Valhalla  
вернуться   Valhalla > Славянское братство > История и политика
Регистрация


Дерево 10спасибо
  • 2 Автор Klerkon
  • 2 Автор Klerkon
  • 2 Автор Klerkon
  • 2 Автор Klerkon
  • 1 Автор Aliena
  • 1 Автор Aliena

Для отправления сообщений необходима Регистрация
 
опции темы
старый 30.10.2012, 22:34   #1
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 13.414
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 16
По умолчанию Один из «трех капитанов». К 100-летию экспедиции В. Русанова

В текущем году отмечается знаменательная юбилейная дата. Летом 1912 г., ровно 100 лет назад, в Арктику отправились сразу три русские экспедиции: полярного геолога В.А. Русанова на боте «Геркулес», старшего лейтенанта Г.Я. Седова на шхуне «Святой великомученик Фока» и лейтенанта Г.Л. Брусилова на шхуне «Святая Анна». К сожалению, ни одна из них так и не достигла поставленной цели и, в той или иной мере, всех они имели драматический финал.

Исследовать необъятные просторы Арктики отправились сразу три русских команды на трех подобранных наспех, далеко не новых, и увы, далеко не прочных, судах. Никто из полярников тогда еще не знал, что зима 1912/1913 гг. окажется очень суровой и вернуться удастся только группе Г.Я. Седова (без самого руководителя экспедиции, самовольно отделившегося от команды в надежде достичь Северного полюса на собачьих упряжках и вскоре погибшего) и двум членам команды Г.Л. Брусилова. Горячий энтузиазм всех трех исследователей подстегивал приближающийся знаменательный юбилей — 300-летия Дома Романовых, каждый из них стремился оправдать оказанное высочайшее доверие и полученную от царя финансовую поддержку.

В подобных условиях не принимались во внимание ни сложившаяся крайне неблагоприятная ледовая обстановка, ни отсутствие специально построенных, подобно нансеновскому «Фраму», устойчивых ко льдам кораблей, ни очевидный недостаток квалифицированных моряков. Все трое русских первопроходцев, особенно Г.Я. Седов, стремились любой ценой опередить активизировавших свои усилия в Арктике иностранцев и публично подтвердить приоритет русских в исследовании Северного Ледовитого океана.


Трехмачтовая паровая шхуна специальной ледовой постройки «Фрам»
(«Вперед») арктической экспедиции Фритьофа Нансена. 1893 г.


Сегодня, спустя 100 лет после начала трагической эпопеи Г.Я. Седова, Г.Л. Брусилова и В.А. Русанова, мы можем со всей уверенностью сказать, что царское правительство, еще в конце XIX столетия, пд влиянием результатов полярных исследований Сибирякова, Де-Лонга, Норденшельда и пр., осознав стратегическую важность Ледовитого моря для будущей России, так и не сочло необходимым изыскать достаточные средства для поддержки полезных начинаний энтузиастов-одиночек.



Еще в начале столетия, по настоятельным рекомендациям адмирала С.О. Макарова, в Великобритании на верфях Ньюкасла для России построен был первый в мире линейный ледокол «Ермак». Новый корабль подобного класса «Святогор» (будущий «Красин») заказан был только в 1915 году (построен в 1917-м). В том же году в Великобритании закуплены были пароходы ледоколького типа «Беллавенчур» («Сибиряков»), «Бонавенчур» («Владимир Русанов»), «Канада» («Литке»), «Брюс» («Малыгин»), «Линтрос» («Садко»), «Беотик» («Седов») и др.

Стране также требовались десятки броненосцев, крейсеров, подводных лодок, гидроаэропланов и т.п. вооружений. Поэтому изыскивать средства для постройки особо прочных парусно-моторных ледовых кораблей, рассчитанных на относительно малочисленные (у Седова — 17 чел, у Русанова — 14) команды энтузиастов, никто из деньги и власть имущих так и не решился...

Тем более что в том же 1912 г. в Северном Ледовитом океане уже вершилось масштабное государственное дело, запущенное адмиралом А.В. Колчаком, — уже третий сезон с востока на запад двигались ледокольные пароходы «Вайгач» и «Таймыр» Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана — под командой капитана второго ранга Бориса Вилькицкого.


Александр Васильевич Колчак (1874-1920).

Остановимся на трагической судьбе одного из трех погибших исследователей — Владимира Александровича Русанова.

Родился Владимир Русанов 15 ноября 1875 г. в городе Орле, в семье купца II гильдии. Согласно его собственным рассказам, морем и полярными исследованиями увлекся с детства, много читая.


Дом-музей В.А. Русанова в г. Орле. Вот в таких неказистых с виду, небольших,
но добротных домах жили тогда небогатые русские купцы и мещане.


В 1887-1889 гг. Владимир учился в Орловской гимназии, откуда был отчислен за неуспеваемость, после чего, по настоянию родителей, поступил в Орловскую духовную семинарию, которую окончил в 1897 г. В 1894 г., под влиянием ряда старших товарищей, увлекся марксизмом и примкнул к революционному движению, со временем попав под негласный надзор полиции. В это же время сделал свой окончательный выбор, прочитав записки Фритьофа Нансена «Среди льдов и во мраке полярной ночи» и решив стать полярным исследователем.


Владимир Александрович Русанов (1875-1913).

В 1901-1903 гг. Владимир Русанов находился в ссылке в г. Усть-Сысольске Вологодской губернии, поступив там на службу земским статистиком, активно занимаясь самообразованием. Будучи «неблагонадежным», не смог получить в России высшего образования, и только в 1907 г., будучи в эмиграции, окончил Сорбоннский университет в Париже.

В 1907-1911 гг., получив финансовую помощь от царского правительства, озабоченного активностью иностранных, преимещественно скандинавских, полярных исследователей, В.А. Русанов совершил экспедицию на Новую Землю, в результате которых был собран обширный материал для своей диссертации на степень доктора геологических наук, а также ботаническая и энтомологическая коллекции.

С 1908 г. по 1911 г. В.А. Русанов принимал участие в экспедициях на Новую Землю, прошел сотни километров по неизведанным землям, открывая новые заливы, бухты, ледники, озера и острова, которые до сих пор носят данные им названия. Считается первым в мире, кто сумел пересечь Новую Землю пешком.

В 1912 г., будучи уже известным полярным исследователем, Владимир Русанов решился предпринять дерзкую попытку пройти на небольшом суденышке по Северному морскому пути из Атлантического в Тихий океан. Экспедиция Русанова бесследно исчезла, и только в 1934 г. у западного побережья Таймыра были обнаружены первые ее следы. В 1970-х годах удалось найти еще одну стоянку русановцев, однако обстоятельства трагической гибели экспедиции до сих пор остаются тайной.

В феврале 1912 г. Владимиру Русанову было поручено возглавить экспедицию к островам Шпицбергенского архипелага. В Норвегии для нее было приобретено моторно-парусное судно «Геркулес». Этот корабль уже был проверен во льдах, хорошо шел под парусами, обладал неплохой маневренностью. В письме В. А. Русанова и в норвежских морских справочниках приводятся следующие данные о боте «Геркулес»: водоизмещение 63,42 регистровых тонны (нетто — 27,31), длина — 73,6 фута (22,5 м), ширина — 19,6 фута (6 м), осадка — 8,6 фута (2,6 м).


Парусно-моторный бот «Геркулес», перестроенный из норвежской зверобойной
шхуны, имел двигатель «Альфа» мощностью всего 15 (!) лошадиных сил.


Русанов предложил принять участие в плавании капитану Александру Кучину, с которым познакомился в свое время в Архангельске. Тот ответил согласием. Кучин был потомственным помором, участвовал в антарктической экспедиции Руала Амундсена к Южному полюсу и, несмотря на свою молодость, считался опытным мореходом. Врачом в экспедицию Русанов взял свою невесту — француженку Жюльетту Жан.

Он был знаком с ней уже 5 год по учебе в Сорбоннском университете. Окончив курс естественного факультета, Жюльетта готовила дипломную работу по геологии на степень доктора естественных наук и одновременно занималась медициной. В.А. Русанов писал матери:

«…Мне судьба дала очень умную, красивую и молодую француженку, ее зовут Жюльетта Жан… Она прекрасно воспитана, знает музыку, понимает живопись и знает иностранные языки, особенно хорошо английский. При всем том она нисколько не избалована и умеет работать… Иметь такую жену счастье, которое далеко не всегда и не всякому может выпасть на долю… Я знаю, что она будет хорошая жена и мать… Ее знания являются для меня в высокой степени полезными и необходимыми… Научная важность нашего союза неоценима, громадна...»


Жюльетта Жан-Сессин (1887-1913?).

Врач и геолог по образованию, Жюльетта Жан не только интересовалась арктическим походом Русанова, но и целиком разделяла его планы на будущее. Она сама уговорила Русанова взять ее с собой в экспедицию. Сообщение об исчезновении последней тяжело отразилось на ее близких. Отец Жюльетты, потеряв надежду увидеть дочь, тяжело заболел и умер в декабре 1913 г.

«Господин Амундсен, — писала известному норвежскому полярнику его безутешная вдова Жан-Сессин в 1917 г., — извините меня за смелость, но я прошу Вас сообщить мне, не намерены ли Вы проявить участие к судьбам моих дорогих детей: дочери и моего зятя, к судьбе их товарищей и попытаться отыскать их следы в Арктике. Я знаю от своего зятя, что капитан, который вел их судно, сопровождал Вас в Вашей замечательной экспедиции, во время которой Вы достигли Южного полюса. Прошу Вас принять выражение моих самых почтительных чувств и мои самые искренние приветствия».

9 июля 1912 г. «Геркулес» вышел в свое последнее плавание из Александровска-на-Мурмане (ныне город Полярный). Берега Шпицбергена были обследованы успешно, и в начале августа 1912 г. В.А. Русанов отправил на одном из встреченных пароходов трех участников экспедиции — Самойловича, Сватоша и Попова. С ними он передал в Русское географическое общество отчет о проделанной работе, зоологические и геологические коллекции.

Как вспоминал Самойлович, он плохо понимал дальнейшие намерения Русанова. Ему показалось, что тот собирается идти к Новой Земле,, а далее действовать «по обстоятельствам». Из письма матроса Василия Черемхина и воспоминаний отца Кучина становится очевидным, что Русанов еще до начала экспедиции после обследования Шпицбергена намеревался идти на восток, в Карское море. Именно поэтому на судно было загружено максимальное количество продовольствия и топлива.

Из писем членов экипажа «Геркулеса» к родным, из рассказов их родственников следует, что никто из участников экспедиции, кроме самого Русанова, Кучина и Жюльетты Жан, отправляясь на Шпицберген, не знал толком, куда конкретно и на какой срок уйдет затем в Ледовитый океан «Геркулес». Почему же начальник экспедиции, капитан судна и судовой врач скрывали свои планы от морского начальства, Русского географического общества, общественности и даже от остальных участников похода на Шпицберген?

Отчасти поведение «заговорщиков» объяснил сам В.А. Русанов: «…имея в руках судно…, я бы смотрел на обследование Шпицбергена как на небольшую первую пробу. С таким судном можно будет широко осветить, быстро двинуть вопрос о Великом Северном морском пути в Сибирь и пройти Сибирским морем из Атлантического океана в Тихий». Остальное можно додумать. Русанова со студенческой поры занимала проблема освоения Северного морского пути. Он гипотетически предполагал, что наиболее свободный ото льдов путь через Ледовитый океан лежит где-то около 80 градусов северной широты, где льды, по его мнению, разрежаются и разрушаются теплым течением.

18 августа 1912 г. бот «Геркулес» добрался до Маточкина Шара, где В.А. Русанов оставил свое последнее сообщение, указывающее на свое очевидное намерение пройти Северным морским путем:

«Иду к северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов».

Наступил 1913 г. От всех трех ушедших в Арктику экспедиций — Русанова, Брусилова и Седова — не было никаких известий. Общественность и Русское географическое общество начали бить тревогу.

Но лишь в 1914 г. было принято решение об организации спасательных экспедиций. Причем если на поиски Г.Я. Седова отправились три судна и гидросамолет, пилотируемым первым в России полярным летчиком Яном Нагурским, то на розыски Г.Л. Брусилова и В.А. Русанова ушел только барк «Эклипс» под командованием норвежского полярного исследователя Отто Свердрупа, бывшего у Фр. Нансена на «Фраме» штурманом.


Отто Нейман Кноф Свердруп (1854-1930).

Однако «Эклипс» попал в ледяную ловушку и зазимовал, так и не достигнув острова Уединения. Безрезультатно окончились и поиски экспедиции Г.Я. Седова. Но неожиданно «Св. Фока» вернулся на родину, правда, без своего руководителя. На его борту оказались подобранные по пути штурман Альбанов и матрос Конрад с яхты Г.Л. Брусилова. 6 марта 1915 г. было принято решение об оказании помощи экспедиции Г.Л. Брусилова («Св. Анну» найти так и не удалось), а поиски барк русановцев 7 мая 1914 г., наоборот, прекратили. Только благодаря протестам общественности О. Свердрупу было поручено продолжить поиски летом 1915 г. На этот раз «Эклипс» добрался до острова Уединения, но никаких следов Русанова там не нашли…

Только 9 сентября 1934 г. у западного побережья п-ова Таймыр на одном из островков в шхерах Минина топограф М.И. Цыганюк обнаружил следы русановцев: обрывки одежды и рюкзака, патроны разных калибров, фотоаппарат «Кодак», именные часы Попова и документы матросов Попова и Чухчина из экспедиции Русанова.


Фото находок в шхерах Минина.

После этой находки другой топограф — А.И. Гусев — сообщил, что за месяц до этого на одном из островов в архипелаге Мона он видел столб, обложенный камнями, с вырезанной на нем надписью «Геркулесъ, 1913 г.». К сожалению, никаких попыток выяснить судьбу русановцев тогда предпринято не было. На карте появились только новые названия безымянных ранее островов: один — Геркулес, другой — остров Попова-Чухчина.

В 1935 г. на о-ве Попова—Чухчина были сделаны новые находки: маникюрные ножницы [Жюльетты Жан?], гребенка, перочинный нож, железные ложки, патроны, медные монеты, буссоль, обрывок рукописи «В.А. Русанов. К вопросу о северном пути через Сибирское море». Многие предметы были найдены в двух экземплярах, например, две кружки, две ложки…

В совокупности с документами двух матросов это наводило на мысль, что здесь погибли два члена команды «Геркулеса», возможно, отправленные Русановым на материк с донесением о зимовке или с просьбой о помощи. Однако когда исследовали патроны, выяснилось: они были 10 различных типов, что предполагало наличие как минимум шести видов оружия. Стало ясно — на острове побывали не только двое матросов, но и, возможно, вся команда «Геркулеса»...


Фото находок на острове Попова-Чухчина.

В 1970-х гг. экспедиции газеты «Комсомольской правда» под руководством Дмитрия Шпаро и Александра Шумилова на протяжении 8 лет исследовали побережье Северного Ледовитого океана от Диксона до залива Миддендорфа. На о-ве Геркулес удалось найти багор и обломки нарт. На острове Попова-Чухчина — патроны, пуговицы, полоску кожи с надписью «Страховое общество “Россия”» (в нем был застрахован «Геркулес») и небольшую эмблему-якорек, возможно, с погона Кучина.

Д. Шпаро и А. Шумилову удалось познакомиться с местным охотником Павлом Гавриловичем Колотое, в 1942-1943 гг. зимовавшим на о-ве Песцовом в Карском море у побережья п-ова Таймыр. Охотник утверждал, что знает, где в 1913 г. погиб «Геркулес». Тогда, в годы Великой Отечественной войны, у юго-западного мыса острова, он обнаружил обломок киля длиной около 3 метров, части обшивки борта, а также много частей машины: муфту, вал, инструменты, тиски. На одной из частей машины была медная табличка с иностранной надписью и номером...


Дмитрий Игоревич Шпаро (род. 1941) — советский и российский путешественник и писатель, заслуженный мастер спорта СССР. Руководитель полярной экспедиции газеты «Комсомольской правда», клуба «Приключение». В 1979 г. впервые дошел на лыжах до Северного полюса. Обнаружил и исследовал могилу Витуса Беринга.

Основываясь на рассказе старого охотника, Д. Шпаро и А. Шумилов произвели в указанном им месте предварительные подводные работы, достав с глубины 4 метра всего 65 предметов, позже отправленных на экспертизу в Центральный военно-морской музей ВМФ СССР и НИИ МВД РСФСР.

«По представленным музею деталям и фотоснимкам, — дали заключение специалисты Центрального военно-морского музея (Ленинград), — можно предположить, что найденные... части корпуса и корабельные детали относятся к небольшому деревянному судну с усиленным корабельным набором, о чем можно судить по снимку части киля с металлическими нагелями его крепления. Судя по наметкам для баллера руля, его корпус был не вельботного типа, а транцевый. Судно имело невысокий фальшборт, высоту которого до необходимых размеров дополняли одно-шариковые леерные стойки. Об их наличии на судне говорят: сохранившийся башмак стойки и сама стойка. По всей вероятности, на судне была невысокая надстройка, поскольку сохранились башмаки рубочного леера, либо деревянного, либо трубчатого. Детали мотора и части стоячего и бегучего такелажа, как-то: винтовые талрепы, шкивы блоков, такелажные скобы говорят о том, что судно было моторно-парусным... Его размеры могли быть: длина в пределах 18—22 м, ширина 5—6 м, при осадке до 2,2 м... Таким образом, найденные экспедицией корабельные детали могли принадлежать судну, близкому по своим размерениям к «Геркулесу».

«Наибольший интерес по своим внешним признакам представляли свеча зажигания и клапан от двигателя внутреннего сгорания, — сообщали в акте экспертизы научные сотрудники НИИ МВД Н. М. Кузьмин, В. В. Бибиков и И. П. Карлин. —
1. Свеча зажигания изготовлена до Великой Октябрьской социалистической революции и не в России;не исключена возможность, что свеча зажигания такой конструкции использовалась на двигателе моторной лодки экспедиции В. А. Русанова...
2. Клапан двигателя внутреннего сгорания изготовлен, вероятнее всего, до 1920 г....существует большая вероятность, что клапан... мог принадлежать именно двигателю «Альфа», который был установлен на «Геркулесе».



Фото находок у о-ва Песцовый. 1975 г.

Немало интересного удалось обнаружить и в архивах. Известно, что в 1918 г. Руал Амундсен пытался пересечь на дрейфующем судне «Мод» Северный Ледовитый океан. В 1919 г. он послал двух моряков на Диксон, чтобы они доставили собранные за год материалы. Оба погибли. Один из них не дошел до Диксона всего 3 км, его останки были найдены в 1922 г.


Руал Амундсен (1872-1928) — норвежский исследователь Арктики и Антарктики,
героически погибший при спасении экспедиции Умберто Нобиле.


Долгое время считалось, что второй моряк погиб у мыса Приметного — в 400 км к востоку. Там спасательная экспедиция, отправленная в 1921 г. на поиски исчезнувших норвежцев, обнаружила остатки большого костра, обгоревшие кости, иностранные патроны, монеты и множество других предметов. Однако в 1973 г. полярник Н.Я. Болотников предположил, что у мыса Приметного располагался лагерь русановцев. Теперь его гипотеза считается доказанной: на этом месте были найдены французская монета, пуговица, изготовленная в Париже [Жюльетты Жан?], оправа очков (их норвежцы не носили, зато подобные очки были у механика «Геркулеса» Семенова).

Анализируя находки и имеющиеся сведения об экспедиции Русанова, Шпаро и Шумилов предположили, что «Геркулес» в 1912 г. прошел в Карское море и в конце сентября встал на зимовку.

Весной 1913 г. во время короткого санного похода русановцы посетили остров Геркулес, где установили столб с надписью. Впереди было лето и предполагаемое освобождение судна из ледяной ловушки, поэтому никакого донесения в пирамиде у основания столба они не оставили. Однако летом судну освободиться не удалось, а на вторую зимовку уже не хватало продовольствия и топлива.

Вероятно, в августе 1913 г. русановцы оставили судно и направились к мысу Стерлегова. Именно здесь в 1921 г. были обнаружены нарты, явно изготовленные на каком-то судне, о чем свидетельствовали крепления из медных корабельных трубок. Часть команды, по-видимому, двигалась по воде, а часть — по суше. Об этом говорит костер на стоянке у полуострова Михайлова. Его разожгли на высоком месте, для чего приходилось таскать плавник с косы, хотя там гораздо проще было остановиться на привал. Вероятно, костер играл роль маяка — сигнала для тех, кто двигался по воде. В тот момент положение русановцев, видимо, еще не было трагическим: из снаряжения здесь оставлены не самые важные вещи.


Памятник В.А. Русанову в г. Печора. 1967 г.

На острове Попова—Чухчина произошло что-то непоправимое — трудно представить, чтобы люди могли выбросить собственные документы без веских на то оснований...

Что же случилось с командой «Геркулеса»? В 1988 г. в журнале «Вокруг света» В. Троицкий сообщил о двух любопытных письмах, возможно, связанных с трагедией русановцев. В одном из них говорилось о двух загадочных могилах в районе реки Авам на Пясине, которые видела медсестра Корчагина в 1952 г. Ей удалось выяснить, что еще при царе кочевники-оленеводы нашли на побережье лодку, рядом с которой находились мертвые люди. Оленеводы похоронили трупы под камнями, а потом нашли еще двух или трех человек из этой группы, которым удалось дойти до Тагенарского волока, где они и замерзли. Погибших похоронили вместе с документами и рукописями.

В другом письме — Л.Н. Абрамовой — сообщалось, что в 1975 г. старая долганка показала ей в пос. Новорыбное на берегу реки Хатанги две просевшие могилы, где, по ее словам, были похоронены русские — беременная женщина и ее муж [Жюльетта Жан и Владимир Русанов?], которых родители долганки очень давно привезли еще живыми откуда-то из тундры. Они умерли, а в могилы вместе с ними положили рукописные книги, которыми погибшие очень дорожили.


Намечавшийся вероятный маршрут поисков остатков экспедиции В.А. Русанова.

В. Троицкий сообщал тогда, в 1988-м, что для проверки этих писем готовится экспедиция.

Увы, эта экспедиция так и не состоялась. Начавшийся в стране «перестрой» сожрал все необходимые средства, а в 1990-е никому в стране уже не было дело до каких-то забытых могил...

Все было бы гораздо проще, если бы еще при обнаружении в 1934 г. следов экспедиции В.А. Русанова сразу же были бы проведены широкомасштабные поиски. Возможно, тогда было бы достаточно опросить местных охотников и оленеводов, чтобы узнать о судьбе пропавших полярников.

Но где те охотники, те оленеводы, герои веселых песен знаменитого эстрадного исполнителя Кола Бельды? Вероятно, их постигла та же печальная участь, что и самого певца-самородка, еще в 1993-м «загубленного зеленым змием»....

Cегодня, спустя 100 лет с момента начала экспедиции В.А. Русанова, становится очевидным, что в обществе всеобщего потребительства и стяжательства — снизу, и демагогии и вранья — сверху, разгадки тайна Арктики оказываются никому не нужными...

Ссылки:
http://clubs.ya.ru/46116860184274440...?item_no=20306
http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/3949/
http://blogs.amur.info/node/14025
http://fisechko.ru/100vel/zagxx/9.htm
http://dikson.narod.ru/aticle/amazonki.html
Aliena и Holm сказали спасибо.
__________________
Кот — животное священное, а люди — животные не священные!
старый 31.10.2012, 00:26   #2
Senior Member
 
аватар для Aliena
 
Регистрация: 09.2010
Проживание: Arendal
Сообщений: 2.496
Репутация: 22 | 4
По умолчанию

Klerkon, спасибо Вам за подробный экскурс в историю освоения Арктики.

У меня когда-то были книжицы об экспедициях Русанова и Брусилова(об Ерминии Жданко).

Судьба "Св.Анны" тоже загадочна.
Есть предположение, что "Св.Анна" вышла из льдов в 14-ом году, в районе Датского пролива.
И была расстреляна германской подлодкой (уже шла война, о которой брусиловцы не знали).
А ещё, в межвоенное время, в Латвии жила женщина удивительно подходящая на роль
упомянутой Ерминии Жданко...
старый 31.10.2012, 19:33   #3
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 13.414
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 16
По умолчанию

Цитата:
Aliena посмотреть сообщение
Есть предположение, что "Св.Анна" вышла из льдов в 14-ом году, в районе Датского пролива.
И была расстреляна германской подлодкой
Действительно, в годы империалистической войны в ряде российских газет, как правило, крайне правого толка, время от времени появлялась информация насчет причастности германского флота к исчезновению русских полярных экспедиций. Тем более что тот же Брусилов являлся родственником генерала Алексея Брусилова, а Георгий Седов женат был на родной племяннице не менее известного генерала Май-Маевского. Но никаких убедительных доказательств авторы подобных публикаций не приводили.

В годы Советской власти Георгий Седов как выходец из казацкой бедноты всячески возвеличивался, о нем в 1974 г. снят был даже интересный художественный кинофильм с Игорем Ледогоровым в главной роли. Сыну дворянина Брусилову и сыну купца Русанову повезло меньше.

После 1991 г. имя Г.Я. Седова стало, напротив, всячески очерняться. Доморощенные "исследователи" в своих явно заказных публикациях старались указать якобы на присущий ему "авантюризм", "непослушание" и нежелание отложить экспедицию до "лучших времен". Однако, однозначно признавая из рук вон плохую подготовку и самого "Святого мученика Фоки", и всей экспедиции на нем, следует отметить, что из всех трех кораблей в порт приписки вернулся как раз именно он. Вернулся без командира экспедиции, которого с легкой руки современных журналистов и горе-историков, не исключая автобиографической статьи в "Википедии" (см.) стало едва ли не модным упрекать во всех мыслимых и немыслимых грехах.

Тогда, в 1914-м, в итоге оказалось, что все "лавры" и "монаршая милость" досталась гораздо более тщательно подготовленным плаваниям Вилькицкого и адмиралу Колчаку.


Борис Андреевич Вилькицкий (1885-1961).

Проблемами Северного Морского пути Россию заставила всерьез заняться русско-японская война 1904-1905 гг. Дипломатические и иные сложности, связанные с посылкой через три океана эскадры адмирала Рожественского, а затем и Цусимская трагедия, вынудили власти задуматься о том, что существует-таки много более короткий и целиком проходящий по собственным водам путь к восточным владениям империи. Но, увы, он был весьма слабо изучен. Поэтому после войны Морское министерство решило построить два транспорта ледокольного типа специально для исследования северных морей.

Весной 1909 г. со стапелей Невского судостроительного завода (СПб.) сошли ледокольные транпорты "Таймыр" и "Вайгач". 1200 л.с. в машине и 1360 т водоизмещения позволяли ледоколам продавливать льды до 2-3 футов толщиной, а в случае сжатия более тяжелыми льдами их обводы обеспечивали как бы выдавливание, поднятие вверх округлых корпусов этих судов без серьезных повреждений. 500-тонный запас угля обеспечивал преодоление 12 тыс. миль при скорости 8 узлов без захода в порты. На случай же вынужденной зимовки каждый корабль брал запас провизии на 15 месяцев, а также теплые вещи, палатки, сани и пр. Экипаж каждого из ледоколов включал пять флотских офицеров, одного инженер-механика, врача и сорока низших чинов.


В отличие от утлых суденышек Русанова, Брусилова и Седова, ледокольные пароходы
"Таймыр" и Вайгач" были специально построены для экспедиции Б.А. Вилькицкого в 1907-
1909 гг. на Невском судостроительном заводе в Петербурге. Имели укрепленный корпус,
1200-сильные паровые машины, длину 60 м, ширину 12 м и водоизмещение 1360 т.


В октябре 1909 г. "Таймыр" и "Вайгач" вышли из Кронштадта и, пройдя через Суэцкий канал и Индийский океан, 3 июля 1910 г. благополучно прибыли во Владивосток. Через месяц была учреждена Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО), и указанные ледоколы стали ее материальной базой.

Флигель-адъютант Его Императорского Величества, капитан 2 ранга Б.А. Вилькицкий, начальник Гидрографической экспедиции, которой в 1913-1914 гг. было поручено исследование Северного Ледовитого океана, произвел в 1913 г. опись нескольких обширных местностей, расположенных вдоль северного побережья Сибири, и на 75° 45' сев. широты открыл остров, позднее названный островом Генерала Вилькицкого; затем, поднявшись дальше к северу, открыл обширные земли, распространявшиеся к северу от п-ова Таймыр, которым были даны названия Земли Императора Николая II (ныне Северная Земля).

В следующем 1914 г. капитан Вилькицкий открыл другой новый остров близ острова Беннета - остров Новопашенного.


Е.В. Войшвилло. "Ледокольные транспорты "Таймыр" и "Вайгач"
в Карском море". 1940 г. Открытие архипелага Северная Земля.


Через много лет сам Б.А. Вилькицкий писал, что "даже в 1928 году итальянский генерал Умберто Нобиле, сделав свой первый за этот год полярный рейд на дирижабле по направлению к Земле Николая II, заявил, что этой земли не существует". А потому ниже Вилькицкий благодарит Р. Амундсена, который в 1918 г. лично высаживался на землю Николая II с борта своей шхуны "Мод", и тем "успел удостоверить несерьезность этого заявления и таким образом очистить репутацию русских исследователей."

С началом первой мировой войны капитан 1-го ранга Б.А. Вилькицкий попросил направить его командовать эсминцем. Воевал на Балтике, был награжден золотым георгиевским оружием «За храбрость».

После Февральской и даже Октябрьской революции он остался служить в Главном гидрографическом управлении. В начале 1918 г. ему поручили возглавить экспедицию для изучения возможности доставки по Северному морскому пути хлеба из Сибири.

В путь экспедиция отправилась уже при Временном правительстве Северной области, которое возглавил генерал Миллер. В 1919 г. Вилькицкий был произведен в контр-адмиралы, а на следующий год несколько кораблей под его командой эвакуировали остатки белых отрядов Миллера в Норвегию. С этого года для Б.А. Вилькицкого началась жизнь в эмиграции.


Викентий Трофимов. "Карская экспедиция в пути". 1935 г.

Любопытно, что в Советской России Вилькицкого помнили и врагом не считали, так как формально он в боевых действиях не участвовал. Его даже пригласили возглавить четвертую и пятую Карские экспедиции, которые организовывались для доставки промышленных товаров в Сибирь и вывоз от туда продовольствия. По завершении последней экспедиции он, однако, отказался оставаться в России и в 1925 г. окончательно уехал из страны.

На Родину Б.А. Вилькицкий вернулся уже после смерти, чтобы быть торжественно захороненным на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга. Это произошло в торжественной обстановке 20 ноября 1996 г.


Aliena и Holm сказали спасибо.

Последний раз редактировалось Klerkon: 31.10.2012 в 19:33.
старый 03.11.2012, 23:35   #4
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 13.414
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 16
По умолчанию

Вот что сообщают о следах экспедиции писатели С. Смолянников и В. Бондик в своей книге «По следам трех капитанов»:

«Я думаю, Русанов надеялся проплыть по северным морям до Тихого океана с одной зимовкой. Он понимал, что это авантюра, и не исключал гибели судна, поэтому и написал об этом в записке. В 1913 году в Арктике была сложная ледовая обстановка, и русановцам пришлось зазимовать раньше, чем они предполагали, - на острове, который теперь называется Геркулес. Зимовка из-за плохой погоды затянулась, у полярников кончились запасы, и экспедиция разделилась: часть исследователей, на трех шлюпках отправилась на материк за помощью, а «Геркулес» с капитаном и командой остались ждать, пока растает лед.

Не исключаю, что экспедиция могла разделиться по другой причине - возможно, кто-то из русановцев был против присутствия на «Геркулесе» Жюльетты Жан. На соседнем острове, который теперь называется Попова-Чухчина, русановцы соединились, но лишились «Геркулеса». Трудно сказать, разбил ли его шторм или полярники просто бросили корабль.



Оставшиеся в живых отправились пешком по островам в шхерах Минина на юг. Возможно, кто-то из русановцев погиб, провалившись под лед, но уцелевшие продолжали двигаться на лодках и пешком к волостному селу Волочанка, где были представители царской власти, могущие оказать помощь (от острова Попова-Чухчина, где были найдены вещи членов экспедиции, до села Волочанка, только по прямой было 560 километров. Двое самых выносливых русановцев прошли дальше всех, неся рундучок с документами экспедиции. Они спасали не столько свои жизни, сколько бумаги, понимая, насколько они важны для России. Эти люди преодолели около пятисот километров, прошли по Таймыру и замерзли почти у самой Волочанки. Там их и нашли местные жители, и похоронили вместе с драгоценным рундучком. Это и есть те могилы, которые мы ищем. Думаю, что табличку поставил проводник Юрлов, читавший документы. Я уверен, что в этом рундучке - полная разгадка тайны гибели экспедиции Русанова...

И вот сенсационная новость: группа орловских энтузиастов во главе с Валерием Сальниковым обнаружила близ горы Минина, что на Таймырском полуострове, человеческий череп и несколько костей. Поначалу решили, что это Владимир Русанов....

В 1990 году Сальников пригласил в экспедицию двух «черных следопытов» из Воронежа со щупами. Приборы из-за вечной мерзлоты оказались бесполезными, но участники экспедиции на острове Песцовом в Карском море обнаружили избушку, где полярники конопатили лодки, а на Таймыре на реке Пясина - землянку, где, по всем приметам, зимовали Русанов и его команда. В том же году аквалангисты достали со дна моря детали разбитого корабля, похожего на «Геркулес». Все эти находки подтверждали версию Валерия Сальникова о том, что «Геркулес» погиб в Карском море.

Прошлым летом Сальников и его команда решили обследовать шхеры Минина. В окрестностях горы Минина на одном из полуостровов участники экспедиции обнаружили вросшие в мох останки человека. Рядом с костями лежала коробочка из-под пороха и серебряная ложка. Эти находки Сальников отвез в московский Центр судебно-медицинской экспертизы...



Александра Степановича Кучина (1888-1913) сравнивали
с жюль-верновским «пятнадцатилетным капитаном».


Череп - мужской, а Русанов не подошел по возрасту. Ему было тридцать семь лет, а «наш» череп - более молодой, примерно двадцати пяти лет. Именно такого возраста был капитан «Геркулеса» Александр Кучин.

Я отвозил в Москву его фотографию и фото еще шести членов экспедиции. На днях я разговаривал по телефону с профессором Звягиным, он на 95 процентов уверен, что это Кучин..»


Подробнее: http://rudocs.exdat.com/docs/index-3...age=4#10839943


«Летом 2012 года яхта «Апостол Андрей», продолжая серию мемориальных экспедиций памяти русских полярных исследователей, совершил поход по маршруту парусной шхуны «Геркулес». Плавание посвящалось 100-летию шестой, и последней, экспедиции Владимира Русанова.



Плавание 2012 года.

«Иду к северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов на год…» – это сообщение было оставлено полярным исследователем Владимиром Русановым в зимовье Маточкин Шар на Новой Земле летом 1912 года. Такой была последняя телеграмма с борта экспедиционной шхуны «Геркулес».



Парусная яхта «Апостол Андрей».

Известнейший русский ученый, геолог, исследователь Владимир Александрович Русанов (1875-1913(?)) внес большой вклад в изучение Севера России. Печора, Новая Земля, Шпицберген – редкий научный труд об этих краях обходится без ссылок на работы Русанова. Карьера его была столь же блестящей, сколь и короткой. Гибель – столь же преждевременной, сколь и загадочной.

В 1912 году Русанов был послан российским правительством на Шпицберген для оформления заявок на добычу каменного угля. Двадцать восемь заявочных столбов Русанова до сих пор дают нам право на разработку там полезных ископаемых. Закончив работу, Русанов направил «Геркулес» на восток. Его целью было прохождение трассы Северного морского пути. Последней вестью, дошедшей до Родины, была телеграмма, оставленная в Маточкином Шаре. «Геркулес» ушел к Тихому океану и исчез где-то в Карском море на просторах между Новой Землей и Северной Землей. Любопытно, что тогда о существовании Северной Земли люди еще не знали. Архипелаг открыла экспедиция Бориса Вилькицкого на ледокольных пароходах «Таймыр» и «Вайгач» в следующем, 1913 году. Эта интрига стала одной из коллизий романа «Два капитана» Вениамина Каверина: кто открыл Северную Землю – Вилькицкий или капитан Татаринов, придуманный писателем? На месте Татаринова вполне мог быть реальный Русанов.



Шпицберген.

Следы русановцев в разное время были найдены у западного побережья Таймыра. Однако, судьба «Геркулеса» до сих пор остается неизвестной. Экипаж шхуны погиб либо на льду, либо на островах, либо на побережье или даже к югу от берега, в тщетных попытках найти местное население.

В июле-августе 2012 года яхта «Апостол Андрей» отправилась по маршруту Санкт-Петербург – Шпицберген (Баренцбург, Лонгйир) – Новая Земля – Архангельск. Экипаж планировал посетить места, связанные с именем Владимира Русанова, и провести яхту по проливу Маточкин Шар, разделяющему Южный и Северный острова Новой Земли, и до сих пор закрытому для мореплавания. К сожалению, получить разрешение Министерства обороны на проход между новоземельскими островами не удалось [там расположен знаменитый ядерный полигон, на котором планируется возобновить подземные испытания - прим. Клеркона]. Коснувшись архипелага, «Апостол Андрей» повернул на запад и 22 августа прибыл в Архангельск.



Капитан шхуны Николай Андреевич Литау родился в 1955 г. в Казахстане
в семье русских немцев. Он - действительный член Русского географического
общества, заслуженный мастер спорта, кавалер Ордена Мужества.


«Апостол Андрей» не впервые вспоминает историю освоения русской Арктики начала прошлого века. Летом 2011 года экипаж яхты, пытаясь разгадать тайну гибели Г.Я. Седова, побывал на Земле Франца-Иосифа. Два года назад яхта обогнула Новую Землю, изучению которой Русанов посвятил несколько экспедиций в 1907-1911 годах».

Источник: http://litau.ru/expeditions/grumant-2012
Aliena и Holm сказали спасибо.

Последний раз редактировалось Klerkon: 04.11.2012 в 00:11.
старый 14.05.2014, 20:38   #5
Senior Member
 
аватар для Klerkon
 
Регистрация: 05.2009
Проживание: Moscow
Сообщений: 13.414
Записей в дневнике: 2
Репутация: 58 | 16
По умолчанию

Красноярский журналист и краевед Михаил Сластухин предлагает свою версию гибели экспедиции Владимира Русанова в 1913-1914 гг., а также указывает примерные места гибели и захоронения ее членов:


Примерный маршрут шхуны «Геркулес», смоделированный М. Сластухиным
методом планшетного сканирования, на основании телеграммы, оставленной
В. А. Русановым в становище ненцев в проливе Маточкин Шар.


Также М. Сластухиным составлен выверенный список членов экспедиции на «Геркулесе»:

1. Русанов Владимир Александрович — начальник экспедиции.
2. Кучин Александр Степанович — помощник начальника экспедиции, капитан «Геркулеса».
3. Самойлович Рудольф Лазаревич — горный инженер.
4. Сватош Зенон Францевич — зоолог.
5. Жюльетта Жан-Соссин — врач, геолог.
6. Белов Константин Алексеевич — помощник капитана, штурман.
7. Семенов Константин Алексеевич — ст. механик.
8. Быковский Федор Александрович — младший помощник механика.
9. Попов Александр Яковлевич — матрос-боцман.
10. Раввин Алексей Андреевич — матрос, опытный помор.
11. Черемхин Василий Тимофеевич — матрос.
12. Попов Василий Григорьевич — матрос.
13. Чухчин Александр Спиридонович — матрос.
14. Ермолин Федор Михайлович — матрос.


Маршрут бота «Геркулес», смоделированный М. Сластухиным
на основании иследований Д. Шпаро и А. Шумилова.


«Пройдя 120 километров от мыса Желания, — пишет М. Сластухин, — 14 октября 1912 г. погибает капитан шхуны «Геркулес», помощник начальника экспедиции Александр Кучин, ...специалист полярного судовождения, один из двух убежденных единомышленников в экспедиции В. Русанова — огромная, если не сказать решающая, потеря для экспедиции.

Командование судном перешло к сокурснику А. Кучина по мореходному училищу Константину Белову, ещё не имевшему опыта полярного плавания, какой был у его предшественника. Но шхуна с членами экспедиции продолжала путь на восток, правда, постепенно смещаясь к югу по причине, обусловленной ледовой обстановкой, диктующей направление движения, или некоторой корректировкой планов экспедиции. Но драгоценное время на огибание Новой Земли было потеряно, наступали зима и полярная ночь. Достигнув п-ова Таймыр, В. Русанов принимает решение остановиться на зимовку, а может, на это вынудили непреодолимые обстоятельства.

Члены экспедиции зимовку проводили на судне и вместе с судном дрейфовали на запад. Это утверждение маловероятно, т. к. маловероятен сам дрейф ледяного массива вблизи побережья в зимнее время, однако сканирование такой факт зафиксировало. Возможен и другой сознательный вариант направления движения: у экспедиции заканчивались запасы продовольствия, и шхуна пошла на запад вдоль побережья Таймыра к заливу Миддендорфа, где в 1900 г. на одном из мысов оставил склад Э. Толль.

Шхуна с экспедицией достигла мыса Стерлигова, где 15.03.1913 г. погиб начальник экспедиции В. А. Русанов.... Смерть наступила на ледяном припае, поэтому тело перенесли на противоположную сторону устья реки Ленивая и похоронили на твердом грунте на высоте 6 метров от уровня океана...

От мыса Стерлигова остатки экспедиции вначале двигаются на запад, затем курс резко меняется на север, и движение шхуны в этом направлении завершается на одном из островов группы Мона (сегодня это остров Геркулес, названный в честь шхуны экспедиции Русанова). Такой маршрут тоже маловероятен зимой в малоподвижном ледяном поле (для участка маршрута от м. Стерлигова до острова Геркулес около 39 км, и это в дрейфе), но посещение экспедицией этого острова подтверждается найденным на нем артефактом — столб с надписью «Геркулес 1913», который с очень высокой долей вероятности поставили именно члены экспедиции Русанова. На этом острове зафиксировано место гибели жены В. Русанова Жюльетты Жан-Соссин, врача и геолога экспедиции. Это случилось 10.04.1913 г., через месяц после смерти мужа.



Места гибели капитана А.С. Кучина у мыса Желания, начальника экспедиции В. А. Русанова у мыса
Стерлигова, Жюльетты Жан-Сассин на о-ве Геркулес группы о-вов Мона, бота «Геркулес» у о-ва
Утиный (п-ов Таймыр), оставшихся матросов у о-ва Песцовый, указанные М. Сластухиным.


Видимо, К. Белов, как старший по должности, знающий навигационную обстановку в Арктике и лоции, принял решение (или выполнил последнее распоряжение В. Русанова) двигаться от безымянного острова к Енисею и к ближайшим населенным пунктам. Таким пунктом был остров Диксон. Шхуна прошла вдоль полуострова Михайлова и острова Попова-Чухчина и вошла в шхеры Минина. Так как проходы в шхерах Минина постоянно забиты льдом и плавником, плавание было длительным и сложным. Не исключено, что члены экспедиции (если таковой теперь её можно назвать) останавливались и выходили по пути на сушу, и там нужно искать артефакты — свидетельства её деятельности.

Судно вначале четко стремилось на юг, к конечной цели, но при прохождении пролива Глубокий на траверзе острова Костерина для судна возникла непреодолимая преграда, иначе нельзя логически объяснить его движение, огибающее о. Песцовый, и через пролив Стерлигова завершить маршрут на острове Утиный. Видимо, впоследствии судно разрушилось и затонуло вблизи острова.

Экипаж судна из оставшихся 8 человек, выйдя на о. Утиный, пересек его и вышел через пролив на материковую часть — полуостров Минина. Группа организовала постоянную стоянку в бухте на южном побережье п-ва Минина. Здесь и было принято решение послать трех наиболее выносливых матросов, максимально обеспечить их продовольствием и другим снаряжением для выхода к местам хозяйственной деятельности на материке (возможно, это был наиболее известный пункт — Диксон), может быть, найти становище коренных жителей или зверопромышленников.

Состав этой группы: матросы В. Попов, А. Чухчин и Ф. Ермолин. Обращаю внимание, что, согласно тексту последней записки Русанова из пролива Маточкин Шар в августе 1912 г., запасов продовольствия на шхуне было на один год. А все последние события происходили уже в 1914 г., и, надо полагать, авангардная группа Попова была очень скудно обеспечена, и расчет, наверно, строился на добычу для пропитания морского зверя или на удачную встречу с охотниками и промысловиками. Эта группа вновь прошла через проливы, через остров Утиный и вышла на остров Песцовый, где гибель остановила их дальнейшее продвижение. Время смерти этих матросов, которое разнится буквально в днях, свидетельствует о том, что они прекратили движение одновременно, вероятнее всего, началась сильнейшая снежная буря, и люди, не имеющие укрытия и обогрева, погибли замерзая....»


Подробнее: http://www.centrosib.info/2013/03/20...y-ekspeditsii/


Анатолий Азо (ум. 2007) в роли Владимира Русанова и Нуржуман Ихтымбаев
в роле Тыко Вылка в фильме Аркадия Кордона «Великий самоед» (1981).


М. Сластухин также не исключает случаев каннибализма среди членов группы участников экспедиции, оставшихся в живых после гибели судна «Геркулес» у о-ва Утиный. При этом он ссылается на опыт экспедиций Джона Франклина, как последней морской 1845-1849 гг., так и ранних сухопутных 1810-1820-х гг., а также Г.Я. Седова, тело которого, согласно версии ряда авторов, было расчленено двумя его спутниками и скормлено ездовым собакам...
Aliena и Holm сказали спасибо.

Последний раз редактировалось Klerkon: 14.05.2014 в 22:27.
старый 09.10.2014, 18:58   #6
Senior Member
 
аватар для Aliena
 
Регистрация: 09.2010
Проживание: Arendal
Сообщений: 2.496
Репутация: 22 | 4
По умолчанию

Цитата:
Klerkon посмотреть сообщение
норвежского полярного исследователя Отто Свердрупа, бывшего у Фр. Нансена на «Фраме» штурманом. Отто Нейман Кноф Свердруп (1854-1930).
Вообще-то Отто Свердруп был на "Фраме" капитаном, а по уходу двойки Нансен-Иоханссон, - и руководителем экспедиции. Благополучно закончив дрейф и приведя "Фрам" в Норвегию.
Klerkon сказал(а) спасибо.
старый 03.04.2020, 23:04   #7
Senior Member
 
аватар для Aliena
 
Регистрация: 09.2010
Проживание: Arendal
Сообщений: 2.496
Репутация: 22 | 4
По умолчанию



...
Klerkon сказал(а) спасибо.
Sponsored Links
Для отправления сообщений необходима Регистрация

опции темы

Похожие темы для: Один из «трех капитанов». К 100-летию экспедиции В. Русанова
Тема Автор Разделы & Форумы Ответов Последнее сообщение
Эскимосские предания и загадка экспедиции Джона Франклина. Klerkon Всемирная история, политика 28 21.12.2018 23:15
Тувинская сказка о трех бугатырях Страж Избушка 3 08.10.2012 20:29
Туризм и научные экспедиции Ingrid Путешествия, отдых 12 23.07.2007 14:08
К 150-летию норвежского композитора К. Синдинга Svetlojar Музыка 8 18.01.2006 14:18


На правах рекламы:
реклама

Часовой пояс в формате GMT +3. Сейчас: 11:06


valhalla.ulver.com RSS2 sitemap
При перепечатке материалов активная ссылка на ulver.com обязательна.
vBulletin® Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd.