться со мной.
— Эрик, Эрик, — смиренно сказал Аларик, — я охотно уступил бы тебе все мои земли, если бы ты мог уделить мне хотя бы крошечную часть той драгоценной доли наследства, которую оставил тебе наш отец.
— Возьми все мои леса, мои охотничьи угодья, мое золото, возьми все, но умоли отца простить меня, — простонал Рюрик.
— Наш отец благословляет вас в эту минуту. И я тоже прощаю вас, — сказал
Эрик, обнимая братьев.
С этого дня они зажили счастливо. Теперь все было у них общее — и земные богатства, и драгоценная часть наследства — благословение отца.

В поисках счастья

Девятнадцатилетний Антон служил батраком у доброго, но очень бедного крестьянина. Раз, когда вся семья собралась в кухне к ужину, Антон похлебал немного супу, отодвинул тарелку и ложку и сказал:
— Знаешь, батюшка, ищи себе нового батрака, я же хочу уйти путешествовать.
— Я хочу идти искать счастья, — твердил он, — и вернусь, когда его найду.
И вот в одно светлое летнее утро Антон взял узелок и простился с семьей крестьянина. Все трое долго смотрели ему вслед и махали на прощанье руками.
— Желаю тебе всех радостей в мире, — кричал старик.
— Найди поскорее счастье, — со слезами говорила старуха.
Грета же ничего не говорила. Она только протягивала руки к другу детства, а вернувшись в комнату, стала молить Бога, чтобы Антон поскорее нашел счастье, за которым пошел.
Целый день брел Антон, а к вечеру стал подумывать о ночлеге, но кругом не было видно жилья. Когда стемнело, он увидел на берегу канавы старуху.
— Здравствуй, матушка, — сказал он ей.
Старуха кивнула головой и спросила: «Куда ты идешь?»
— Я иду искать счастья, — ответил он.
— Вот отлично! Помоги мне встать, и я покажу тебе к нему дорогу.
Антон протянул руку, и едва старуха поднялась на ноги, как пошла так скоро, что Антону пришлось за ней бежать изо всех сил. Скоро она свернула на тропинку, ведущую в чащу леса.
— А ты не сбилась с дороги, матушка? — спросил Антон.
— Вот мы и пришли, — ответила старуха.
Сказав это, она ударила палкой о землю. Земля расступилась. В отверстии Антон увидел такой яркий розовый свет, что невольно прикрыл глаза рукой.
— Где мы? — спросил он, оборачиваясь к старухе.
Но она исчезла. Вместо нее стояла красивая молодая девушка в розовом платье с цветами в волосах.
— Ты стоишь около двери одного из дворцов счастья. Возьми меня за руку, и я введу тебя в него, — ответила она, протягивая руку.
Антон взял руку девушки, но тотчас же выпустил ее из пальцев, потому что ему показалось, будто он дотронулся до безжизненной восковой статуи. Через секунду он уже был под Землей. Он смотрел во все глаза. Кругом порхали тысячи улыбающихся призраков, слышались звуки музыки и взрывы веселого хохота.
Когда он немного привык к окружающему свету и великолепию, он повернулся к своей проводнице и спросил:
— Кто ты, красавица?
— Я одна из дочерей счастья, и если ты прослужишь мне целый год, в первый день следующего года я стану твоей женой.
Антон подумал, что это было бы хорошо, и спросил:
— Что же я должен делать?
— Петь с теми, кто поет. Смеяться с теми, кто смеется, брать все, что тебе нравится, наслаждаться всем, чем можешь.
— Отлично! — закричал Антон, и едва он выговорил эти слова, как его окружили веселые фигуры танцующих.
— Вот, — подумал Антон, — я уже и нашел счастье.
Каждый день приносил ему новое удовольствие. Он не отказывался ни от одного из них. Но как-то раз он понял, что вечный смех, вечное веселье — не счастье. Молодой человек внимательнее пригляделся к своей жизни. Веселые лица смеялись по-прежнему, но Антон однажды услышал последние слова постоянно повторявшейся песни: «Пейте чашу наслаждений, в ней горька только последняя капля». С этих пор Антон перестал наслаждаться великолепием дворца и удовольствиями и скоро заметил, что все было прекрасно только снаружи. На деревьях, поспевали чудные сочные плоды, но с порчеными сердцевинами, цветы осыпались от прикосновений. Еще день, и он с ужасом понял, что смеющиеся лица — только раскрашенные и нарумяненные маски, под которыми скрывались обнаженные черепа. Удовольствия перестали ему нравиться, и когда в первый день второго года дочь счастья предложила ему обвенчаться с нею, он громко закричал:
— Я хочу уйти, я хочу жить далеко-далеко отсюда!
— Безумец, — ответила она, срывая маску, и посмотрела на него пустыми впадинами своих глаз.
Все потемнело вокруг Антона, пол пошатнулся под его ногами, и он почувствовал, что дворец рушится, с грохотом падает, и потерял сознание. Когда молодой человек пришел в себя, он увидел, что сидит на высоком утесе в лесу и что его узелок лежит возле него. Вокруг покачивались величавые сосны, расстилался зеленый мох, пестрели лесные цветы, а над головой раскидывался бесконечный голубой небесный свод. Он был бледен и утомлен, однако при виде земной природы почувствовал, что вновь оживает. Вздохнув еще раз, Антон пустился в путь.
К вечеру он устал и решил поискать места для ночлега, но кругом не было ни одного дома. И вот, когда уже совсем стемнело, на краю рва он увидел старуху.
— Здравствуй, бабушка, — сказал он.
Старуха кивнула ему головой и спросила:
— Куда ты идешь?
— За счастьем.
— Ну, хорошо. Если ты захочешь быть вежливым и поднимешь меня, я тебе покажу к нему дорогу.
Едва старуха поднялась, как побежала, да так скоро, что Антон еле поспевал за нею.
Они шли по большому лесу. Антон спросил ее:
— Не сбилась ли ты с дороги, бабушка?
— Мы пришли, — ответила старуха и ударила клюкой об гору.
Гора открылась, как дверь. Внутри все сияло, точно полированное золото, и этот блеск был так силен, что Антон прикрыл глаза рукой.
— Где же мы? — спросил он, оборачиваясь к старухе.
Но она уже исчезла. Рядом с ним стояла красавица в парчовом платье и с золотой короной на голове.
— Ты у входа в один из дворцов счастья, и я введу тебя в него, — ответила она.
Антон взял ее протянутую руку, но тотчас же, выпустил, потому что она была холодна и жестка, как металл, блестевший внутри горы. Они вместе вошли в большой зал. Его стены были сделаны из отполированного золота, пол из серебра, на потолке сияли драгоценные камни, и от некоторых из них шли лучи, как от больших ламп. Когда Антон немного освоился со всем этим великолепием, он спросил:
— Кто ты, красавица?
— Я одна из дочерей счастья, и если ты мне прослужишь целый год, в первый день второго года я сделаюсь твоей женой.
Антон посмотрел на блиставшие сокровища и решил, что это будет хорошо.
— Чем же я могу служить тебе? — спросил он.
— Ты должен без устали и без перерыва отламывать золото, которое ты видишь по обеим сторонам зала. До конца года ты обязан собрать громадную груду и тогда сядешь на трон рядом со мной в моем царстве. Но тебе придется работать день и ночь, без перерыва. Если ты хочешь успеха — люби это золото больше всего на свете. Чем сильнее ты будешь желать собрать его, тем сильнее станет твоя душа.
Несколько мгновений Антон колебался, но вспомнил, что отправился искать счастья, и ответил:
— Позволь мне попробовать.
Дочь счастья провела его в соседний зал, там он увидел лом, стоявший подле стены. Молодой человек взял лом и принялся работать. Сначала он работал весело и еще до конца первого дня отколол большой кусок золота, да такой гладкий, что в нем, как в зеркале, увидел себя. Взглянув на свое отражение, Антон не сразу поверил, что он видит себя. Его свежие розовые щеки поблекли, глаза смотрели боязливо, щурились и моргали. Он долго не двигался, до того ему было неприятно видеть такую перемену в своем лице, но вдруг в зале раздались звонкие шаги дочери счастья. Антон вспомнил о заключенном условии, поднял лом и одним ударом разбил зеркало. Молодой человек работал усердно, и вот в последний день года ему удалось отломить от стены такой большой и такой отполированный кусок золота, что он отразился в нем весь до самой глубины своей души. Антону показалось, что он видит чужую душу. Когда же он понял, что перед ним действительно его душа, молодой человек вздрогнул, так как в ней стало холодно и темно. Только жадность блестела в его потускневших глазах.
— Это не счастье, это несчастье! — закричал он и с отчаянием бросил лом о стену.
Раздался шум, треск, грохот. Все разрушилось. Земля ушла из-под ног Антона, и он упал без сознания.
Наконец бедный малый открыл глаза. Он сидел на возвышенности, в лесу, а возле него лежал его узелок. С огромным чувством радости увидел Антон кустики дикого шиповника, покрытые светло-розовыми цветами, и траву, побелевшую от пуха ив. Бедняк был слаб и утомлен, но с каждым вздохом силы возвращались к нему, и вскоре он мог продолжать свое путешествие. Вечером Антон почувствовал необходимость отдохнуть, но нигде не виднелось жилья. Когда стало совсем темнеть, он заметил старуху, сидевшую на краю рва.
— Здравствуй, тетка, — сказал он.
— Здравствуй, мой милый, — отвечал старый и, как показалось Антону, хорошо знакомый голос. Он всмотрелся и увидел крестьянку, жену своего прежнего хозяина.
— Это ты, матушка?
— Я-то — я, да ты ли это? Ты уже вернулся? Ну что же? Нашел ты счастье?
— Нет еще, милая матушка. Я потом пойду его искать, теперь же мне нужно место для ночлега.
— Вот как? Ну, пойдем домой, мой мальчик.
По дороге Антон оглядывался. Его удивляло, что он очутился так близко от своего прежнего жилища.
— Разве я пропадал недолго?
— Что ты хочешь сказать? — спросила старуха.
Когда они вошли в кухню, там поднялась суматоха. Грета бросилась на шею приемному брату, крестьянин принялся плясать от радости, старуха поставила на стол все, что у нее было лучшего. Успокоившись немного, старик спросил Антона:
— Ну-ка, расскажи нам, какое счастье ты нашел?
— Я еще не нашел того, что ищу, — ответил Антон. — Завтра я опять отправлюсь в путь.
При этих словах на глаза Греты набежали слезы.
На следующее утро, на восходе солнца, Антон был готов в путь, но когда он хотел уже переступить порог знакомого ему дома, все в нем показалось ему до того прелестным, до того дорогим, что он решил пробыть еще немного там, где провел детство. Увидев Грету, которая протягивала ему руки, он сказал:
— Я хочу служить тебе целый год, и если в первый день второго года ты согласишься сделаться моей женой, мы обвенчаемся.
И старики, и Грета решили, что это будет хорошо. Антон тотчас же принялся за работу. Никогда прежде не работал он так усердно, никогда раньше не был он так счастлив. С каждым днем он все больше и больше чувствовал свое счастье. В первый день второго года Антон повел Грету в церковь. Сидя с ней рядом на скамье, слушая церковную музыку, он прошептал:
— Я безумец, что искал счастье так далеко, когда оно было рядом со мной.
— Да, да, милый Антон, — ответила Грета, — впрочем, все так делают, счастье находишь только тогда, когда оно живет в сердце.
gnom сказал(а) спасибо.
старый 21.10.2010, 16:34   #11
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Цитата:
Elsa Ingeborg посмотреть сообщение
Alland, вряд ли здесь подойдут традиционные военные методы (да и размножаются они, видимо, делением, как амебы - одного только раздавили, тут как тут уже двое на пороге стоят). Это внеземные и межгалактические существа, законы Земли на них не действуют да и выражаются они порой на непонятном для землян языке. Вы, кстати, заметили?
"Умеючи и ведьму бьют"(с)

Вы лучше посмотрите собщение № 7 в этой теме,аудиосказка специально для Вас.
старый 21.10.2010, 19:22   #12
Member
 
аватар для Elsa Ingeborg
 
Регистрация: 03.2010
Сообщений: 940
Записей в дневнике: 10
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Цитата:
Alland посмотреть сообщение
Вы лучше посмотрите собщение № 7 в этой теме,аудиосказка специально для Вас.
Хорошая, располагающая. Напомнила сказки и истории, которые мы в детстве слушали через проигрыватель.

Ниже одна из моих любимых сказок.

Астрид ЛИНДГРЕН

КРОШКА НИЛЬС КАРЛСОН

Бертиль смотрел в окно. Начинало смеркаться, на улице было холодно,
туманно и неуютно.
Бертиль ждал папу и маму. Он ждал их с таким нетерпением, что было просто
удивительно, почему они до сих пор не показались от одного его ожидания
вон у того уличного фонаря. Обычно возле этого фонаря Бертиль и замечал их
раньше всего. Мама приходила немного раньше папы, но она не могла
вернуться до того, как кончается работа на фабрике.
Папа и мама каждый день уходили на фабрику, а Бертиль целый день сидел
дома один. Мама оставляла ему еду, чтобы он мог перекусить, когда
проголодается. Потом, когда мама возвращалась, они садились обедать.
Было ужасно скучно расхаживать целые дни по квартире одному, когда не с
кем словом перемолвиться. Конечно, Бертиль мог бы выйти во двор поиграть,
но теперь, осенью, погода стояла скверная и на улице никого из ребят не
было видно.
Ох, как медленно тянулось время! Игрушки ему уже давным-давно надоели. Да
их и было не так много. Книги, те, что были в доме, он просмотрел от корки
до корки. Читать шестилетний Бертиль еще не умел.
В комнате было холодно. Папа топил печь по утрам, но к обеду почти все
тепло уходило. Бертиль замерз. В углах комнаты сгустился мрак, но он и не
думал зажигать свет. Было так ужасно грустно, что он решил лечь в кровать
и немножко подумать о том, почему на свете все так грустно.
Ему не всегда приходилось сидеть одному. Раньше у него была сестра, и
звали ее Мэрта. Но однажды Мэрта вернулась из школы больной. Она проболела
целую неделю, а потом умерла. И когда Бертиль подумал о том, что теперь он
один, без сестры, слезы покатились у него по щекам.
И как раз в этот миг он услыхал...
Он услыхал мелкие, семенящие шажки под кроватью. "Неужто у нас водятся
привидения?" - подумал Бертиль и свесился через край кровати, чтобы
посмотреть.
И тут он увидел, что под кроватью кто-то стоит... Да-да. Это был
обыкновенный мальчик, только совсем маленький, ну прямо крошечный - не
больше мизинца.
- Привет! - сказал малыш.
- Привет! - смущенно ответил Бертиль.
- Привет! Привет! - снова сказал малыш, и оба немного помолчали.
- Ты кто такой? - спросил наконец Бертиль. - И что ты делаешь под моей
кроватью?
- Меня зовут Крошка Нильс Карлсон, - ответил малыш. - Я живу здесь. Ну,
конечно, не прямо под твоей кроватью, а чуть пониже. Вход ко мне вон в том
углу!
И он указал на крысиную норку под кроватью Бертиля.
- Давно ты здесь живешь? - удивленно спросил Бертиль.
- Нет, всего лишь несколько дней, - ответил малыш. - До этого я жил в лесу
Лильянскуген под корнями дерева. Но ты ведь знаешь, к осени надоедает жить
в кемпинге и хочется назад, в город. Мне здорово повезло, что удалось
снять комнатку у крысы, которая переехала к своей сестре в Седертелье. Сам
знаешь, как трудно найти маленькую квартирку.
Да, Бертиль об этом не раз слышал.
- Понятно, я снял комнату без всякой мебели, - объяснил Крошка и, немного
помолчав, добавил: - Это лучше всего. Тем более, если есть своя
собственная...
- А она у тебя есть? - спросил Бертиль.
- В том-то и дело, что нет, - ответил малыш огорченно. Он вдруг съежился.
- Б-р-р-р, до чего же внизу у меня холодно! Но и у тебя, наверху, тоже не
лучше.
- Да, правда, - согласился Бертиль, - я тоже замерз как собака.
- Печь-то в моей комнате есть, - продолжал малыш объяснять, - но нет дров.
Дрова нынче так дороги!
Он обхватил себя руками, чтобы согреться. Потом взглянул на Бертиля
большими ясными глазами.
- А что ты целый день делаешь? - спросил он.
- Ничего особенного! - ответил Бертиль. - По правде говоря, просто ничего
не делаю!
- Точь-в-точь как я... - сказал Крошка. - Скучно жить одному, ведь правда?
- Еще как скучно, - подхватил Бертиль.
- Хочешь спуститься ко мне вниз на минутку? - предложил малыш.
Бертиль рассмеялся.
- Думаешь, я пролезу в эту норку?
- Это проще простого, - объяснил Крошка. - Стоит только нажать на гвоздик,
который рядом с норкой, а потом сказать:

Снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс!
Малышом ты обернись! -

И станешь таким же маленьким, как я.
- Правда? - обрадовался Бертиль. - А я смогу снова стать большим до того,
как мама с папой вернутся домой?
- Ясное дело, сможешь, - успокоил его Крошка. - Для этого ты снова нажмешь
на гвоздик и еще раз скажешь:

Снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс!
Мальчуганом обернись!

- Ну, дела! - удивился Бертиль. - А ты можешь стать таким же большим, как
я?
- Увы! Этого я не могу, - вздохнул Крошка. - И все-таки хорошо бы тебе
хоть ненадолго спуститься ко мне вниз.
- Ну давай! - согласился Бертиль.
Он залез под кровать, нажал указательным пальцем на гвоздик и сказал:

Снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс!
Малышом ты обернись!

И в самом деле!
Миг - и он стоит перед крысиной норкой, такой же маленький, как Крошка.
- Вообще-то все зовут меня Ниссе! - еще раз представился человечек и
протянул руку Бертилю. - Пошли ко мне вниз!
Бертиль понял: с ним происходит что-то увлекательное и необыкновенное. Он
просто сгорал от любопытства, так не терпелось ему поскорее спуститься в
темную норку.
- Спускайся осторожней! - предупредил Ниссе. - Перила в одном месте
сломаны.
Бертиль осторожно сошел вниз по маленькой каменной лестнице. Подумать
только, он и не знал, что здесь лестница! Она кончалась перед запертой
дверью.
- Подожди, я зажгу свет, - сказал Ниссе и повернул выключатель.
К двери была приклеена визитная карточка, на ней аккуратными буковками
было написано:

Крошка Нильс Карлсон.

Ниссе отворил дверь и повернул другой выключатель. Бертиль вошел в
комнату..
- Здесь не очень-то уютно, - извинился Ниссе.
Бертиль огляделся. Комнатка была маленькая, холодная, с одним окошком и
кафельной печью, выкрашенной в голубой цвет.
- Да, бывает лучше, - согласился он. - А где ты ночью спишь?
- На полу, - ответил Ниссе.
- Так тебе же холодно! Б-р-р-р... - содрогнулся от ужаса Бертиль.
- Спрашиваешь! Еще как холодно! Можешь быть уверен. Так холодно, что
приходится то и дело вскакивать и бегать по комнате, чтобы не замерзнуть
вовсе!
Бертилю стало ужасно жаль малыша. Он-то сам, по крайней мере, по ночам не
мерз.
И тут Бертилю пришла в голову удачная мысль.
- Какой же я глупый! - сказал он. - Уж дрова-то я могу для тебя раздобыть!
Ниссе быстро схватил его за руку.
- Ты думаешь, тебе это удастся? - живо спросил он.
- Ясное дело, - ответил Бертиль, но огорченно добавил: - Беда только, что
мне не разрешают зажигать спички.
- Ничего! Только бы тебе удалось раздобыть дрова, а уж зажечь я их смогу..
Бертиль взбежал вверх по лестнице и нажал на гвоздик... но забыл, что при
этом нужно говорить.
- Какие слова надо сказать? - крикнул он вниз малышу.
- Хм, снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс! Мальчуганом обернись! - ответил
Ниссе.
- Хм, снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс! Мальчуганом обернись! - повторил
Бертиль. Но ничего не получилось.
- Тьфу, тебе надо сказать только
Снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс!
Мальчуганом обернись! - закричал снизу Ниссе.
- Только снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс!
Мальчуганом обернись! - повторил Бертиль.
Но опять ничего не получилось.
- Ой, ой! - опять закричал Ниссе. - Ничего, кроме
Снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс!
Мальчуганом обернись! - тебе говорить не надо!
И тут Бертиль понял наконец, что надо сказать.
- Снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс!
Мальчуганом обернись! - произнес он и снова стал прежним Бертилем, да так
быстро, что даже стукнулся головой о свою кровать.
Быстро-быстро Быстро-быстро вылез Бертиль из-под кровати и подполз к
кухонной плите. Там лежала целая горка обгорелых спичек. Он разломал их на
малюсенькие щепочки и сложил возле крысиной норки. Затем, произнеся
заклинание, снова сделался маленьким и закричал:
- Ниссе, помоги мне перенести вниз дрова!
Ведь теперь, когда он стал маленьким, он не в силах был перетащить все эти
спички один. Ниссе прибежал вприпрыжку, и они с трудом, помогая друг
другу, стащили дрова вниз по лестнице и сложили их в комнате у печки.
Ниссе прямо-таки прыгал от радости.
- Такие дрова - самые лучшие на свете! Да-да, самые лучшие на свете!
Он набил полную печку дров, а те, что остались, аккуратно сложил рядышком
в углу.
- Сейчас я тебе что-то покажу, - сказал он. Ниссе сел перед печкой на
корточки и подул на дрова:
- Випс!
Дрова как затрещали, как загорелись!
- Вот так чудо! - обрадовался Бертиль. - И спички не нужны!
- Да-а, - протянул Ниссе. - До чего же расчудесный огонь. Мне ни разу с
самого лета не было так тепло.
Они оба уселись на полу перед пылающим огнем и протянули к живительному
теплу посиневшие от холода руки.
- А сколько дров еще осталось! - сказал довольный Ниссе.
- Когда они кончатся, я достану еще, - пообещал Бертиль. Он тоже был
доволен.
- Нынче ночью я не замерзну, - радовался Ниссе.
- А что ты ешь? - спросил Бертиль немного погодя.
Ниссе покраснел.
- Да всего понемногу, - неуверенно ответил он. - Что удастся раздобыть.
- Ну что ты ел сегодня? - полюбопытствовал Бертиль.
- Сегодня-я... - протянул Ниссе. - Сегодня, по-моему, я ничего не ел.
- Но тогда ты голоден как волк! - воскликнул Бертиль.
- Да, - немного поколебавшись, ответил Ниссе. - Я страшно голоден.
- Что же ты, шляпа, сразу не сказал! Я сейчас принесу.
Ниссе чуть не задохнулся от радости.
- Если ты в самом деле раздобудешь мне что-нибудь поесть, я никогда этого
не забуду!
Бертиль уже поднимался по лестнице. Быстро-быстро произнес:
- Снур-ре, снур-ре, снур-ре, випс!
Мальчуганом обернись!
Быстро-быстро помчался в кладовку, взял там маленький-премаленький ломтик
сыра и маленький-премаленький ломтик хлеба. Потом намазал хлеб маслом,
положил сверху котлетку и две изюминки. Все это он сложил рядом с крысиной
норкой. Потом снова сделался маленьким.
- Ниссе, помоги мне перенести вниз еду! - крикнул он.
Ниссе уже стоял возле него и ждал.
Они отнесли все припасы вниз. Глаза Ниссе загорелись, словно звездочки.
Бертиль тоже почувствовал, что голоден.
- Начнем с котлетки! - предложил он.
Котлетка была не меньше головы Ниссе. Они начали есть ее с двух сторон,
чтобы посмотреть, кто быстрее дойдет до середины. Первым был Ниссе.
Потом они принялись за хлеб с сыром. Маленький-премаленький ломтик хлеба
показался им таким большим, словно огромный каравай.
А сыр Ниссе решил припрятать.
- Понимаешь, я должен ежемесячно платить крысе коркой сыра. А не то меня
просто вышвырнут отсюда.
- Это мы уладим, - успокоил его Бертиль. - Ешь сыр.
И они съели сыр, а после стали лакомиться изюминками.
Но Ниссе сказал, что половинку своей изюминки спрячет на утро.
- Когда я проснусь, у меня будет что пожевать, - объяснил он. - Я думаю
лечь возле печки, там теплее.
Тут Бертиль как закричит:
- Придумал! Здорово придумал! Випс!
И он исчез. Его не было довольно долго. Вдруг Ниссе услыхал его крик:
- Иди сюда, помоги мне спустить вниз кровать!
Ниссе помчался наверх. Там стоял Бертиль с самой хорошенькой на свете
белой кроваткой. Он взял ее в старом кукольном шкафу сестренки Мэрты.
Вообще-то там лежала крохотная куколка, но Ниссе кроватка была нужнее.
- Я захватил для тебя простынку и кусочек зеленой фланели, которую мама
купила мне на новую пижаму. Будешь укрываться фланелью вместо одеяла.
- О! - произнес Ниссе и замолчал, не в силах произнести ни слова.
- И ночную рубашку куклы я тоже захватил с собой, - добавил Бертиль. - Ты
ведь не против того, чтобы спать в кукольной ночной рубашке?
- Конечно нет, - прошептал Ниссе.
- Знаешь, у девчонок сколько разных одежек бывает, - словно извиняясь,
сказал Бертиль.
- Зато в такой рубашке тепло, - возразил ему Ниссе и погладил рукой
кукольную ночную рубашку. - Я никогда еще не спал в настоящей кровати, -
сказал он, - так и хочется сразу же пойти и лечь.
- Давай ложись, - согласился Бертиль. - Мне все равно пора наверх. Того и
гляди, придут мама с папой.
Ниссе быстро скинул с себя одежду, напялил кукольную ночную рубашку,
прыгнул в постель, укутался простынкой и натянул на себя фланелевое
одеяльце.
- О! - повторил он. - Я совсем сыт. И мне очень тепло. И я ужасно хочу
спать.
- Тогда привет! - сказал Бертиль. - Я вернусь утром.
Но Ниссе уже ничего не слышал. Он спал.
...Назавтра Бертиль не мог дождаться, пока мама с папой уйдут. И чего они
там копаются! Обычно Бертиль с грустным видом прощался с ними в прихожей.
Но сегодня все было иначе. Не успела в прихожей захлопнуться за ними
дверь, как он залез под кровать и спустился к Ниссе.
Ниссе уже встал и затопил печь.
- Это ничего, что я жгу дрова? - спросил он Бертиля.
- Ясное дело, ничего, можешь топить, сколько хочешь, - ответил Бертиль. И
оглядел комнатку.
- Знаешь, здесь надо убрать, - предложил он.
- Да, не помешает, - согласился Ниссе. - Пол такой грязный, словно его
никогда не мыли.
А Бертиль уже поднимался но лестнице. Щетка для мытья пола и лоханка - вот
что ему нужно! В кухне на столике для мытья посуды лежала старая,
отслужившая свой век зубная щетка. Бертиль взял ее и отломал ручку. Потом
он заглянул в посудный шкаф. Там была маленькая-премаленькая чашечка -
мама подавала в ней желе. Бертиль налил в чашечку теплой воды из
кастрюльки и положил туда кусочек мыла. Все это он, как обычно, сложил
возле крысиной норки. Ниссе снова пришлось помочь ему спустить все это
вниз.
- Какая большущая щетка! - удивился Ниссе.
- Она тебе здорово пригодится, - сказал Бертиль, и они начали мыть пол.
Бертиль тер его щеткой, а Ниссе вытирал насухо тряпкой. Вода в чашечке
совсем почернела от грязи. Зато пол вскоре стал почти чистым.
- Садись сюда, возле лестницы, - пригласил Бертиль. - Тебя ждет сюрприз.
Закрой глаза! Не смотри!
Ниссе закрыл глаза. Он слышал, как Бертиль поднялся наверх, в свою
квартиру, потом услыхал, как он что-то тащит.
- А теперь открой глаза! - предложил Бертиль.
Ниссе так и сделал. И увидел - ни много ни мало: стол, угловой шкаф, два
очень красивых креслица и две деревянные скамеечки.
- Такого я еще никогда на свете не видел! - закричал Ниссе. - Ты, верно,
умеешь колдовать!
Колдовать Бертиль, конечно, не умел. Всю эту мебель он взял в кукольном
шкафу сестренки Мэрты. Он прихватил оттуда и полосатый коврик из
лоскутков, который Мэрта соткала на своем кукольном ткацком станочке!
Сначала они расстелили коврик. Он закрыл почти весь пол.
- Ой, до чего уютно! - воскликнул Ниссе. Но стало еще уютней, когда шкаф
занял свое место в углу, стол с креслицами поставили посреди комнаты, а
обе скамеечки возле печки.
- Подумать только, как хорошо можно устроиться! - вздохнул Ниссе.
Бертиль тоже подумал, что здесь хорошо, даже гораздо лучше, чем наверху, в
его собственной квартире.
Они уселись в креслица и стали беседовать.
- Да не мешает и себя привести немного в порядок, - сказал Ниссе. - А то я
ужасно грязный.
- А что, если нам выкупаться? - предложил Бертиль.
И вот уже чашечка из-под желе быстро наполнилась чистой, теплой водой,
клочок старого рваного махрового полотенца превратился в чудесную
купальную простыню, и хотя немного воды на лестнице расплескалось, все же
той, что осталась, хватило, чтобы выкупаться. Бертиль и Ниссе быстро
сбросили одежду, залезли в лоханку. Вот здорово!
- Потри мне спину, - попросил Ниссе.
Бертиль сделал это с удовольствием. Потом Ниссе потер спину Бертилю, а
потом они начали плескаться водой и пролили воду на пол. Но это не страшно
- коврик они отодвинули в сторону, а вода быстро высохла. Потом они
завернулись в купальные простыни, уселись на скамеечках возле горящей
печки и стали рассказывать друг другу обо всем на свете. Потом Бертиль
сбегал наверх, принес сахар и маленький-премаленький кусочек яблока,
который они испекли на огне.
Но тут Бертиль вспомнил, что мама с папой должны скоро вернуться домой, и
заторопился накинуть на себя одежду. Ниссе тоже стал одеваться.
- Вот было бы здорово, если бы ты поднялся со мной наверх, - размечтался
Бертиль. - Ты бы мог спрятаться у меня под рубашкой, и. мама с папой тебя
бы не заметили.
Это предложение показалось Ниссе необыкновенно заманчивым.
- Я буду сидеть тихо, как мышонок! - пообещал он. ...
- Что случилось? Почему у тебя волосы мокрые? - спросила мама, когда вся
семья уже сидела за столом и обедала.
- А я купался, - ответил Бертиль.
- Купался? - переспросила мама. - Где же ты купался?
- В этой чашечке, - сказал Бертиль и, хихикая, показал на чашечку с желе,
которая стояла посреди стола.
Мама с папой решили, что он шутит.
- Как хорошо, что Бертиль снова весел, - обрадовался папа.
- Бедный мой мальчик, - вздохнула мама. - Как жаль, что ты целыми днями
один.
Бертиль почувствовал, как под рубашкой у него зашевелилось. Такое теплое,
очень-очень теплое.
- Не расстраивайся, мама, - сказал он. - Мне ужасно весело, когда я один.
И, сунув указательный палец под рубашку, он осторожно погладил Крошку
Нильса Карлсона
gnom сказал(а) спасибо.
старый 21.10.2010, 19:32   #13
Senior Member
 
аватар для Krum-Bum-Bes
 
Регистрация: 07.2010
Проживание: Det barbariske land
Сообщений: 8.932
Записей в дневнике: 41
Репутация: 71 | 11
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Цитата:
Alland посмотреть сообщение
я рад,что хоть кто-то внёс свой вклад в развитие темы.
Вклад, может, и не вносят, но вот читать - читают. Благодарю, кстати, за тему - интересно. Я вообще люблю всякое такое. А отзыв не писал, чтоб не зафлуживать хоть эту тему. Но... я не отвлекаю Вас более. Прошу продолжать её и дальше.
старый 27.10.2010, 22:19   #14
banned
 
Регистрация: 10.2010
Сообщений: 184
Репутация: 0 | 0
Flag Swe ответ: Шведские сказки

Цитата:
Krum-Bum-Bes посмотреть сообщение
Вклад, может, и не вносят, но вот читать - читают. Благодарю, кстати, за тему - интересно. Я вообще люблю всякое такое. А отзыв не писал, чтоб не зафлуживать хоть эту тему. Но... я не отвлекаю Вас более. Прошу продолжать её и дальше.
http://s-skazka.org.ua/index.php?id=sweden
старый 28.10.2010, 15:05   #15
Senior Member
 
аватар для Krum-Bum-Bes
 
Регистрация: 07.2010
Проживание: Det barbariske land
Сообщений: 8.932
Записей в дневнике: 41
Репутация: 71 | 11
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Прекрасный сайт. Благодарю!
старый 28.10.2010, 15:10   #16
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Шведские сказки

Цитата:
Krum-Bum-Bes посмотреть сообщение
Прекрасный сайт. Благодарю!
Присоединяюсь к этим словам.
старый 29.12.2013, 06:11   #17
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию

Сон короля Эрика

"Люди долго верили в то, что король Эрик был великим волшебником (тролькарлом), сведущим в тайных знаниях. Также думали, что он получает от Одина сведения относительно вещей, скрытых от других людей. После победы в Фирисвалле у Эрика не осталось врагов, которые могли бы ему помешать спокойно править своими владениями. Он видел, что христианство все больше распространяется по стране, и скоро понял, что остался последним языческим королем на Севере. И тогда он совершил жертвоприношение Одину, чтобы получить ответ на вопрос, сколько будет христианских королей после него на троне Швеции. Во сне ему было открыто, что для этого он должен расколоть скалу короля Сверкера, в которой найдет таблички с ответами на все вопросы относительно его преемников. Король последовал этому указанию, но кем был Сверкер и где находилась эта скала, хроники не говорят. Когда скала была разбита, в ней оказались каменные таблички в золотых рамках, украшенных драгоценными камнями. С одной стороны находилась продолговатая прямоугольная табличка, окруженная трижды девятью коронами с именами королей, с другой стороны находилась треугольная табличка или пластинка, окруженная трижды семью коронами. Все эти короны отличались по цвету, обозначая разные роды, к которым относились эти короли. Синим цветом обозначалась Швеция, зеленым — Норвегия, красным — Дания, желтым — Германия. В летописях рассказывается, что эти таблички долго хранились среди прочих сокровищ в государственной казне, пока архиепископ Густав Тролле во время войны не перевез их в Данию и после того, как из них вынули драгоценные камни, оставил их на попечении священника в Роескильде. Этот священник взял их с собой в Сёфде в Скандии и причислил их к собственности церкви. Здесь они были найдены Нильсом Хвиде, епископом Лунда, который их похитил. Один священник из Скандии, которого называли господин Иаков, сочинил стихотворный памфлет, в котором обвинял епископа в воровстве, — однако он не мог доказать свое обвинение, и впоследствии его осудили и казнили в Копенгагене. Его последние слова на месте казни были, как говорят, впоследствии высечены на могильном камне:


Сейчас расстанется с жизнью
господин Яков
До первого петуха.
Тем не менее епископ — вор,
Поскольку он украл этот камень.


История о сне короля Эрика упоминается в одной книге, принадлежащей церкви Фросунда в Рослагене, описываются в ней и таблички, найденные в скале Сверкера"(с).



Sölveig и Krum-Bum-Bes сказали спасибо.
старый 03.01.2014, 13:06   #18
Member
 
аватар для danko36
 
Регистрация: 05.2007
Проживание: Sverige
Сообщений: 231
Репутация: 0 | 0
По умолчанию

Цитата:
Alland посмотреть сообщение
Сон короля Эрика

"Люди долго верили в то, что король Эрик был великим волшебником (тролькарлом), сведущим в тайных знаниях. Также думали, что он получает от Одина сведения относительно вещей, скрытых от других людей. После победы в Фирисвалле у Эрика не осталось врагов, которые могли бы ему помешать спокойно править своими владениями. Он видел, что христианство все больше распространяется по стране, и скоро понял, что остался последним языческим королем на Севере. И тогда он совершил жертвоприношение Одину, чтобы получить ответ на вопрос, сколько будет христианских королей после него на троне Швеции. Во сне ему было открыто, что для этого он должен расколоть скалу короля Сверкера, в которой найдет таблички с ответами на все вопросы относительно его преемников. Король последовал этому указанию, но кем был Сверкер и где находилась эта скала, хроники не говорят. Когда скала была разбита, в ней оказались каменные таблички в золотых рамках, украшенных драгоценными камнями. С одной стороны находилась продолговатая прямоугольная табличка, окруженная трижды девятью коронами с именами королей, с другой стороны находилась треугольная табличка или пластинка, окруженная трижды семью коронами. Все эти короны отличались по цвету, обозначая разные роды, к которым относились эти короли. Синим цветом обозначалась Швеция, зеленым — Норвегия, красным — Дания, желтым — Германия. В летописях рассказывается, что эти таблички долго хранились среди прочих сокровищ в государственной казне, пока архиепископ Густав Тролле во время войны не перевез их в Данию и после того, как из них вынули драгоценные камни, оставил их на попечении священника в Роескильде. Этот священник взял их с собой в Сёфде в Скандии и причислил их к собственности церкви. Здесь они были найдены Нильсом Хвиде, епископом Лунда, который их похитил. Один священник из Скандии, которого называли господин Иаков, сочинил стихотворный памфлет, в котором обвинял епископа в воровстве, — однако он не мог доказать свое обвинение, и впоследствии его осудили и казнили в Копенгагене. Его последние слова на месте казни были, как говорят, впоследствии высечены на могильном камне:


Сейчас расстанется с жизнью
господин Яков
До первого петуха.
Тем не менее епископ — вор,
Поскольку он украл этот камень.


История о сне короля Эрика упоминается в одной книге, принадлежащей церкви Фросунда в Рослагене, описываются в ней и таблички, найденные в скале Сверкера"(с).



а есть ли где список этих королей почитать? очень уж интересно...
старый 03.01.2014, 15:34   #19
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию

Ник или стрёмкарл

Ник иногда появляется в виде взрослого мужчины, и особенно опасен для надменных и дерзких девиц. Иногда он предстает в виде приятного на вид юноши на лошадиных ногах, иногда выглядит долгобородым стариком. Совсем редко ника видят в образе красивого юноши с распущенными по плечам золотыми локонами под красной шапочкой, сидящего летним вечером на водной глади с золотой арфой в руке. Если кто-нибудь захочет услышать, как он играет музыку, ника легче всего склонить к игре, преподнеся ему черного ягненка, а также пожелав спасения, которое водяной очень желает. Однажды два мальчика сказали нику: «Зачем тебе сидеть здесь и играть? Ты никогда не получишь вечного блаженства ». После этого ник стал горько плакать.
Если у кого-нибудь из простых людей появляется болезнь, причину которой он не может определить, он считает ее вызванной духом места, где предположительно заразился ей. Отсюда взялось часто употребляемое выражение: «Он встретил нечто плохое в воздухе, в воде, в поле». В этом случае требуется умилостивить ника, что осуществляется следующим образом: в чашку наливается какой-нибудь напиток, в него соскребывается несколько крупиц металла — с обручального кольца, с серебряного, латунного или какого-либо другого металлического предмета, полученного по наследству, — но этих предметов должно быть обязательно нечетное число, чаще всего три. С этой смесью отправляются к тому месту, где, как предполагается, произошло заражение, и выливают ее через левое плечо. По дороге нельзя оборачиваться и издавать какие-либо звуки. Если в отношении места заражения существует неуверенность, смесь выливают на дверную раму или на муравейник.



Ник, обитавший в Богуусе, расположенном в западной части Готланда, превратился в лошадь и отправился на берег пощипать траву. Но один хитроумный человек, которому этот конь показался подозрительным, набросил на него такую петлю, от которой нельзя было освободиться. Этот человек продержал при себе ника всю весну и мучил его тем, что заставлял таскать плуг, вспахивая свои поля. Однако в конце концов петля случайно соскочила с ника, и он молнией метнулся в воду, утянув за собой-борону.



Ника, живущего под мостом или в речке, обычно называют стрёмкарлом.

Он всегда умеет играть на скрипке. Когда какой-нибудь музыкант показывает особое мастерство и уверенность, про такого говорят, что играет он как стрёмкарл. Около Хорнборгабро, в западной части Готланда, однажды слышали, как какой-то стрёмкарл напевал приятную мелодию, три раза повторив слова «Я знаю — я знаю — я знаю: жив мой Спаситель». Моряки описывают ника в виде старика, сидящего на скале и выжимающего воду из широкой зеленой бороды. Считают, что его появление предвещает шторм и ветер. В таком виде, возможно, правильнее будет называть его водяным. Иногда ника можно увидеть на берегу в виде красивой лошади, но с повернутыми в обратную сторону копытами.


Некий священник, однажды вечером ехавший по мосту, услышал восхитительную музыку и, обернувшись, увидел обнаженного по пояс молодого человека, сидящего на поверхности воды, в красной шапочке и с распущенными по плечам золотыми локонами, каким мы уже описывали ника. Священник понял, с кем имеет дело, и обратился к нику со следующими словами: «Отчего ты с такой радостью ударяешь по струнам арфы? Скорее эта сухая трость, которую я держу в руке, зазеленеет и расцветет, чем ты получишь спасение». После этого несчастный музыкант уронил свою арфу, и горькие слезы его закапали в воду. После этого священник продолжил свой путь. Но — о, чудо! — не успел он как следует отъехать от этого места, как на старом его посохе выросли зеленые побеги и листья, среди которых появились прекрасные цветы. Священник понял, что Бог посылает ему знамение и искупление распространяется не только на людей. Вернувшись к по-прежнему горевавшему нику, священник показал ему зеленый, покрытый цветами посох, и произнес: «Смотри! Как сейчас мой старый посох прорастает зеленью и цветами, подобно молодому розовому побегу в саду, точно так и надежда может расцветать в сердцах всех божьих творений, поскольку и для них живет Спаситель!» Успокоенный этими словами, ник снова взял свою арфу, и радостные мелодии полились над берегом, чтобы не смолкать долгую, как жизнь, ночь.


Музыка стрёмкарла {стрёмкарлслаг)
имела одиннадцать разновидностей, под десять из них можно было танцевать, одиннадцатая же игралась для ночного духа и его воинства. Если по какой-то причине играли эту одиннадцатую мелодию, то начинали танцевать даже столы и скамейки, горшки и чашки, слепые и хромые старики и старухи — и даже малютки в колыбельках.
Те, кто желали научиться играть эти десять мелодий стрёмкарла, должны были три четверга кряду оставлять на ночь свои скрипки под мостом возле потока. На третью ночь ник (или стрёмкарл) придет и прикоснется к струнам своего инструмента. Тогда ученик должен настроить свою скрипку и следовать его игре. Если игралась одиннадцатая мелодия, все неодушевленные предметы, такие как деревья и камни, начинали танцевать.
Столь же удивительной мелодией была «мелодия короля эльфов», которую ни один музыкант не осмеливался играть, поскольку, начав исполнять ее, он уже не мог остановиться, иначе как проиграв ноты в обратном порядке — или же если кто-то рядом с ним разрезал струны(с)

старый 04.01.2014, 14:04   #20
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию

Стен из Фогелькарра

В древнем «Описании Бохуслана» рассказывается следующее. Стен из Фогелькарра был отличным стрелком. Однажды на охоте в горах он встретил сидевшую на камне молодую красивую деву. Он немедленно решил взять ее в жены и для этого бросил между девушкой и горой металлическое кресало. Тут из горы донесся громкий смех. Это смеялся отец девушки. Открыв дверь, он спросил: «Ты хочешь заполучить мою дочь?» Стен ответил: «Да», и поскольку дева была совершенно нага, завернул ее в свой плащ и привел в родную деревню, где ее скоро окрестили. Однако перед тем как он покинул гору, отец девушки потребовал: «Во время свадьбы на моей дочери ты должен отправить сюда к моей горе двенадцать бочонков пива вместе с хлебом и мясом четырех быков. И когда я получу твой свадебный подарок, я сделаю свой». Горец честно сдержал свое обещание: когда гости сидели за брачным столом и их одаривали брачными подарками, крыша внезапно поднялась, и вниз полетел большой кошелек с монетами. Тут же прозвучали и донесшиеся с гор слова: «Вот мой свадебный подарок, и когда ты захочешь получить приданое, отправляйся в горы с четырьмя лошадьми и забери свою долю». Стен сделал это и получил медные чайники различных размеров, а также множество отличного скота. Позднее у того стада было много отличных потомков. Стен стал богатым и влиятельным человеком, у него было много красивых детей от его жены. Даже сейчас в этих местах живут люди, утверждающие, что они — потомки Стена из Фогелькарра и девушки с гор.(с)
Sölveig сказал(а) спасибо.
Sponsored Links
Для отправления сообщений необходима Регистрация

опции темы

Похожие темы для: Шведские сказки
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
Сказки на английском fremmeden Эпоха викингов 4 07.04.2012 19:45
Бабушкины сказки Дитрих Избушка 0 27.12.2007 11:18


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +3. Сейчас: 10:03


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd.