Valhalla  
вернуться   Valhalla > Финский клуб > Общие финские форумы > История и современная политика Финляндии
Регистрация


Дерево 3спасибо
  • 3 Автор aspiris

Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 09.12.2008, 17:10   #1
Junior Member
 
Регистрация: 10.2008
Сообщений: 6
Репутация: 0 | 0
По умолчанию Дворянские усадьбы по королевской дороге

В рассказах о Финляндии слово 'королевский' может показаться неуместным. Откуда там короли? Действительно, своих королей в Суоми не было. Зато шведские, а затем русские монархи бывали там довольно часто. А посему старинный почтовый тракт от Турку до Выборга, которым они тоже пользовались, и стали именовать теперь 'Королевской дорогой
Вообще-то от самой Королевской дороги прошлых веков практически ничего не осталось: там, где она когда-то проходила, пролегли современные автострады. Зато остались нанизанные на нее старинные городки и усадьбы. Ловиса, Порво, совсем крошечный Таммисаари, Турку, да и сам Хельсинки в конце концов — каждый из них заслуживает отдельного рассказа. Но сейчас речь не о них. Мой рассказ об усадьбах, выросших по прихоти своих хозяев вдоль старинного тракта.
Финляндия, всего столетие пребывавшая в статусе Великого княжества, накопила мощный не только культурный, но, прежде всего, человеческий пласт, связывающий ее с Россией. Это в общем-то хорошо известно: недаром же Хельсинки, благодаря стараниям архитектора Карла Людвига Энгеля, называют 'маленьким Петербургом'. Его главное детище здесь — Сенатская площадь, которую мастер создал после того, как, изрядно потрудившись над внешностью Петербурга, был отправлен Александром I в Гельсингфорс, чтобы и ему придать столичный облик.
И все же именно путешествие по Королевской дороге преподносит массу открытий, которые показывают глубину и прочность этих связей и лишний раз доказывают, что нет в этом мире ничего случайного. И, прежде всего, в судьбах людей, которые соединили собой Восток и Запад, Россию, Швецию и Финляндию, занявшую центральное место в извечном нашем стремлении в Европу.
Здесь родился наследник престола
В старинном, XVII века, соборе Порво я услышал историю о том, как там выступал Александр I. Как известно, именно он обещал Финляндии (и выполнил обещание!) сохранение автономии и ввел парламент, который вначале собирался как раз в Порво — маленький тогда Гельсингфорс не подходил для исполнения столичных функций. В парламенте было четыре курии, и одна из них — крестьянская — заседала в большом доме с верандой, где сегодня разместился ресторан, в котором мы обедали, приехав в этот город.
Кстати, Александр Павлович первым из российских монархов проехал по Королевской дороге в 1809 году. Дорога от Выборга до Порво занимала тогда сутки, но на своей резвой тройке император уложился всего в 20 часов, поставив своего рода рекорд. Во время этой поездки Александр и выступал в соборе Порво. Финляндия, настороженно отнесшаяся к русским, пришедшим на смену шведам, с теплом вспоминает теперь некоторых наших царей, а Александра I просто боготворит. В шести километрах от Порво, на землях, некогда принадлежавших доминиканскому монастырю, находится усадьба-курорт Хайкко. Окруженная лесом, она возвышается на холме, откуда через зеленые лужайки, сбегающие вниз, открывается чудесный вид на море. В эпоху российского правления имение не раз посещали члены царской семьи. В нем останавливались великий князь Владимир с женой Марией Павловной, совершавшие круиз по Финскому архипелагу. Здесь нашел прибежище великий князь Кирилл, когда в ноябре 1917 года, спасаясь от революции, перешел по льду Финский залив. И здесь в 1918 году родился его старший сын Владимир Кириллович, несостоявшийся наследник Российского престола и родоначальник ныне здравствующей ветви потомков Романовых. В 1965 году усадьбу приобрели нынешние хозяева. Дом после пожара был в запустении, и через крышу в гостиной просвечивало небо. 'Что могло сохраниться здесь от царской' эпохи? Ничего, наверное', — подумал я. И ошибся.
Новые владельцы решили превратить усадьбу в фешенебельную гостиницу. Им это удалось настолько, что главный ее шеф-повар был признан лучшим поваром Финляндии, а венчавшийся в соборе Порво знаменитый гонщик Мика Хаккинен решил именно здесь провести свою первую брачную ночь. Мы тоже ночевали в Хайкко, правда, не в самом особняке, а в современном здании с мини-аквапарком, построенном неподалеку и скрытом лесом. А вот ужинали в одном из исторических залов усадьбы — со старинной мебелью из карельской березы, созданной по эскизам художника Спарре. Стены зала украшали портреты людей, видимо, как-то связанных с усадьбой, но их имена нам ничего не говорили. И вдруг взгляд наткнулся на изображение красивой женщины, чье лицо мне показалось знакомым. Аврора Карамзина! Красавица, дочь бедного шведского дворянина Шернваля, фрейлина при дворе в Петербурге, вдова и наследница миллионера Павла Демидова. Ее второй брак с Андреем Карамзиным, сыном великого русского историка, тоже был коротким: тот погиб в Крымскую войну. А сама Аврора прожила до глубокой старости, посвятив себя благотворительности. Память о ней хранит в Хельсинки улица, названная именем этой женщины, одной из самых известных (а уж самых любимых — точно!) женщин Финляндии прошлого. Благотворительность и доброта ценились во все времена. Не знаю, бывала ли Карамзина в Хайкко, но то, что она была связана с людьми, посещавшими усадьбу, несомненно. Рядом с ее портретом — современные цветные фотографии. На них узнаю великого князя Владимира Кирилловича, но уже далеко не в нежном детском возрасте. Оказывается, в 1995 году владельцы поместья собрали представителей этой ветви Романовых в своей гостинице на 'Романовский вечер' — тогда-то они и были запечатлены на фотографиях. Так великий князь, появившийся на свет в Хайкко, вновь побывал здесь незадолго до смерти.
Нашлась тут и еще одна ниточка, соединявшая Россию с Финляндией. Неподалеку от усадьбы два с лишним десятилетия — до своей смерти в 1905 году — жил и работал известный финский живописец Альберт Эдельфельт. На одном из балов в Хайкко он познакомился с семейством Романовых, получил высочайшее приглашение в Санкт-Петербург в качестве придворного живописца и вскоре был избран в Академию художеств.
В мое путешествие по Финляндии то и дело врывались русские имена. В Свеаборге я услышал историю купца-пивовара Синебрюхова, пришедшего из Владимирской губернии и основавшего старейший из ныне действующих пивных заводов в Северной Европе. Меценат и ценитель искусства, он собрал превосходную коллекцию живописи, которая ныне принадлежит Хельсинки. В Свеаборге же узнал я историю Зинаиды Юсуповой, которая вывезла из тамошней тюрьмы возлюбленного — декабриста Исакова и скрывала его до самой смерти в своем дворце в Петербурге. На православном кладбище в Хельсинки можно увидеть памятник в виде пасхального яйца над надгробием Антона Фаберже и разыскать неприметную могилу Танеевой-Вырубовой...
Питомник аристократии
Но вернемся на Королевскую дорогу. Многие поместья на ее западном отрезке возникли при старинных заводах. Шведам нужно было железо, а для его выплавки требовалось много дров. Свои леса шведы берегли и заводы сооружали в Финляндии. Одной из таких усадеб и оказалась Мустио (по-шведски Сварто), куда мы приехали под вечер. Как и в других подобных поместьях, часть его сегодня превращена в гостиницу. Лес незаметно перешел в английский парк, украшенный скульптурами. Где-то в отдалении проглядывала гладь не то озера, не то запруды. Кстати, если кто-то думает, что я попал в 'финскую глубинку', он ошибается. Даже в XVII—XVIII веках эти места не были глухими задворками. Как-никак рядом Турку — а он был вторым по значению городом Швеции, и юго-западная Финляндия была обжитым и обустроенным краем.
Усадебный дворец Мустио, или, как его иногда именуют, замок, был построен в 1783—1792 годах владельцем железоделательного завода, который основал Магнус Линдер, первый из династии шведских промышленников, обосновавшихся в Финляндии. Дела у Линдеров шли неплохо, и в XIX веке семейство стало богатейшим в стране, а в 1830 году получило дворянский титул. Усадебный парк до сих пор считается едва ли не самым красивым в Финляндии. Во дворце приезжим с гордостью говорят, что здешний наборный паркет — самый старый в стране, а окна здания когда-то были самыми большими в этой провинции Швеции. Большие окна тоже считались предметом роскоши — крупные стекла были редки и дороги. И что удивительно: многие сохранились — на них, если приглядеться, видны неровности, выдающие старую ручную работу. А ведь в Финляндии в начале прошлого века было неспокойно, прошла гражданская война — и ведь не повыбивали, не порушили! Да и усадьбой по-прежнему владеют Линдеры. Настоящее родовое гнездо!
Экскурсовод показывает одну из комнат: когда-то здесь останавливались русские императоры Александр Павлович и Александр Николаевич. А потом мы задерживаемся у портрета красивой женщины со смелым взглядом. Это Мария Мусина-Пушкина. На ней, дочери сосланного в Великое княжество декабриста знатного рода и Эмили Шернваль (сестра Авроры Карамзиной), женился один из Линдеров.
Мария была настоящей эмансипе — ездила верхом в мужском седле, пила пиво и одна ходила в рестораны. В 1863 году, во время визита Александра II в Хельсинки она осмелилась обратиться к нему с предложением о введении в стране свободы вероисповедания. Ее сын, Ялмар Линдер, унаследовал от матери широту взглядов и свободный нрав. Для своих рабочих он ввел восьмичасовый рабочий день, гарантировал социальное обеспечение, платил за них налоги. После гражданской войны в Финляндии призывал не наказывать большевиков, а использовать их труд на благо родины. Но идеи национального примирения не были популярны в то время, и предложение было отвергнуто. Ялмар Линдер потерял интерес к жизни, уехал в Европу, путешествуя своим личным поездом. По Европе скиталась тогда масса русских эмигрантов, и многим он помогал, обеспечивая бесплатный проезд. Свои странствия Ялмар закончил в Монте-Карло, где промотал последние деньги. Но это позже. А в свои лучшие времена Ялмар Линдер водил дружбу с великими князьями. Особенно близок он был с Николаем Михайловичем, который не раз специальным царским поездом приезжал погостить в Мустио. Бывал здесь и офицер царской армии, будущий маршал и президент Финляндии Карл Густав Маннергейм, безумно влюбленный в Китти Линдер, очаровательную младшую сестру Ялмара. Но та отвергла его предложение: 'Выйти замуж за военного! Как это возможно?' Для Маннергейма же Китти осталась любовью на всю жизнь.
Наследников у детей Марии Мусиной-Пушкиной не было. Эта линия Линдеров оборвалась, но сам род за- водчиков не пресекся. Сегодня усадьбой владеет Магнус Линдер, внучатый племянник Ялмара. Я встретил его утром — он зашел в контору просмотреть свежую почту. Он уже больше не заводчик. Роскошный дворец его дальних предков превращен в музей, а другие постройки — в уютную гостиницу. Ресторан имеет дипломы самых престижных французских ассоциаций поваров. Плотины, некогда вращавшие механизмы на заводах, стали украшением романтического парка. Даже бывшая трансформаторная будка из темно-красного кирпича превращена в двухэтажный 'люкс' и зовется 'Башней Мерлина', по имени рабочего, некогда обслуживавшего электрооборудование... Если имя 'Мустио' до знакомства с усадьбой мне мало что говорило, то название другого местечка, почти рядом, широко известно. Какая домохозяйка не знает имени 'Фискарс', ставшего едва ли не синонимом кухонных ножей и ножниц! От основанного там еще в 1649 году железоделательного завода остались кирпичные корпуса, где ныне разместились магазины, гостиницы и кафе — сами предприятия разбрелись отсюда по всему свету. Перегороженная каскадом плотин река и зеленые лужайки дополняют идиллический пейзаж. Ребенком здесь бегал озорной Карл Густав Маннергейм — его мать была дочерью хозяина завода фон Юлина. Отец Маннергейма промотал свое огромное состояние — играл, гулял с любовницами в Швеции, а его семья вынуждена была жить у родственников в Фискарсе. После смерти матери они взяли на себя заботу о будущем маршале, который впоследствии учился в Петербурге. В Фискарсе и сегодня можно услышать истории про юношеские проделки Маннергейма. О том, как он прятал дома варенье, бил камнями окна, за что его на год даже исключили из школы...
Говорили по-французски, но ругались по-русски
А еще западнее по Королевской дороге и еще ближе к Турку лежит усадьба Виурила, где нас должна была встретить госпожа Аминофф — носительница одной из древнейших русских дворянских фамилий. Но мы опоздали, и нас приняла ее мать, Анна-Луиза Стандершельд-Брюнингхаус. Пожилая элегантная дама с благородной внешностью и трудовыми руками встретила нас у входа в один из домов огромного поместья, которое славится сегодня своим полем для гольфа и конюшней, где можно взять напрокат лошадей.
Сооруженное в 1835 году со столичным размахом здание усадьбы в стиле ампир является творением Энгеля. Того самого, что по наказу русского императора облагораживал Гельсингфорс. Но впервые поместье упоминается еще в начале XV века, когда ее владельцем был Магнус Юханссон. На протяжении 300 лет поместье передавалось по материнской линии в качестве приданого, а в 1787 году перешло генерал-майору барону Магнусу Армфельту, губернатору Турку и Пори. Его сын Густав Мауриц (Маврикий) Армфельт был хорошо известен в России как блестящий военный. Он водил дружбу со шведским королем Густавом III и даже был его советником. Генерал всячески отговаривал Густава от войны с Россией, за что после смерти короля жестоко поплатился: за 'прорусские' настроения его отправили в ссылку. Лишенный возможности жить на родине, он стал много путешествовать, познакомился с Наполеоном, а затем и с Екатери- ной II, которая даже пожаловала ему орден Святого Георгия высшей степени за участие в мирных переговорах с Россией в 1790 году. Четыре года Густав Маврикий прожил в Калуге. Правда, несмотря на императорские милости и награду, он не имел права покидать ее. За время изгнания Густав успел влюбиться в графиню Меншикову, роман с которой закончился рождением внебрачного сына.
В Швеции к этому времени забыли о провинностях опального генерала, и он вернулся на родину. Но ненадолго. Александр I пригласил его на службу в Россию, куда он и прибыл в 1809 году, чтобы вскоре отбыть в Финляндию — уже в качестве председателя комитета по финляндским делам. На этом посту, к которому добавилась и должность члена Государственного Совета, он пробыл недолго — в 1814 году Густав Маврикий умер. Однако для своей родной Финляндии он сделал немало. Например, его стараниями была сохранена существующая почтовая служба. За свои заслуги он получил титул графа. А усадьба Виурила перешла его брату Августу-Филипу. При нем первый финский архитектор, итальянец по происхождению Карло Басси, работавший в Турку и Хельсинки, соорудил главное здание. Поместье процветало — при нем были лесопилка, молочная ферма, кирпичный завод, винокурня и пивоварня. Кстати, старейшая в Финляндии. Владельцы Виурилы жили с размахом. Когда в семью вошла княгиня Курляндская Вильгельмина, на ее приданое были куплены 25 тысяч гектаров в районе Хиитолы (нынешняя Республика Карелия) и площадь поместья достигла 48 тысяч гектаров. Родовитые хозяева хотели купить всю территорию до Турку, чтобы ездить в епископский замок только по своей земле. Правда, карельские угодья вскоре пришлось продать. Дело в том, что они были куплены вместе с крепостными, которых новые хозяева, как люди прогрессивные, тут же освободили, предложив им работать за деньги. Однако бывшие крепостные, как только поняли, что свободны, тут же разбежались. Финны тоже не хотели работать там. Зато на оставшихся землях владельцы начали вести интенсивное и высоко профессиональное сельское хозяйство, закупив племенной скот в Англии. Все старались перерабатывать на месте, чтобы продавать готовый продукт. Карл-Август Армфельт, последний граф Виурилы (он умер в 1942 году), провел в усадьбе электричество и центральное водоснабжение, что тоже было в новинку по тем временам. — Когда в Латвии реставрировался Рундальский дворец, который построил Растрелли, мы тоже пожертвовали на это деньги, — говорит наша хозяйка, подчеркивая, что часть ее корней — в Курляндии. Но она дворянка не только по материнской линии, но и по отцу, принадлежащему к семейству Стандершельд. Его прапрадед был владельцем оружейного завода в Туле, на котором трудились до 10 тысяч рабочих (торговый дом 'Гилленшмидт, Стандершельд и Шекаразин' был неплохо известен в России), ее тетка училась в Смольном институте, семье принадлежал дом в Петербурге...
— Мои предки дома говорили по-французски, в духе того времени, — замечает Анна-Луиза. И смеясь, добавляет: — Но ругались по-русски!
Неспокойный XX век изменил судьбу процветающей усадьбы. В 40-е годы, когда в Финляндию потянулись переселенцы с Карельского перешейка, занятого Советским Союзом, хозяева Виурилы отдали 60 процентов своей земли беженцам. Так что Анне-Луизе и трем ее братьям и сестрам, вступившим в наследие в 1951 году, досталось всего 30 гектаров леса и полей.
— Но я тогда подумала: если раньше мои предки могли поднимать здесь все с нуля, то и мы сможем, — говорит моя собеседница.
Вместе со своим мужем Гюнтером они первые в Финляндии стали выращивать кукурузу, потом, окрыленные успехом, решили разводить лошадей, создали поля для гольфа. — Я работала и продолжаю работать вот этими руками, — говорит она, сидя с бокалом шампанского под парадным портретом кого-то из своих знатных предков. Сейчас владения семейства расширились до 150 гектаров. А кроме гольфа и верховой езды для туристов, которые останавливаются здесь, есть и весьма неплохой музей карет. Тесен круг финских аристократов, думал я. Дед Анны-Луизы приходился кузеном Маннергейму. А ее дочь носит фамилию мужа из славного русского рода Аминовых. У нас в стране он пресекся, а вот в Финляндии процветает. А буквально на следующий день я вновь услышал эту фамилию.
Под защитой 'Серой дамы'
Это случилось в Нухьяле, едва ли не конечной точке на старинной Королевской дороге. Здесь все дышит глубокой древностью. Неудивительно: усадьба появилась в XIV веке и принадлежала кафедральному собору в Турку. Первый ее этаж с каменными сводами был построен в 1350 году. 400 лет спустя, в 1764-м над ним возвели второй этаж. Знатоки утверждают, что в Финляндии это один из старейших и лучше всего сохранившихся домов в стиле рококо.
За долгие годы жизни Нухьялы ею владели многие знаменитые семьи — в длинном списке их имен, добрую половину из которых имели приставку 'фон', я увидел уже знакомых мне Аминофф и фон Юкскюль. Это имя я тоже уже слышал не раз — в Эстонии и Латвии. Фон Юкскюли — один из самых знатных родов остзейских немцев, чьи гербы можно видеть в церкви Нигулисте в Таллине. Правда, один из них в Эстляндии прославился еще и своим пиратским промыслом: заманивал корабли ложными маяками и грабил. Но это было вполне в духе мрачного Средневековья ...
Хозяйка усадьбы Мерья Юлисмяки-Нерьянто гостеприимно приглашает посмотреть свой дом, и наша прогулка превращается в увлекательную экскурсию, полную неожиданностей. Например, впечатляющие по размерам парадные двери в зале на втором этаже оказываются декорацией — в них открывается лишь небольшая дверца. Вкусы у хозяев были европейские, но жить приходилось на севере, где тепло в домах привыкли беречь.
— Мы здесь просто живем, — говорит госпожа Юлисмяки-Нерьянто, но меня не покидает ощущение, что я нахожусь в музее. Всюду старинная мебель, масса картин и любопытных безделушек типа необычной чашки, из которой можно пить, не замочив усов. Похоже, здесь ничего не трогали с XVIII века. Но это не так. Когда мы входим в одну из комнат, моя провожатая ненароком бросает:
— Здесь ночевали Густав III и Александр I, когда останавливались в Нухьяле. Это единственная комната, где все сохранено в том же виде, как и при них. А потом показывает еще одно помещение, где все уж точно сохранено, 'как при них'. Это специально оставленный... туалет, которым пользовались шведский король и русский император. Он мало чем отличается от наших деревенских 'удобств на улице', разве что попросторнее. Первый этаж более приземист. Строили крепко, из камня клали даже крышу — никакой пожар не страшен! Поэтому нижний этаж напоминает замок.
Такие экскурсии доступны для всех желающих, а любители старины могут даже остановиться и пожить в усадьбе: к услугам туристов несколько комнат с настоящей старинной мебелью. Но туристы и вообще современные посетители мало тревожат атмосферу усадьбы и не беспокоят тени ушедших предков. Здесь, как и в любом старинном поместье, есть свое привидение. И хозяйка рассказывает о 'Серой даме', которая является порой под седыми сводами. Но появление ночного призрака никак не связано с каким-то древним проклятьем, витающим над усадьбой. Скорее наоборот: духи предков хранят покой старого дома. Мерья Юлисмяки-Нерьянто, унаследовавшая поместье от родителей, со своим мужем Яри по-прежнему занимаются сельским хозяйством, возделывая пшеницу, ячмень и масличные культуры.
...С 'русским Хельсинки' меня знакомила Ирина Линдберг, признанная лучшим гидом финской столицы. Она свободно говорит на нескольких языках, а познания в области истории города таковы, что нет, пожалуй, ни одного факта, даже самого невероятного, которого бы она не знала. К тому же она — что явствует из ее имени, — имеет корни как в России, так и в Швеции. Так что сама является живым воплощением того сплава культур, о котором говорим и мы. Так вот, в заключение нашего путешествия Ирина рассказала мне такую историю.
Когда в начале XIX века Россия только 'обживала' Финляндию, временной резиденцией генерал-губернатора в Хельсинки стало здание бывшей ратуши на Сенатской площади. Перед вселением губернатора вся обстановка была приведена в соответствие с требованиями новой власти. Только в одном из залов забыли снять портрет Карла XII. 'Кто это?' — спросил адъютант, осматривавший помещения перед приездом полномочного наместника Империи. Служащий, показывавший здание адъютанту, не растерялся: 'Это Петр I. В молодости'. Что подумал 'инспектор', глядя на Карла XII, который, мягко говоря, 'не вышел ростом', неизвестно. Но доподлинно известно, что портрет шведского короля-карлика быстренько убрали...
Так что Королевская дорога — это не просто маршрут по городам и усадьбам южной Финляндии. Это прежде всего дорога к пониманию того, насколько все переплелось в этом мире, дорога к пониманию прошлого. В том числе и нашего собственного.
По материалам: "explan.ru"
Deniis, LaVil и oracle сказали спасибо.
старый 12.12.2008, 02:38   #2
Junior Member
 
Регистрация: 11.2008
Сообщений: 16
Репутация: 0 | 0
По умолчанию ответ: Дворянские усадьбы по королевской дороге

Да,классно.Только слитно всё,блин
Для отправления сообщений необходима Регистрация

опции темы

Похожие темы для: Дворянские усадьбы по королевской дороге
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
Тверские усадьбы. Впечатление.Фотоальбом arianfinist Изобразительное искусство 0 27.06.2008 20:31
Пресс-релиз Irond Ltd. о "Дороге Водана" Иггельд Музыка 1 01.11.2005 15:56


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +3. Сейчас: 17:30


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd.