Valhalla  
вернуться   Valhalla > Славянское братство > История и политика
Регистрация


Дерево 3спасибо
  • 1 Автор Alland
  • 1 Автор gnom
  • 1 Автор gnom

Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 18.01.2008, 15:14   #1
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию Волк в славянской традиции

Решил выложить эту,попавшуюся мне в сети статью.Она показалась мне интересной.
Давно обратил внимание на такой момент в скандинавской традиции волк скорее враждебен(Волк погубит Одина в Рагнарёк,волки настигнут и пожрут Солнце и Луну),у славян же в сказках(а это суть укрытые от церкви прежние верования всё иначе-волк суровый и справедливый помощник главного героя,магический зверь-свободно переходящий из яви в иной мир).Отношение к волку было особое-это был тотемный (как и медведь) зверь . Считалось что волк может обернуться человеком и наоборот,человек-волком.

1 Определение. Кто такие оборотни?

Основы ликантропического метаморфоза, его принципы и приложение. Потенциально каждый человек является оборотнем. Под воздействием эмоционального стресса качества цивилизованного человека регрессируют до основных животных инстинктов и могут достичь порогапотенциальных физических изменений...

ОБОРОТЕНЬ- в верованиях многих народов человек, способный превращаться в зверя, предмет .

Оборотни – это, в принципе, обычные люди, которых укусил другой оборотень. Они могут быть магами. Это происходит чаше всего с полукровками, у которых кто-либо в роду (близкие родственники) был кусан зверем. Тогда он имеет возможность (при очень большом старании) научиться контролировать процесс оборота, а значит: хотя и неся в себе частичку зверя, все же оставаться человеком. В таком случае он вполне может стать магом!

Основной приметой волколака, как и героя-волка, является заметная от рождения «волчья шерсть» (сербохорв. Вучка длака, словенск. Volcja dlaka) на голове (сравни тождественную древнеисландскую примету — vargshar, «волчьи волосы» оборотня). Также узнать оборотня можно по тому, что у них коленки задних ног повернуты вперед, как у человека, а не назад, как у животного. Вынужденные волколаки людям не причиняют вреда, кроме тех, кто их «испортил». Те не должны попадаться им на глаза. Когда оборотень подходит напиться к воде, там отражается не волк, а человеческий образ. Отличали животных-оборотней по необычному поведению, реже — по каким-то чертам в их облике (белая полоса на шее волка, белый цвет шкуры, отсутствие хвоста).



2 История. Первые упоминания об оборотнях.

Сообщения об оборотнях весьма древни. Еще Геродот писал о каком-то северном народе нуров или невров, способном якобы превращаться в волков. Автор "Слова о полку Игореве", упоминая реальную историческую личность нем, что тот днем суды судил, "а сам ночью влъком рыскаше из Киева дорискаше до кур Тмутораканя великому Хръсови влъком путь перерыскаше".

В народе издавна замечена была подверженность ворожей и колдунов к разным животным, казалось бы, бесполезным в хозяйстве, которых неведомо для чего держат они при себе. Возможно, кроме этого недоумения, были и другие, более достоверные наблюдения, давшие повод к поверию, будто такие колдуны и ведуньи, когда хотят, могут вселяться в этих животных, диких зверей и даже птиц. Такой колдун "тело свое хранит мертво, а летает орлом, и ястребом, и вороном, и дятлом, и совою, рыщут лютым зверем и вепрем диким, и волком, летают змеем, и рыщут рысью и медведем".

Кровная месть у некоторых народов сохранилась и по сей день. Если обычай этот и варьируется от народа к народу, то, главным образом, лишь потому, каким образом эти несчастные люди сводят счеты друг с другом. У одних в ход пускаются отравленные стрелы и копья, у других кинжалы, третьи применяют современные винтовки и даже автоматы. Каждое сообщество или племя прибегает к тем средствам и практике, которые соответствуют его обычаям и возможностям. В Непале некоторые племена иногда используют для этого древнейшую магическую практику, сохранившуюся у них. Рассказывает В.Н. Туркин, советский исследователь, проведший в этой стране несколько лет.

— Когда непальцу нужно убить обидчика или осуществить кровную месть, чаще всего он просто берет ружье и стреляет. Это и быстрее и проще. Но кроме этого, существует другой, более сложный, более изощренный путь. В кровной мести, как в шахматах, каждая сторона делает свой ход по очереди. Иногда тот, чья очередь нанести ответный удар, не делает этого, медлит. Другая сторона догадывается, что может означать это. Человек, который должен отомстить, на много недель уходит в джунгли. Там он старается напасть на след тигрицы с тигрятами. Найдя, он убивает тигрицу, а одного тигренка берет с собой. Чем меньше возраст детеныша, тем легче задача, которая стоит перед ним. Вместе с тигренком он поселяется в уединенной хижине где-нибудь на отшибе и выкармливает там зверя. Что делает он, как общается с тигром, это особая практика, в которой наставляет его обычно местный колдун. Когда зверь вырастает, в определенный день, вернее в ночь, в полнолуние, совершается то, ради чего делалось все это. В селении все заранее знают об этом и заблаговременно загоняют собак, скот и стараются сами не появляться на улице. Ни один человек не должен в это время приближаться к хижине, где жил тигр: в эту ночь человек, воспитавший его, входит в зверя, в его тело. Из хижины в джунгли выходит тигр, а тело человека, вошедшего в него, остается лежать неподвижно, с закрытыми глазами, как неживое. Его сознание, его душа вошли в тигра. Он видит мир глазами тигра, ощущает его тело своим, слышит хруст веток под своими лапами, чувствует запахи и слышит тысячи звуков, недоступных человеку. Но если обычный тигр, выходя на охоту, готов бывает воспользоваться любой добычей, которая встречается ему на пути, то этот ищет одну-единственную жертву — конкретного человека, объект его кровной мести, или его сродников. Такой тигр может подолгу скрываться в зарослях близ селения, где живет жертва, скрываться, ничем не выдавая себя, подкарауливая добычу. Именно о таких случаях сообщают иногда газеты: там-то и там-то появился тигр-людоед. Но в том-то и дело, что на людей нападает он очень выборочно. Другая сторона знает обычно о начале этой беспощадной охоты и принимает свои меры. Если тигр окажется ранен, он из последних сил будет стараться добраться до хижины, откуда вышел, чтобы душа человека могла бы покинуть его и вернуться в лежащее там тело. Если же тем, против кого он вышел, удается выследить и убить такого человеко-тигра, как только это становится известно в его селении, к отстоящей хижине сходятся все жители, чтобы похоронить лежащее там тело. Душа, находившаяся в тигре, уже не вернется к нему. Главная забота стороны, находящейся в обороне, — найти человеко-тигра, чтобы отличить от обычных, других тигров, его стараются распознать по поведению, по необычной хитрости и коварству, которых недостает обыкновенному зверю и которые могут быть присущи только человеку.

Как и другие магические приемы, способность переселяться в животных известна разным народам, сохранившим практику магии и колдовства. В Западной Африке известно "Общество леопардов", тайная секта зверопоклонников. Утверждают, что среди магических приемов, которые они открывают только посвященным, — искусство вселяться или превращаться в леопардов.

Волкодлак, волколак, волкулак, вовкулак, в славянской мифологии человек-волк;оборотень; колдун, способный превращаться в волка и обращать в волков других людей.

Легенды об оборотне общи всем славянским народам. В представлениях о волколаке соединились черты фольклорного образа и заимствования из представлений о христианской демонологии. Исключительная архаичность представлений об оборотнях явствует из того, что в других индоевропейских традициях (в частности в хеттской) превращение жениха в волка связывается с распространенной формой брака — умыканием (насильственным уводом невесты).

Древность этого образа подтверждается также летописью 1282 года, повествующей о волколаке, который «гонит облака и изъедает луну» (славяне долго хранили веру в волхвов-облакогонителей, которые превращались в волков, поднимались на небо и призывали дождь или разгоняли тучи). По мнению Ф. Буслаева, «остаток этого предания доселе сохранился в пословице: «Серый волк на небе звезды ловит.
В отличии от мифологии народов Европы, у славян оборотень изначально был положительным персонажем, да и факт оборотничества воспринимался в принципе как нормальное явление. Необычное — да, но не в коем случае — не страшное и ужасное

Расплавь пули, притупи ножи, измочаль дубины, напусти страх на зверя человека и гада, чтобы они серого волка не брали, теплой шкуры с него не драли. Слово мое крепко, крепче сна и силы богатырской.» Обращение в волка было уподоблением одному из наиболее почитаемых и могущественных, наделяемых сверхъестественными силами зверей. Имя этого зверя было настолько священным, что его нельзя было произносить вслух, поэтому вместо «волк» говорили «лютый», а мужчин некоторых племен называли «лютичи». Способность превращаться в волка издревле приписывалась «особосильным» колдунам и, видимо, составляла необходимую часть определенных обрядов. «Оборотиться», «обвернуться» (превратиться) нередко буквально означало «перевернуться», то есть перекувырнуться, «переброситься через себя» или через условную границу. «Оборачиваясь», человек как бы переворачивался той стороной своего существа, которая приобщена к высшим силам мира, к почитаемым зверям, птицам, рыбам — «предкам, родственникам и покровителям». В повествованиях об оборотнях грань между человеком и зверем — узенькая полоска ножа, веревки, ветки, в сущности, она проходит через самого оборотня: он и человек, и животное одновременно. Практика оборотничества была настолько распространена среди славянских племен, что Геродот описывает ежегодное превращение невров (славянское племя, предположительно обитавшие на территории Белоруссии) на несколько дней в волков, как нечто само собой разумеющееся.

А славянский героический эпос, вообще, характеризует главного героя оборотня как существо божественного происхождения. При рождении русского героя-волка Волха Всеславовича: Подобные катаклизмы и природные явления сопровождали рождение стихийных славянских божеств. Многие исследователи проводят параллели (правда, весьма условные), согласно которым Вольх — это киевский князь Олег, считавшийся вещим ( другим словом для обозначения волколака было слово, образованное от глагола vedati — «знать»: укр.вiщун — «волк-оборотень», др.-чеш.vedi — «волчицы-оборотни», словен. vedomci, vedunci, vedarci — «волки-оборотни»). Впрочем таким князем-оборотнем был и не менее прославившийся Всеслав Полоцкий (вторая половина 11 в.), который «...князьям города рядил, а сам в ночи волком рыскал... Херсоню великому волком путь перерыскивал...» (Слово о полку Игореве). Другим славянским оборотнем, героем белорусского и сербского эпосов, был Змей Огненный Волк. Его образ также восходит к общеславянскому мифу о герое-волке. Он рождается от Огненного Змея, появляется на свет в человеческом облике, «в рубашке» или с «волчьей шерстью» — приметой чудесного происхождения. Может оборачиваться волком и другими животными, в том числе — птицей; совершает подвиги, используя способность превращать себя (и дружину) в животных. Многие из существ низшей мифологии тоже имели склонность к оборотничеству, леший, например, очень часто превращался в белого волка (белого царика) или в волчьего пастыря. С принятием христианства все прежние божества были низвергнуты и объявлены демонами. Не обошла эта участь и оборотней, которые из божеств-помощников и героев-богатырей стали жуткими чудовищами ночных кошмаров. Среди русских крестьян XXвека вера в оборотничество, в общем, угасает, хотя рассказы об оборотнях — волках и медведях до сих пор популярны в некоторых районах России. Интересная трансформация темы оборотничества обнаруживается в записанном И.В. Карнауховой на Русском Севере повествование об одном из героев Гражданской войны, «прославившимся» своей жестокостью: в этом рассказе партизанский командир выступает как волк-оборотень, губящий людей.

В этиологических легендах , человек становится животным (медведем, вороном, аистом и др.), в наказание за нарушение запрета, желание напугать, за жадность, дерзость, неблагодарность, ложь, преступление и т.п.

Также мы встречаем превращение в животных и богов. В зимние месяцы небо и царствующие на нем светила помрачаются густыми туманами, бог - громовик перестает разить демонов и заключается в окованные стужею тучи. Таким образом, все светлые боги облекаются в темные облачные покровы и теряют свою благодатную силу, выражаясь мифически: надевают мохнатые одежды, делаются оборотнями и подчиняются злой чародейке Зиме. В ту печальную пору колдуны, ведьмы и демонические духи овладевают небесным царством, набрасывают на богов волчьи и другие звериные шкуры, превращают их в мифических животных, в образах которых и пребывают они до начала весны. Такое невольное превращение в сказаниях индоевропейских народов называется околдованием, зачарованием , заклятием... Одетые во время зимы в животные шкуры, небесные боги просветляются с возвратом весны - рядятся в блестящие, светозарные одежды и с тем вместе снова обретают те прекрасные человекоподобные формы, в каких обыкновенно олицетворяла их фантазия.

Явление ликантропов можно встретить не только в древних манускриптах или в медицинских карточках центров психологической помощи (понятие "ликантропов" в психологии — психическое расстройство при котором человек чувствует себя зверем или птицей)...

Ещё во Вьетнаме США использовало солдат-ликантропов в борьбе против вьетгонговцев. Пройдя специальную подготовку, солдаты (иногда сами, иногда после особой команды, внушённой при гипнозе) входили в особое состояние берсека. Они могли как застрелить своего врага, так и перегрызть ему горло. Они могли неделями сидеть в болотах без еды. Могли бежать 2-3 дня...

Ввести в подобное состояние довольно сложно, но реально. Сначала ломается психика человека — он подвергается стрессу, попав в определённые условия. Неотъемлемые факторы "ломки" — страх, ненависть, отчаянье, одиночество и сексуальное возбуждение. Самые сильные чувства. Они влияют на человека сильнее всего. А потом нужно дать человеку "толчок" в определённом направлении — к зверю.

Жители лесов лучше всех прочих поддавались дьявольскому внушению: в шелесте листьев, в шорохе ветвей им слышались стоны или таинственные голоса. Исступления, видения, галлюцинации, происходящие от помутнения рассудка или каких-то тайных инициаций, заставляли их видеть в себе животных. Среди этих сторонников анимизма, сменивших под, зачарованными ветвями приверженцев хтонических и дионисийских культов, поддерживалась истерическая зоопсия. Как они переходили из человеческого состояния в волчье и обратно — вполне естественным образом? Говорят, некоторые животные, считающиеся несовершенными — такие, как мухоловка или уж, — проделывали подобные метаморфозы. Разложившиеся тела превращались в мух, шершней, скорпионов, шелковичных червей и василисков. Женские волосы, зарытые в навоз, становились рептилиями; “влажная субстанция” камней порождала жаб, а прогнившие корабельные доски — уток и прочих птиц. Такие верования были распространены во времена волков-оборотней. Демонологи хоть и разделяли их, но в то же время находили наивными и неразумными, потому что работа дьявола в них была недостаточно ясно видна. Физические причины, подразумевавшие спонтанное зарождение или существование наследственной предрасположенности, оставляли дьявола в стороне; а вот проявление дьявольского влияния в чудовищных преступлениях, совершенных ликантропами, представлялось им очевидным. Поэтому они стали искать другие объяснения, которые, на наш взгляд, следует разделить на две категории: невольное превращение (инкубат-суккубат и одержимость) и добровольное превращение (скотоложство и сделка с нечистой силой).

Говорят так, что техника оборотней была известна всегда волхвам - защитникам, просителям перед грозными богами за славян, жившим по берегам Днепра и его притоков. Первое имя, которое упоминает народная молва - Авенум. Его род жил на притоке Днепра - Березине, и поклонялся Ургору, волку-оборотню.

Маленьким Никодий много слышал о страшном существе Ургоре, которого почитал его род. Ургор - волк-оборотень, черный призрак. Он часто помогал людям, приходя то в образе зайца, то медведя или могучего зуб-Ра. Никодия очень привлекала картина с изображением Ургора, висевшая в их хате. Большой черный волк со страшными кроваво-красными глазами, как бы подмигивал Никодию с изображения. Но хлопчик не придавал этому значения. Но вот прошло двенадцать зим со дня рождения, и однажды он отправился в лес. В глубине леса мальчик увидел возле большой сосны неподвижно сидевшего огромного волка. Никодий не испугался его, встреча показалась ему естественной. Вдруг вместо волка появился заяц. Авенум испугался, перед ним был сам Ургор. Хлопчик упал ниц. Когда Никодий поднялся, то никого уже не было, а на том месте, где сидел волк лежал медальон на кожаном шнурке. На лицевой стороне было изображение волка, на обороте - треугольник и две елочки.

Ночью мальчику приснился странный сон: большой черный волк что-то рассказывал ему, но что, он понять не мог. Так прошло семь дней, и каждую ночь Никодию снился большой черный волк. Но просыпался Авенум с таким чувством, что узнал нечто новое и великое. Опять он отправился в лес. Нашел там две большие сосны, посреди которых три коня образовывали большой треугольник. "Как на медальоне". Из-за сосны вышел получеловек-полузверь весь в черном. Тело существа было человеческое, но голова... волка.

"Ургор", - подумал мальчик и упал ниц.

(Этот рассказ нам очень напоминает о древнеегипетских богах с телом человека и головой зверя!!!

Вполне возможно предположить , что древние великие народности поклонялись именно таким существам, и провозглашали их на престолы "правителей" )

В исторических писаниях мы зачастую встречаем случаи когда оборотни обучают своих избранников своему искусству, тем самым оставляя приемника. Примеры данного обучения очень разнообразны, от прямого показательного обучения вплоть до гипнотического воздействия или сновидения. Что касается нашей области , как говорят легенды о появлении на свет одной из славянских техник борьбы, техники Волка-оборотня. Которая до сих пор известна людям нашего района, и держится в строжайшем секрете от посторонних глаз!

В Еропе поверье в ликантропию, т.е. в способность превращения в животное, очень давнее. Еще Геродот, древнегреческий историк, живший в 5-м веке до Рождества Христова, упоминает Неури, т.е. людей, которые превращались в волков на несколько дней каждый год. В 16-м веке во франции подобная вера была столь сильна, что французский парламент принял закон о истреблении оборотней.

Вера в ликантропию была сильна даже в 19 веке. Французские крестьяне в отдаленных районах страны, боялись выходить из дома по ночам. Они верили, что на них может напасть Луп-Гару (французское название оборотня). Народы северной Германии считали, что произнесение слова"волк" в декабре, провоцирует нападение на них оборотней. Датчане считали, что оборотня можно распознать по форме бровей, а древние греки верили, что припадки эпилепсии являются ликантропией…

Легенды об оборотнях известны во всех странах, где волки представляли реальную опасность для жителей. На Британских островах уже в эпоху средневековья волков было очень мало, и последнего дикого волка там убили еще в XVIII в. Открытие реальной, но очень редкой и странной болезни ликантропии способствовало распространению слухов об оборотнях. Любой больной ликантропией объявлялся оборотнем. При этой болезни люди иногда ведут себя так, как если бы они и в самом деле были волками. Особенно много случаев заболевания ликантропией отмечено во Франции. Эти яростные и неустрашимые норвежские воины - берсеркиры - во многом содействовали появлению легенд об оборотнях. Они одевались в звериные шкуры, носили длинные волосы и бороду и вообще отличались устрашающей внешностью. Жители оторванных друг от друга деревушек, подвергшись нападению берсеркиров, и впрямь принимали их за полулюдей-полузверей. Согласно некоторым легендам, берсеркиры во время сражения могли превращаться в страшных медведей и волков.

Оборотень - одна из центральных фигур древнейших суеверий. Вместе с вампирами, ведьмами, русалками, призраками и колдунами он существует уже тысячи лет, наводя ужас на взрослых и детей в больших городах и глухих местечках. Слово "ликантроп", от которого он получил свое название, буквально означает "человек-волк" и происходит от греческого Likantropia. Некоторые словари определяют это слово как "превращение ведьмы в волка".

Тема человека-волка была популярна в устных преданиях и в хрониках почти по всему миру. Во Франции это чудище было известно как лугару, в других частях Европы как вервольф, или верман, волкодлак, или волколок - в Трансильвании, полтеник - в Болгарии. Начиная с Ромула и Рема истории о волке, человеке-звере и самом оборотне будоражили воображение таких людей как Жан-Жак Руссо, Карл Линней и Джонатан Свифт. Талантливые писатели создали целую серию замечательных произведений об оборотнях.

Однако оборотень не так хорошо известен, как его собрат - злодей вампир. Оборотень многозначнее и таинственнее, чем вампир. Все приписываемые ему мифические качества могут быть довольно легко развенчаны современной наукой, но еще в древние времена действительно существовала некая болезнь, которая поражала целые деревни, превращая людей в неистовых зверей, и эти больные имели все классические симптомы ликантропии. Известно, что в Европе в XVI веке, после кровавых оргий, эти несчастные, подозреваемые в демонизме, преследовались и травились собаками, погибали сотнями.

Франция изрядно натерпелась от лугару, и народные легенды содержат множество рассказов об охотах на человеко-зверей, обитавших в горах. Вполне естественно, что эти легенды больше распространены в сельских и горных районах, таких, как Овернь и Юра, где волки причиняли много хлопот пастухам. Германия пережила немало от этой напасти. Что же касается ее распространения на север, то хотя Англия, видимо, не была слишком ей подвержена, сохранившиеся записи свидетельствуют, что в Ирландии оборотни обитали. В отличие от вампира, выходящего из могилы, чтобы пить кровь живых людей, оборотень не является выходцем с "того" света. Он - явление чисто земное. Похоже, что превращение человека в оборотня вызывалось некой болезнью, которая могла поразить любого. Укушенный оборотнем заражался обязательно, но ужасные симптомы могли появиться у человека и тогда, когда он в безопасности сидел у себя дома и не делал ничего, что могло бы определить ему такой удел. Именно с этим были связаны дикий страх и массовые казни в средние века, когда подозреваемых в том, что они оборотни, сжигали и предавали мечу. Ужасна была ярость, с которой в народе встречали проявления присущих, как считалось, оборотням признаков, а примитивные суды и массовые казни походили на всеобщую истерию. Во время вспышек неистового массового страха человек, слегка тронутый безумием или "смахивающий" на волка - имеющий острые зубы, худое вытянутое лицо, - мог легко оказаться под подозрением и угодить в суд.

Еще примерно в 125 году до н. э. римский поэт Марцелл Сидет писал о ликантропии, указывая, что пораженного человека охватывает мания, сопровождающаяся ужасным аппетитом и волчьей свирепостью. Согласно Сидету, люди сильнее подвержены ей в начале года, особенно в феврале, когда болезнь наиболее распространена и может наблюдаться в самых острых формах. Подвергшиеся ее влиянию потом удаляются на заброшенные кладбища и живут там, точно свирепые голодные волки. Считалось, что оборотень - это скверный человек, которого боги превратили в зверя в наказание. В средние века, особенно в Центральной и Восточной Европе, родилось мнение, что оборотнями становятся в результате злых козней ведьм и колдунов, и как следствие суеверий во множестве применяли замысловатые процедуры, способные якобы спасти от колдовства.

В греческих легендах тоже можно найти множество упоминаний о волках и о превращении людей в зверей. Например, в одной из легенд говорится, что в Аркадии люди превращали себя в волков в ходе специальной церемонии посвящения. Желающих стать волками отводили на глухие болота, там они снимали свои одежды и перебирались через топь на особый остров. На этом острове вновь прибывшие принимались такими же волками-людьми и жили среди них как равные.

Жертвами оборотней стали тысячи и тысячи людей в средневековье, но в наши времена, хотя такие случаи довольно редки, люди также становятся их жертвами.



3 Превращение в оборотня. Обряды.

Считалось, если, когда колдун в образе птицы или зверя рыщет на стороне, а "тело свое хранит мертво", в это время потревожить его, перенести бесчувственное тело в другое место, его "я", душа его, не сможет вернуться назад. Тогда колдун до конца своих дней останется в облике зверя.

Обращающиеся по собственному желанию (колдуны и ведьмы). Очень опасные оборотни, так как оборачиваются для того, чтобы вредить людям. Волколаки от рождения (дети родителей имевших плотские связи не в потребные дни). Этот вид волколаков страдает за грех своих родителей. Они не имеют возможности не превратиться в волка в известный, урочный для них час, преимущественно это бывает ночью; это превращение для них очень мучительно, но они подчиняются неизбежному: перекувыркиваются (иногда раздеваясь совершенно) через воткнутый в землю нож, превращаются в зверя и убегают к волкам. Пробовали женить таких несчастных, но это часто оканчивалось бедою: в одну из ночей волколак загрызал свою жену и навсегда убегал из дома. Обыкновенные люди, превращенные в волколака колдовством. Оборотни — простые люди, обернувшиеся по какой-либо надобности: девушка оборачивается волчицей, чтобы убежать от нелюбимого мужа; купец — налимом, чтобы разведать где стоит рыба, мужик — медведем, чтобы не попасться разбойникам и т.п.

Самым первым известным способом превращения было оборачивание с помощью заговоров и обрядов («премудростей»):

Втапоры поучился Волх ко премудростям:

А и первой мудрости учился

Обертываться ясным соколом,

Ко другой-то мудрости учился он Волх

Обертываться серым волком,

Ко третей-то премудрости учился Волх

Обертываться гнедым туром — золотые рога.

Перекидывание. Самый распространенный способ. Человек наделенный «сверхъестественными» способностями, становится волком, «перекинувшись» (перевернувшись) через воткнутый в гладкий пень или землю нож или топор. Перекидывались также через коромысло, пень, обручи, двенадцать ножей, веревку, ветку дерева, огонь на печном шестке, через сердцевину упавшего дерева или просто перекувырнувшись «против солнца» и т.п. Простые люди могли сделаться волками, переступив через заговоренную колдуном вещь. Также для того, чтобы превратить человека в волка, колдун или ведьма набрасывают на него звериную шкуру, ленту или пояс (повязывая им).

Одевание волчьей шкуры. Один из древнейших способов превращения, практиковался еще волхвами. Превращение на свадьбах. Считалось, что особо сильные колдуны могли «пустить волками» целые свадебные поезда. Для этого колдун берет столько ремней и мочал, сколько в поезде лиц, нашептывает над этими вещами заклятье, и кого потом подпояшет таким поясом, тот и становится волком. Иногда ведьма перекапывает едущему от венца поезду дорогу небольшим ровиком: едва поезд наедет на это углубление как лошади падают мертвые, а люди убегают в зверином образе и т.п. Превращение «по слову матери». Тоже самое, что и превращение по проклятью. Волколаки превращенные по слову матери не должны не в коем случае есть сырое мясо, иначе навсегда волками останутся. Оборотнями становятся дети, похищенные нечистой силой.

Перекинуться через волшебный предмет в обратную сторону. Вытащить волшебный топор из пня. Волк станет человеком по истечении времени, условленного заклинанием. Накрыть волка человеческой одеждой. Некоторые колдуны накладывают особые условия для возвращения человеческого облика: в быличке солдат заставляет покойницу попадью, обратившую свадебный поезд в волков, указать путь к их спасению; для этого необходимо собрать оборотней: «Дам я тебе трубочку. В эту трубочку потруби — они все к тебе придут. Оторву тебе шматок от савана. Этим их покури — они опять люди будут.» (Псковская область). Накормить оборотня «благословленной едой», т.е. такой едой, которую благословили. Обвязать оборотня поясом с узлами, завязывая которые пришептывали «Господи, помилуй».

Молодоженов и свадебные поезда всегда охранял специально приглашенный колдун — вежливец и дружка, «шафер со стороны жениха», на юге называемый «волком». Обезопасить себя от оборотня (прежде всего — от оборотня-колдуна) можно было, ударив его наотмашь, искалечив (поранив волка-оборотня , подковав ведьму-лошадь). От оборотней защищал «змеиный топор» (топор, которым убили змею). Если похитить одежду колдуна или предмет, через который он оборачивался, то оборотень не сможет принять человеческий облик. Чтобы оборотень не стал после смерти упырем ему перерезали пяточные сухожилия, а глаза (или рот) зажимали монетами. Образ, подобный волколаку, человеку-волку, оборотню, есть в верованиях многих народов (английский Беовульф, немецкий Вервольф и т.п.). Верование в волколаков относится к эпохе, когда возможно было представление человека в образе зверя и когда люди, находясь в постоянном общении со зверями, умели, по пословице, с волками выть по-волчьи: как ни странно это покажется, а летописцы это искусство действительно приписывали некоторым лицам. Так, в Лаврентьевской летописи читаем: «...и яко бысть полунощи, и встав Боняк и отьеха от вой, и поча выти вольчски, и волк отвыся ему, и начаша волци выти мнози.»Так или иначе, представления о том, что под шкурой волка может находиться мужчина или женщина, отразили веру в родство и единство всего живого: здесь волк — «хозяин» леса, зверей и одновременно «старший» родственник, покровитель, предок человека, «сильный» колдун, волк-волхв. Человек же, в свою очередь, — «превращенный волк», который (особенно колдун) черпает в этом родстве силы, а в критические моменты жизни может вновь стать волком.

Белый волк, Белый царик — волк, наделенный особой магической силой; царь над волками; леший, принимающий вид волка; лесной «хозяин», царь; оборотень. Волк в поверьях — лесной властитель, «хозяин» зверей. Белый цвет выделяет такого волка как высшее, наделенное сверхъестественными способностями существо: это «старший» волк или лесной царь, «хозяин», оборотень. В повествовании из Смоленской губернии белый царик (белый волк) водит волчьи стаи: «Тэй белый царик, кали тронить чилавека, то и уси на яго; а ня тронить, то ни водин ни тронить». В рассказе, записанном на Русском Севере, белым волком становится парень-оборотень. Промысловики Сибири наделяли сверхъестественными свойствами черных и белых волков, так называемых «князьков» <3еленин, 1936>, «являвшихся исключением на фоне преобладающей серой масти. Крестьянин, убивший такого волка, старался никому не говорить об этом. Некоторые тайком сохраняли у себя шкуры таких волков—князьков или выродков, так как считалось, что это приносит счастье (человек, хранящий шкуру, становится как бы совладельцем магической силы, которой обладал волк)» <Громыко, 1975>. Вежливец, вежливой — почетное прозвание колдуна на свадьбе. Обязанность вежливца — «охранять свадьбу от порчи, разрушать злонаме-ренные чары и предупреждать всякие, считаемые худым предзнаменованием например: чтобы лошади в свадебном к венцу поезде не остановились, не распряглись, не рвались порывисто, не заметали снегом или пылью и т. п. В видах устранения этого вежливец осматривает все углы и пороги в доме, пересчитывает камни в печах, кладет замок на пороге, дует на скатерть свадебного стола, нашептывает разные наговоры над одеждой молодых и под лошадиной сбруей, дает молодым привески к крестам на шее и т. д.» (Енис.) В Сибири, как и во многих других областях России, дружка, именуемый вежливцем, сторожем, большаком, опасным, был «особенным знатоком всех обрядностей в их принятой последовательности». «Местами эта деятельность дружки называлась «отпустить свадьбу» и совпадала по назначению своему с ролью священника, хотя совершение христианского обряда тоже непременно присутствовало. Если действия дружки при этом слиш-ком явно вступали в конфликт с церковью и это становилось известно властям, он подвергался церковному наказанию. Вежливец также усаживает поезжан и жениха в передний угол на войлок (на стол при этом подается сырой гусь, хлеб, солонка с солью); после благословения он выметает под полатями и на пороге избы своей полой; лепит куски воска к гривам коней и т. п.

В русских народных сказках часто встречается описание превращения человека в оборотня. В большинстве случаев для превращения требуется волшебные предметы:

а) Колдуны и ведьмы превращают людей различными зверями и птицами, ударяя их зеленым прутиком, палкою, плетью (кнутом-самобоем). Такое верование разделялось греко-италийским племенем. Знаменитая чародейка Цирцея быстрым ударом жезла оборотила в свиней спутников Одиссея; Пик был наказан превращением в дятла: едва волшебница коснулась его тростью, как он тотчас же сделался пестрокрылою птицею.

Эта чудесная трость или плеть- эмблема молнии и указывает на тесную связь оборотничества с грозовыми тучами; с этой эмблемою сочетались противоположные представления: с одной стороны удар волшебного прута повергает сказочных героев в окаменение и непробудный сон (зимние оцепенение), а с другой призывает их к жизни (к весеннему творчеству). То же двоякое значение придается удару волшебного прута и в преданиях об оборотнях: им превращаются люди в звериные образы, и, наоборот, им же разрушается сила заклятия, и превращенные возвращаются в среду людей. На Украине думают, что если ударить оборотня вилами или цепом, то он тотчас же делается человеком, т.е. бог-громовик, ударяя своей палицей, срывает с него волчью шкуру (разносит тучу). Оборотни, т.е. стихийные духи и тени усопших, облаченные в облачные шкуры, появляются и исчезают вместе с бурными грозами. С каждым дуновением ветра, с каждым извивом молнии и раскатом грома облака и тучи меняют свои прихотливые формы, или, выражаясь метаморфическим языком, с каждым ударом громовой палицы стихийные духи перекидываются, перебрасываются, кувыркаются и тем самым как бы переворачивают или переменяют свои облачные одежды и переходят из одного видимого (телесного) образа в другой. Для того, чтобы обозначить акт превращения, народные сказки и песни употребляют выражения, указывающие на быстрое движение, стремительный удар и круговой поворот: молодец "ударился оземь и оборотился собакою", "колдун хлопнулся о сырую землю, сделался серым волком и пустился в погоню", "перекинулся медведем, жеребцом, добрым молодцем", "колдун может обернуться и в кошку, и в кошку, и в собаку"...

б) Набрасывание звериной шкуры.

Крестьяне уверяют, что в старые годы случалось, снимая шкуру с убитой волчицы или медведицы, находить под нею бабу в сарафане. Есть рассказ, что на охотничьей облаве убили трех волков, и когда стали снимать с них шкуры, то под первою нашли молодого жениха, под второй-невесту в ее венчальном уборе, а под третьей-музыканта со скрипкою... В немецкой низшей мифологии Вервольф превращается в волка из-за того, что ночью облачается в волчью шкуру.

в) Волшебная наука.

Чтобы превратить свадебное сборище в стаю волков, столько ремней, мочалок или поясов, сколько нужно оборотить лиц, нашептывают на них заклятия и потом этими ремнями или мочалками подпоясывают обреченных, которые тотчас же и становятся вовкулаками. Такой оборотня не иначе может получить человеческий образ, как разве в том случае, когда чародейный пояс изотрется и лопнет; но и после избавления долгое время бывает дик, сумрачен и не скоро привыкает к людской речи... Итак, если человека превращают в зверя, то делают это по средствам волшебных предметов (кольцо, пояс, трость, плеть), а если он превращается по собственной воле, то делает это либо, набрасывая на себя шкуру того животного, в которого он хочет превратиться, либо, ударяясь оземь, перепрыгивая через пень и т.п. Интересно, что некоторые предметы обладают также обратной силой, то есть они и превращают человека в животного, и, напротив под действием удара этого предмета, например, волшебного прута, разрушается сила заклятия и превращенные возвращаются в среду людей.

Оборотни и их кровавые дела были известны еще во времена основания Рима по дошедшим до нас письменным источникам, их боялись также и в древней Греции.

Оборотень не является "выходцем с того света". Он - явление чисто земное, вполне реальное, которое люди во все времена боялись панически. Может быть, поэтому в средневековье дикий страх перед этим непонятным явлением заставлял расправляться с ним жестоко. Любой человек, "смахивающий" на волка, имеющий острые зубы, худое вытянутое лицо и другие подозрительные приметы, мог стать жертвой самой жестокой расправы, заканчивающейся всегда его казнью. По этой причине страдали многие, в основном, конечно же, совсем не виновные в оборотничестве. Больше всего люди боялись полнолуния, так как считалось, что именно в это время человек становится оборотнем.

Наука об оборотнях не может сказать ничего, поэтому, чтобы о них иметь хоть какое-то представление, прибегают к древним трактатам, которые сообщают, что встретить оборотня можно в любое время суток, но в лунном свете человек рискует особенно.

Превратиться в оборотня, согласно этим трактатам, может любой человек, притом внезапно, сам того не желая и не подозревая, какому явлению он подвергается. Это превращение происходит как бы приступом, начало которого сопровождается легким ознобом, переходящим в лихорадку, затем головной болью и сильнейшей жаждой. Потом начинается испарина, становится трудно дышать, мешает обувь, отчего она сбрасывается, пальцы ног искривляются и делаются цепкими. Одновременно с этими изменениями человек меняется также внешне. Рассудок жертвы оборотничества, - повествует трактат, -также меняется. Ей становится тесно в доме, и она стремится вырваться наружу. За этим следуют тошнота и спазмы, и рассудок приходит в полное помутнение. Язык отказывается повиноваться, вместо человеческой речи это существо издает гортанные звуки, затем оно вообще сбрасывает с себя одежды, становится на четвереньки, его туловище мгновенно покрывается густой шерстью, и оно становится животным. С потерей человеческого облика этим существом овладевает жажда крови, и оно убегает в ночь, воя на луну, и убивает всех, кто попадается на его пути. Удовлетворив свою кровожадность, оборотень падал на землю и засыпал, а к утру он снова становился человеком, ужасаясь содеянному, терзаясь муками разума. Оборотничество - это явление, имеющее свое название -ликантропия. Оно считается болезнью человека. Страдающие этой напастью, зная о начале очередного приступа ликантропии, готовились к изменениям своего облика. Они скрывались в потайных местах или заранее убегали в лес.

Сам оборотень (ликантроп) не мог исцелиться. Для него все было заранее предопределено: или его растерзает более сильный зверь, или убьет человек. Третьего ему не дано.

Кроме оборотней-жертв, были оборотни по желанию которым доставляло удовольствие быть жестокими и беспощадными к людям. Чтобы стать таким оборотнем, применялось диковинное варево, которое пили, а также готовились специальные мази для натирания.

Есть случаи ликантропии, когда человек становится оборотнем в результате какого-то особенного своего приема свойственного только ему, как к замку подходит только один ключик и никакой другой.

В селе Лучасах Смоленской губернии когда-то жил человек, умевший делаться оборотнем. Пойдет на гумно и пропадет. Однажды нашли за овином воткнутый в землю нож и вынули его. С тех пор мужик этот пропал и пропадал без вести три года. Один знахарь посоветовал родственникам пропавшего воткнуть так же нож на том месте, где он торчал раньше.. Так и сделали. Вскоре после этого пропавший мужик пришел в свою избу, но весь обросший волчьей шерстью.

В Бирме живет небольшая тибетская народность - таманы.По свидетельству самих же таманов такие перевоплощения акт непроизвольный, которому предшествует состояние напряженности, глубокой нервозности, беспокойства. Кроме того, человек оказывается во власти непреодолимого желания повести себя, например, по- тигриному, поваляться в камышах, убежать в джунгли и т. д.

При вселении человека в тело тигра или другого животного все же в таком комбинированном существе доминирует человеческое "я", т.е. человек себя чувствует человеком в любом состоянии, поэтому непростительны ему те злодейства и жестокость, которые он совершает? скрывшись под иной личиной. Пока шел разговор об оборотничестве , когда перевоплощение имеет обратимый характер, то есть человек, побывав в шкуре зверя, через определенное время снова становится человеком. Но существует также и необратимое перевоплощение, когда люди, принявшие образ зверя, никогда уже людьми не становятся и к ним не возвращаются.

Пример превращения в оборотня при очевидцах:

"...Наконец барабаны стали бить тише и медленнее и на середину вышли три жреца, держа в руках цыплят и козленка (ритуальные жертвы, заменившие обязательные прежде человеческие). Кровь животных падала на землю... Это был тот самый древний ритуал, о котором мне столько приходилось слышать... Нгамбе (жрец) наклонился и прошептал что-то непонятное. Я взглянул на принца. Тот шепотом сказал мне, что сейчас мы увидим одно из самых редких зрелищ в Африке - перевоплощение человека в леопарда. Ахо (проводник) прошептал мне, что если зверь появится из-за кустов, я ни в коем случае не должен его касаться. Нельзя также пытаться убежать. И то, и другое является грубым нарушением ритуала и может вызвать гнев леопардов... И вот... главный жрец начал петь еще громче ... барабан снова начал бить громко и быстро... И вдруг мне показалось, что глаза у меня сейчас вылезут на лоб: сразу за девушкой (именно ее подвергли ритуалу перевоплощения) на границе мерцающего света я увидел тень животного; я не успел даже выразить еще своего удивления, как предо мной появился взрослый сильный леопард... Еще два леопарда появились позади девушки... Они величественно прошли через площадку, и все трое исчезли в тени деревьев. Больше всего меня поразило то, что я совершенно отчетливо видел в зубах одного из них цыпленка... Леопарды эти ушли в джунгли навсегда". В оборотней могут превращаться даже целые семьи. И это не единичный случай

Трансформация обычного человека в монстра почти всегда происходит в полнолуние. Лунный свет обладает воздействием, не объяснимым с точки зрения материалистической науки, а способность лунных лучей затупливать лезвия остается интересным и непонятным курьезом. Уже в записках древнегреческих историков можно найти множество упоминаний о превращении людей в зверей. Это описание сводится к следующему. Начинается процесс с того, что пораженный болезнью оборотничества человек очень быстро изменяется внешне: руки начинают пухнуть и удлиняться, как у больных проказой, кожа лица и конечностей грубеет и расплывается. Вскоре ногам начинает мешать обувь, пальцы искривляются и делаются цепкими. Рассудок несчастного помрачается: ему становится неуютно, тесно в доме, хочется вырваться наружу. Затем происходит полное помутнение сознания, язык отказывается повиноваться, вместо членораздельной речи раздается гортанное бормотание. В этой фазе оборотнем всецело овладевает жажда крови, подавляя все остальные чувства. Воя на луну, человек-зверь убегает в ночь, убивая всех, кто встречается на пути. Утолив кровожадность, оборотень падает на землю и засыпает, вновь приобретая к утру человеческий облик.

Как стать оборотнем:

В старину некоторые люди утверждали, что они во время полнолуния против своей воли превращаются в оборотней. Однако находились и такие, кто действительно хотел стать оборотнем и для этой цели прибегал к магии. В одном русском предании рассказывается о том, что для того, чтобы стать волком, необходимо перепрыгнуть через упавшее дерево в лесу, расколоть его небольшим медным ножом и прочитать особое заклинание. Верными способами считались также следующие: будущий оборотень должен выпить воды, собравшейся в следе волчьей лапы, или съесть мозг. Желавший стать волком-оборотнем должен был ночью во время полнолуния приготовить волшебную мазь. Он брал волчью отраву, опиум, лисий мех, кровь летучей мыши и жир убитого ребенка, смешивал все это и варил в особом горшке. Когда это дьявольское снадобье было готово, будущий оборотень сбрасывал с себя одежду и натирался этой мазью. Мазь он втирал клочком волчьей шкуры, произнося при этом заклинания и заговоры, прося духа волка помочь ему превратиться в оборотня. После завершения ритуала оборотень считал себя похожим на волка сверхъестественным существом, питающимся исключительно человеческим мясом и кровью. Совершив однажды такое дьявольское превращение, оборотень каждую ночь принимал облик волка, а утром вновь становился человеком. Чары эти сохраняли свою силу в течение всей жизни, но их можно было снять, трижды ударив оборотня по морде.



4. Научные высказывания.

В руки одного русского ученого, целителя- экстрасенса попало письмо молодого человека из глубокой Сибири , который жаловался на то, что он превращается в оборотня и поначалу ему все нравилось, а потом он не владея собой стал нападать на людей, и не мог контролировать себя. Точное имя целителя не сохранилось поэтому не будим его называть. Но по показаниям очевидцев (проживающих в этой же деревне ) молодой человек перестал превращаться в оборотня после недельных процедур целителя!

Профессор Рейнского института по изучению нетрадиционной медицины Гельмут Шульц, так же как и упомянутый выше российский целитель, давно уже относится к явлению вервольфов вполне серьезно, считая его наследственным генетическим заболеванием. По его наблюдениям, наиболее часто оборотни (или слухи о них) курсируют в малонаселенной местности, где люди из поколения в поколение живут в довольно замкнутом и небольшом кругу, соответственно, бытуют и родственные браки. «Возможно, - пишет Шульц в одной из своих монографий, - эта болезнь как раз и есть результат кровосмешения... Современная медицина сегодня не в состоянии разобраться в механизме заболевания. Но совершенно очевидна способность оборотней менять на некоторое время свою биологическую форму, не теряя белковой основы...»

Высказывания бабы Сони г Агрыз что по Казанской железной дороге (которая якобы сама вылечила трех оборотней ) : Наследственная или нет, но перед нами действительно болезнь. А значит, как всякое заболевание, оно поддается или по крайней мере должно поддаваться излечению. Для этого вовсе не обязательно знать или понимать механизм, в силу которого нормальный человек на несколько часов превращается в чудовище. Но очень важно помнить, что и тут есть свои - народные - способы предохранения. Прежде всего, если вам вдруг начали сниться сны, в которых вы перестаете быть собой (не обязательно оборотнем, возможно, каким-то другим человеком), следует в первую очередь, что называется, «подумать о душе»... Баба Соня начинает свое лечение как раз с того, что заставляет человека покопаться в себе, сверить по религиозным заповедям как можно объективнее и справедливее, правильно ли живет он на свете. Достаточно ли добр к миру, людям, животным, земле... Словом - найти причину, по которой человеку вдруг перестает хотеться быть самим собой... Кстати, и европейские специалисты тоже постепенно приходят к выводу, что механизм изменения биологической формы «включается», возможно, неосознанным, но сильным внутренним желанием человека не быть собой. То есть - недовольство собой штука не только неприятная, но еще и опасная... И, наверно, не зря в Библии сказано: возлюби себя и ближнего своего... Любить себя - не на уровне быта, а как личность, как часть Высшего Разума - не только должно, но и нужно. Очевидно, профилактика лечения души и профилактика этого страшного, хотя и, к счастью, редкого явления тесно связаны между собой.

Здесь пойдет речь о трансформации, или превращении человека в животное. В английском языке такой процесс принято называть shifting или shapeshifting — "трансформация" (дословно: "изменение [формы]"). Русское слово "превращение" менее формальное и вызывает несколько иные ассоциации, более подходящие к сказкам и волшебству. Другое английское слово —therianthropy (териантропия) — относится непосредственно к изменению человеческого тела в тело животного.

Некоторые исследователи делят териантропию на физическую и духовную. В последнем случае человек, сохраняя человеческую оболочку, меняет образ мышления с человеческого на животный, и начинает думать, как зверь. Каждый человек олицетворяет собой какое-либо животное, признаки которого, как он считает, заложены в нем самом. Например, кто-то чувствует в себе волка и ягуара, другой подсознательно стремится жить в стае или наоборот, охотиться в одиночку.

Каждый из вас когда-нибудь да забредал в места, где плохие предчувствия столь сильны, что кажется, как - будто кто-то или что-то крадется в тени, наблюдая, готовое наброситься и разорвать в клочья свою жертву. Может, это нежилой дом, может, пустынная тропинка в лесу, может, заброшенный карьер. Во многих случаях уже известно, в других — еще предстоит узнать, что эти места были свидетелями смертей по неожиданным или неестественным причинам или драк, изнасилований, или другой жестокости. Все эти действия подразумевали интенсивную или повышенную выработку адреналина как у жертвы, так и у нападавшего (вожделение, ужас, агрессия, защита и т.д.) и за ними следовала развязка в виде различных форм поглощения (шок, полное подчинение, потеря сознания, смерть и т.д.) Полярность, через которую прошла атмосфера такого места, может быть сравнена с областью, где аккумулировались и последовательно разряжались большие заряды электричества, хаотически и непредсказуемо вызывая ионизацию атмосферы. Начальный "заряд" и начальная привлекательность к такой области исходят от ее пространственных и геометрических характеристик. Это подобно тому, как животные за много миль приходят к месту кормежки и питаются останками своих предшественников.

Садомазохистская дихотомия с ее нуждой к выражению доставляет в такую зону достаточное число как охотников, так и жертв. Жертвы привлечены в подобные места, поскольку от окружения исходит пугающее, но покоряющее возбуждение. Затем приходят хищники, привлеченные идеальными условиями охоты и количеством добычи. Часто, однако, охотники впервые приходят в заповедник не как охотники, а как пугливые любители острых ощущений. Если все это покажется вам странным, задумайтесь над феноменом, часто проявляющимся у детей в Хэлловин или любую другую ночь с подходящими обстоятельствами. Ребенок специально хочет быть напуганным, его пугают, а затем он задумывается, как было бы весело напугать других, поскольку его собственная нужда быть напуганным уже удовлетворена. Он становится охотником, и следующий ребенок превращается в его жертву. Феномен сходен с известным психологическим феноменом поведения тех, кто внешне напуган ситуацией, в то же самое время, делая всевозможное, чтобы она стала реальностью.

Игры детей на Хэлловин дают нам намек на изменение роли, необходимое для ликантропического метаморфоза. Коротко это можно выразить так: появитесь в зоне, которая, как вам известно, наносит душевную травму, с серьезнейшим намерением быть напуганным. Позвольте себе испугаться. Необходимо быть одетым в одежду, придающую вам образ подчиненности и уязвимости. "Случайные" жертвы всегда так одеты. Прочувствуйте это место так, как чувствовала его жертва, позволив себе стать напуганным, насколько возможно. Если сможете, постарайтесь сопроводить ваш страх сексуальной стимуляцией и, если возможно, достичь оргазма любыми доступными средствами, поскольку это сделает последующее ликантропическое превращение более легким.

После того, как вы освободили весь свой страх и покинули место ужаса/экстаза, идите домой и крепко задумайтесь над пережитым. Вскоре вы почувствуете, как некая сила, подобная притяжению магнита, проявит себя, увлекая вас снова к дурному месту. Эта неприятная тяга будет расти с каждым днем. Идеально, если она находится на грани всепоглощающего влечения. Когда вы почувствуете себя неспособным более противиться искушению вернуться в опасное место, повторите как можно более точнее свое первое посещение. Благодаря ожиданию и накопившемуся за последние дни беспокойству вы найдете свой второй опыт более проникновенным. Квинтэссенция того, что вы сделали — исполнение ритуала посыпания энергии в живое, дышащее окружение. Это окружение, благодаря своему постоянному взиманию эмоций в пользу своей жизненности, действует как вампир, поглощая энергию из тех, кто его посещает. Вильгельм Райх называет такие места DOR, отмечая постоянное оргонное голодание или опустошающую атмосферу. Разреженная атмосфера таких мест требует наполнения. Все дома с привидениями и дурные места усиливают свое влияние путем аккумулирования энергии, доставленной им беспокойством живущим там людей и посетителями, ожидающими возвращения, т.е, навязчивых мыслей тех, кто был затронут. Когда во второй раз вы посещаете выбранное место, вы, возможно, не сможете провести там столько же времени, как и в первый раз, из-за увеличившегося страха и соответственной нужды быстрее испытать/изгнать его и убраться восвояси.

Здесь завершается ваше приготовление к метаморфозу, если только во второй раз вы не откроете зачарованность этим местом и нужду поднять ваши страхи на новые экстатические высоты. В этом случае вы либо недостаточно испуганы, либо ваши шансы на смену роли очень малы. Другими словами, перед тем, как стать охотником, нужно сначала возбудиться, а затем изгнать нужду быть жертвой. Если вы вошли во вкус роли жертвы, мудрым решением будет дальнейшее продолжение со всеми возможными предосторожностями. Ваше желание быть испуганным и вытекающие отсюда проявления могут вовлечь вас в ситуацию, в которой вы можете быть серьезно ранены или убиты. Если, однако, вы в состоянии совладать с вашей потребностью в страхе и избавиться от нее, приступайте к осуществлению следующего шага.

Демонологи оставили нам не слишком лестный портрет волка-оборотня — тот самый, с которого Кранах списал своего “Вервольфа” (“Werevolf”), жадного до детской плоти, наводящего ужас на деревни, вызывающего у всех отвращение. Жан Вье(р) (Wier), хорошо знавший больных “волчьим помешательством”, пишет, что все они бледные, с глубоко запавшими глазами и пересохшим языком

В своем сборнике “Удивительных историй” (“Histories admirables”) Симон Гулар обращает внимание также и на удивительную подвижность оборотня, на скорость перемещений, наводящую на мысль о дьявольских чарах: “Он бегает так быстро, как волк, и это не следует считать невероятным, потому что стараниями злых действий оборотни становятся подобными волкам. Они оставляют за собой на земле волчьи следы. У них страшные горящие глаза, как у волков, они совершают такие же набеги и зверства, как волки, душат собак, перегрызают горло маленьким детям, лакомятся человеческим мясом, как волки, ловко и решительно проделывают все это на глазах у людей. И когда они бегут вместе, они обычно разделяются для охоты. Наевшись же до отвала, воют, подзывая других”.
Рассказ Гулара очень интересен: он подтверждает стадный характер оборотней, которые рыщут стаями, подобно хищникам. В 1542 году их стало такое множество в Константинополе и они так Свирепствовали, что “великий Господин в сопровождении своей стражи отправился с оружием в руках истреблять их; он собрал их сто пятьдесят у городских стен, но они перескочили через них и мгновенно исчезли на глазах у всего народа” (Жак д''0тен).

Личные обвинения встречаются довольно редко, поскольку у волков-оборотней всегда были сообщники, помогавшие им совершать преступления, делить или свежевать трофеи их кровавых подвигов. Раздев жертву — “доказательство того, что они волки не на самом деле, а в собственном представлении”, как пишет Боге, — они брались за ножи или мечи или же сбрасывали тепа на острые камни. Никогда они не прикасались ни к голове, ни к правой руке жертвы, потому что голова принимает помазание елеем, а правой рукой совершается крестное знамение... И вот это, в глазах современников, усиливало сатанинский характер их действий, к чему иногда еще присоединялось особое удовольствие поесть мяса в пятницу. Пренебрегая законами и запретами, некоторые исключительные существа, тем не менее, умели обратить на пользу священный ужас, посеянный в деревнях ликантропией.

Случаи, связанные с оборотничеством, долгое время рассматривались учеными не более как сказки. Но вот в 1963 году доктор Ли Иллис из Хемпшира представил в британское Королевское медицинское общество работу под названием «О порфирии и этимологии оборотней». В ней на основании неопровержимых документов и глубоких научных исследований он доказывал, что вспышки оборотничества имеют достоверное медицинское обоснование. Речь действительно идет о тяжелой болезни, в результате которой люди теряют человеческий облик и нередко лишаются рассудка. В своей работе Ли Иллис привел около 80 случаев подобных заболеваний, описанных и изученных дипломированными врачами. Конечно, человек в этом случае не превращается в волка, но становится существом, весьма далеким от человека в его физическом и психическом понимании.

То, что болезнь передается через укусы, доктор Иллис считает чепухой. Другое дело -- наследственность. Этот вариант не исключен, в некоторых случаях — закономерен. На нее влияет множество факторов, среди которых генетические отклонения, продукты и способы питания, климат. В этой связи Ли Иллис замечает, что не случайно в западной Европе оборотничество иногда охватывало целые селения, наиболее частыми такие случаи были в Швеции и Швейцарии, а, например, Цейлон вообще не знаком с подобной бедой и о вервольфах здесь никто ничего и никогда не слышал.

Открытие Ли Иллиса, безусловно, сенсационно и во многом объясняет природу феномена, считавшегося в просвещенных кругах на протяжении столетий чушью. Однако и оно не дает ответа на ряд вопросов, главный из которых: каким образом оборотень вновь приобретает человеческий облик, причем в течение каких-то часов? Сам Иллис считает такое «обратное превращение» теоретически возможным, но практически маловероятным. Однако факты свидетельствуют об обратном. Таким образом, загадка человека-волка до конца не раскрыта.

"Подлинные" оборотни в нашем современном обществе - это те, кто появляется в качестве пациентов в психиатрических клиниках и ритуальных церемониях американских индейцев. О людях обоих полов, вообразивших и ощущающих себя оборотнями, врачи говорят как о ликантропах. Хотя эти мологическое различие между словами "оборотень" и "ликантроп" незначительно (оборотень-vir, лат.: человек-волк; ликантроп-lykanthropos, греч.: волкочеловек), по своему применению они различаются: слово "ликантроп" служит сегодня профессиональным термином для обозначения патологического состояния, а "оборотень" - не медицинское слово, используемое в художественной литературе, фильмах и для характеристики преступников.

Существовало также мнение, что, если спрятать или сжечь одежды подозреваемого оборотня, он не сможет вернуть свой человеческий облик. Это суеверие было особенно распространено в Восточной Европе и России. Во многих странах святая вода считалась эликсиром против напасти. Люди верили, что, вылитая на подозреваемого ликантропа, она физически сжигает шерсть и очищает жертву.

Ситуация, в которой оказывался подозреваемый в ликантропии, была в самом деле ужасной. Эта напасть создавала целый комплекс нравственных и религиозных проблем в век, когда церковь играла важную роль буквально во всех ежедневных человеческих делах.

Если власти узнавали о существовании ликантропа, его ждала страшная участь. Максимум, на что он мог рассчитывать, - быстрая и легкая смерть, но такой милости несчастного удостаивали редко. Обычно оборотней предавали публичному суду, сопровождаемому пытками, а затем отправляли на ужасную казнь, чаще всего сожжение.

Да и доказательства виновности оборотня добывали весьма жестокими способами. С одним мы уже познакомились в истории о мадам Санрош. Чаще же ликантропа выслеживали по кровавому следу, приводившему к человеку, или, если раненый зверь не оставил следов, искали человека, имевшего рану или повреждение там же, куда был ранен и волк. Был и еще один "безошибочный" способ, помогающий выявить ог ротня. Во время превращения в волка возрастающая жажда крови соединялась у несчастного с неудержимым желанием сорвать с себя всю одежду, и, срывая ее, он, естественно, ранил себя; кожа повреждалась и, будучи уже волком, он бежал по лесу. Поэтому, когда преследователи, среди которых часто были одержимые местью родственники жертв, врывались в дом подозреваемого, его часто заставляли раздеться и предательские следы становились явственно видны на уже человеческой коже...

Гораздо более жестокий способ определения оборотня породило верование, широко распространенное в Германии, во Франции и в Восточной Европе, будто оборотень может поменять свою кожу, просто выворачивая ее наизнанку, то есть если он появлялся в человеческом облике - значит, он просто вывернул наружу человеческую кожу. А когда он опять будет превращаться в волка, он поменяет покров, вывернув наружу мех. Трудно поверить, но многие люди были буквально порезаны на куски "правдоискателями", пытавшимися вывернуть их кожу "мехом наружу"

Человек упрям по своей натуре, он верит в то, во что хочет верить, инквизиторы, не останавливаясь перед кровопролитием, надеялись получить более осязаемые доказательства в своей праведной борьбе с силами тьмы. Учитывая время и обстоятельства, их можно понять, хотя простить нельзя.

Неизвестно точное число людей, которых повесили и сожгли, обвинив в ликантропии, но количество жертв, как свидетельствуют старинные записи, было значительным. Очевидно, большинство из этих людей были чисты перед Богом и людьми. ^ И не удивительно, хотя в столь печальном положении жертвы "правосудия" отчаянно, с величайшей хитростью и изобретательностью искали средства к спасению. Рассмотрим несколько основных способов, к которым, как считалось, прибегали люди-волки, чтобы скрыть свою беду.

В полнолуние, когда ликантроп был особенно подвержен приступам болезни, он запирался в комнате и выбрасывал ключ в темноту, а когда приступ кончался, ему приходилось искать средства, чтобы выбраться наружу. Другие изготавливали хитрые ремни, которыми привязывали себя к кровати. Часто оборотни устраивали убежища в доме, где-нибудь в потайном месте, возможно, под самой крышей, чтобы весь шум заглушался. Окна в своих домах оборотни стремились закрыть решетками, а двери вкладывали засовами. Применялись специальные запоры, неподвластные зверю, но которые мог открыть человек.

Однако все эти меры, тщательно подготовленные, лишь на короткое время оттягивали неизбежное разоблачение. Главная беда несчастных "волков" заключалась в том, что не существовало медицинского средства против этой болезни. Оборотни несли с собой и еще одну беду. Считалось, что истинный оборотень может физически превращаться в настоящего волка. Французские, испанские, итальянские легенды рассказывают о том, что часто какой-нибудь простой крестьянин отвечал за проделки зверя.

Однако надо помнить, учили старинные записи, что, кроме "оборотней-жертв", существовали и оборотни "по желанию". Этим людям доставляло удовольствие быть жестокими. Некоторые верили, что для превращения человека в зверя можно эффективно использовать растения, и в период между XV и XIX веками те, кто пытался стать волком, не раз замешивали диковинное варево.

Философы и другие ученые на протяжении столетий вели споры: были ли оборотни на самом деле? Допуская в принципе возможность психических отклонений, выражавшихся в том, что больные ощущали себя дикими зверями, многие авторитеты придерживались мнения, что существовать настоящие ликантропы в принципе не могут.

Говоря об истинном оборотне, который способен превращаться в волка при помощи черной магии или каких-либо других сил, доминиканские монахи Джеймс Шпрингер и Генрих Крамер, категорично заявляли: "Это невозможно". Они утверждали, что с помощью различных снадобий и заклинаний колдун или чародей может заставлять того, кто на него смотрит, вообразить, что он превратился в волка или другое животное, но физически превратить человека в зверя невозможно. Но тем не менее ликантропия как болезнь, заставляющая человека думать, что он превратился в зверя и должен вести себя соответственно, известна с самых древних времен.



5. Защита от превращения. Защита от оборотня.

К специалисту - на первом этапе достаточно и обычного экстрасенса или хорошего, думающего психиатра - обращаться надо как можно скорее, не затягивая эту болезнь. Обращаться именно в тот момент, когда начинают появляться странные «чужие» сны. Пока это еще только сны...

Наконец, несмотря на то, что до сих пор совершенно неясно, почему метаморфозы происходят с оборотнями исключительно в полнолуние, помнить об этом надо постоянно, и ни в коем случае в периоды полной фазы Луны не засыпать с незанавешенными окнами. Вообще, стоит позаботиться о том, чтобы шторы в спальне были плотными. Кстати, последнее касается не только тех редких людей, которые склонны к описанному заболеванию, но вообще всех впечатлительных, подвластных дискомфорту и депрессиям, просто нервозных личностей. Как известно с древних времен, полночный свет вечного спутника нашей планеты всегда дурно влияет на спящих, особенно если падает прямо в лицо: порождает тревожные, неприятные сны вплоть до кошмаров, завершающиеся наутро головной болью.

Конечно, оборотни - явление редкое. Но пока полностью не изучен механизм его возникновения, стоит лишний раз задуматься об этом феномене. Как знать, может быть, жажда крови зовет кого-то на ночную тропу и сегодня...

В сказаниях всех народов земли оборотень может быть убит обсидиановым ножом или стрелой с таким же наконечником. Обсидиановое оружие считается священным и употребляется во многих ритуалах. Еще одно вещество, обладающее разрушительной силой для оборотня -- серебро

Оборотни - злые, кровожадные люди, способные превращаться в волков. Питаясь исключительно человеческим мясом и кровью, они выходят по ночам на поиски своих жертв, которыми часто становятся одинокие путники. Некоторые оборотни остаются полулюдьми-полуволками, другие полностью превращаются в волков. Считается, что оборотень способен выворачивать свою шкуру шерстью внутрь, превращаясь на некоторое время в человека. Многие люди, подозреваемые в том, что они являются оборотнями, были разорваны на клочки их преследователями в поисках шерсти. Однако иногда оборотня узнавали и в человеческом облике. Считается, что оборотни отличаются сильной волосатостью, имеют густые, сросшиеся брови и маленькие, острые уши. Часто третий палец на их руке имеет такую же длину, как и второй, а суставы пальцев покрыты волосами. Традиционно считается, что оборотни принимают человеческий облик, лишь когда они ранены и оставляют за собой кровавый след. Наиболее эффективный способ покончить с оборотнем - убить его пулей или ножом, сделанными из серебряного креста. Тело следует немедленно сжечь, а не хоронить, так как бытует поверье, что оборотень может восстать из могилы, превратившись в вампира. Легенды рассказывают о людях, ставших оборотнями в результате трагических обстоятельств. Вынужденные каждой ночью превращаться в волков под влиянием лунных чар, они ждут смерти, чтобы избавиться от жестокой судьбы. Вера в оборотней распространена во всем мире, и редкое психическое заболевание - так называемая ликантропия была известна уже в древности. Больные ликантропией воображают, что они могут превращаться в волков, хотя на самом деле это, естественно, невозможно. Однако такие больные ведут себя как настоящие оборотни, убивая людей и пожирая их тела.





6. Что мы знаем о оборотнях? Их виды и разновидности. Правда ли все это?

У каждого человека есть свое мнение по поводу всего происходящего и окружающего его!

Из собранной нами информации следует , что разновидности оборотней в нашем мире все таки встречаются. Нельзя же тысячи свидетелей разных лет и сословий обвинить в лживости показаний , хотя этот факт исключать нельзя. Ну давайте рассмотрим все , что мы смогли найти относительно оборотней. Во первых сразу уточним , что есть примеры как человека превращенного в оборотня , так и на оборот ! Скажем зверюшки превращенной в человека! Что лично вы думаете по этому поводу? Мои сотрудники занимающиеся поиском информации высказывались так: "Бог глумится , чтобы нам не сиделось без дела!" Даже не знаю что сказать по этому поводу. Как животное может превратится в человекообразное существо для меня лично загадка, на которую нет ответа. Рассмотрим же другой вариант, превращение человека в оборотня. Приведено множество примеров таких превращений, -

1 Физическое превращение:

самый обыденный факт , который мы зачастую видим в кинофильмах и как большинство людей представляют это превращение. Человек под воздействием чего либо (либо по своей воле) принимает облик звероподобного животного, как правило все происходит ночью в полнолуние. Этот факт подтверждают большинство свидетелей . Кто то ссылается на лунный свет , кто то на родственные связи, а кто и вовсе проходит некий ритуал с применением медитации или же разновидных мазей дабы получить долгожданное превращение. Рассмотрим один из примеров превращения. У Человека безвыходное положение и он решился обернуться в оборотня (в смысле стать животноподобным существом) . Он начинает принимать протеины, белки , витамины- дабы увеличить свою силу, и улучшить телосложение. Второй этап принимает средство для роста волос, дабы не мерзнуть зимой или же скрыть свою наготу или просто дабы уподобится животному. Так же можем допустить тот факт , что что то происходит вследствие мутации человека либо не совместимости принимаемых препаратов. Ну что ж выкинем получившегося гибрида в глухой лес на несколько десятков лет , или вообще с младенчества. Выживет ли он там? А если выживет мы в принципе получили, что то похожие на оборотня! За проведенное время существо научилось быть сильным и выносливым, по нашему плану мы его сделали подобным описанию оборотня, да и за все время в одиночества существо вряд ли стригло ногти и волосы , а при человеческую речь уж вообще забыло. Представим , что после долгих лет скитаний существо попадает в селение , заходит во двор и ... Как вы думаете, что произойдет оно вам скажет здрасте??? В чем я сильно сомневаюсь! Существо собрав все свои силы попробует разорвать вас на части, приняв вас за жертву или просто за пищу. Во! Целый блокбастер! Только что мы с вами привели пример простейшего превращения человека в животноподобное существо- Оборотня. Зададим себе вопрос, неужели в старые времена не было таких препаратов как сейчас? Мне кажется были , и были даже лучше! Так в чем же вопрос?! Так бывает ли физическое превращение человека в оборотня?

2 Духовное превращение:

Под духовным превращением мы воспринимаем превращение видимого. Например когда перед человеком стоит собака а он настолько пьян что видит в ней корову. Человек очень восприимчивое существо , и легко подчиняется внушению, вплоть до самовнушения. Вполне возможно , что гипнотизер воздействуя на людей в их представлении выдает туже собаку за оборотня . или человека за оборотня. То есть перед людьми стоит человек , а они под воздействием гипноза видят в нем оборотня! Почему бы и нет? Как правило все происходит ночью в безлюдном месте. Что мешает хорошему гипнотизеру внушить нескольким людям облик оборотня? Ну что ж давайте поохотимся! Все хватаются за оружие с трудом забивают зверя (какой гад , он еще и сопротивляется) и вдруг видим что это совсем не волк , а человек! Как быть , только что убили человека?! Да нет же он был Оборотнем! Вот и решение всех проблем. Ну а гипнотизеру или внушителю хороший опыт . Можно будет им воспользоваться в нужный момент. Что скажите по поводу духовного превращения? Или вы не верите в гипноз и внушение?

3 Неврологическое превращение:

Это превращение когда человек просто думает, что он животное , и возможно подражает его поведению! На мой взгляд- это просто заболевание. Посмотрим сколько в "психологических" палатах Наполеонов, Горбачевых, ПетрI, и т.д. Многие люди представляют себя в той или иной роли . Каждый хочет хоть чуть чуть почувствовать себя красивым, сильным , могущественным и т.д. Ну и иногда эта игра затягивается. Может даже приносит вред. Скажите пожалуйста есть ли на свете человек которого хотя бы раз не обижали ? Наверное нет . А обиженный человек наверняка захочет отомстить за свою обиду . Кем бы превратится пострашнее , чтобы обидчик испугался? Можно и в волка и в медведя . А как показать что я медведь? Буду подражать его повадкам . Вот вам и превращение. Вот только вопрос насколько затянется эта игра? И игра ли это вообще?



Вся информация была собрана из разнообразных источников, пропуская моменты примеров! А о правдивости этой информации решайте сами.
__________________
Северный ветер-северный крик
Наши наполнит знамена!
старый 18.01.2008, 15:30   #2
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

РАЗВИТИЕ КУЛЬТА ВОЛКА В ДРЕВНЕЙ РУСИ

В различных источниках, отражающих развитие религиозных воззрений наших предков, наряду с упоминаниями о разных культах можно встретить сведения о почитании животных. В системе традиционных народных представлений об окружающем мире животные выступают как особая разновидность мифологических персонажей, вместе с божествами, демонами, стихиями, небесными светилами, самими людьми, растениями и даже утварью. Эти элементы, как объекты структурного описания, частично пересекаются друг с другом. Именно поэтому между мифологическими и животными персонажами далеко не всегда можно провести чёткую грань.

Цель этой работы – проследить развитие отношения к волку наших предков. Волк – наиболее мифологизированный персонаж. Ему присущ широкий круг разнообразных значений, многие из которых объединяют его с другими хищниками, а также с животными, которые наделены хтонической символикой. Соединив информацию разных источников, поражаешься тому, что отношение к этому животному с ходом времени изменилось в противоположную сторону. Если сначала волк почитался древними славянами, то позже (особенно с принятием христианства) он становится враждебным существом, а иногда и воплощением зла. Однако такая перемена объясняется не только сменой религиозных верований. Значение этого персонажа меняется ещё в языческий период, в то время, когда основным занятием наших предков становится скотоводство и земледелие.

Необходимо отметить, что установить чёткие временные рамки такого исследования сложно. Во-первых, если говорить о нижнем пределе, то следует отметить, что развитие славянских племён происходило неравномерно и зависело от тех природных условий, в которых они жили. Во-вторых, если говорить о верхнем пределе, то это – период т.н. двоеверия, однако в работе используются источники, зафиксированные намного позже. Кроме того, надо учесть, что многие отголоски древних верований дожили до конца XIX в.

Для того, чтобы проследить развитие «волчьего культа» у славян и превращение волка в враждебное существо уже в христианскую эпоху, необходимо ознакомиться с самыми разными источниками устной народной традиции, такими как поверья и приметы, которые охватывают разные стороны жизни человека, заговоры, сказки, пословицы и поговорки, предания, загадки и т.д. при этом, каждая из форм народной культуры, каждый фольклорный жанр имеют свою специфику и различную ценность в плане реконструкции мифологических представлений.

Традиционные народные поверья выступают в качестве мотивировок, запретов, оберегов и ритуально-магических действий. Однако их первоначальный мифологический смысл часто изменён, или вовсе стёрся. Богатый материал для раскрытия мифологической символики животных дают обряды, в которых животные фигурируют или непосредственно (часто как центральные персонажи), или символично (персонажи ряжения, фигурки животных и птиц и т.д.)

В фольклорных текстах мифологические представления о животных в более чистом виде представлены в былинах, легендах и реже в топонимических и исторических преданиях. Эти представления находят своё отражение в различных песенных текстах, прежде всего в обрядовых, но также в эпических и балладных. В меньшей степени игровых и шуточных, ещё слабее в лирических и исторических1.

Во многих фольклорных текстах мифологическая символика предстаёт в преобразованном виде. это относится прежде всего к заговорам, снотолкованиям, загадкам, которые сохранили следы глубокой архаики. Заложенный в них смысл раскрывается не прямо, а с учётом магической функции слова, поэтического иносказания. Вообще малые фольклорные тексты – это важный материал для реконструкции мифологических представлений, так как они имеют устойчивый формульный характер. Кроме заговоров и загадок, это заклички, заклинания, проклятия, формулы увещевания и задабривания зверей, запугивания детей. Такой же устойчивый характер имеют бранные формулы, содержащие сравнения с животными. В поэтической форме традиционные верования отразились в различных жанрах детского фольклора и в волшебных сказках. Мировоззрение наших предков можно отчасти восстановить с помощью произведений древнерусской литературы и археологических данных.

Неоценимую помощь в подобных исследованиях оказывают работы учёных т.н. мифологической школы И.П. Сахарова, Ф.И. Буслаева, А.Н. Афанасьева, А.А. Потебни и других. Они первые, основываясь на анализе русского фольклора, его сравнении с фольклором и мифологией других народов, попытались восстановить верования, культы, обряды и обычаи древних славян. Эти исследователи собрали массу произведений народного творчества, которые обрели свою вторую жизнь на бумаге. Труды «мифологов» пользуются популярностью и у современных учёных.

Как уже говорилось выше, отношение к волку у восточных славян менялось с ходом времени. Верования наших предков постоянно развивались и видоизменялись, но старое не отмирало, а наслаивалось на новое. Таким образом, очевидно, что любой культ многослоен.

Этапы развития ранних форм религии, как доказали учёные, неразрывно связаны с развитием общества, с историческими особенностями его жизни и деятельности. С.А. Токарев утверждает, что к числу древнейших по своему происхождению форм религии можно отнести: 1) тотемизм, 2) ведовство, 3) знахарство. Они коренятся в условиях жизни ещё первобытных людей. Более поздними формами религии, отражающими уже процессы разложения общинно-родового строя, следует считать: 4) инициации, 5) промысловый культ, 6) семейно-родовой культ святынь и покровителей, 7) патриархальный культ предков, 8) нагуализм, 9) культ вождей, 10) культ племенного бога, 11) аграрные культы2.

Этой схеме соответствует и развитие культа волка у восточных славян. Он возник ещё до того, как основным занятием славян стало земледелие и скотоводство.

Охотники верили, что дикие животные являются их прародителями. У каждого племени был свой тотем. В тотемизме отразилось чувство связи человеческой группы с принадлежащей ей территорией. Эта форма религии как бы освящает и закрепляет традиционные права рода на его землю и охотничьи угодья.3 Кроме того, тотемическая мифология есть не что иное, как мифологическая персонификация чувства единства группы, общности её происхождения и преемственности её традиций. Тотемические предки – её религиозно-мифологическая санкция обычаев общины. Они – сверхъестественные учредители обрядов, выполняемых членами группы, запретов, соблюдаемых ими4.

Возможно, Геродот стал свидетелем подобного обряда: «Эти люди (по-моему) оборотни. Ведь скифы и эллины, которые живут в Скифии, говорят, что раз в год каждый невр становится волком на несколько дней и затем снова возвращается в своё прежнее состояние»5. В этом известии греческого историка многие комментаторы видят свидетельство славянства невров. Поскольку по многим источникам в то время у предков славян культ волка был широко распространён. Это можно объяснить тем, что волк – удачливый охотник, подобно ему люди существовали за счёт охоты. Отсюда желание подражать этому животному. Это отразилось в охотничьих ритуалах: плясках в звериных шкурах, что в свою очередь перерастает в промысловую магию.

Что касается магических запретов, разных видов охотничьей табуации, то это наиболее устойчивое проявление промысловой магии. Они возникли из элементарных мер предосторожности на охоте: не спугнуть зверя шумом, разговорами, запахом и, как следствие, требования соблюдать тишину, чистоплотность на промысле и всяческую скрытность. Именно на этой почве родились суеверные представления о том, что зверь понимает человеческую речь, слышит её издали. Подтверждение этому такие пословицы: «Сказал бы словечко, да волк недалечко»; «Не вызывай волка из колка». а потому, даже находясь дома, охотники не должны были прямо говорить о целях охоты, называть зверя по имени. Его называли либо дядька (белорусск.), либо лютый. Охотники, подражающие этому зверю, называли себя «лютичи».

Богатый этнографический материал позволяет проследить эволюцию религиозномагических и религиозно-мифологических представлений, связанных с промысловыми обрядами и, можно сказать, развившихся на их почве. Первоначально это была вера в магию, сверхъестественную силу самого человеческого действия. Но постепенно, по мере общего исторического развития, происходила персонификация этих магических представлений, они все больше принимали форму анимистических (мифологических) образов. То же стало и с культом волка. Этого зверя начинают наделять чудесными свойствами.

С промысловым культом связан и культ духа-хранителя. Согласно схеме С.А. Токарева, здесь пересекаются семейно-родовой культ святынь и покровителей, патриархальный культ предков и нагуализм, т.е. культ личного духа-покровителя. Наверное, именно к этому времени относится появление волшебных сказочных сюжетов о волке-помощнике, волке-пожирателе злых духов, а также приметы о том, что встретить волка в пути – к добру. У белорусов есть выражение «вовк яму дорогу перебёг», что означает, в сущности, то же, что и «ему счастье привалило».

С культом духа-покровителя связан обычай ношения амулетов: из многочисленных археологических находок видно, что украшения мужчин чаще всего состояли из волчьих клыков – видимо, это отголоски ещё ведовства.

На смену охоте приходят скотоводство и земледелие. Они становятся основными занятиями человека. Соответственно, появляются и новые культы, связанные с ними. Многие из прежних магических обрядов утрачивают свой общепонятный смысл. Волк для скотоводов и земледельцев становится животным враждебным. Однако традиция – это нечто устойчивое, и уважение к лютому зверю остаётся и в это и в последующее время.

У земледельцев, как уже говорилось, появились свои культы и представления о природе. Это т.н. метеорологическая магия, связанная с небесными силами и божествами. Волк же по своему хищному и разбойничьему нраву получает в народных преданиях значение враждебного демона. В его образе фантазия олицетворила силу ночного мрака, затемняющих небо туч и зимних туманов. Такое олицетворение стоит в тесной связи с верой в благодатные небесные стада, дарующие земле плодородие. Стада же, как небесные, так и земные, имеют общего врага – волка7.

Так, в загадках слово «волк» принимается за метафору ночного мрака: «Пришёл волк – весь народ умолк, ясен сокол пришёл – весь народ пошёл».

Эпитеты «волчий» и «вечерний» употреблялись иногда как равнозначные. Так, Вечерницу (планету Венеру) называли «волчьей звездой». На то, что волк служит символом тёмной тучи, есть указание в «Кормчей книге»: «облакы – гонештеи от селян влекодлаци нарицаются: егдо убо погыбнеть лоуна или сленце – глаголють: влекодлаци лоуну изъедоша или сленце»8.

Влекодлаци – облачённые в волчью шкуру (длаку). Небесные светила, омрачённые облаками, и бурные грозовые духи, шествующие в тучах, казались одетыми в волчьи шкуры. Поскольку небесные волки нападают на небесные стада (звёзды, луну, солнце), то появляется поверье, что волк может съесть огонь (в сказках: волк-огнеед). Волк-туча, пожиратель небесных светил в народных русских сказаниях носит название волка самоглота: он живёт на «море-окияне» (или на небе) и добывает сказочному герою гуслисамогуды. Эпитет «кровавый закат» видимо произошёл от того, что люди верили, что вечером волк пожирает солнце9. Выщерблены на луне – это следы от волчьих зубов.

Зима и особенно декабрь месяц представлялись периодом торжества демонов над благодатной силой солнечного света, поэтому всё продолжение зимы (от ноября до февраля) известно как волчье время. Февраль зовётся у славян – лютый.

Поскольку волк был небесным демоном туч, то его хозяином становился бог-громовник Перун. Предания о мифических облачных волках, сопутствующих ему во время грозного шествия по небу, в «период двоеверия» заставил признать св. Юрия (Егорья) вождём и владыкой волков. Он собирал их вокруг себя и каждому определял, где и чем кормиться. Среди крестьян существовало поверье, что волк не задавит ни одной твари без божьего соизволения; что на Юрьев день Егорий Храбрый разъезжает по лесам на белом коне и раздает волкам наказы, о чём свидетельствуют такие пословицы, как: «Что у волка в зубах, то Егорий дал»; «На то Георгий волку зубы дал, чтобы кормиться»10.

Это же подтверждает и относящееся к XIX в. предание, записанное Н.А. Криничной и писателем В. Пулькиным и изданные вместе с другими легендами и бывальщинами в 1989 году. «Ехал раз мужик лесом. Дело днём было, летом. Только вдруг видит: на овцу волк кинулся. Овца испугалась, кинулась под телегу. Волк испугался, убежал. Мужик взял овцу и повёз с собой, проехал сажен пять от того места, стало ни зги не видно – тёмная ночь. Он диву дался. Ехал, ехал и сам не знает куда. Вдруг видит огонёк. – А, – думает, – это, видно, гуртовщики. Хоть у них спрошу, куда ехать. Подъезжает и видит – костёр разложен, а кругом волки сидят и с ними сам Егорий Храбрый. А один волк сидит в стороне да зубами щёлкает. Говорит мужик, что, мол, так и так, заплутался, не знаю, где дорогу найти. Егорий ему и говорит: – Зачем, – говорит, – у волка овцу отнял? – Да она, – говорит мужик, – ко мне бросилась. Мне её жаль стало. – А чем же волки-то кормиться будут? Вот эти, видишь, сытые лежат, а этот голодный, зубами щёлкает. Я их кормлю; все довольны, только один жалуется. Брось ему овцу, тогда укажу дорогу. Ведь эта овца волку была обречена, так чего ты её отнял? Мужик взял и бросил волку овцу. Как только бросил, стал опять ясный день, и дорогу домой нашёл»11.

Таким образом, можно полагать, что некоторые древние поверья сохранялись даже в конце XIX в.

Возвращаясь к древнему покровителю волков Перуну, вспомним, что он был покровителем прежде всего воинов-дружин-ников, которые, в свою очередь, чтили животных своего бога и старались им подражать. В древнерусской литературе не раз встречается сравнение воина с серым волком12. Молодые воины называли себя волками. Это сравнение дожило и до XIX в. В.И. Даль записал такую пословицу: «Солдат, как волк; где попало там и рвёт».

Однако основным занятием наших предков было всё же скотоводство и земледелие, поэтому за волком всё более закрепляется дурная слава злого демона. Стихийные демоны представлялись древним не только как человекоподобные существа, но и в зверином обличье. Облачные покровы служили им шкурами. Они или совершенно превращались в животных, или усваивали какие-нибудь отдельные их признаки. Но если, с одной стороны, древний человек в явлениях природы усматривал повадки различных животных и своим небесным богам зачастую придавал их свойства, то, с другой стороны, от этих мифических образов он брал чудесные свойства и наделял ими животных. Утрачивая связь с древнейшими выражениями языка, человек постепенно забывал о сверхъестественном, и своё религиозное чувство обращал на окружавших его существ. Исконное значение слова терялось; мысль о могучем стихийном явлении, для которого оно служило метафорой, делалась недоступной сознанию, и оставалась странная, лишённая смысла, мифическая формула. Настоящее божество исчезло; в старинных сказаниях о нём, в молитвенных обращениях народ больше не узнавал своих старых богов, понимая каждое слово и выражение буквально. Он вместо бога обрёл простого быка, медведя, волка.

Так из небесного поглотителя волк превращается в разбойника, которого боятся, но всё ещё по старой дедовской памяти чтут. Хищный характер волка возбуждает представление о грабеже, насилии и резне. До сих пор ещё встречается выражение: «волк зарезал овцу или корову». В более поздние времена волками называли людей, ворующих чужой скот. Это подметил во время пребывания в Нижнем Новгороде П.И. Мельников (Андрей Печерский) и описал в своём романе «В лесах»: «За Волгой нет особых пастбищ и выгонов. Скот всё лето по лесу пасётся… А коров да овец иной раз из лесу воры прежде уводили. Таких воров «волками» народ прозвал. Эти волки с руками накроют, бывало, в лесу коровёнку либо овцу, тут же зарежут да на воз и на базар. Шкуру соймут, особо её продадут, а мясо за дёшево промышленникам сбудут, тем, что солонину на бурлаков готовят. Промысел этот не в пример безопасней, чем хожденье по чужим клетям да амбарам. Редко «волка» выслеживали. Но если такого вора на деле застанут, тут же ему мужики расправу чинят самосудом, по старине. Выпорют сначала розгами, сколько лозанов влезет, снимут с зарезанной скотины шкуру, от крови не омытую, надевают на вора и в таком наряде водят его из деревни в деревню со звоном в сковороды и заслоны, с криком, гиканьем, бранью и побоями. Делается это в праздничные дни, и за вором, которому со времени этой прогулки даётся прозвание «волка», собирается толпа человек во сто. После того человек тот навек опозорен. Какую хочешь праведную жизнь веди, все его волком зовут, и ни один порядочный мужик во двор его не пустит».

Ниже приводится «волчья песня», с которой вора водили по деревням:

Как у нашего волка Исколочены бока, Его били, колотили, Еле жива отпустили. А вот волка ведут, Что Микешкой зовут. У! у! у! Микешке волку Будет на холку! Не за то волка бьют, Что родился сер, А за то волка бьют, Что барана съел. Он коровушку зарезал, Свинье горло перегрыз. Ой, ты волк! Серый волк! Микешкина рожа На волка похожа. Тащи волка живьём, Колоти его дубьём.13

Очень подходит к данной ситуации пословица: «Сер волк, сед волк, а всё ему волчья честь»14.

Враждебное отношение к волку ощущается ещё во времена Киевской Руси. Так, например, в былинах волками или лютыми зверьми называют любых врагов. Это определение встречается и в древнерусской литературе.

После принятия христианства волк становится олицетворением нечистой силы. Волк – чёртов конь, но с другой стороны, чёрт боится волка. Существует легенда, что волка создал чёрт против Бога, да оживить не сумел. Это сделал Бог. Оживший волк накинулся на чёрта, который пытался спастись на дереве, чаще всего ольхе или осине. Зверь хватает его за ногу, и с тех пор чёрт становится беспятым, хромым или одноногим. Казаки, например, считают, что волки поедают чертей по велению Бога15.

Волк в период двоеверия осмыслялся не только как враг ("Не ставь неприятеля овцою, ставь его волком»), но и как инородец вообще. Волками звали евреев и татар. В белорусских заговорах волки называются яврэями (Могилёвская обл.)16.

В христианскую эпоху волк становится главным героем преданий об оборотнях (конечно, они существовали и раньше, особенно тогда, когда основной формой религии древних славян был тотемизм). В христианском миропонимании оборотни однозначно становятся воплощением зла. Люди, способные превращаться в волков по своей воле или в результате козней колдунов, назывались волколаки.

Превращение волколака, как и всякое оборотничество, предполагало перемещение из человеческого мира в мир иной. Комплекс признаков, присущих волколаку, наиболее полно сохранился в украинской, белорусской и польской традициях, где представления об этом персонаже реализованы в довольно ограниченном числе сюжетов: колдун превращает участников свадьбы в волков; человек превращается в волка в результате мести отвергнутой им девушки; злая тёща (жена) превращает нелюбимого зятя (мужа) в волколака; колдун становится оборотнем, чтобы чинить зло людям; муж-волколак в «урочный» час превращается в волка и нападает на свою жену, которая позже опознаёт его, увидев у него в зубах кусок своего платья. В славянских письменных памятниках упоминания о волколаках известны с XIII в.

Само название волколак (укр. вовкулак, бел. воуколак) согласно традиционной этимологии является сложением слов «волк» и «шкура». Другая теория возводит второй компонент слова к балто-славянскому обозначению медведя, дословно получается «волкомедведь» (медведь не менее мифологизированный персонаж).

Волколак чаще всего имеет облик обычного волка, хотя некоторые особенности и повадки выдают в нём оборотня: задние ноги у него имеют колена вперёд, как у человека, у него человеческая тень, горящие, как угли глаза, он всегда бегает один. У убитого волколака под шкурой якобы находили остатки истлевшей одежды.17 В момент превращения в волколака руки человека обрастают шерстью и становятся звериными лапами, он становится на четвереньки, вместо человеческого голоса слышен волчий вой. При обратном превращении человеческий облик ещё не приобщает оборотня к миру людей: он наг и не способен говорить. Момент окончательного возвращения в «этот» мир ритуализирован: обычно это наступает с надеванием рубашки, вкушением человеческой пищи, звоном колокола.

Оборотничество бывает добровольным, принудительным и предопределённым судьбой. По собственному желанию становятся ведьмы, колдуны. Они же способны превратить любого человека в оборотня. Предопределено ими стать людям, зачатым под пасху, рождённым женщиной от связи с волком, проклятым родителями, двоедушникам.

Способы превращения в волколака и обратно связаны с пересечением границы, отделяющей человеческий мир от звериного: перекувыркивание через плетень, перекрёсток, осиновую колоду, пень, воткнутые в землю ножи, перелезание через хомут и т.д. И.П. Сахаров записал любопытный заговор, произносимый по народному поверью самим оборотнем: «На море на Окияне, на острове Буяне, на полой поляне светит месяц на осинов пень, в зелен лес, в широкий дол. Около пня ходит волк мохнатый, на зубах у него весь скот рогатый; а в лес волк не заходит, а в дол волк не забродит. Месяц, месяц – золотые рожки. Расплавь пули, притупи ножи, измочаль дубины, напусти страх на зверя, человека и гады, чтобы сон серого волка не брали и тёплой бы с него шкуры не драли. Слово моё крепко, крепче сна и силы богатырской»18.

Итак, проследив развитие культа волка на Руси, можно выделить следующие мотивы, связанные с этим животным: 1) покровитель и помощник (у охотников и воинов); 2) жертва, принесённая этому животному («Что у волка на зубах, то Егорий дал»); 3) свои – чужие: волк ассоциировался с врагом, инородцем и просто чужанином (что особенно ярко проявилось в брачной символике: для каждой из участвовавшей в свадьбе сторон чужими являлись представители противоположной стороны и они называли друг друга волками); 4) мотив «того света», когда волка уже считали исчадием ада: чёртовым конём, оборотнем.

Наслоения этих мотивов друг на друга создали причудливую картину отношения народа к волку, где смешались почитание и уважение, страх и ненависть
gnom сказал(а) спасибо.
старый 20.01.2008, 02:28   #3
banned
 
Регистрация: 07.2006
Проживание: Латвия. Рига
Сообщений: 6.194
Репутация: 78 | 0
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

про людей преращающихся в волков, еще моя бабка из палесья говорила.

Вообще, в белорусской традиции много преданий о оборотнях и волкодлаках. Недавно по тв. слышал что в палесье люди до сих пор превращаются в волков. Миф это или реальность - кому как нравится.
В Латвии тоже есть такая традиция. Кслову сказать, был случай когда директорша Сигулдского Замка обратилась за приватной консультацией кое к кому, по поводу оборотней...
старый 20.01.2008, 09:33   #4
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

gnom,вопрос именно к тебе,что ты знаешь про Ургора-оборотня(это чисто белоруcская традиция ,подобное больше нигде не встречается).В сети сведения скудные и разрозненные.

Скандинавы и германцы(германцами я называю жителей Германии,название немцы мне не нравится,немцы это тот кто нем,не говорит по нашему,словянин,тот кто слово молвит,чья речь узнаваема) сохранили большое количество старых имён с корнем "волк"(Рудольф,Торольв,Ульв,Адольф и др.) у славян осталось лишь сербское Вук,хотя люди ,носившие имя Волк на Руси в летописях встречаются(про былинного Волха Всеславича речь шла выше).
Если дают имя-значит подразумевается,что тот в честь кого его дают будет хранить ребёнка.
Надо поискать славянские "волчьи" имена , они должны были существовать в неменьшем ,нежели у германцев,количестве.
старый 20.01.2008, 10:22   #5
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

Цитата:
gnom посмотреть сообщение
В Латвии тоже есть такая традиция. Кслову сказать, был случай когда директорша Сигулдского Замка обратилась за приватной консультацией кое к кому, по поводу оборотней...
Можно подробнее?
старый 20.01.2008, 15:15   #6
banned
 
Регистрация: 07.2006
Проживание: Латвия. Рига
Сообщений: 6.194
Репутация: 78 | 0
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

Цитата:
Alland посмотреть сообщение
что ты знаешь про Ургора-оборотня
не знаком...но могу спросить


Цитата:
Alland посмотреть сообщение
они должны были существовать в неменьшем ,нежели у германцев,количестве.
такие имена поностью вытеснены христианизироваными...их никто не помнит. Старые архаичные белорусски еимена, которые носли еще прадеды и брабаки, сейчас звучат диковенно и уже такими именаминикого не называют. А это 19 век. Мы же говорим о вообще древней традиции. Имена тех лет могли сохраниться разве что в летописях и былинах.



Цитата:
Alland посмотреть сообщение
Можно подробнее?
Директор замка по рабочим обязонностям должна жить в самом замке(квартира я скажу эксклюзивная! в таком месте). Так вот живя там, она сталкивалась с проблемами, которые всем не расскажешь. Сигулда - необычное место, очень древнее, крутые холмы, поросшие лесом, образуют лабиринты, с множеством троп. К самому замку, бывает очень друдно подобраться, даже если видишь его...у человека терается чуство полярности. Туристы там часто заблуждаются...видят замок, счтают что идут к нему...а на само деле идут в противоположную сторону.
Ну так вот, в этом месте были проблемы...какие то нападения, что редко для оборотней...они обычно убивают скотину. Опять же, все это на уровне негластной информации...хочешь верь хочешь не верь.
Alland сказал(а) спасибо.
старый 20.01.2008, 16:19   #7
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

А как Сигулда переводится?

Цитата:
gnom посмотреть сообщение
.хочешь верь хочешь не верь.
Я бы хотел во всё это не верить,если бы в моей жизни пару-тройку раз события прямо таки "мистические" не происходили.
Например, я стал свидетелем смерти человека,наступившего на заговорённые седые волосы в перемешку с иглами....да много всякого такого происходит на самом деле-проще и лучше об этом обывателю не думать.
старый 20.01.2008, 17:11   #8
banned
 
Регистрация: 07.2006
Проживание: Латвия. Рига
Сообщений: 6.194
Репутация: 78 | 0
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

Цитата:
Alland посмотреть сообщение
бы хотел во всё это не верить,если бы в моей жизни пару-тройку раз события прямо таки "мистические" не происходили. Например, я стал свидетелем смерти человека,наступившего на заговорённые седые волосы в перемешку с иглами....да много всякого такого происходит на самом деле-проще и лучше об этом обывателю не думать
вполне возможно, Владивосток - место еще то...магов всяких полно..
старый 20.01.2008, 17:21   #9
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

Цитата:
gnom посмотреть сообщение
Владивосток
Нет,немного к дальше от моря-Хабаровск,впрочем это одинаково далеко от исконно белых земель.

Цитата:
gnom посмотреть сообщение
.магов всяких полно..
Полно...кого только нет.
старый 20.01.2008, 17:23   #10
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

Всё,что нашёл про Ургора(от Адамовича сия инфа,что за автор не могу сказать).Похоже на новодел,впрочем-судите сами.











ВОЛК-ОБОРОТЕНЬ



Говорят так, что техника оборотней была известна всегда волхвам - защитникам, просителям перед грозными богами за славян, жившим по берегам Днепра и его притоков. Первое имя, которое упоминает народная молва - Авенум. Его род жил на притоке Днепра - Березине, и поклонялся Ургору, волку-оборотню.

Маленьким Никодий много слышал о страшном существе Ургоре, которого почитал его род. Ургор - волк-оборотень, черный призрак. Он часто помогал людям, приходя то в образе зайца, то медведя или могучего зуб-Ра. Никодия очень привлекала картина с изображением Ургора, висевшая в их хате. Большой черный волк со страшными кроваво-красными глазами, как бы подмигивал Никодию с изображения. Но хлопчик не придавал этому значения. Но вот прошло двенадцать зим со дня рождения, и однажды он отправился в лес. В глубине леса мальчик увидел возле большой сосны неподвижно сидевшего огромного волка. Никодий не испугался его, встреча показалась ему естественной. Вдруг вместо волка появился заяц. Авенум испугался, перед ним был сам Ургор. Хлопчик упал ниц. Когда Никодий поднялся, то никого уже не было, а на том месте, где сидел волк лежал медальон на кожаном шнурке. На лицевой стороне было изображение волка, на обороте - треугольник и две елочки.

Ночью мальчику приснился странный сон: большой черный волк что-то рассказывал ему, но что, он понять не мог. Так прошло семь дней, и каждую ночь Никодию снился большой черный волк. Но просыпался Авенум с таким чувством, что узнал нечто новое и великое. Опять он отправился в лес. Нашел там две большие сосны, посреди которых три коня образовывали большой треугольник. "Как на медальоне". Из-за сосны вышел получеловек-полузверь весь в черном. Тело существа было человеческое, но голова... волка.

"Ургор", - подумал мальчик и упал ниц.

Ургор поднял мальчика и произнес такие слова:

"Сейчас я передам тебе то, что поможет тебе - это искусство совершенства тела и духа. Дух и глава тела. Дух его же движущая сила. Открывший это идет прекрасным путем самопознания." С этого дня начались упорные занятия. В течение семи лет мальчик постигал искусство.

Первые три года он обучался простейшим боевым и ритуальным формам. Следующие два года Никодий постигал более сложную боевую и дыхательную технику. Два последующих года были посвящены врачеванию, искусству выживания в любых условиях, умению голыми руками дробить камни и дерево. По прошествии семилетнего срока, Ургор покинул уже молодого воина, сказал при этом: - Семь лет я вел тебя, следующий этап ты должен пройти сам. Это самый важный этап в твоем воспитании. От него зависит твой дальнейший путь. Пройдя эту вершину, знание само войдет в тебя. И помни: я всегда буду с тобой.

На Беларуси говорят еще и так.

В пуще, где жил без семьи хлопчик, князья устроили охоту на волков. Когда наступили вечерние сумерки, показалось хлопчику, что кто-то скребется в дверь его хаты. Хлопчик открыл и увидел на пороге раненого волка. Он взял его на руки и отнес в дом. Два месяца ухаживал хлопчик за волком, пока тот окончательно не поправился и не ушел в лес.

После ухода волка, через несколько дней поздно вечером волк вернулся, приведя с собой мужчину в накидке из волчьей шкуры. Он подошел к хлопчику и сказал:

- Мы долго искали тебя. Ты тот, кому мы должны передать свои знания. Мой волк нашел тебя. Завтра утром ты должен пойти за волком. Сказав это, он ушел.

Поутру волк увел хлопчика в пущу. Там их встретил мужчина, приходивший накануне. Мужчина сказал: "Я покажу технику борьбы, которую многие пытаются найти, но лишь немногим она достается. Эта техника именуется техникой", волка. С сегодняшнего дня ты должен делать все, что я скажу.

В течение долгих лет обучал он мальчика борьбе. Когда научил хлопца борьбе на земле, мужчина привел ему вороного коня. - Этот конь никогда не будет бояться волков, - сказал он. Хлопец научился драться верхом на лошади, стрелять из лука, биться мечом.

Однажды человек в шкуре сказал, что он уходит. "Теперь ты должен вспомнить то, для чего ты на земле", - произнес он на прощание. Волк покажет тебе тех, кто недостоин жизни".

И теперь сначала завывал волк, наводя ужас, а потом, словно из-под земли, возникал всадник. Долгие годы он восстанавливал справедливость, помогая тем, что нуждался в защите. Прошли годы, хлопец состарился и умер, но волк все равно выл, и появлялся всадник - вестник расплаты.

Старики говорили, что у хлопца было три ученика, но кто они были, так никто и не знает.

Так говорят легенды о появлении на свет одной из славянских техник борьбы, техники Волка-оборотня. Говорят, что через 5 лет занятий без Ургора, Авенум услышал голос, который как показалось ему, исходил из сердца. Всплыли слова: "Истина сама войдет в тебя..." То, что услышал Авенум, впоследствии легло в основу философского учения данной техники. Сам по себе свиток небольшой, но как говорят мудрые: "Чтобы постичь его нужна не одна жизнь". "Истина, пребывающая в нас" - таково его название.

ИСТИНА, ПРЕБЫВАЮЩАЯ В НАС

"Услышь глас разума, пребывающего в тебе.

Внемли разуму своему, гласу истины и света.

Уподобься ветру, выбирающему свет среди тьмы.
Путь ветра - видение действия в бездействии и бездействия в действии.

Внешнее деяние - лишь иллюзия, под маской действия скрыто бездействие.

Тьма скрывает свет и свет скрывает тьму.

Одно сокрыто в другом.

Но узри истину во лжи. Твердое в мягком и зримое в незримом.

Незрячий этот идет к прорве смерти всего сущего.

Сущее бытие сокрыто мраком.

Узреть его трудно, но видящий его не сойдет с пути праведного.

Так будь праведен и честен, только так откроешь истину для себя.

Идущий во тьме да увидит свет.

Идущий в свету да увидит истину.

Нашедший истину да будет праведен.

Истинное праведное - смысл жизни.

Жизнь - свет, тьма - смерть.

Тьма - смерть, но она скрывает жизнь.

Как и жизнь, покрывающая смерть.

Узри смерть в жизни, а жизнь в смерти - это и есть истина.

Сила совершенства, сила дающая жизнь.

Жизнь новую и прекрасную.

Тьма покрывает истину. Истина надевает маску.

Лишь избранный узрит медведя и зайца, быка и лисицу.

Глаза, глаза вездесущие - прячут истину.

В них сокрыта истина, покрытая маской.

Открой волк истину зайца,

Истину лисы и медведя.

Глаза зримые, страшные, истинные.

В глазах истина волчья.

Пусть все сокрыто тьмой.

Но глаза - свет во тьме.

Уймите страсти,

Отдайте чувства ветру,

Предайте сердцу.

Сожми волю в кулак.

И ударь в колокол знания.

Звон его уничтожит недоразумение и глупость,

Укажите ложное и ненужное, мешающее и убивающее.

Грешен да пробудится,

Праведен да возгорится.

Труден путь истинный, Но прекрасен и чист, как роса.

Ургор - оборотень. Обернись совой, иль медведем,

Чтоб пройти непроходимое.

Только так:

Оборачиваясь и пройдешь все преграды

Вставшие на пути твоем.

Средь тьмы свет возгорится,

Но свет разный.

И тот лишь узнает истинный свет,

Кто чист душой и сердцем.

Грешен же, сгоришь в свету лживом.

Идя из тьмы, помни,

Тьма - есть корысть и лесть,

Зло и страсть,

Кто подвластен своим чувствам,

Тот - раб.

Спокойный разум,

Вот ключ к пути праведному,

Вознесшийся над чувствами - спокоен.

Для него нет ни горя, ни радости, ни жары,

Ни света, ни тьмы,

И чувства не раздирают его.

Он хозяин тела своего.

Так успокой и укроти ум свой,

Обрати взор к разуму истинному,

Дающему путь к свободе.

Обернись птицей,

И пусть идущий не заметит тебя.

В том твоя победа.

Волк, лишь тогда зол,

Когда зло причинили ему самому.

Терпи холод и голод,

Но накажи, причинившего зло.

Лишь терпение, да стальная воля поможет.

Задуманное доводи до конца.

Или погибнешь сам.

Не причиняй зла никому,

Разве, что причинившему боль.

Без надобности не убей, лишь когда голоден.

Не смей нападать, скройся в тени.

Тьма тебе мать.

День - твой враг.

Почуяв опасность - уйди,

Пусть стрела летит мимо цели.

Уйми гнев и жди.

Жди день, три, месяц.

Увидев спину нападай.

Обернись птицей, деревом.

Тебя нет.

Тогда ты выше.

Успех твой.

Молния,

Пришла и ушла.

Как внезапно появился, так и исчезни.

Только так достигнешь успеха.

Молния - причина у спеха.

Никто не знает, откуда она появилась во мгле.

И куда исчезла,

И где появится вновь,

И с какой силой.

Но и молния бывает разная.

Может слегка покалечить,

А может и убить.

Может дать искру,

А может и сжечь все.

Гром предвестник молнии,

Гром способен оглушить,

Парализовать все живое,

Слабого же сердцем - убить.

Молния и гром - вот успех в сражении.

Но более разумен тот,

Кто избежит сражения,

Тот истинно разумен,

Учись сражаться,

Чтоб никогда не сражаться.

Используй малое,

Получишь большое.

Избегая схваток - найдешь покой.

Покой - сила жизни.

В покое все едино,

И ничто не потревожит.

Душа спокойна,

Разум чист и светел.

Иди к чистоте,

И придешь к прекрасной долине знаний.

Наполни знанием свой разум

И другой мир предстанет пред тобой.

Мир благоденствия и счастья.

Внутренний мир прекрасен и чист,

Полон знаний и чудес.

Открой сей мир

И узри же, истинный мир

Пребывающий в нас.

ВСТАВШИЙ НА ПУТЬ ЗНАНИЯ

"Теперь я покажу то, что называется посвящением, - сказал Ургор. - Вначале ты должен подготовить себя к занятиям. Прежде всего очисти тело и душу от скверны, ибо только чистой душой и телом может постичь великое знание. Помни, что только чистота ведет к свету знания. Ты юн и чист, поэтому ты готов принять знания. Твое тело и ум не затуманены скверной. Первым движением зарони покой в свое сердце. Покой - это гармония, а гармония - это движение вперед. В покое, и только в покое приходят мудрые мысли. Только внутренняя уравновешенность дает правильный путь. Умерь страсти, и чувства сами найдут покой. Зло и добро, гнев и радость, тоска и боль - все это проходящие и уходящие чувства и любое решение принимается от того, какое чувство преобладает в тебе на данный момент, в это время ты раб чувств, успокой душу и станешь хозяином чувств. Только держащий свои чувства в узде может сказать, что он свободен от скверны. Такой человек поистине великий из людей. Поэтому успокой сердце и действуй с холодным расчетом. Успокой душу, а затем действуй. Второй шаг - действие. Действуй так, чтобы чистота постоянно пребывала в тебе, ибо в этом заключен смысл действия. Наполни чистотой тело и душу. Это и есть посвящение в братство чистых и мудрых.

Всего существует три формы посвящения. В этот день Никодию была показана первая форма посвящения "Волк и дух".

Без достаточной проработки ученик не допускается к занятиям по системе Волка-оборотня. Вторая форма посвящения "Познавший волю" сдается по истечение 3-х лет обучения. От выполнения этой формы зависит дальнейшее совершенствование. Третья форма "Дух истины" сдается после 5-7 лет обучения.

В зависимости от того, как ученик усваивает полученные знания, согласно, дошедшим до автора сведениям, срок обучения растягивался на 8-10 лет. То, что Авенум постиг за 7 лет, в большинстве случаев ученики осваивали за 10 лет + 2 года.

Второй этап в обучении составлял 2-4 года. Он включал в себя обучение "жесткой" дыхательной технике, борьбе с оружием. Боевая техника включала формы перевоплощения. Обучению на этой стадии уделялось довольно большое значение, так как от усвоения этого этапа зависела дальнейшая подготовка. Трудность заключается в правильном понимании, во-первых, сути дыхания, а, во-вторых, понимания внутреннего состояния во время работы.

Третий этап обучения - говоря современным языком, "работа с энергетикой, с внутренней энергией", обучение врачеванию (траволечение, изучение точек акупунктуры, вправление суставов и т.д.), обучение технике "черной тени".

Как и на Востоке, мастера славянских стилей прекрасно владели экстрасенсорикой, даром предвидения, умением лечить. Только теория была не так "дотошно" изложена, как восточная, но практика давала хорошие результаты. Где-то, наверное, сыграло роль и чисто славянский характер, не терпящий каких-то сверх теорий и концепций, но это наверное, и не столь важно. Как показывала практика славянский собрат мастеров восточных единоборств выглядел не хуже, а где-то даже и лучше (не нам об этом судить). Хорошо рекламируемое ниндзицу, вьетнамское кхуай-то было неотъемлемой частью и славянской борьбы. Различалось лишь в названии и во внешнем виде исполнителя. Основные принципы ведения боя, что у "черных теней", что у японский ниндзей, воинов кхуай-то в общем одинаковые: "появился как молния, так же и исчез"; "оружием должен стать любой предмет"; "все должно работать на тебя, но против твоего врага".

Как ни парадоксально, но великое искусство почти забыто - в отличие от Востока, где воинское искусство до сих пор широко культивируется. Ведь любое великое искусство ведет к совершенству тела и духа. Будь то китайское, тайское, японское, вьетнамское, славянское.

Прошедший третий этап совершенствовался сам. Согласно канонам он должен был "узреть внутренний мир ведущий к сокровенному знанию, но не каждому доступен тот мир". Узреть внутренний мир - это та же техника медитации, внутреннего созерцания. Этой методики отводилось большое значение в "постижении тайного учения".

СТОЯЩИЙ НА РАСПУТЬИ

Успешно сдав экзамен, Авенум приступил к дальнейшему совершенствованию. Второй этап был намного сложнее первого. Но уроки первых трех лет не прошли даром. Понимание большого зависит от понимания малого. Чтобы построить дом, нужно заложить фундамент. Фундамент уже был...

На первом занятии Ургор сказал:

- Ты прошел первый путь. Теперь тебя ждет второй. Ничто не появляется просто так - одно исходит из другого. Чтобы переплыть реку, нужен плот. Когда преграда позади, ты оставляешь плот, он тебе больше не нужен. Так и в обучении: встав на новый путь, забудь про старый. То, чего ты добивался

эти три года теперь постоянно будут пребывать в тебе, плюс те знания, которые ты еще получишь. Первое было - покой, затем - действие. А теперь я тебе говорю, действуй в покое. Пусть ничто не тревожит тебя. Ты спокоен, но спокоен в действии. Любое действие должно начинаться в покое, ибо покой это огромная сила, неуязвимая и непобежденная. Одни ощущают покой в силе, другие - в слабости. Так ощути покой в силе и в слабости. Смена силы и слабости - вот дорога вперед. Кто умело сочетает силу и слабость всегда побеждает. Победа может быть внешней. Но за маской поражения кроется победа. Сумей же отличить истинную победу от ложной. Действуя, избегая столкновения, но в столковении избегай действия. Уходя в пустоту действуй так, чтобы твое действие было последним, решающим. Взяв в руки оружие стань братом. Только единение даст победу, иначе ждет неудача. Уходя атакуй, атакуя - уходи. Не смей наступать. Первое действие - смерть. Жди, а затем - действуй. Волк выбирает жертву. Он терпелив и спокоен, поэтому он берет верх. Может скрыть истину другим лицом. Заяц, медведь, птица, но ты - волк. Спрячься, чтобы враг твой видел силу твою, пусть считает себя сильнее. В этом его слабость. Из ничего появляется сила. Только так выйдешь победителем.

Запомни, сочетай силу и слабость. И тогда все преграды отступят на твоем пути. То, что нельзя взять силой, возьми слабостью и наоборот. В этом ты силен.

За два года Авенум освоил простейшие боевые формы с оружием. В борьбе голыми руками была освоена техника 4-х состояний, а также "жесткая" дыхательная техника. Большое внимание уделялось дыханию, так как в бою оно играет ключевую роль. Благодаря хорошо поставленному дыханию возрастает скорость и сила у дара. Второй аспект дыхательной техники - укрепление тела, следовательно, и здоровья. И третье - это на последнем этапе дыхания - дыханию отводится особая роль.

ВХОДЯЩИЙ В ТАЙНУ

Третий этап был, пожалуй, самый интересный, потому что работа касалась внутренних резервов организма и постижения тайных учений, передающихся только избранным. Врачевание, дробление камня и дерева голой рукой, техника "черной тени", тайные молитвы и знаки рук. Что же включали в себя эти разделы?

Прежде всего, все опиралось на хорошее знание философии, будь то врачевание или техника ведения боя. Врачевание включало в себя травоведение, специальный массаж и даже прижигание, вправление суставов. Существовала система ритуалов, без которых лечение считалось бесполезным. Будь то приготовление трав, прижигание, необходимо было знать заклинания и формы поклонения. Строение человека не рассматривалось так досконально, как на Востоке, но от этого процент успеха в лечении не уменьшался. Было представление о двенадцати путях, по которым "движется дух", но дух разный бывает - один приносит жизнь, другой - смерть. Воздействие массажа было рассчитано на определенные зоны тела, а не на конкретные точки. Упоминаются лишь 14 точек. Тело человека было разбито на зоны воздействия. При массаже использовали специальные мази из трав и коры деревьев. Прижигание делалось специальными металлическими прутиками. Раскаленным прутиком водили вокруг определенной точки или зоны. Существовало и прижигание через лист. На воздействуемое место клали специальные смолы и поджигали их. Считалось, что вместе с пеплом в тело входит "излечивающий дух" растения.

Дробление камней и деревьев голыми руками достигалось при помощи специальной дыхательной техники, проще говоря, эта работа с внутренней энергией, а также изучение специальных комбинаций пальцев и специальных слов или звуков, помогающих мобилизовать скрытые возможности организма. В одном из древнерусских трактатов, приблизительно Xi века "О часах добрых и злых" приведено расписание лечебных и профилактических кровопусканий с описанием мельчайших деталей, указывалась схема точечного кровопускания с указанием 50 точек. Н.А. Богоявленский в книге "Древнерусское врачевание" обсуждает вопрос - это метод или свой древнеславянский, или греческий. Метод рефлексотерапии был известен во все исторические периоды и практически всем народам. Потом постепенно стал забываться, ввиду потери некоторых тонкостей, в большей степени связанных с "часами добрыми и злыми". "Расписание, жильной кровепушти" было составлено по дням недели, часам, годам. Следует отметить, что календарные сведения являются основой для диагностики и выбора рецептуры иглотерапии. Такие знания не могли возникнуть для нужд только кровопускания.


Цит по Г.Э.Адамович "Белорусские асилки", серия "Славянские единоборства", М.1994, стр.59-81.
_____
старый 20.01.2008, 17:44   #11
banned
 
Регистрация: 07.2006
Проживание: Латвия. Рига
Сообщений: 6.194
Репутация: 78 | 0
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

Волчий Клуб: http://club.canislupus.ru/forum/
Alland сказал(а) спасибо.
старый 10.03.2008, 14:43   #12
Senior Member
 
аватар для Alland
 
Регистрация: 03.2007
Проживание: Wotan's Reich
Сообщений: 13.361
Записей в дневнике: 3
Репутация: 50 | 16
По умолчанию ответ: Волк в славянской традиции

Сомов Орест Михайлович
Оборотень

"Это что за название?" - скажете или подумаете вы, любезные мои читатели (какому автору читатели не любезны!) И я, слыша или угадывая ваш вопрос, отвечаю что ж делать! виноват ли я, что неусыпные мои современники, романтические поэты в стихах и в прозе, разобрали уже по рукам все другие затейливые названия? Корсары, Пираты, Гяуры, Ренегаты и даже Вампиры попеременно, одни за другими, делали набеги на читающее поколение или при лунном свете закрадывались в будуары чувствительных красавиц Воображение мое так наполнено всеми этими живыми и мертвыми страшилищами, что я, кажется, и теперь слышу за плечами щелканье зубов Вампира или вижу, как "от могильного белка адского глаза Ренегатова отделяется кровавый зрачок". Напуганный сими ужасами, я и сам, хотя в шутку, вздумал было попугать вас,милостивые государи! Но как мне в удел не даны ни мрачное воображение лорда Байрона, ни живая кисть Вальтера Скотта, ни даже скрипучее перо г. д\'Арленкура и ему подобных, и сама моя муза так своевольна, что часто смеется сквозь слезы и дрожа от страха; то я, повинуясь свойственной полу ее причудливости, пущу слепо мое воображение, куда она его поведет. Скажу только в оправдание моего заглавия, что я хотел вас подарить чем-то новым, небывалым; а русские оборотни, сколько помню, до сих пор еще не пугали добрых людей в книжном быту. Я мог бы вместо оборотня придумать что-нибудь другое или подменить его каким-либо лихим разбойником; но все другое новое, как я уже имел честь доложить вам, разобрано по рукам другими, а в книжных наших лавках залегли теперь такие большие шайки разбойников - не всегда клейменых (по крайней мере клеймом гения), но всегда печатных, - что если б мыши и моль не составили против них своей Santa Hermandad, то от них не было б житья порядочным людям.

Я думал написать это вступление в виде разговора кого-нибудь из моих приятелей с кем-нибудь из моих неприятелей, но побоялся, что меня тотчас уличат в подражании; а признаюсь, мне не хотелось бы прослыть подражателем... Свое, господа мои сподвижники на поприще бумаги и перьев, станем творить свое! Я хочу вам подать похвальный пример и для того вывожу напоказ небывалого русского оборотня.

В одном селении... Вы, добрые мои читатели, верно, не спросите, как называется это селение, в какой губернии и в каком уезде лежит оно. Удовольствуйтесь же тем, что я вам буду рассказывать, и не требуйте от меня лишнего.

Итак, дослушайте ж...

В одном селении жил-был старик по имени Ермолай. Все знали, что он умывается росою, собирает разные травы, ходя, беспрестанно что-то шепчет себе в длинные, седые усы, спит с открытыми глазами и пр. и пр. Чего же больше? он колдун, и злой колдун: так о нем толковало все селение. Надобно сказать, что селение было раскинуто по опушке большого, дремучего леса, а изба ермолаева была на самом выезде и почти в лесу. Ермолай сроду не был женат, но лет за пятнадцать до того времени, в которое мы с ним знакомимся, взял он к себе приемыша, сироту, которого все сельские крестьяне называли прежде бобылем Артюшей; а теперь, из уважения ли к колдуну, или по росту и дородству самого детины, стали величать Артемом Ермолаевичем: подлинного его отца никто не знал или не помнил, а и того больше никто о нем не заботился.

Артем был видный детина: высок, толст, бел и румян, ну, словом, кровь с молоком. И то сказать, мудрено ли было колдуну вскормить и выхолить своего приемыша? Крестьяне были той веры, что колдун отпоил Артема молоком летучих мышей, что по ночам кикиморы чесали ему буйную голову, а нашептанный мартовский снег, которым старик умывал его, придавал его лицу белизну и румянец. Одного добрые крестьяне не могли добиться: каким образом старый Ермолай, так сказать, переродя Артема из тощего, бледного мальчишки в дородного и румяного парня, не научил его уму-разуму? ибо Артюша был прост, очень прост: молвит, бывало, что с дуба сорвет, до сотни не сочтет без ошибки и не всегда, бывало, впопад ответит, когда у него спросят, которая у него правая рука и которая левая. Он так нехитро смотрел большими своими серыми глазами, так простодушно развешивал губы и так смешно переплетал ногами, когда случалось ему бежать, что сельские девушки подсмеивали его исподтишка и шепотом говаривали про него: "Красен как маков цвет, а глуп как горелый пень". В селении прозвали его вислогубым красиком, и все это не вслух, а тайком от колдуна, потому что все боялись обидеть его в лице его приемыша.

И то, однако ж, многие начали смекать, что злой старик догадывается о насмешках поселян над его нареченным сыном. В селении вдруг начал пропадать мелкий рогатый скот: у того из поселян-не явится пары овец, у другого трех или четырех коз, у третьего пропадут все ягнята. Пастухи не раз видали, как из лесу вдруг выбежит большой-пребольшой волк, схватит одну или пару овец, стиснет им горло зубами, взбросит их к себе на спину - и был таков: мигом умчит их к лесу. Сколько ни кричи, ни тюкай - он и ухом не ведет; сколько ни трави собаками: они поплетутся прочь, поджав хвосты, и робко озираются назад. Крестьяне тотчас взяли догадку, что это не простой волк, а оборотень; вслед же за этою догадкой пришла к ним и другая: что этот оборотень не иной кто, как сам Ермолай Парфентьевич.

Делать было нечего. Все боялись колдуна, хотя, сказать правду, до сих пор он не делал еще никакого зла селению; но все-таки он был колдун. Жаловаться на него - у кого найдешь расправу, когда и сам священник отрекался заклясть его? Самим его доконать - грешно, хоть он и колдун; притом же эти дела так пахнут торговой казнью и ссылкой, что у всякого невольно руки опустятся. Да и кто знает, что после смерти не станет он приходить из могилы мертвецом и душить уже не овец, а людей, которые озлобили бы его преждевременным отправлением на тот свет? Как ни раскладывали крестьяне умом, сколько ни толковали на мирской сходке, э, все дело не клеилось. Пришлось им стать в тупик, горевать, здкуся губы, да молиться святым угодникам за себя и за стада свои.

В селении том жила красная девушка, Акулина Тимофеевна. Лицо у нее было, что наливное яблочко, очи соколиные, брови соболиные - словом, она уродилась со всеми достоинствами и приманками красавиц, о которых перешли к нам достоверные предания в старинных русских песнях и сказках. Одна она никогда не смеялась над простаком Артюшей, а напротив того еще заступалась за него между своими подругами и уверяла их, что он детина хоть куда. Лукавая девушка смекнула, что старик Ермолай очень богат и очень стар, что жить ему на свете оставалось недолго и что после него единственным наследником его имения должен быть Артем Ермолаевич. Она так умильно поглядывала на Артема, так ласково говорила ему, встречаясь: "Здравствуй, добрый молодец!", что Артем, как ни был прост, а все заметил ее приветливость. Часто он, избочась и выступая гоголем, подходил к ней и заводил с нею речи - грех сказать: умные, а такие, которые, видно, нравились красавице и на которые она охотно отвечала. Короче: Акулина Тимофеевна скоро заслужила всю доверенность нелюдима Артюши: он еще чаще стал подходить к ней, облизываясь и с глупым смехом выкрикивая: "Здорово, Акуля", отвешивал ей дружеский удар тяжелою своею ладонью по белому круглому плечу и таял пред нею... Да, таял, в полном смысле слова, потому что щеки его делались еще краснее, глаза еще мутнее и глупее, а багровые губы никак уже не сходились между собою и становились час от часу толще, час от часу влажнее, как вишня, размокшая в вине. Девушка стала уже не шутя подумывать, как бы ей пристроиться: то есть, с помощью обручального кольца да честного венца, прибрать к рукам и Артема и будущие его пожитки.

К ней-то, наконец, смышленые крестьяне обратились с просьбою помочь их горю. "Ты-де, Акулина Тимофевна, в селе у нас умный человек; а нам вестимо, что благоприятель твой Артем Ермолаевич с неба звезд не хватает, хоть и слывет сыном такого человека, у которого в седой бороде много художества. Порадей нам, а мы тебе за то чем по силам поклонимся. Одной только милости у тебя и просим: как бы досконально проведать, подлинной ли то волк душит наших овец или это - не в нашу меру будь сказано - Ермолай Парфентьевич оборотнем над нами потешается?" Акулина Тимофеевна молчала несколько времени, покачивая в раздумье головушкой: с одной стороны, боялась она прогневить колдуна, который знал всю подноготную; с другой стороны, манили ее подарки... а кто к подаркам не лаком? Спросите у стряпчих, спросите у судей, спросите у того и другого (не хочу называть всех поименно): всякий если не словами, так взглядом припомнит вам старую пословицу: кто богу не грешен, царю не виноват! И Акулина Тимофевна была в этом смысле ежели не закоснелою грешницей, то, по крайней мере, не совсем чиста совестью. Она подумала-подумала - и дала крестьянам обещание похлопотать об их деле.

На другой день, встретясь с Артемом, больше прежнего была она с ним приветлива и ласкова, и больше прежнего таял бедный Артем: щеки его так и пылали, губы так и пухли. Умильно потрепав его по щеке полненькими своими пальчиками, плутовка сказала ему:

- Артюша, светик мой! молвила бы я тебе словцо, да боюсь: старик твой нас подметит. Где он теперь?

- А кто его весть! Бродит себе по лесу словно леший, да, тово-вона, чай дерет лыка на зиму.

- Скажи, пожалуйста: ты ничего за ним не примечаешь?

- Вот-те бог, ничего.

- А люди и невесть что трубят про него: что будто бы он колдун, что бегает оборотнем по лесу да изводит овец в околотке.

- Полно, моя ненаглядная: инда мне жутко от твоих речей.

- Послушай меня, сокол мой ясный: ведь тебя не убудет, когда ты присмотришь за ним да скажешь мне после, правда ли, нет ли вся та молва, которая идет о нем по селу. Старик тебя любит, так на тебя и не вскинется.

- Не убудет меня? да что же мне прибудет?

- А то, что я еще больше стану любить тебя, выйду за тебя замуж и тогда заживем припеваючи.

- Ой ли? да что же мне делать-то?

- А вот что: не поспи ты ночь да примечай, что старый твой станет кудесить. Куда он, туда и ты за ним; притаись где-нибудь в углу или за кустом и все высматривай. После расскажешь мне, что увидишь.

- Ахти! страшно! Да еще и ночью. А когда же спать-то буду?

- Выспишься после. Зато уж как женою твоею буду, ты, мой голубчик, будешь спать вволю. Тебя не пошлют тогда ни дрова рубить, ни воду таскать: все я за тебя; а ты себе, пожалуй, поваливайся на печи да покушивай готовое.

- Ладно! будь по-твоему: стану приглядывать за моим стариком. Да скажи, он мне бока-то не отлощит?

- Не бойся ничего: он не узнает; а какова не мера, так я сама принесу ему повинную и скажу, что тебя научала.

- Ну, то-то, смотри же! чур, не выдавать меня.

- И, статимо ли дело! прощай же, дружочек.

- Ин прощай, моя любушка!

При всей своей простоте, Артем не вовсе был трус: он уважал и боялся названого своего отца, а впрочем, по слабоумию ли, по врожденной ли отваге, не мог себе составить понятия о страхах сверхъестественных. Может быть, и старик, воспитывая его в счастливом невежестве, старался удалять от него всякую мысль о колдунах, недобрых духах и обо всем тому подобном, чтобы не внушить ему каких-либо подозрений на свой счет и не заставить его замечать того, в чем нужно было от него таиться.

Наступила ночь. Артем, по обыкновению, лег рано в постелю, укутался с головою; но не спал и прислушивался, спит ли старик. С вечера было темно; старик ворочался в постели и бормотал что-то себе под нос; но когда взошел месяц, тогда Ермолай встал, оделся, взял с собою какую-то вещь из сундука, стоявшего у него в изголовье, и вышел из избы, не скрипнув дверью. Мигом Артем был тоже на ногах, накинул на себя балахон и вышел так же тихо. Притаясь в сенях, он выглядывал, куда пошел старик, и, видя, что он отправился к лесу, пустился вслед за ним, но так, чтобы всегда быть в тени... Так-то и самый простодушный человек имеет на свою долю некоторый участок природной тонкости и употребляет его в дело, когда нужно ему провести другого, кто его посильнее или похитрее. Но довольно о тонкости простаков: посмотрим, что-то делает наш Артем.

Лепясь вдоль забора, прокрадываясь позадь кустов и, в случае нужды, ползучи по траве как ящерица, успел он пробраться за стариком в самую чащу леса. Середь этой чащи лежала поляна, а середь поляны стоял осиновый пень, вышиною почти вполчеловека. К нему-то пошел старый колдун, и вот что видел Артем из своей засады, которою служили ему самые близкие к поляне кусты орешника.

Лучи месяца упадали на самый сруб осинового пня, и Артему казалось, что сруб этот белелся и светился как серебряный. Старик Ермолай трижды обошел тихо вокруг пня и при каждом обходе бормотал вполголоса такой заговор: "На море Океане на острове Буяне, на полой поляне, светит месяц на осинов пень: около того пня ходит волк мохнатый, на зубах у него весь скот рогатый. Месяц, месяц, золотые рожки! расплавь пули, притупи ножи, измочаль дубины, напусти страх на зверя и на человека, чтоб они серого волка не брали и теплой бы с него шкуры не драли". Ночь была так тиха, что Артем ясно слышал каждое слово. После этого заговора старый колдун стал лицом к месяцу и, воткнув в самую сердцевину пня небольшой ножик с медным черенком, перекинулся чрез него трижды таким образом, чтобы в третий раз упасть головою в ту сторону, откуда светил месяц. Едва кувырнулся он в третий раз, вдруг Артем видит: старика не стало, а наместо его очутился страшный серый волчище. Злой этот зверь поднял голову вверх, поглядел на месяц кровавыми своими глазами, обнюхал воздух во все четыре стороны, завыл грозным голосом и пустился бежать вон из лесу, так что скоро и след его простыл.

Во все это время Артем дрожал от страха как осиновый лист. Зубы его так часто и так крепко стучали одни о другие, что на них можно б было истолочь четверик гречневой крупы; а губы его, впервые может быть от рождения, сошлись вместе, сжались и посинели. По уходе оборотня он, однако ж, хотя и не скоро, оправился и ободрился. Простота, говорят, хуже воровства: это не всегда правда. Умный человек на месте нашего Артема бежал бы без оглядки из лесу и другу и недругу заказал бы подмечать за колдунами; а наш Артем сделал если не умнее, то смелее, как мы сейчас увидим. Он подошел к пню, призадумался, почесал буйную свою голову - и после давай обходить около пня и твердить то, что слышал перед сим от старого колдуна. Мало этого: он стал лицом к месяцу, трижды кувырнулся через ножик с медным черенком и за третьим разом, глядь - вот он стоит на четвереньках, рыло у него вытянулось вперед, балахон сделался длинною, пушистою шерстью, а задние полы выросли в мохнатый хвост, который тащился как метла. Дивясь такой скорой перемене своего подобья и платья, он попробовал молвить слово - и что же? вместо человечьего голоса завыл волком; попытался бежать - новое чудо! уже ноги его не цеплялись, как бывало прежде, друг за друга.

Новый оборотень не мог говорить, но не лишился способности рассуждать, то есть столько, сколько он обыкновенно рассуждал в человеческом своем виде. Мне, признаться, никогда не случалось слышать, чтобы оборотни в волчьей шкуре становились умнее прежнего. Вот наш Артем остановился и призадумался, как ему употребить в пользу и удовольствие новую свою личину? Тут ему пришла мысль, достойная того, в чьей голове она зародилась: он вспомнил, как часто молодые парни их селения над ним смеивались. "Давай-ка, - думал он, - посмеюсь и я над ними: пойду утром в селение и стану бросаться на всякого... как же эти удальцы будут меня бояться! Однако ж прежде попытаюсь-ка выспаться: в этой шубе мне будет и тепло и мягко даже на сырой траве..." Вздумано - сделано: наш Артем, или оборотень, забрался снова в кусты орешника, лег и заснул крепким сном.

Долго ли спал он, не знаю наверное; только солнце было уже очень высоко, когда он пробудился. Он встряхнулся, посмотрел на себя, и новый его наряд при дневном свете так показался ему забавен, что смех его пронял: он хотел захохотать - но вместо хохота раздался такой пронзительный, отрывистый волчий вой, что бедный Артем сам его испугался. Потом, опомнясь и видя, что он пугается собственного смеха, он захохотал еще сильнее прежнего, и еще громче и пронзительнее раздался вой. Нечего делать: как ни смешно ему было, а поневоле должно было удерживаться, чтоб не оглушить самого себя. Тут он вспомнил о вчерашнем своем намерении - потешиться над своими сверстниками, молодыми сельскими парнями. Вот он и пошел к селению. Дорогою попадались ему крестьяне, ехавшие в поле на работу; каждый из них, завидя издали смелого, необыкновенной величины волка, никак не подозревал, чтоб это был простак Артем; все думали, что то был точно оборотень,- только отец его, старый колдун Ермолай. Оттого каждый крестился, закрывал себе глаза руками и говорил: чур меня! чур меня! Это еще и больше веселило простодушного Артема, еще больше поджигало его идти в селение; никогда, никто его столько не боялся, как теперь: какая радость! Да то ли еще будет в селении? как все всполошатся, крикнут: "Волк!" - станут его травить собаками, уськать, тюкать, соберутся на него с копьями и рогатинами, а он и ухом не будет вести: его ни дубина, ни железо, ни пуля не возьмет и собаки боятся... То-то потеха!

И в самом деле, все селение поднялось на серого забияку, Сперва встречные бежали от него, крестьянки поскорее заперли овец и коз своих в хлева, а сами запрятались в подушки: все знали, что то был не простой волк. Скоро, однако ж, нашлись удальцы, крикнули по селению, что один конец должен быть с старым колдуном, и повалили толпою: кто с дубиной, кто с топором, кто с засовом - обступили волка и давай нападать на него. Сначала он храбрился, бросался то на того, то на другого, щетинился, скалил зубы и щелкал ими; но наконец робость его одолела: он знал, что, в силу заговора, его не убьют и даже не наколотят ему боков; но могут ощипать на нем шерсть, оборвать хвост, и тогда - как он явится к строгому своему отцу в разодранном балахоне и с оторванными полами? Беда!

Правда, не нашлось еще смельчака, который бы вышел с ним переведаться: все уськали, кричали только издали, а ни один не подавался вперед. Собак же и вовсе не могли скликать; они разбрелись по конурам и носов не выказывали. Зато люди все стояли в кругу и прорваться сквозь них никак нельзя было. Еще новое горе бедному нашему оборотню: он ничего не ел от самого вечера и желудок его громко жаловался на пустоту. Как быть? и кто поручится, что отец его уже не в селении и не узнает о его проказах? Ахти! вот до чего доводит безрассудство! он и забыл посмотреть, каким образом отец его получит свой человеческий вид! Ну, придется горюну Артему умереть с голоду или исчахнуть с тоски-кручины в волчьей коже... Он задрожал всеми четырьмя ногами, упал, свернулся в комок и уключил голову промеж передних лап.

Крестьяне рассуждали, что им делать с оборотнем: зарыть ли его живого в яму или связать и представить в волостное правление? В это время слух о трусости оборотня разнесся уже по селению, и женщины отважились показаться на улице. Одна девушка пришла даже к кругу, составленному крестьянами около мнимого волка: эта смелая девушка была Акулина Тимофевна. Она тотчас смекнула дело, просила крестьян расступиться, вошла в круг и повела такую умную речь:

- Добрые люди! не дразните врага, когда он сам, как видно, оставляет слово на мир. Смертью оборотня вы добра себе немного сделаете, а худа не оберетесь; в судах же, я слыхала, так водится, что и оборотень с деньгами оправится почище всякого честного бедняка. Послушайтесь меня: разойдитесь с богом по домам, а этого оборотня я поведу к себе и ручаюсь вам, что вам же от того будет лучше.

Все крестьяне слушали в оба уха и дивились уму-разуму красной девицы. Никто из них не придумал умнее того, что она говорила: они послушались ее речей и расступились в разные стороны. Тут она выплела из косы своей цветную ленту и подошла к оборотню, который в это время потянулся и сам вытянул шею, как будто бы знал, что затевала девушка.

Акулина Тимофевна обвязала ему ленту вокруг шеи и повела его к себе в дом. По простоте и робости оборотня она тотчас отгадала, кто он таков. Введя его в пустую клеть, она накормила его, чем могла, и постлала ему в углу свежей соломы; потом начала его журить за безрассудную его неосторожность. Бедный Артем жалким и вместе смешным образом сморщил волчье свое рыло, слезы капали из мутно-красных его глаз, и он, верно бы, заревел как малый ребенок, если бы не побоялся завыть по-волчьи и снова взбудоражить всю деревню. Девушка заперла его замком в клети и оставила его отдыхать и горевать на свободе.

Вечером Акулина Тимофевна пошла к старику Ермолаю, кинулась ему в ноги, рассказала ему, что сама знала, и сняла всю вину на себя. Старый колдун уже знал обо всем, сердился на Артема и твердил: "Ништо ему, пусть-ка погуляет в волчьей коже!" Но просьбы и слезы печальной красавицы были так убедительны и красноречивы, что старик и сам почти от них растаял. Он заткнул за пояс известный уже нам ножик с медным черенком, взял жестяной фонарик под полу и пошел с девушкой. Вошедши в клеть, прежде всего порядком выдрал уши мнимому волку, который в это время делал такие кривлянья, каких ни зверю, ни человеку не удавалось никогда делать, и выл так звонко и пронзительно, что чуть не оглушил и старика, и девушку, и всю деревню. Вслед за сим наказанием колдун обошел трижды около оборотня и что-то шептал себе под нос; потом растянул его на все четыре лапы и колдовским своим ножиком прорезал у него кожу накрест, от затылка до хвоста и впоперек спины. Распоротый балахон упал на солому, и в тот же миг Артем вскочил на ноги, с открытым своим ртом, простодушным взглядом и очень, очень красными ушами. Отряхнувшись и потершись плечами о стену, он со всех ног повалился на землю перед нареченным своим отцом и, всхлипывая, кричал жалким голосом: "Виноват, батюшка! прости". Старик отечески потазал его снова, пожурил - да и простил.

Акулина Тимофевна очень полюбилась старому Ермолаю: он заметил в ней природный ум и расчел в мыслях, что лучше всего дать такую умную жену его приемышу, который, после его смерти, живучи с нею, по крайней мере не растратит того, что старому сребролюбцу досталось такою дорогою ценою - то есть накопленных им за грехи свои червончиков и рублевичков.

Короче: дня через три вся деревня пировала на свадьбе Артема Ермолаевича с Акулиной Тимофевной; и хотя все знали, что старик Ермолай злой колдун, но от пьяной его браги и сладкого меду немногие отказывались. Скоро после того Ермолай продал свою избу и поле и перешел вместе с молодыми, названым сыном и невесткою, в какую-то дальнюю деревню, где дотоле и слыхом про него не слыхали. Сказывают, что он провел остальные годы своей жизни честно и смирно, делал добро и помогал бедным, зато умер тихо и похоронен как добрый на кладбище с прочею усопшею братией. Сказывают также, что Артем, пожив несколько лет с умною и сметливою женою, сделался вполовину меньше прежнего прост и даже в степенных летах был выбран в сельские старосты. Каково он судил-рядил, не знаю; а только в деревне все в один голос трубили, что Акулина Тимофевна была челышко изо всех умных баб. Эпилог

Многие той веры, что после всякой сказки, басни или побасенки должно непременно следовать нравоучение; что всякое повествование должно иметь нравственную цель и что все печатное должно служить для общества самым спасительным антидотом от пороков. Как вы думаете об этом, любезные .мои читатели, и какое нравоучение присудите мне прибрать к этой истинной или, по крайней мере, очень правдоподобной повести? Что до меня касается - я ничего не умел к ней придумать, кроме следующего наставления, что тот, у кого нет волчьей повадки, не должен наряжаться волком. Нравоучение близкое и ясное, и кажется - если, впрочем, самолюбие меня не обманывает,- оно ничем не хуже того, которое покойник Ломоносов, вечно-лирической памяти, прибрал к своей басне "Волк пастух":

Я басню всю коротким толком

Хочу вам, господа, сказать

Кто в свете сем родился волком,

Тому лисицей не бывать
Sponsored Links
Для отправления сообщений необходима Регистрация

опции темы

Похожие темы для: Волк в славянской традиции
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
Волхв Велеслав - Заговоры в славянской традиции arianfinist [Видео Релизы / Video Releases] 0 08.10.2007 08:56
Alex Luden(не один). Волк Alex Luden Архив 2004 16 05.08.2004 18:28
Волк-собака лешего Ulver Избушка 9 19.02.2003 16:47


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +3. Сейчас: 03:24


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd.